Если функции мозга нарушены, количество свободной воли стремительно падает

По шкале воли от 0 до 100 человек со здоровым мозгом получает почти 100 % контроля над своим мозгом, а человек с ОКР, СТ или зависимостью - гораздо меньше. У страдающего болезнью Альцгеймера на поздней стадии свободной воли практически ноль. «Убивать людей с плохим мозгом сродни убийству больных, - подумал я, - это не признак развитого общества». Впоследствии я делал томографию более чем шести десяткам убийц и множеству других преступников. Дисфункция их мозга достигала иногда удивительной степени.

С тех пор как у меня возникла неудовлетворенность стереотипами нашего общества, я оказался вовлечен в судебные баталии. Когда адвокаты защиты узнали о моих томографических исследованиях, они стали направлять ко мне преступников для освидетельствования. Мы сканировали детей, подростков и взрослых со склонностью к жестокости и часто находили в их мозге серьезные отклонения. С клинической точки зрения это была увлекательная работа, поскольку терапия таких людей приносила более скорые результаты, если мы выбирали лечение, отталкиваясь от их сканограмм. Затем меня стали приглашать в суд, чтобы объяснить причины антисоциального поведения.

Многие из моих коллег, родственников и прокуроры были против моего вмешательства, из-за чего возникали серьезные конфликты. Тем не менее я считаю, что присяжные имеют право на полноту информации и общество в целом должно усвоить этот важный принцип: когда мозг работает правильно - человек действует правильно, когда мозг работает плохо, люди не способны проявить свои лучшие черты. Вместо наказания следует думать о лечении. Последствия этого принципа для общества огромны. Означает ли это, что необходимо делать томографию всем правонарушителям? Следует ли сделать томографическую и психиатрическую экспертизу частью приемного процесса в интернаты и колонии для несовершеннолетних правонарушителей? Следует ли переосмыслить смертную казнь?

Меня часто приглашают в качестве эксперта в зал суда. Питер Чиза, 62-летний женатый мужчина, 12 лет враждовал с соседями из-за деревьев, растущих на границе их земельных участков. Они судились, но даже после вмешательства властей по-прежнему спорили. За 12 лет поведение Питера становилось все иррациональнее. В свое время он перенес травму головы (свалившись с трехметровой копны сена) и коронарное шунтирование. Подобные операции связаны с повышенным риском развития когнитивных проблем и ранней деменции. Взятые вместе, эти факторы усилили паранойю и неустойчивость его психики, Питер обращался к психиатру, а его жена на 12 лет моложе, относилась к мужу все с большей настороженностью. Однажды, когда жена была на работе, Питер проснулся от звука бензопилы. Он понял, что соседки спиливают ветки тех трех деревьев, о которых шел спор. В приступе гнева он позвонил 911 и прокричал оператору, что собирается убить стерв и спасателям лучше прислать кого-нибудь. Затем он взял свой «Магнум-357» и бросился к двум женщинам, покусившимся на его деревья. В присутствии двух маленьких сыновей соседок Питер застрелил обеих.

Психиатр Джордж Уилкинсон, проводивший экспертизу состояния Питера со стороны защиты, попросил меня сделать томографию его мозга (рис. 2.11 и 2.12).

Мозг Питера (виды поверхности)

Обратите внимание на повреждения передней части мозга Питера (вверху)

Рис. 2.11 Вид сверху

Если функции мозга нарушены, количество свободной воли стремительно падает - №1 - открытая онлайн библиотека

Рис. 2.12 Вид снизу

Если функции мозга нарушены, количество свободной воли стремительно падает - №2 - открытая онлайн библиотека

Никто не удивился наличию серьезных повреждений, особенно в области коры лобных долей (центр суждений) и височных долей (отвечающих за память, стабильность настроения и агрессивность). Томограммы предъявлялись в суде. Целью было не оправдать его - конечно, нет, - после убийства двух невинных женщин на глазах их детей. Нужно было объяснить присяжным, что Питер вел себя не как нормальный человек, способный проявлять свободную волю. Обвинение же просило смертной казни.

Когда меня вызвали давать показания, прокурор спросил:

- Доктор Амен, разве вы не говорили, что мистер Чиза страдал от расстройств лобной коры мозга, центра планирования?

- Да, сэр, - ответил я.

- Но разве тот факт, что мистер Чиза заранее позвонил 911, не доказывает его хорошие способности к планированию? - саркастично поинтересовался прокурор.

- Нет, - ответил я с нажимом. - Позвонив 911, он как раз и доказал отсутствие способности планировать. Какой идиот начнет звонить 911, собираясь кого-то убить?

Я продолжил:

- Расстроившись, мы часто думаем о всяких ужасах, например, как мы прикончим обидчика, но мы не звоним 911 и никого не убиваем. Проявлением хорошей способности к планированию было бы принять душ, поесть или пойти на прогулку. Хладнокровное убийство и перспектива провести остаток дней за решеткой из-за трех деревьев не относится к способности планировать.

Прокурор не согласился со мной, но присяжные слышали каждое слово. Ввиду особых обстоятельств Питер был признан виновным в убийстве второй степени тяжести, а не первой и не подлежал смертной казни.

А вот более распространенный, хотя и менее драматичный пример «мозгового поведения». Люди с синдромом дефицита внимания (СДВ)[3] часто хронически опаздывают и не умеют себя организовать. Многие томографические исследования сообщают, что СДВ связано со сниженной активностью коры лобных долей, отвечающей за контроль импульсов, предусмотрительность и организованность.

Джилл почти потеряла работу из-за хронических опозданий. Начальник сделал ей последнее предупреждение. На приеме она рассказала, что всегда пытается приходить вовремя, но 7 дней из 10 опаздывает. Проблемы были у Джилл и в школе: учителя жаловались на неустойчивость ее внимания, неорганизованность и слабую работоспособность. Ее томограмма (рис. 2.13) показала низкую активность в коре лобных долей (передняя треть мозга).