Глава 5. Следующий день выдался холодным и мрачным

Следующий день выдался холодным и мрачным. Небо непроницаемой серой пеленой затянули тучи. Вид, открывавшийся с Приречья, казался особенно гнетущим: река влекла меж берегов желтовато-серые воды, которые образовывали буруны у опор моста. Чуть выше протянулись городские склады и торговые фактории, отделявшиеся друг от друга узенькими улочками, покрытыми грязным снегом. Ричард Сент-Вир встал рано, нарядившись в свою лучшую одежду: ему предстояло отправиться в город на встречу, чтобы забрать вторую половину гонорара за бой с Линчем. Деньги платили немалые, и только Сент-Вир способен был в одиночку пройти по Приречью и спокойно донести всю сумму до дома. Его ждала встреча на нейтральной территории с неким человеком, вероятнее всего, со слугой доверенного лица банкира, обслуживавшего нобиля, который нанял Сент-Вира. Этот человек и должен был передать ему оставшуюся плату. И Сент-Вир, и нанявший его патрон с трепетом относились к подобным формальностям, не желая привлекать к себе лишнего внимания.

Со Всхолмья открывался совсем иной вид. Вдалеке поблескивали две реки, а из труб выстроившихся аккуратными рядами домов поднимались к небу столбы дымов, создавая атмосферу уюта. От края до края раскинулось небо, покрытое тучами цвета олова, серебра и стали, которые грозно нависали над куполом Дворца Совета, стенами Университета, башнями Собора, восточной равнины и крошечных холмов вдалеке.

* * *

Майкл Годвин открыл глаза в полдень, проспав около двенадцати часов. Чувствовал он себя гораздо лучше. Майкл натужно покашлял и прислушался к внутренним ощущениям - не болит ли горло, однако простуда, которая прошлой ночью собиралась свалить его с ног, по меньшей мере, на неделю, исчезла без следа. В этот момент вошел слуга, которому было поручено разбудить молодого лорда. У Майкла совершенно вылетело из головы, что днем он обещал отобедать со своим другом Томом Бероуном. Времени у Годвина оставалось только на то, чтобы умыться и одеться. После приключений вчерашней ночи ему было особенно приятно нарядиться в сухую, чистую и тщательно выглаженную одежду. Махнув рукой на казавшиеся уже давними приключения, Майкл, насвистывая, направился к двери.

Как и ожидалось, обед был превосходен. О талантах повара, находившегося на службе у его друга, шла слава по всему городу, а у лорда Томаса имелась в запасе целая куча последних сплетен, которыми он поспешил поделиться с гостем. Например, выяснилось, что давеча вечером Бертрам, сын Россильона, проиграл в известном клубе тридцать роялов, а когда уходил из-за стола, сыпал проклятиями в адрес Майкла Годвина.

Майкл, сама невинность, лишь пожал плечами:

- Меня там даже не было. Вчера я почувствовал, что меня одолевает простуда, поэтому решил никуда не ходить. Спасибо, сейчас мне гораздо лучше. Бедный Бертрам!

Домой он не торопился, понимая, что там его, возможно, поджидает записка от Бертрама или, что еще хуже, от лорда Горна. Сколько неприятностей за одну-единственную ночь! Разумеется, рано или поздно ему предстоит встретиться с Бертрамом. Так вот, лучше уж пусть это произойдет побыстрее. Пожалуй, сегодня вечером после ужина стоит появиться в клубе. Он может наболтать Бертраму всяких красивых небылиц и отвести его домой. С другой стороны. Горн… он ведь, кажется, упоминал о прогулке на лодке, которую на следующей неделе устраивает герцогиня. Как это ни печально, от прогулки, по-видимому, придется отказаться. Горн не производил впечатления человека, знавшего, когда ему лучше остановиться и уступить. Однако решимость Майкла поколебал образ герцогини, который тут же возник перед его глазами: сверкающие глаза, касание руки, от которой веяло прохладой, и голос - насмешливый, влекущий, сулящий… Черт с ним, с Горном! От приглашения герцогини отказываться нельзя!

Чтобы растянуть дорогу до дома, Майкл выбрал окружной путь по улице Ласситера, славившейся обилием магазинчиков, перед которыми для привлечения внимания богатых прохожих обычно выставляли прилавки с товарами. Однако сегодня поглазеть было особенно не на что. Несмотря на то, что снегопад закончился, купцы не торопились выносить товары на мороз, а прохожих на улице оказалось мало. Мысли молодого лорда снова вернулись к герцогине. Он никогда не слышал, чтобы она заводила себе любовников, однако Диана была вдовой, притом удивительно красивой… Следовало спросить Тома, не слышал ли он о ней каких-нибудь сплетен. Майкл остановился и уже собирался направиться обратно к другу, как вдруг его внимание привлекла довольно странная картина.

Из книжной лавки «У Фельмана» вышел мужчина. Его провожал сам хозяин магазина, раскланиваясь с таким подобострастием, которого обычно удостаивались нобили, обладатели огромных библиотек. Однако человек, привлекший внимание Годвина, отнюдь не напоминал книжника. Он был молод, крепко сложен и явно хотел побыстрее уйти. Ни один человек благородного происхождения не стал бы так смущаться, столкнувшись с подобным раболепием, и ни один нобиль ни за что в жизни не надел бы столь непримечательные сапоги и коричневый старомодный плащ с истрепанными краями.

Дождавшись, когда незнакомец уйдет, Майкл приблизился к торговцу книгами.

Фельман улыбнулся и кивнул: да, милорд совершенно прав, такого человека нечасто встретишь в книжной лавке.

- Милорд, вы вряд ли мне поверите, если я вам скажу, кто это был. Знайте же. Сэр, ко мне заходил сам мечник Сент-Вир. Он приобрел у меня одну книгу.

- Ну и ну! - Майкл действительно удивился до глубины души. - И что же он у тебя купил?

- Что купил? - Фельман запустил розовую пятерню в остатки шевелюры. - Знаете, я предлагал ему немало самых разных книг с великолепными иллюстрациями, которые, как я полагал, придутся ему по вкусу… Я всегда пытаюсь найти свой ключик к каждому посетителю… Однако, сэр, вы не поверите, если я скажу вам, что он в результате купил… Он приобрел один научный труд - «О законах природы», который сейчас пользуется большим спросом в Университете. Ученые мужи нынче много о нем спорят, я бы даже сказал, выражают несогласие с положениями, изложенными в этой книге. У меня имелся только один экземпляр, в изумительном окладе… Если вы хотите такой же, я с радостью отдам распоряжения, хотя, как вы понимаете, на переплет уйдет некоторое время…

- Большое спасибо, - механически произнес Майкл и, откланявшись, направился к двери.

Подгоняемый вперед порывом, суть которого он пока еще не успел осмыслить, молодой лорд выскочил на улицу и бросился вслед за мечником.

Пробежав несколько кварталов, лорд Майкл увидел Ричарда и повелительно крикнул в укрытую коричневым плащом спину мечника:

- Сэр!

Сент-Вир быстро оглянулся, но не остановился. Майкл снова перешел на бег. Услышав звуки приближающихся шагов, мечник, резко одернув плащ, прижался спиной к стене, опустив ладонь на рукоять меча. Это был отнюдь не парадный клинок из тех, что носили джентльмены, а тяжелое оружие без всяких украшений, удар которого наверняка оказался бы смертельным. Майкл резко остановился, неуклюже взметнув из-под ног фонтанчики грязного мокрого снега. «Хорошо, что меня никто не видел», - подумал он.

- Вот это да! Мастер Сент-Вир! - тяжело дыша, произнес Годвин. - С вами можно поговорить?

Майкла удивил цвет глаз мечника. Они были бледно-лиловыми, как весенние гиацинты. Ричард смерил взглядом молодого лорда с ног до головы. Сент-Вир по-прежнему оставался настороже, а ладонь все еще сжимала эфес жутковатого меча. «Господи, ну что я здесь делаю? Зачем я его окликнул?» - подумалось Майклу, но, вспомнив благодушный смех матери и едкие замечания герцогини, он придвинулся к Ричарду поближе. «Думаете, не выйдет из меня мечника?» - мелькнула в его голове мысль. Мать в этом ничуть не сомневалась, а герцогиня вроде бы даже презирала его за неумение владеть мечом.

По всей видимости, зрелище, представшее перед глазами мечника, вполне его удовлетворило. Он слегка отпустил эфес и с деловым видом произнес:

- Желаете беседовать здесь?

- Ну разумеется, нет, - ответил Майкл. Если он хочет поговорить с мечником, его, конечно же, надо куда-нибудь отвести. - Почему бы вам не прогуляться со мной к «Синему попугаю»? Мы бы там выпили шоколада.

«Почему бы вам не прогуляться со мной…» Он обратился к мечнику как к равному. Впрочем, Сент-Вир, казалось, этого совсем не заметил. Он кивнул и проследовал по улице вместе с Майклом в кафетерий. Чтобы не отставать от мечника, Майклу пришлось увеличить ширину шагов. Он буквально физически ощущал близость Ричарда, что доставляло ему эстетическое удовольствие, - как будто молодой лорд вел под уздцы горячего скакуна чистых кровей. Майкл представлял мечников совсем иначе: в его воображении они были грубыми, угрюмыми и сухими. Сент-Вир совершенно не вписывался в этот образ.

- Сразу хочу предупредить - гонорары у меня высокие, - произнес Сент-Вир. - Кроме того, не хочу вас разочаровывать, но я берусь только за серьезную работу.

- Да, я наслышан. - Майклу стало интересно, знает ли мечник, сколь часто и с каким жаром аристократы обсуждают ставки на бои с его участием. - Но в данную минуту мне от вас ничего особенно не нужно.

- Вот как? - Ричард резко остановился. - Если речь идет не о работе, так что же вам тогда от меня нужно?

В голосе мечника появились любопытство и раздражение, причем раздражения, как показалось Майклу, было гораздо больше. Молодой лорд торопливо произнес:

- Разумеется, я заплачу за ваше время по вашим обычным ставкам. Мне бы хотелось… Мне бы хотелось поучиться у вас бою на мечах.

Теперь лицо мечника выражало лишь скуку. Чуть позже Майкл вспомнил, что именно с таким скучающим лицом Сент-Вир выходил от Фельмана.

- Прошу вас, поверьте, я с вами совершенно искренен. - Боже, что он несет, он ведь никогда и не думал об уроках фехтования! Однако слова продолжали срываться с губ своим чередом: - Я понимаю, предложение необычное, но я позабочусь о том, чтобы вы получили достойную оплату, соответствующую вашим талантам и славе.

На лице мечника промелькнуло плохо скрываемое отвращение.

- Прошу меня простить, - молвил он, - но на это у меня нет времени.

Молодой лорд увидел, что мечник уже начал поворачиваться на каблуках:

- Погодите! - воскликнул Годвин. - Я на все готов, лишь бы…

Сент-Вир, кажется, смягчился и впервые посмотрел на Майкла так, словно перед ним стоял человек, а не кукла в дорогих одеждах.

- Послушайте, - ласково сказал он, - я не учитель. Умение фехтовать вам ни к чему. Ежели вы все равно хотите овладеть этим искусством, в городе полно людей, которые с радостью предложат вам свои услуги. Я же всего лишь делаю свою работу. В чем она заключается - вам известно. Если у вас для меня появится заказ, ищите меня в Приречье.

- Вы не желаете?.. - пытаясь спасти остатки достоинства, Майкл учтиво показал на дверь кафетерия, располагавшуюся в нескольких шагах от них.

Мечник расплылся в улыбке. В ней были и очарование, и неожиданное веселье, и понимание.

- Спасибо, но вынужден отказаться. Я очень тороплюсь домой.

- Что ж, тогда спасибо и удачи. - Положа руку на сердце, Майкл не знал, что в подобных случаях желают мечникам на прощание, впрочем, Сент-Вир вроде бы ничуть не оскорбился.

Позже Майкл понял, что, во-первых, ему так и не удалось узнать, зачем Сент-Виру понадобилась ученая книга, а во-вторых, мечник даже не спросил, как его зовут. Но Майкл не собирался отступать от задуманного и, потратив несколько дней на поиски, все-таки подыскал себе учителя.

* * *

Алек зашивал носок аккуратными крошечными стежками. Из окна на его руки лился сероватый свет.

- Отдал бы лучше Марии, - бросил Ричард, стараясь скрыть свое изумление.

- Этому искусству я научился в Университете и не хочу терять навыки. Возможно, в один прекрасный день мне придется зарабатывать этим на жизнь.

- Станешь портняжкой? - расхохотался Ричард. - Слушай, купи себе лучше новых носков, десять пар, да не простых, а шелковых. Мне только что заплатили за победу над Линчем. Пока есть деньги, не будем себе ни в чем отказывать.

- Отлично, - буркнул Алек, - нам нужны свечи.

- Из пчелиного воска! - воодушевленно произнес Сент-Вир. - Самые лучшие… Я тут прошелся по магазинам верхнего города. - Он извлек сверток коричневой бумаги и протянул его Алеку: - Подарок. Тебе.

- Что это? - Алек даже не двинулся с места.

- Книга, - ответил Ричард, все еще сжимая сверток. - Думаю, она тебе понравится.

Глаза Алека расширились, а брови изумленно полезли вверх. Он нервно завертел носок в руках.

- Идиот, - тихо произнес студент.

- Ну, я вот тут подумал - ты с собой принес три книги, а они все растрепались… Я и решил купить тебе еще одну - вдруг пригодится. - Чувствуя некоторую неловкость, мечник принялся сам разворачивать оберточную бумагу. Густо пахнуло кожей. Одна обложка уже сама по себе стоила тех денег, что заплатил Ричард: бордовый цвет с золотым тиснением, края страниц позолочены, - книга была прекрасна, словно дорогой ковер или картина.

Алек протянул руку, и его пальцы сомкнулись на книге.

- Лавка Фельдмана! - выдохнул он. - Ты купил ее у Фельмана!

- Ну да. Говорят, что у него хороший товар.

- Хороший… - повторил Алек сдавленно. - Ричард… это… они… Такие книги нобили покупают для красоты. Знаешь, как обычно идет торг в лавке? Книги подбирают по размеру. «У вас есть «Куриные мозги» в красной коже?» - «Нет, сэр, только в зеленой». - «Ах как жаль, по цвету к ковру не подходит!» - «Ничего страшного, сэр, вместо этого осмелюсь вам предложить работу о брачных играх индюков, у нее как раз обложка красного цвета, да и толщина такая же…» - «Что ж, отлично, ее я и возьму…»

- Она и вправду красива, - рассмеялся Ричард.

- Очень, - сухо отозвался Алек. - Я полагаю, ты даже понятия не имеешь, о чем она.

- О естествознании, - быстро ответил мечник, - а что это такое - не представляю. Продавец сказал, что она придется тебе по вкусу. Похоже, он знал, о чем говорил. Я мог бы тебе купить «Озорного кума», или «Воздаяние за истинную любовь», или «Наставление веселому охотнику об осеннем оленьем навозе»… Но торговец сказал, что сейчас все читают «О законах природы».

- «Все» - это кто? - зло спросил Алек. Сейчас выговор Всхолмья слышался в его речи особенно четко.

- Все студенты в Университете.

Алек подошел к окну, прижав длинную ладонь к холодному стеклу.

- И ты решил, что мне, наверное, тоже будет интересно.

- Ну да. Я объяснил торговцу, что ты там учился. В смысле, в Университете.

- А то, что я оттуда ушел, ты, часом, не сказал?

- А вот это уже не его дело. Должен же я был ему что-то сказать! Сперва он подумал, что я ищу книгу для себя, и попытался мне продать фолиант с гравюрами непристойного содержания.

- Такое тебе хотя бы пригодилось, - ядовито заметил Алек. - «О законах природы» - новое толкование. Наконец-то они сняли запрет с этой книги - через пятнадцать-то лет! Ты хотя бы представляешь… да, впрочем, куда тебе…

У Ричарда перехватило дыхание. Однако ему и раньше доводилось встречаться с опасными противниками:

- Пойдем, - сказал он, - заскочим к Розалии и расплатимся со всеми долгами. Я у нее пил в кредит целых шесть недель. А ты сможешь поставить золото против Сального Мазарина, у него от этого истерика сделается.

- Приятное будет зрелище, - бросил Алек и отправился за плащом и перчатками.