Стивен и трагедия на фермерском рынке в Санта-Монике

16 июля 2003 года Стивен, 33-летний веломеханик, живущий в Санта-Монике, Калифорния, решил пойти на ленч пораньше. В тот день ему захотелось пообедать на центральном фермерском рынке. Одновременно с этим 87-летний Джордж Рассел Уэллер потерял управление своим «Бьюиком Лесобр» 1992 года и протаранил насквозь рыночную площадь длиной три квартала. Грузовик расшвыривал людей. Под крики прохожих машина Веллера неслась на Стивена, и тот понял, что столкновение неминуемо. У Стивена мелькнула мысль, что, если грузовик переедет ему ноги, их придется ампутировать. В последнюю секунду Стивену удалось отпрыгнуть в сторону. В страшной катастрофе десять человек были убиты и более 50 ранены. Стивен, прошедший медицинскую подготовку во время службы в первую войну в Персидском заливе, стал оказывать пострадавшим помощь, но, несмотря на все усилия, одна женщина умерла у него на руках.

В глубоком шоке Стивен вернулся на работу, но даже месяцы спустя не мог спать нормально и постоянно трясся. По совпадению - или волею судьбы - Линда Альварес, корреспондентка новостей СиБиЭс в Лос-Анджелесе, обратилась в его мастерскую, чтобы отремонтировать свой велосипед. Линда разговорилась со Стивеном о трагедии и увидела, что у него все еще трясутся руки. «Это началось в тот день и не прекращается до сих пор», - сказал Стивен, показав ладони.

Через некоторое время Линда работала над другим сюжетом и узнала о технологии десенсибилизации движением глаз и репроцессинге (ДДГР). Эта психотехника была создана для людей с посттравматическим стрессовым расстройством (ПТСР), которое представляет собой эмоциональный ответ на сильные травмы, меняющие работу нервной системы. ДДГР использует движения глаз и другие формы стимуляции, чтобы активировать весь мозг в постепенном процессе удаления негативного заряда с воспоминаний.

На тот момент я с моими коллегами Карен Ласен, Крисом Хэнксом и Лизой Руди как раз закончил обследование шести офицеров полиции с ПТСР, развившимся после перестрелки. ДДГР оказалась очень эффективной техникой для избавления их от симптомов, а ОЭКТ показала нормализацию функций их мозга.

Продюсер СиБиЭс Анджелина Чоу спросила, интересно ли мне будет поработать над сюжетом о ДДГР, использовав историю Стивена в качестве примера. Поговорив со Стивеном, который охотно согласился участвовать, я пригласил эксперта ДДГР Сару Джилман. Сара - мой близкий друг. Мы пообщались со Стивеном и поняли, что он станет хорошим пациентом, потому что его история достойна сюжета с точки зрения ДДГР и эмоционального исцеления. Трагедия на рынке в Санта-Монике была не единственной травмой в жизни Стивена. Он вырос с отцом-алкоголиком, и раннее его воспоминание - о том, как пьяный отец сжег их дом. Еще он помнил, как в детстве отец свесил его с 400-футового моста. Когда ему было одиннадцать, в огне погиб его любимый дядя - пожарный. Во время войны в Персидском заливе Стивен командовал экипажем танка и не раз смотрел в лицо смерти. Иными словами, его эмоциональная травма была многослойной.

В качестве элемента контроля мы трижды делали скан мозга Стивена: до лечения, во время первой сессии с Сарой и после восьми часов терапии ДДГР.

Изначально томограмма Стивена показала классический рисунок посттравматического стрессового расстройства с крайней гиперактивностью лимбической системы. Затем за работу взялась Сара, по одной вычищая травмы из памяти. Мозг показал улучшения уже во время первого сеанса, а всего через восемь часов значительно исцелился. Тремор прошел, Стивен стал лучше себя чувствовать. Сара рассказала мне, что в процессе терапии Стивен стал приходить к прощению своего отца и поинтересовался, как мог выглядеть мозг его отца. До этого в его отношении к отцу присутствовала только ненависть, но работа с мозгом дала Стивену новую перспективу. Когда мы с Сарой помогли ему сбалансировать мозг, улучшилась вся его жизнь.

Кэти опять в игре

Одна из моих племянниц (а всего у меня 21 человек племянников и племянниц) замечательно играет в баскетбол. В ней всего 155 см роста, но она играет в защите и помогла команде прийти к финалу штата. Мне очень нравится наблюдать за ее игрой. Однажды племянница рассказала мне о девочке из своей команды по имени Кэти. Кэти хорошо играла, но обладала невыносимым характером, постоянно ссорилась с другими девушками и тренером, ее часто удаляли с поля из-за споров с судьей.

Когда Кэти обратилась к нам, скан показал две проблемы: низкую активность в височной доле (области, отвечающей за контроль настроения и вспышки раздражения) и повышенную активность ПЧПИ, связанной со спорным поведением и активным проявлением негатива. Мы назначили Кэти подходящие препараты: противосудорожное для височной доли и антидепрессант для ПЧПИ. Через месяц состояние Кэти стабилизировалось, она смогла контролировать себя, стала более гибкой и доброжелательной. Команда успешно играла с ней весь сезон.

Джим хорош как никогда

Джим, 52 года, был главой крупной некоммерческой группы поддержки. За два года до обращения к нам этот талантливый администратор, любящий отец и муж и успешный предприниматель заметил, что память ухудшилась, а энергии стало меньше. Джим присутствовал на моей лекции на Научно-технологической конференции в Вашингтоне, спонсируемой Национальным фондом науки. На приеме я понял, что передо мной успешный здоровый мужчина, однако его мозг начал засыпать, стал менее активен, особенно в области лобной коры и височных долей. Это переводило его в группу риска возрастных проблем. Отталкиваясь от результатов томографии, я назначил пищевые добавки, рыбий жир, изменил питание Джима и посоветовал ему усилить интенсивность тренировок. Через шесть месяцев мы провели повторное сканировние, которое показало общее улучшение активности мозга, а Джим признался, что с 20 лет не чувствовал себя так хорошо.

Эти примеры свидетельствуют, что изменения мозга и жизни реальны. Занявшись своим мозгом, вы дадите себе и своим близким людям возможность жить лучше и счастливее.

Глава 9

Миф об идеальном мозге

Нам всем не помешает помощь

Нормальный человек - это фикция.

Карл Юнг

Вы просто плохо знаете тех людей, кого считаете нормальными.

Родни Дангерфилд

Джек - типичный посетитель моей клиники. Он был успешным топ-менеджером компьютерной фирмы, но с трудом управлял собственным настроением и характером, стыдился этого и избегал групп поддержки, пока жена не пригрозила разводом (стандартный сценарий). На первой консультации Джек пожаловался, что все вокруг «нормальнее» его: спокойнее, успешнее, в их жизни больше секса, они лучше выглядят и интереснее проводят свободное время. Я только улыбался, потому что был уверен, что через неделю изменю его представление о норме.

Помню, как в начале моей карьеры психиатра все время случались странные вещи: как только я встречал человека, который казался мне воплощением нормальности - здоровым, спокойным и благополучным, - как в течение трех-четырех недель тот оказывался у меня в кабинете, рассказывая о душевной боли, стрессах, травмах, грехах и разочарованиях. Это случалось так часто, что я убедился: нам всем не помешает немного помощи. Вот два примера.

Один из врачей Форта Ирвин (армейской части в глубине пустыни Мохаве, где я провел два года, возглавляя центр ментального здоровья) устроил барбекю в честь моего приезда. Я познакомился с его женой и детьми, и мы прекрасно провели время. Помню, как я восхитился этим умным, компетентным и искренне заботящимся о своих пациентах специалистом. Через три недели его жена пришла ко мне в слезах и рассказала о пристрастии мужа к алкоголю. Выяснилось, что эта проблема вышла из-под контроля и врача пришлось направить на программу реабилитации.

Одним из моих самых близких друзей в Форте Ирвин был армейский священник, очень умный человек с большим сердцем и доброй душой. Солдаты любили его, и он быстро продвигался по карьерной лестнице. Однажды я размышлял, как сильно восхищаюсь им (пора перестать думать такое про людей), как вдруг получил от него срочное сообщение. Я перезвонил, и оказалось, что мой друг был в панике и просил меня немедленно приехать. Дело было в конце дня, поэтому мы встретились в офицерском клубе за ужином. До глубокой ночи я слушал, как он рассказывает мне о другой стороне своей личности: он не помнил, что делал в тот день в течение четырех часов, и боялся сойти с ума. Из его памяти совершенно выпало, как он приехал на работу и где припарковал машину. Такое случалось уже не раз. Выяснилось, что он страдал от множественного личностного расстройства, возникшего из-за трудного детства, о котором он мне не говорил, пока не почувствовал, что разваливается на части. Мне было грустно узнать о его переживаниях, но я поразился, насколько хорошо он себя контролировал, учитывая множественные травмы в прошлом.

Немного статистики быстро рассеивает убеждение, будто большинство людей вокруг нормальны. Согласно эпидемиологическому исследованию, спонсированному Национальным институтом ментального здоровья, в тот или иной период жизни 49 % жителей США страдали от психических расстройств, в списке которых лидировали тревожность, злоупотребление веществами и депрессия. У 29 % населения имеется два различных психиатрических диагноза, а у 19 % - три различных психиатрических диагноза. Миллионы людей страдают, но думают, что у других жизнь лучше. Большинство людей не представляют, как им повезло. Испытывать трудности совершенно нормально и лучше обращать внимание на удачи, чем на неудачи.

Принцип 9