Растительные седативные средства

В медицинской практике используют препараты валерианы, пустырника, шлемника и пассифлоры.

ВАЛЕРИАНА ОБЫКНОВЕННАЯ(по названию местности Валерия в Паннонии на территории современной Венгрии) содержит в корнях и корневищах 0,5 - 2 % эфирного масла (борнеоловый эфир изовалериановой кислоты). В растении присутствуют также алкалоиды, сапонины, гликозиды валерозиды, валериановая кислота.

О влиянии валерианы на высшую нервную деятельность было известно еще в глубокой древности. Греческий врач Педаний Диоскорид (I в.) в сочинении «О лекарственных средствах» описал валериану как средство, способное «управлять мыслями». В Средние века валериану считали лекарством, приносящим благодушие, согласие и спокойствие.

Валериана оказывает местный, рефлекторный и резорбтивный эффекты. Рефлексы вызывают вкус и запах препаратов валерианы, возбуждающие окончания чувствительных нервов в полостях рта и носа.

Валериана усиливает в коре больших полушарий процессы торможения и возбуждения, ее эффект можно сравнить с влиянием комбинации бромидов и психостимулятора кофеина. В больших дозах валериана угнетает ретикулярную формацию среднего мозга.

Валериана ослабляет судороги, вызванные у экспериментальных животных стрихнином и бруцином, потенцирует действие снотворных средств, нейролептиков и транквилизаторов.

Клиническое значение имеет влияние валерианы на сердечно-сосудистую систему. Ее препараты усиливают сердечные сокращения, препятствуют тахикардии, обладают противоаритмическими свойствами, расширяют коронарные сосуды и улучшают кровоснабжение сердца, снижают АД, оказывая миотропное спазмолитическое влияние на артериолы.

Настой корня и корневища, настойку, жидкий и густой экстракты валерианы применяют при невротических состояниях, истерии, бессоннице, мигрени. Препараты валерианы показаны также при терапевтической патологии - кардионеврозе, экстрасистолии, пароксизмальной тахикардии, стенокардии, артериальной гипертензии, климактерических расстройствах, заболеваниях органов пищеварения, сопровождающихся спастической болью.

Лучшая лекарственная форма - настой корня и корневища валерианы из расчета 6 - 10г на стакан воды. Настой принимают по 1 - 2 столовых ложки в течение дня. Дозу увеличивают в то время суток, когда больной испытывает наибольшее волнение. Густой экстракт валерианы в таблетках удобен для быстрого приема.

Седативный эффект валерианы появляется через 15 - 20 мин, длительность курса терапии - 10 дней. Препараты валерианы не кумулируют.

Валериана входит в состав следующих комбинированных седативных средств:

ВАЛОКОРМИД(настойки валерианы, ландыша, красавки, натрия бромид, ментол);

ВАЛОКОРДИН, КОРВАЛОЛ(этиловый эфир a-бромизовалериановой кислоты, фенобарбитал, масло мяты перечной, спирт этиловый).

ПУСТЫРНИК ПЯТИЛОПАСТНЫЙи ОБЫКНОВЕННЫЙ(сердечный) содержит алкалоиды (леонурин), флавоноидный гликозид, сапонины. Седативное действие травы пустырника вдвое сильнее, чем эффекты валерианы. Препараты пустырника не купируют судороги, усиливают сердечные сокращения, препятствуют развитию тахикардии и аритмии, расширяют коронарные сосуды и периферические артериолы, снижают АД при артериальной гипертензии.

Настой травы, настойку и жидкий экстракт пустырника назначают при невротических состояниях, тиреотоксикозе, кардионеврозе, миокардите, стенокардии, в ранних стадиях артериальной гипертензии.

ШЛЕМНИК БАЙКАЛЬСКИЙпроизрастает в Забайкалье и на Дальнем Востоке, официнальной частью являются корни и корневища, которые в течение нескольких лет накапливают действующие вещества - флавоноидные гликозиды байкалин и вогонин.

Седативное действие шлемника выражено еще в большей степени, чем пустырника, сочетается с противосудорожным эффектом при отравлении животных стрихнином. Шлемник усиливает сердечные сокращения, снижает их частоту, расширяет сосуды, уменьшает АД. Гипотензивное влияние обусловлено успокоением сосудодвигательного центра, блокадой симпатических ганглиев и a-адренорецепторов, стимуляцией центральных и периферических отделов блуждающего нерва.

Настойку шлемника применяют при невротических состояниях, бессоннице, в ранних стадиях гипертонической болезни. Курс терапии составляет не более 2 нед., так как в случае длительного применения шлемник снижает кислотность желудочного сока.

ПАССИФЛОРА в виде жидкого экстракта и настойки оказывает седативное и противосудорожное действие при невротических состояниях и бессоннице.

Лекция 27

НАРКОТИЧЕСКИЕ (ОПИОИДНЫЕ) АНАЛЬГЕТИКИ

Наркотические анальгетики растительного и синтетического происхождения избирательно подавляют восприятие боли и повышают ее переносимость, уменьшают эмоциональную окраску и вегетативное сопровождение боли, вызывают лекарственную зависимость. Слово «анальгезия» - утрата болевой чувствительности - происходит от греческих слов an - отрицание и algos - боль.

Острое болевое ощущение в ответ на повреждающие раздражители имеет сигнальное значение для организма, участвует в формировании адаптационных реакций. Патологическая боль при соматогенных и нейрогенных болевых синдромах утрачивает сигнальную функцию, становится длительной или даже постоянной, приобретая характер болезни. Примеры соматогенных болевых синдромов - посттравматическая, послеоперационная, миофасциальная боль, боль при воспалении суставов, инфаркте миокарда, злокачественных опухолях. Нейрогенные болевые синдромы - невралгия тройничного и языкоглоточного нервов, фантомно-болевой синдром, таламическая боль, каузалгия.

Природным источником наркотических анальгетиков является опий (греч. opos - сок) - высохший млечный сок снотворного мака (Papaver somniferum). Родина этого растения - Малая Азия. Впервые опий упоминается в клинописных табличках Шумера (IV тысячелетие до н. э.). Действие опия на человека описал греческий врач Теофраст (372 - 287 до н.э.). В Средние века популярность опия как обезболивающего средства возродили Парацельс (1493 - 1541) и Томас Сиденхем (1624 - 1689).

Снотворный мак выращивают по разрешению ООН в разных странах, в том числе в республиках СНГ. В мире ежегодно производится около 2000 т опия, из них для медицинских целей используется 800 т. В состав опия входят алкалоиды (20 %) и балластные вещества (сапонины).

Алкалоиды опия представляют собой производные фенантрена и изохинолина. Структуру фенантрена имеют морфин (10%), кодеин (0,5 %) и тебаин (0,2 %). Из них анальгетиками являются морфин и кодеин (греч. kodeia - маковая головка). Производные изохинолина папаперин (1 %), носкапин (6 %), лауданозин проявляют свойства миотропных спазмолитиков.

Морфин был выделен из опия ганноверским фармацевтом Вильгельмом Сертюрнером в 1806 г. Название алкалоида дано по имени Морфея - древнегреческого крылатого бога сна, сына Гипноса (греч. morphe - форма, так как бог являлся в сновидениях в образах людей, животных и природных стихий).

Термином «опиаты» обозначают только природные вещества, получаемые из опия (морфин, кодеин). К опиоидам относят синтетические препараты наркотических анальгетиков.

Ноцицептивная(греч. посео - повреждаю) система воспринимает, проводит болевые импульсы и формирует реакции на боль (отрицательные эмоции, рефлекторные изменения функций внутренних органов, безусловные двигательные рефлексы, волевые усилия, направленные на устранение болевого воздействия).

В восприятии повреждающих (ноцицептивных) стимулов участвуют свободные неинкапсулированные нервные окончания - ноцицепторы. Механо- и терморецепторы возбуждаются при сильных механических и термических раздражениях. Активацию хеморецепторов вызывают повторное тепловое воздействие, электрический ток, а также химические вещества - алгогены (брадикинин, гистамин, серотонин, ацетилхолин, аденозин, простагландины группы Е, лейкотриены, цитокины, ионы К+ и Н+). Вариантом хеморецепторов являются ваниллоидные рецепторы VR - регуляторы проницаемости катионных каналов. Их агонист - капсаицин (вещество стручкового перца).

Механо- и терморецепторы передают болевые сигналы по миелинизированным волокнам Аδ, полимодальные хеморецепторы - по немиелинизированным волокнам С. С активацией миелинизированных афферентов связывают ощущение дискриминационной (различимой по модальности - колющей, режущей), точно локализованной боли (эпикритическая боль). Такая боль длится, пока действует повреждающий стимул.

Возбуждение немиелинизированных волокон сопровождается плохо локализованным, неприятным диффузным жгучим ощущением. Оно возникает от небольших по силе, но длительно повторяющихся раздражений, слегка отсрочено вначале и продолжается уже после прекращения воздействия (протопатическая боль).

Первым интегративным центром, воспринимающим болевые импульсы, являются задние рога спинного мозга. Специфические ноцицептивные нейроны находятся в пластинах 1 и 2, активируются только болевыми импульсами и могут быть сенситизированы повторяющейся стимуляцией. В них происходят первичная переработка ноцицептивной информации и передача ее в структуры головного мозга по спиноталамическому, спиноретикулярному и спиномезенцефалическому контралатеральным трактам. Спиноталамический путь оканчивается на специфических вентробазальных ядрах таламуса. Спиноретикулярный и спиномезенцефалический пути достигают неспецифических интраламинарных ядер таламуса после переключений в продолговатом и среднем мозге.

Таламус выполняет функцию коллектора, где собирается и анализируется сенсорная информация. Из специфических ядер таламуса болевые импульсы поступают в первую (С1) и вторую (С2) соматосенсорные области коры больших полушарий. Болевой поток от неспецифических ядер таламуса возбуждает кору лобной доли. Соматосенсорные зоны оценивают локализацию боли. Лобная кора формирует эмоционально-аффективные проявления боли и связанные с ней психические переживания.

Таким образом, ноцицептивная система состоит из двух путей проведения болевых импульсов - специфического и неспецифического.

Специфический (неоспиноталамическии) путь- высокопороговые специфические ноцицепторы (преимущественно механо- и терморецепторы), быстропроводящие афферентные волокна Аδ, специфические ноцицептивные нейроны (задние рога спинного мозга, вентробазальные ядра таламуса, соматосенсорная кора). Путь является малонейронным, быстрым, проводит пороговую эпикритическую боль.

Неспецифический (палеоспиноталамический) путь- низкопороговые полимодальные ноцицепторы (преимущественно хеморецепторы), медленнопроводящие немиелинизированные С-афференты, неспецифические ноцицептивные нейроны (задние рога спинного мозга, интраламинарные ядра таламуса, кора лобной доли). Этот путь образует многочисленные коллатерали к ретикулярной формации продолговатого и среднего мозга, лимбической системе, гипоталамусу. Проводит протопатическую боль. Пространственная и временная суммация слабых раздражений происходит в ядрах таламуса.

Общим нейромедиатором для специфического и неспецифического путей является глутаминовая кислота (при участии АМРА-рецепторов, NMDA-peцепторов, каинатных рецепторов и метаботропных рецепторов Glu1и Glu2). Глутаминовая кислота, возбуждая постсинаптические AMPA-рецепторы нейронов задних рогов спинного мозга, вызывает быстрые потенциалы действия, приводящие к активации NMDA-рецепторов. В неспецифическом пути в передаче болевых импульсов участвуют также полипептиды - тахикинины (субстанция Р, нейрокинин А), кальцитонин-генсвязанный пептид, холецистокинин.

При продолжительной боли повышается чувствительность ноцицепторов (при участии ваниллоидных рецепторов), активируются ранее «молчащие» ноцицепторы, в проведение болевых импульсов включаются толстые миелинизированные волокна Аβ, возрастает возбудимость нейронов спинного и головного мозга. Боль возникает при воздействиях, не носящих повреждающий характер (аллодиния). Нередко возникает гипералгезия - повышенная чувствительность к болевым раздражителям вследствие нарушения нормального проведения болевого импульса в периферической и центральной нервной системе.

Антиноцицептивная системанарушает восприятие боли, проведение болевых импульсов и формирование реакций на боль. Болевые импульсы возбуждают нейроны антиноцицептивной системы, что ведет по принципу отрицательной обратной связи к угнетению передачи болевых сигналов. Ноцицептивная и антиноцицептивная системы регулируют болевую чувствительность в процессе постоянного взаимодействия. Выделение нейромедиаторов боли тормозят рецепторы опиоидов, каннабиоидов, глицина, ГАМК (А и В типов).

Каннабиоидная[15] антиноцицептивная система образована производными арахидоновой кислоты - анандамидом (от слова на языке санскрит «ананда» - блаженство) и 2-арахидонилглицеролом. Эти липофильные нейромедиаторы являются лигандами каннабиоидных рецепторов СВ1Рецепторы СВ1синтезируются в спинальных ганглиях и транспортируются по аксонам к болевым окончаниям. Они обнаружены также в задних рогах спинного мозга, продолговатом мозге, околоводопроводном сером веществе, таламусе, амигдале, коре больших полушарий. Каннабиоидные рецепторы СВ2, чувствительные к тем же лигандам, находятся в иммунокомпетентных клетках, оказывают противовоспалительное и иммунодепрессивное действие.

Каннабиоидные рецепторы при участии G-белков ингибируют аденилатциклазу и снижают синтез цАМФ, активируют митогензависимую протеинкиназу. Рецепторы СВ1также повышают выход ионов калия из нейронов и снижают вход ионов кальция по каналам P/Q и N типов. Пресинаптические рецепторы СВ1тормозят выделение глутаминовой кислоты и уменьшают ее эксайтотоксические эффекты.

Опиоидная антиноцицептивная система представлена нейронами центрального серого вещества головного мозга. Аксоны этих нейронов образуют пути к коре больших полушарий, лимбической системе, полосатому телу, таламусу, гипоталамусу, ретикулярной формации, продолговатому и спинному мозгу. Медиаторами опиоидной антиноцицептивной системы являются пептиды:

· лей-энкефалин (тирозин-глицин-глицин-фенилаланин-лейцин);

· мет-энкефалин (тирозин-глицин-глицин-фенилаланин-метионин);

· динорфин А (17 аминокислот, включая пентапептид лей-энкефалина);

· динорфин В (13 аминокислот, включая пентапептид лей-энкефалина);

· β-эндорфин (31 аминокислота, включая пентапептид мет-энкефалина).

Эндогенные опиоидные пептиды образуются в результате протеолиза проопиомеланокортина, проэнкефалина А и проэнкефалина В (продинорфин). Эти предшественники содержатся в коре больших полушарий, полосатом теле, лимбической системе, гипоталамусе, продолговатом, спинном мозге, периферических нервных сплетениях, гипофизе и мозговом слое надпочечников.

В головном мозге млекопитающих идентифицированы эндогенные морфин, кодеин и их производные. В печени крыс открыт биохимический механизм синтеза морфина.