Годы «второго семейного гнезда»

Если этого пока не случилось, то особенно важ­но представить себе это!

Когда и как вы впервые вступили в брак?

Долго ли длился период ухаживания? Был ли это именно тот самый единственный человек? Мечтали ли вы именно об этом браке? Был ли ваш супруг похож на кого-то из ваших родственников?

Сообщите о самых ярких впечатлениях периода ухаживания.

Как вы познакомились? Как объяснились в люб­ви? Что больше всего вам врезалось в память?

Сообщите о самых ярких впечатлениях брачной церемонии.

Настроены ли были вы на красочную брачную церемонию? Как вы себя чувствовали? Протекала ли она так, как вы рассчитывали? Такую ли свадьбу вы хотели? Все ли желанные вами гости пришли? Ваши впечатления от первой брачной ночи?

Сообщите о родственниках вашей супруги\супруга. Что вы можете сказать о ее/его родителях? Что можете сказать о прародителях? Что можете сказать о сибсах?

Оправдывает ли ваш/а супруг/а ожидания своей семьи? Оправдываете ли вы ожидания ее/его семьи? Какая модель семьи у вашей супруги/супруга?

Насколько ваш/а супруг/а подошла для вашей семьи? Насколько он/а понравился/лась вашим ро­дителям? Насколько он/а понравился/лась вашим прародителям? Насколько - вашим сибсам?

Сообщите о первых месяцах семейной жизни.

Сообщите об отношение значимых для вас людей к вашему браку.

Насколько ваша модель семьи и модель семьи супруга\супрути подошли друг другу?

Насколько ваши модели семьи дополняли друг друга? Насколько модели ваших семей входили в

1 3 Макаров В. В.

противоречие друг с другом? Насколько вам удалось адаптировать эти модели?

Какое количество детей вы планировали иметь?

Были ли у вас планы в отношении количества детей? Были ли конкретные планы в отношении их пола, внешности и т. д.? Насколько совпадали эти ваши планы с планами вашей супруги?

Сообщите о рождении первого ребенка.

Как быстро возникла беременность вашим пер­венцем? Как она протекала? Как изменились отно­шения в семье в связи с этой беременностью? Как протекали последние дни перед родами? Как про­текали роды? Оправдал ли новорожденный ваши на­дежды и ожидания? Как протекал послеродовой пе­риод? Какие изменения в жизнь вашей семьи внес первенец?

Сколько всего у вас детей?

Этого ли количества детей вы желали? Совпада­ет ли их пол с вашими желаниями? Хотели бы вы изменить количество ваших детей?

Как росли и развивались ваши дети? Как они пе­реносили болезни? Каково их здоровье? Каковы их успехи в обучении? Каково их общее развитие? Оп­равдали ли они ваши ожидания?

Сообщите о самых запомнившихся высказывани­ях ваших детей о вас.

Как ваши дети вас называли в различные перио­ды жизни? Что самое важное они сказали вам о вас?

Сообщите о самых запомнившихся поступках ва­ших детей.

Какие поступки ваших детей вызвали у вас ра­дость? Какие поступки вызвали чувство страха? Ка­кие другие поступки особенно запомнились вам?

Вы планировали судьбу своих детей? Делали это исходя из своих мыслей и предпочтений или из их склонностей и способностей? Что вы предпринима-

ли для реализации ваших планов? И что вы не сде­лали для того, чтобы ваши планы осуществились?

Что из ваших планов сбылось? Что еще сбудется? Чему не суждено сбыться?

Важно изучить ваши семейные фотографии это­го периода жизни. А если вы еще не дошли до него, то попытаться представить вашу жизнь.

Находились ли вы на «качелях жизни» на этом вашем жизненном этапе?

Годы «опустевшего семейного гнезда»

Если этого пока не произошло-сообщите о своих планах.

Если вы это еще не планировали - пофантазируй­те на эту тему. Это особенно важно! С кем вы буде­те жить после того, как вырастут дети?

Останутся ли жить с вами ваши дети или кто-то из них? Будет ли у них своя семья или нет?

Кто еще будет жить с вами под одной крышей?

Где вы будете жить?

Как вы будете реализовывать себя?

Продолжите ли вы работать или займетесь чем-то другим? Будете ли вы отдыхать? Осуществите ли вы свои заветные мечты?

Годы завершения жизни

Давайте представим будущее. Это особенно важно!

В каких условиях вы будете завершать свою жизнь? Где и с кем вы будете жить? Чем вы будете заниматься?

Кто будет с вами в последние дни вашей жизни? Что и кому вы скажете? Что и кому напишите? Что и кому вы завещаете?

Важно изучить ваши фотографии этого периода жизни. А если вы еще не дошли до него, то попы­таться представить вашу .жизнь.

Какие переживания и действия вызывают у вас «качели жизни»?

13*

После завершения жизни

Как будут протекать ваши похороны? Кто будет присутствовать, кто отсутствовать? Что будут гово­рить? Что будут чувствовать?

Где вы будете похоронены? Как будет выглядеть ваше надгробие? Что будет написано на вашей мо­гильной плите?

Что связанное с вами будет происходить после завершения вашей жизни?

Таковы основные характеристики сценарной ис­тории жизни постсоветского человека. Сценарный статус и проверочный список эффективности тера­пии, консультирования или самоанализа современ­ного постсоветского человека приведен в конце кни­ги, в Приложении 3.

Глава 8

МУЖСКИЕ И ЖЕНСКИЕ СЦЕНАРИИ

О существовании мужских и женских сценариев

Каждый из нас вовлечен в колоссальное театраль­ное действие, именуемое жизнью. У каждого из нас в этом драматическом действии, свои сценарии и роли, которые мы заучиваем, репетируем и испол­няем. Переплетаясь и взаимодействуя между собой, сценарии образуют сложный узор, который развер­тывается в историю народа, страны, мира.

Темы сценариев меняются от одной эпохи к другой. Они могут содержать темы, например, создания импе­рий и завоеваний, как Российской империи или поз­же- Советской империи- социалистического лагеря.

Сценарии отражают то, что обычно принято по­нимать под национальным характером. Например, «Умом Россию не понять, аршином общим не изме­рить. У ней особенная стать. В Россию можно толь­ко верить...» (Ф. Тютчев)

«Я- русский сам.- И что я знаю? Я падаю, я в небо рвусь. Я сам себя не понимаю. А сам я- истинная Русь».

(И. Северянин)

Времена меняются, меняются декорации, совер­шенствуются технологии, меняются темы сценари­ев, вкусы и мода, но вечное действо жизни продол­жается. И главные роли в нем неизменны. Он и Она. Герой и Героиня. Мужчина и Женщина.

Мужчины и женщины в ходе социализации раз­виваются, ориентируясь на половую принадлеж­ность. Сексуальная идентификация начинается с раннего детства и подкрепляется на протяжении всей жизни. Мужчина «должен быть» рациональ­ным, продуктивным, усердно работающим и зараба­тывающим. Ему «не следует быть» эмоциональным в проявлении чувств, сентиментальным, неуверен­ным и слабым. Женщина «не должна быть» рацио­нальной и сильной. Ей «следует» поддерживать муж­чину эмоционально, за что он оказывает ей матери­альную поддержку. Конечно, это крайние варианты характеристик мужских и женских ролей. Однако в обществе существует тенденции следовать таким стереотипам. Побочным эффектом усвоения жестко детерминированных сексуальных ролей является ограничение потенциальных возможностей каждого индивидуума, независимо от пола и целостности. Мы часто встречаем у клиентов - мужчин и женщин - ощущение неполноценности существования, когда в их жизни отсутствует партнер противоположного пола. Они чувствуют себя неблагополучными людь­ми, неудачниками во взаимоотношениях с другими и испытывают страх одиночества. Социальное окру­жение стимулирует этот страх, подчеркивая непол­ноценность одиночек и необходимость союза муж­чины и женщины. Мужчины и женщины направля­ют свои усилия на то, чтобы подобрать себе пару и стремятся к взаимозависимым отношениям. Образо­вав пары, они получают внешние и внутренние пси­хологические награды в виде одобрения социума,

льгот и ощущения внутренней целостности и пол­ноценности.

Воспользуемся структурным анализом и разберем эго-состояния мужчины и женщины, которые под­чиняются социальным стереотипам.

Итак, социализированный мужчина активно раз­вивает свое Взрослое эго-состояние, чтобы быть высоко рациональным, способным к анализу и ло­гическому мышлению. Социализированный мужчи­на занимает во взаимодействиях главенствующую позицию, он командует, вырабатывает стратегии и тактики действия. Однако на деле командование часто оказывается давлением или принуждением. Здесь в большей степени можно говорить о развитом Карающем Родительском эго-состоянии. Мужчины часто не склонны развивать в себе и у других Забот­ливого, Поощряющего Родителя. Их интерес развер­нут в сторону заботы о деле, идеях. Иногда делом является забота о благополучии других, например, работа военных, политиков или семейного кормиль­ца. Но это позиция Спасителя, а не Заботливого Родителя. Спаситель - роль в Драматическом треу­гольнике, построенная на игнорировании и обесце­нивании способности Жертвы справиться самой. Спаситель спасает не потому, что желает этого, а потому, что должен. И многие мужчины, нам это хорошо знакомо по психотерапевтическим сеансам, испытывают чувство вины, если не испытывают потребности или не хотят спасать Жертву. Спасение, потому что я сильный, а она слабая. Спасение не во имя любви, заботы и поддержки другого. Еще в дет­стве мальчиков принуждают к бесчувствию, к обес­цениванию своих эмоций, ложно заявляя, что муж­чина не должен быть слишком чувствительным. «Не плачь, ты же будущий солдат!» Итак, мужчина от­рицательно относится к проявлениям Спонтанного,

Естественного Ребенка. Мужчина, который прислу­шивается к своим чувствам и чувствам других, не способен к эксплуатации. Он не будет убивать дру­гих. Потеряв дорогу к своим чувствам, мужчины выбрали сценарии, связанные с отчуждением от сво­его тела. Рассудок - превыше всего. Для получения доступа к эмоциям, внутренним ощущениям и удо­вольствия от тела, мужчины используют суррогаты счастья (алкоголь, табак, кофе, еду, наркотики или неоправданный риск).

Женщину социально программируют так, чтобы она стала продуктивным дополнением к мужчине. Женщину учат приспосабливаться, в этом помога­ет сильный Адаптивный Ребенок и развитый Забот­ливый Родитель. Женщина не обязана иметь актив­ное Взрослое эго-состояние. Ее роль традиционно второстепенна, она помощница, ее функции - ро­жать детей, быть заботливой и внимательной, осо­бенно к своему мужчине. Женщина имеет мощно­го Карающего Родителя, который подтверждает «за­конность» ее места. Социум усиливает типичный женский сценарий дискриминацией по половому признаку, и женщина испытывает при этом неиз­бежное чувство своего бессилия. Иррациональность, сверхэмоциональность, непредсказуемость - харак­теристики слабого Взрослого эго-состояния. Для женщины, которая следует такому стереотипу, ну­жен Спаситель, избавитель, рыцарь и защитник, бесстрашный воин. Вместе с тем, слабый Взрослый вынуждает женщину развивать свою интуицию Взрослого в Ребенке, Маленького Профессора. Ведь, чтобы приспособиться и «жить долго и счас­тливо» со Спасителем, надо быть Волшебницей и предугадывать все его желания и исполнять их.

Естественный Ребенок у женщины развит еще меньше, чем у мужчины. Не давайте женщине воз-

можности проявлять в себе Естественного, Свобод­ного Ребенка, и она никогда не узнает, что ей дей­ствительно хочется. Если телесный сценарий мужчи­ны формируется отказом от чувств, то женский сце­нарий формируется под действием чужих мнений, моды. Ее образ полностью зависит от пристрастий других. Единственно, что разрешено Естественному Ребенку женщины - это усиливать переживания сво­его неблагополучия (Я - не О К) и демонстрировать депрессивные реакции, повышая свою чувствитель­ность и эмоциональность. Это препятствует осозна­нию своих подлинных чувств и желаний.

Итак, мужчина и женщина развивают свои эго-состояния так, чтобы дополнять друг друга. В куль­турах разных эпох, народов и стран есть много ме­тафор, подтверждающих правоту и законность такого развития. Например, Ева из ребра Адама, найти свою половину, муж и жена - одна сатана.

Теперь рассмотрим стереотипные взаимодей­ствия, которые бывают между мужчиной и женщи­ной, на примере семьи Жени и Оли. Они оба врачи. У них две дочери семи и пяти лет. Женя только что защитил диссертацию и очень горд. Оля в аспиран­туре. Все члены семьи периодически являются Спа­сителями друг для друга. Женя - отец - Спаситель, кормилец. Он трудится по двенадцать часов в сут­ки, хотя ненавидит свою работу в отделении и же­лает заниматься наукой. Сидя в отделении, он чув­ствует себя Жертвой.

Оля - мать - Спасительница, на ней - все обя­занности, связанные с заботой о доме. Она спасает всех, выполняя всю домашнюю работу, не давая сво­им дочерям выполнять даже те домашние дела, с ко­торыми они вполне могут справиться. Она спасает всех, любя и заботясь о них, не давая им возможно­сти позаботиться о себе или друг о друге. Она удов-

летворяет потребности в любви и заботе, даже ког­да такой потребности у членов ее семьи нет. Она дает своим детям и мужу значительно больше внимания, чем они могут «переварить», при этом не требует ничего взамен. Ее тяготит домашняя работа, ей хо­чется заниматься диссертацией, карьерой и она чув­ствует себя Жертвой домашней рутины.

В сексуальных отношениях муж удовлетворяет свои желания и потребности, не обращая внимание на потребности жены. Они имеют интимные отно­шения редко, при этом Оля никогда не испытывала оргазма. Оля выступает Спасителем для мужа, ни­чего не говоря о своих чувствах, но ощущает себя Жертвой. Оля «адаптируется», иногда же переклю­чается и преследует Женю, выражая обиду и неудо­вольствие, но в косвенной форме, например, «немо­тивированными вспышками косвенно агрессивного поведения»- играя в «скандал». Она чувствует гнев и свою «фригидность» по отношению к нему, он мечтает ей изменить, так как чувствует себя по от­ношению к ней «импотентом».

Драматический треугольник в этой семье являет­ся своеобразной каруселью. Бывает трудно выбрать­ся из этого порочного круга. Как только Женя стре­мится к близости, он начинает испытывать страх, который тут же покрывается рэкетными чувствами раздражения или вины. Он не хочет прислушивать­ся к своим чувствам, и те чувства, которые он озву­чивает в терапии, ему не нравятся. Женя использу­ет механизмы обесценивания. Оля говорит: «Я думаю, что ты разлюбил меня». Женя ей отвечает бесстрас­тно: «Не будь дурой, я люблю тебя». Он говорит это, потому что испытывает вину за свою холодность или за то, что избегает близости с ней. От этих чувств она впадает в депрессивное состояние. Оля благодаря своей интуиции тонко чувствует его состояние и

испытывает тревогу, что их отношения становятся все формальней. Женя убеждает ее в обратном. Он обесценивает ее чувства и интуицию, игнорируя ее тревогу и желание разобраться в происходящем. Все это способствует усилению Олиного неблагополучия. Она пользуется своими рэкетными способами выхода из тупика. Болезнь поощрялась в ее родительской семье при семейных конфликтах. Олина депрессия развивается дальше, и здесь муж и дети выступают коллективным Спасителем, поддерживая ее болезнь своей заботой.

Обесценивание способствует ухудшению взаимо­отношений между мужчиной и женщиной. Он обес­ценивает ее чувства и не осознает, что в ее воспри­ятии вещей, в ее тревоге есть что-то реальное. Вина, источником которой является Карающий Родитель, заставляет его любить свою жену и скрывать эти чувства от самого себя. Он обесценивает ее чувства и интуитивное восприятие происходящего. В резуль­тате у женщины сумятица в чувствах и мыслях, а у него - усиление вины и отчуждение. Эта ситуация может привести к крушению потенциально хороших отношений.

Когда мы рассматриваем мужчину и женщину как «единое целое», то обнаруживаем, что в действитель­ности они не могут быть одним целым. Это две лич­ности с ограниченным набором качеств. Терапия строится на восполнении недостающих компонентов эго-состояний. Для женщины это, в первую очередь работа со Взрослым эго-состоянием. Терапевт поощ­ряет рациональность, ответственность, анализ соб­ственных потребностей и реализацию их у клиент­ки. Женщине важно осознать наличие позиции Спасителя в своем поведении. Ей не нужно оказы­вать заботу и давать поглаживания, когда в них ре­ально не нуждаются или когда ей этого совсем не

хочется. Если интересы женщины сосредоточены на любви и заботе, то она может сохранить их для себя, или для тех, кто отвечает взаимностью.

Мужчина нуждается в развитии своего Заботливо­го, Поощряющего Родителя. Это полезно и для него самого - позаботиться о себе. Мужчину терапевт поощряет восстановить свою эмоциональную чув­ствительность и развивать интуицию (Естественный Ребенок). Этот процесс начинается с осознания не­обходимости этого для его счастья, а не из чувства вины, что в прошлом он этим пренебрегал.

В терапии мужчина и женщина учатся распозна­вать своего негативного Карающего Родителя. Этот Родитель - виртуоз обесценивания. Он может быть Зевсом-громовержцем, испепеляющим своего ребен­ка. Или Родителем-Свином, рассуждающем, «...что такое хорошо, а что такое плохо». Красочный при­мер визуализации такого «родителя» был на одной из наших терапевтических групп. «Большой жирный боров лежит в зловонной луже. В одной лапе сигара в другой - чашечка кофе. Он громко и нравоучитель­но рассуждает о чистоте и нравственности». Визуа­лизация, диссоциация, отделения себя от негатив­ной родительской фигуры, позволяют освободиться от деструктивной критики и обесценивания.

В терапии мы даем различные домашние задания на восстановление связи между Заботливым Родите­лем и Ребенком как у мужчины, так и у женщины. Мы поощряем заботу о себе, самопоглаживания, подарки для каждого эго-состояния. Обязательным является создание и постоянное дополнение банка поглаживаний.

Использование всех эго-состояний, гармония меж­ду ними создает атмосферу благополучия и являет­ся ресурсом построения новых отношений в жизни клиента. Если мы работаем с парой, то супруги учат-

ся использовать свои эго-состояния во взаимодей­ствии друг с другом. Восстанавливается связь меж­ду Взрослыми, Свободными Детскими эго-состояни-ями, Заботливыми Родительскими состояниями. Пара использует возможность выбора, а не замыка­ется на привычной транзакции Карающий Роди­тель - Адаптивный, Послушный Ребенок. Выбор - лучшая основа для создания и построения отноше­ний, которые основываются на сотрудничестве, ра­венстве и любви.

Перейдем к описанию сценариев Оли и Жени. Они относятся к разряду 'Простых или банальных сценариев. Мы будем использовать список элемен­тов сценария, приведенный в предыдущей главе. В основе каждого сценария лежит социальный миф - ловушка, который женщина или мужчина принимают за истину. Попавшись в ловушку, чело­век вынужден следовать жестким правилам, которые делают его несамостоятельным, зависимым и неадек­ватным. Сценарий уничтожает интимность, спонтан­ность и сознательность.

Женский сценарий

Рассмотрим распространенный в нашей культуре женский сценарий. На наших тренингах мы предла­гаем участникам придумывать названия сценариям. Этот сценарий был назван: «Наседка», «Кормящая мать», «Домработница», «Мамаша».

Жизненный курс.Она проводит жизнь, заботясь о других, а не о себе. Она отдает значительно боль­ше, чем получает обратно. Ее устраивает этот дис­баланс, так как она считает, что является не самым важным членом семьи. Она уверена, что ее ценность в семье зависит от ее способности к самопожертво­ванию, самоотречению во имя других. Ее жизнь не

ценна сама по себе, а принадлежит семье, мужу, детям. Дом - ее мир. Ее место и роль в обществе и в семье узаконены, о чем постоянно и настойчиво свидетельствуют средства массовой информации, предлагая именно замужней женщине стиральные порошки, средства для чистки плит, кафеля и уни­тазов. Таким образом, определяя ее место в обществе, на потребительском рынке. Она читает женские журналы, сравнивает себя с моделями и испытыва­ет чувство неполноценности.

Женщина выбирает этот сценарий. Теперь ей не надо стремиться к самостоятельности, независимо­сти, ей не надо рисковать и чего-либо добиваться вне стен собственного дома. Семья очень внимательно следит за выполнением сценария. Любые попытки выйти за пределы сценария, вызывают негодование, как у мужа, так и у детей.

«Наседка» играет все роли в Драматическом треу­гольнике. Она постоянно пытается получить от чле­нов семьи хоть немного заботы и внимания. Однако ее пути манипулятивны. Она открыто не говорит о своих потребностях. Она надеется пробудить чувство вины в муже и детях за то, что они мало ее любят. Она отказывает в близости мужу, мотивируя это усталос­тью в надежде, что он проявит заботу и добьется сво­его. Но муж «не понимает» ее уловок. Впоследствии она испытывает чувство разочарования и одиночества. Дети ей не нравятся, муж больше не интересен. Деп­рессия и одиночество - ожидаемый результат.

Раннее решение.Когда она была юной девушкой, то решила посвятить себя семье. Будет иметь боль­шую дружную семью и это важнее, чем карьера.

Мифический герой.Ей всегда нравились концов­ки сказок: «Они жили долго и счастливо, у них была большая и дружная семья». К сожалению, ни в од­ной сказке не было разъяснений и инструкций, что

такое «счастливо». Ее привлекали образы, такие как Мать-героиня, Родина-Мать.

Экзистенциальная позиция. Янеблагополучна, Вы благополучны.

Телесный, соматический компонент,у нее обнаружи­вается тенденция к ожирению. Она не имеет возмож­ностей для удовлетворения реальных потребностей своего тела. Она перестает следить за своим телом, не интересуется внешним видом и здоровьем.

Родительские предписания, атрибуции, драйверы: «Будь доброй матерью», «Жертвуй собой ради дру­гих», «Будь чистоплотной, опрятной», «Будь совер­шенной».

Программа.Ее мать и бабушка никогда не рабо­тали и имели большое количество детей. Ее муж также из многодетной семьи и разделяет мнение, что место женщины- дом, а дети- ее основная обя­занность.

Игры.Ее излюбленные игры :«3агнанная домохо­зяйка», «Фригидная женщина», «Посмотрите, до чего вы меня довели», «Если бы не вы, то я бы сей­час...».

Развлечения.Она смотрит все телесериалы и чи­тает любовные романы, смотрит ток-шоу, где мож­но, сидя на диване, заглянуть в чужие окна или вы­играть миллион. Она вращается в порочном круге диет и кулинарных рецептов.

Сценарная расплата.Одиночество, депрессия, обычно это совпадает с климактерическим периодом, что усиливает соматический компонент расплаты.

Терапевтическая роль.Врач призывает ее не сер­диться, адаптироваться, рекомендует ей транквили­заторы для поддержания собственного комфорта и сохранения своего места. Он прописывает ей очеред­ные пилюли «для счастья» и успокоения и в конеч­ном итоге направляет в отделение неврозов.

Контрсценарий.Обычно в жизни такой женщины всегда есть попытки завоевания независимости, опыт активной социальной деятельности вне дома. Напри­мер, она устраивается на работу, но, к сожалению, эффект краткосрочный. Или идет учиться, получать новую профессию, или пишет статью, диссертацию, книгу. Однако, увеличивается ее нагрузка, она не выполняет свои обязанности в прежнем виде, чле­ны семьи недовольны и требуют возвращения домой. И она подчиняется.

Психотерапияначинается с обучения женщины прислушиваться к своим желаниям, принимать и уважать их, а значит и себя. Она формирует банк поглаживаний. Меняет механизмы получения погла­живаний, если раньше она трудилась в надежде на вознаграждение, то теперь награда и вознаграждение адекватны. Она начинает отдавать предпочтение безусловным поглаживаниям (за то, что она есть, а не за то, что она сделала). Следующий этап в тера­пии - работа с Драматическим треугольником. Жен­щина полностью отказывается от ролей в Треуголь­нике. Она учится прямым, открытым взаимодей­ствиям, например, спрашивает членов семьи, что они хотят от нее «здесь и сейчас», и не требует больше того, что она получает от них. Она учится опреде­лять свои потребности вне зависимости от мнения других. Она становится внимательной к своему здо­ровью, телу, внешности. Делает это потому, что на­чинает любить себя, свое тело. Она хочет чувствовать себя хорошо, она отдает предпочтение физическому и психологическому здоровью. Мы рекомендуем на­шим клиенткам после индивидуальной терапии ра­боту в терапевтической или тренинговой группе. Наш десятилетний опыт работы с женскими группами показал, что женщины, которые хотят измениться и управлять своей жизнью, должны уметь сотрудни-

чать. Группа- прекрасный «тренажер» для стиму­ляции социальной активности и создания сообще-ства- «группы поддержки», которая продолжает существовать и оказывать свое позитивное влияние уже после терапии.

Мужчины также выбирают для себя стереотип­ные сценарии. Часто сценарии мужчины и женщи­ны носят дополняющий характер. Бывает, что муж­чина и женщина, встретившись, чувствуют, что созданы друг для друга и идеально подходят. Иног­да, эти убеждения основаны на усвоении культурных стандартов межполового соответствия, и сценарий их семейной жизни произведен «на фабрике баналь­ных сценариев».

Мужской сценарий

Рассмотрим мужской сценарий «Отец семейства». Мужчина с таким сценарием будет жить «счастли­во» с женщиной со сценарием «Наседка».

Жизненный курс.Жизнь у человека с таким сце­нарием полна ответственности. Он не только обес­печивает семью материально, зарабатывая деньги, но и беспокоится о благополучии своих домочад­цев сверх меры, он стремится участвовать в их жиз­ни. Он является абсолютным лидером в семье, он всегда прав, во всех случаях. Он знает все лучше дру­гих и не терпит, когда сомневаются в его правоте. Если он и разрешает близким выдвигать свои аргу­менты, то только для того, чтобы они убедились в их ошибочности. Он абсолютно уверен в беспомощ­ности членов семьи, уверен, что они не смогут обойтись без его поддержки. Так как он обременен ответственностью, он должен все контролировать. Он утрачивает способность к получению удоволь­ствия, к расслаблению и покою. Поглаживания,

которые он получает от семьи, условны и искусст­венны, так как он требует уважения и почтения от тех, кого он, по сути дела, подавляет и унижает. Когда он позволяет себе не быть столь усердным в контроле, он начинает испытывать чувство вины, что недостаточно заботлив. С возрастом он стано­вится домашним тираном идеспотом. Он требует все большего почтения, но получает взамен скудные поглаживания. В результате он может прийти к мысли, что жизнь прожита зря.

Его роль в Драматическом треугольники - роль Спасителя. Он спасает, заботится и патронирует.

Раннее решение.Еще в детстве он решил, что бу­дет спасать людей. В юношеские годы он мог увлечься идеями преобразования общества с целью спасения людей, например, от нищеты, преступности, нарко­маний или СПИДа.

Мифический герой.Ему нравились образы врачей, прививающих себе смертельный вирус. Он знает биографии вождей и знаменитых людей, которые посвятили себя идеям спасения народов и цивили­заций.

Экзистенциальная позиция. Яблагополучен, Вы не благополучны.

Телесный, соматический компонент.Повышенное артериальное давление, пренебрежение к собствен­ному здоровью во имя материального благополучия и контроля, раздражительность.

Родительские предписания, атрибуции и драйверы:«Не доверяй», «Не теряй контроля над собой», «Не чувствуй», «Будь сильным», «Мужчина всегда прав», «Доминируй над женщиной*, «Будь всегда правым», «Заботься о людях».

Программа.Его дед по матери был главой большой семьи, семейного клана, пользовался уважением. Он контролировал не только ближайшую родню, но и

дальних родственников, помогая финансово и уча­ствуя в устройстве их жизни. Отец был беспечным и рано умер, оставив жену с маленьким ребенком.

Игры:«Да, но», «Я только пытался Вам помочь», «Психотерапия».

Развлечения.Он практически не имеет свободно­го времени, так как занят работой и контролем над домочадцами. Он позволяет себе просмотр новостей по телевиденью, чтобы «контролировать ситуацию».

Сценарная расплата.С возрастом он становится деспотичным, преследует жену и детей. Дети рано покидают дом, жена отчуждается. Его расплатой является одиночество, отчужденность близких и неспособность из-за возраста сохранять контроль над семьей. Расплатой является и осознание бессмыслен­ности прожитой жизни.

Терапевтическая роль.Врач ему сочувствует, дает транквилизаторы, снотворные таблетки. Он поощря­ет пациента оставаться «заботливым» и контролиро­вать дальше, так как сам хорошо понимает и прини­мает ценности клиента.

Контрсценарий. Вопыте таких клиентов есть пе­риоды, когда они не испытывают сверхответствен­ности. Например, смена работы, переход на новую должность. Мужчина с аналогичным сценарием мо­жет даже развестись и попытаться вновь создать се­мью или остаться холостяком, избегая новой ответ­ственности. Но он- Спаситель, и так он ощущает свою миссию, и он снова будет втянут в круговорот своих обязанностей.

Психотерапия,направлена, в первую очередь, на ра­боту с ролью Спасителя. Клиент осознает, что явля­ется для всех Спасителем, Избавителем, а награда все­гда одна и та же - его начинают преследовать, ругать и наказывать неповиновением, отчуждением и оди­ночеством. И из Спасителя он неизбежно становит-

ся Жертвой. В терапии клиент учится иметь равную ответственность с партнером. Он прекращает играть роль Спасителя и начинает отдавать предпочтение собственной жизни. Он учится делегировать ответ­ственность другому, не испытывая при этом вины или страха. Он учится доверять людям. Он осознает, что позиция «Я благополучен» не подразумевает абсолют­ной правоты. Мужчины в меньшей степени, чем жен­щины, склоны получать групповую терапию. Они предпочитают после индивидуальной терапии тренин-говые, учебные программы. Мы поощряем любые формы их работы над собственной личностью.

Излагая типичные мужские и женские сценарии, мы намеренно остановились на вариантах сценари­ев, характерных для традиционного общества. Еще недавно мы жили в таком традиционном обществе. Тогда как последнее десятилетие живем в обществе, подверженном бурным переменам. Они, несомненно, отразилось и на семье. И многие читатели смогут отметить, что у них теперь другие семьи, не во всем похожие на приведенные примеры. Семьи изменяют­ся медленно. Они составляют главный фундамент современного общества. Надеемся, что в будущих книгах нам удастся описать динамику изменения как мужчин и женщин так, и семей в целом.

Банальные взаимоотношения между мужчиной и женщиной

Когда мы уже не зависим от наших родителей и самостоятельно устанавливаем взаимоотношения, то для нас почти неизбежен выбор между позициями равенства, доминирования и подчинения. Зачастую мы включены в бесконечную цепь подобных взаимо­действий. Люди, которые предпочитают отношения равенства, партнерства, сотрудничества, обычно ха­рактеризуются зрелостью личности. Их выбор осоз-

нанный и позиция «Я благополучен- Вы благопо­лучны» предпочтительней других позиций. Их отно­шение к миру строится на постулате, что мир обла­дает бесконечными ресурсами и возможностями, и места под солнцем хватит всем. На наш взгляд, здесь имеет место автономия и независимость от сценария.

Неравные отношения, которые строятся на борь­бе за власть, подразумевают существование подчи­ненной и доминирующей позиций. Это основа ба­нальных сценариев, основанных на неравенстве. Они стары, как мир. Например, подчиненная роль отво­дится женщине, а доминирующая- мужчине. В ре­зультате этого наделенный* властью человек готов ею злоупотреблять и не в состоянии добровольно от нее отказаться в пользу других. Атрибутами сценариев неравенства являются: конкуренция, эгоизм, дефи­цит и силовые игры.

Понятие конкуренции можно заменить на привыч­ное с советских времен слово «соревнование». Мы с ранних лет соревнуемся с соседским ребенком за то, кто раньше встал на ноги, кто первым пошел, со своей сестрой или братом, кто первым сказал слово «мама». Мы соревнуемся в школе, дома, на работе, на улице. Мы догоняем и перегоняем друг друга в личных дос­тижениях. Страны соревнуются между собой, кто больше нефти добывает и у кого больше внешний долг. Многие проходят путь на вершину успеха бук­вально по головам своих противников, сторонников, и просто зазевавшихся граждан. Много примеров тому можно видеть среди представителей высшего управ­ленческого звена в научной, производственной, бан­ковской сфере, ранее- в партийной и комсомольс­кой, которые обеспечивали подчас трамплин для всех остальных. Нам говорят," что если мы будем усердно следовать этим правилам, то достигнем счастья и успеха в жизни, и эти качества уже заложены или

становятся интегральной частью наших сценариев. Одни согласно своим сценариям достигают вершины, другие опускаются «на дно», но большинство застре­вает на середине. Но все теряют вкус к равенству, со­трудничеству, к единению друг с другом. Хотя дек­ларировать по ходу продвижения по «лестнице успеха» можно все, что угодно. Конкуренция- важ­ная и объективная реальность нашей жизни. Она предполагает доминирование установки: «Я+, Ты-». Тогда как те, кто предпочитает установку «Я+, Ты+», рассматривают конкурентно настроенных к ним лю­дей как «партнеров-конкурентов». И ищут возможно­стей получения общего результата, используя парт­нерскую составляющую, не забывая, что имеют дело с потенциальными конкурентами.

Эгоизм создает у людей впечатление, что их ус­пехи, равно как и неудачи, зависят только от них самих. Эгоизм приводит к изоляции, к неспособно­сти сотрудничать, принимать и тем более просить поддержки, поглаживаний от других людей. Ведь отношения равенства и сотрудничества индивиду­альностей с равными позициями, без унижения и подавления, строятся осознанно. На наш взгляд, терпимости к другому, к его мыслям, ценностям, культуре, религии, расе, полу необходимо учить с раннего детства. Это одна из наиболее важных со­ставляющих частей современной культуры. Если такого подарка человек не получил в детстве, то важ­но этому научиться во взрослой жизни. Конечно, это сложно, ведь конкуренция, соревнование основыва­ются на допущении, что вокруг нас существует де­фицит жизненных благ, дефицит поглаживаний и их надо заслужить или даже завоевать.

Основой межличностных отношений, в которых постоянно практикуется соперничество, являются силовые игры.

Существует два типа силовых игр: между нерав­ными партнерами и между равными. Силовые игры между равными - это, например, спортивные сорев­нования с передачей награды победителю. Это не психологические игры. И они становятся психоло­гическими, когда появляются закулисные интриги вокруг спорта. Нас же интересуют игры между не­равными партнерами.

Первые силовые игры - это игры в песочнице под девизами: «Моя игрушка лучше, чем твоя!», тогда «Я хочу твою игрушку!». Это примитивная, грубая форма - один ребенок отбирает игрушку у другого, и затем они борются, чтобы не дать игрушку друго­му или вернуть ее себе. Результатом силовой игры является отнятие того, что по праву принадлежит другому. Более утонченная силовая игра состоит в подчеркивании своих преимуществ. Помните знаме­нитые стихи: «А из нашего окна площадь Красная видна, а из вашего окошка только улица немножко...» Силовые игры ежедневно происходят в жизни лю­дей, они часть банальных сценариев, основанных на неравенстве. Силовые игры могут быть жесткими, с физическим насилием (грабеж, военные действия), а могут быть и зав