Глава 9. - Нет. На «Cog Rail» не было свободных мест, - посмотрела на Тейлора я

- Нет. На «Cog Rail» не было свободных мест, - посмотрела на Тейлора я.

Он сложился пополам, уперев руки в колени.

- Посмотри, - начала я.

Под нами зеленым одеялом на многие мили раскинулись вершины и долины, вдали приобретая голубоватый оттенок. Мы оказались выше облаков. Выше всего.

Тейлор сделал глоток из своей фляжки, после чего опустил ее к бедру к широкому зеленому ремешку, перекинутому через плечо и протянутому поверх груди. Стянув через голову черный флисовый пуловер, он завязал его вокруг талии, после чего вернул очки «Oakley» (прим. пер. - марка спортивных солнцезащитных очков) на глаза.

- Великолепно, но, также, как и «Неземной Серфинг» (прим. пер. - Подростковое телешоу), - он повернулся к зданию позади нас. – Здесь есть чертов сувенирный магазин? Действительно? – Его дыхание все еще было прерывистым, и он сделал новый глоток. – Сувенирный магазин и никакого обратного пути.

- И ресторан. Я думала, что межведомственные ребята должны быть в форме.

- Все с моей формой в порядке, - ответил он, чуть выпрямившись. – Тринадцать миль по скалистой местности, дыша разреженным воздухом – не входит в мои ежедневные тренировки.

- Тогда, возможно, тебе стоит бросить курить, - я выгнула бровь.

- Возможно, тебе стоит начать.

- Это вредно.

- Так же, как и энергетический батончик с кукурузным сиропом, насыщенный высоким содержанием фруктозы и жирная пища, которую ты съела час назад.

Я указала на седого мужчину, позировавшего со своей женой под указательным знаком Summit Point.

– Он не ноет.

Лицо Тейлора исказила гримаса отвращения.

– Он, скорее всего, доехал до сюда. – Он положил руки на бедра и окинул взглядом раскинувшийся пейзаж. – Ух ты.

- Именно, - согласилась я.

Оба раза я поднималась в Barr Trail с родителями, и мы были практически единственными местными, кто хоть раз взбирался на вершину, не говоря уже о нескольких. Мои родители никогда не преминули воспользоваться удобным моментом и пускались в поход по известным тропам, которые были практически во дворе нашего дома, когда сотни тысяч туристов упускали данную возможность.

Все это было давным-давно, когда я еще была их Фэлин – девушкой, которая умерла для них, в тот самый момент, когда они обнаружили меня в ванной комнате, скорчившуюся и взмокшую, умоляющую о помощи, на которую не имела права. Но та Фэлин, которую они знали, не умерла. Ее никогда не существовало, и, похоже, именно с этой мыслью они не могли смириться, - с тем, что они меня никогда не знали. А теперь и не узнают.

Мы с Тейлором гуляли по вершине. Люди общались, но все равно было тихо. Слишком много свободного пространства, чтобы заполнить его голосами. Тейлор снял нас на свой телефон, после чего попросил пожилую пару, о которой мы говорили, сфотографировать нас под указателем.

- Тебе нужен мобильник, - сказал Тейлор. – Почему бы не приобрести один с предоплатой?

- Все мои сбережения не рассчитаны на оплату счетов.

- Но ты только представь, сколько фотографий можно было сделать. – Он поднял свой телефон. – Я все это смогу сохранить.

Я пожала плечами.

– Люди забыли, как пользоваться своей памятью. Они смотрят на жизнь через объектив камеры или экран сотового телефона вместо того, чтобы запоминать вид, аромат, - я сделала глубокий вдох через нос, - звуки, - мой голос эхом отразился от маленьких вершин под нами, - чувства. – Я протянула руку и прикоснулась к его бицепсу.

В его взгляде вспыхнуло что-то знакомое, и я отпрянула, засунув руки в передний карман толстовки.

- Это я хочу сохранить в воспоминаниях, а не на снимках.

- Когда мы станем такими, как они, - произнес Тейлор, указав на пожилую пару, - ты будешь рада, что сделала фотографии.

Я попыталась не улыбнуться. Он, скорее всего, не предполагал ничего такого, о чем подумала я.

Тейлор пнул меня по ноге.

– Это был хороший день. Спасибо, что терпела меня всю дорогу.

- Я знала, что ты справишься.

- Я просто рад, что сделал это вместе с тобой.

Наши взгляды встретились на неопределенный промежуток времени. Я понимала, что мне следует отвести глаза, потому что было странно и неловко стоять и пялиться друг на друга, но я не могла найти в себе силы посмотреть на что-нибудь другое.

Он сделал шаг.

– Фэлин?

- Да?

- Сегодня не просто хороший день. Это, возможно, мой самый лучший день.

- В смысле… за все время?

Он на мгновение задумался.

– Что если я скажу «да»?

Я моргнула, сжав в кулаки лямки своего рюкзака.

– Нам лучше пойти обратно.

На лице Тейлора отразилось разочарование.

– И все? Я сказал, что с тобой провел самый лучший день, и все что ты можешь мне сказать: «Пошли»?

Я занервничала.

– Ну... я не взяла с собой палатку. А ты?

Он смотрел на меня с недоверием, после чего в раздражении поднял руки.

– Может нас смогут подвезти кто-нибудь из сотрудников Summit House?

Я покачала головой.

– Нет, но мы можем поймать попутку там, - и указала в сторону шоссе.

- Автостопом?

- Не бойся. Я тебя защищу.

Тейлор засмеялся и последовал за мной в сторону дороги. Мы прошли не меньше пятидесяти ярдов с выставленными большими пальцами, пока возле нас не притормозил красный минивэн. В поле зрения попал водитель, с таким же удивленным выражением лица, как и у меня.

- Коринн! – Я узнала мать Кирби. – Что ты здесь делаешь?

- Забирала Костаса, - ответила она.

Брат-подросток Кирби наклонился вперед, разглядывая сначала меня, а потом и Тейлора. Часть лба, не прикрытая банданой с американским флагом, практически вся была покрыта грязью.

- Привет, Костас, - поздоровалась я.

- Привет, Фэлин. – Его взгляд вернулся к экрану Нинтендо 3DS, которую он держал в руках, и сам откинулся на спинку кресла, закинув грязные ноги на приборную панель.

- Нам нужно доехать до начала тропы. Там припаркован его грузовик.

- Залезайте, - настояла Коринн, махая нам рукой. – С минуты на минуту должен пойти дождь!

Тейлор последовал за мной к задней дверце фургона.

Как только машина двинулась с места, Коринн начала задавать вопросы.

– Кирби говорила, у тебя появился новый приятель. – Она взглянула на Тейлора через зеркало заднего вида так, словно у нее на сидение оказался дикий зверь. – Она же пошутила, когда сказала, что он – пожарный, да?

- Нет, - ответила я, прочистив горло.

Уголки губ Тейлора поползли вверх, но он сумел подавить широкую улыбку.

Коринн вновь взглянула на Тейлора и вернулась к дороге, двумя руками удерживая руль.

– Апапа, Фэлин, - начала ругаться она с идеальным греческим акцентом. – Что бы сказала твоя мама? – Акцент пропал.

- Думаю, много всего.

Коринн поцокала языком и покачала головой в неодобрении.

– Откуда он?

- Иллинойс, - ответил Тейлор.

Коринн осталась недовольна, что он обратился непосредственно к ней так, что поток ее вопросов прекратился. Она притормозила на стоянке, и мы показали местоположения грузовика Тейлора. Она развернулась, чтобы проследить, как мы выходим, уставившись на Тейлора так, будто пыталась наложить на него какое-то греческое проклятие с помощью одного взгляда.

- Спасибо, Коринн, - произнесла я. – Пока, Костас.

- Увидимся, - ответил он, не отрывая взгляд от своей игры.

Коринн сдала назад, хмурясь на Тейлора, пока не решила, что пора следить за дорогой.

Тейлор разблокировал автомобиль, я открыла дверцу и забралась внутрь, ожидая, когда он сядет рядом.

- Кто она? – Поинтересовался Тейлор, стягивая свой пуловер. При этом движении его футболка задралась, демонстрируя два нижних кубика пресса.

Там должны быть еще четыре таких же и великолепная V, ведущая к его…

Стоп.

- Это Коринн, - ответила я, моргая. – Мама Кирби.

- Она говорила по-английски?

- Она - гречанка. Отец Кирби – канадец, по-моему. Коринн хотела назвать ее Киркой (лат. Цирцея), в честь древнегреческой ведьмы. Отец отверг эту идею, слава Богу. И «Кирби» оказалось компромиссным вариантом.

- Стой на своем, Канада. И где он сейчас?

Я пожала плечами.

– Все, что Кирби знает, он был пожарным. – Я оставила Тейлора с этой мыслью, не сказав больше ни слова.

Мы проехали в тишине практически восемь тысяч футов от Пайкс до Спрингс. Тейлор свернул на Техон Стрит и припарковал своего черного бегемота прямо перед входом в Bucksaw.

Он вылез наружу, ожидая, чтобы я сделала тоже самое. В тот момент, как мои ноги коснулись асфальта, небеса разверзлись, и начался дождь. Мы забежали внутрь, смеясь от усталости, удивления и смущения, возникшего из-за Коринн.

Смех затих, и к нам третьим лишним присоединилось неловкое молчание.

- Я не пытаюсь задурить тебя, - начал Тейлор. – В этом вся проблема?

- Нет никакой проблемы. Ты, о чем?

- Спасибо, Тейлор. Я тоже провела с тобой самый лучший день, Тейлор. Я безнадежно влюблена в твои идеальные кубики, Тейлор, - произнес он, задрав футболку и продемонстрировав лучшее, что я видела за долгое время.

Я сжала губы, сдерживая улыбку.

– Неужели, ты все еще загоняешься по этому поводу? Хочешь поплакать? Может тебя обнять? – Я похлопала ресницами и выставила вперед нижнюю губу. Он никак не отреагировал, так что, тяжело вздохнув, я сдалась. – Это был хороший день. Я искренне наслаждалась каждой его секундой.

- Ого. Не переусердствуй, Лига Плюща.

Я закатила глаза и направилась к лестнице.

- Эй, мы еще не закончили, - сказал Тейлор.

- Тогда поднимайся, - ответила я.

Он последовал за мной, и в тот момент, когда он закрыл за собой входную дверь лофта, я прикрывала дверь ванной.

- Я собираюсь смыть с себя последствия прогулки, - крикнула я.

- Я - следующий!

Не успела я полностью намочить волосы, Тейлор постучал в дверь.

– Фэлин?

- Что?

- Мне только что написал брат. Он в городе.

- Который? – Спросила я, ныряя головой под воду.

- Это важно? – Ответил вопросом на вопрос Тейлор.

- Думаю, нет.

- Тайлер, третий по старшинству, - продолжил он.

Я практически слышала его улыбку.

- Он сейчас в отеле.

- Ты не знал, что он собирается приехать?

- Нет. Мы часто заходим друг к другу без предупреждения. Хочешь пойти?

- В отель?

- В бар «Ковбои».

- Не очень.

- Да, ладно. В прошлый раз тебе же было весело, да?

- Думаю, я лучше останусь дома.

Дверь заскрипела, когда он ее открыл, и я сразу же схватилась за душевую занавеску, выглядывая из-за нее.

Тейлор скрестил на груди руки, и его разрисованные бицепсы стали еще больше от того, что лежали поверх кулаков.

– Я могу войти? Ненавижу разговаривать с тобой через закрытую дверь.

- Как угодно.

Его плечи тяжело осели, когда он опустил руки по бокам.

– Я хочу, чтобы ты пошла. И познакомилась с моим братом.

- Зачем?

Он нахмурился.

– А что такого? Ты рано или поздно все равно с ним познакомишься.

- Вот именно.

- Он мой сосед в Estes Park.

- И?

- И… ничего, - раздраженно проворчал он. – Забудь. – Он открыл дверь, но не ушел. Резко захлопнув ее, развернулся со злостью на лице. – Хватит уже.

- Хватит что? Я просто пытаюсь принять душ!

- Быть такой… непроницаемой.

- Непроницаемой? Какое умное слово для такого, как ты.

- Да пошла ты. – Он открыл дверь и захлопнул ее за собой.

Не прошло и двух секунд, как она открылась снова.

– Прости. Я не имел в виду ничего плохого.

- Убирайся из моей ванной.

- Ладно, - произнес он. Он был уморительно взволнован, оглядываясь на меня, из-за чего несколько раз промахнулся мимо дверной ручки.

- Вали, - отрезала я.

- Я… ухожу, - он, наконец, открыл дверь и запер ее за собой.

Я слышал, как хлопнула входная дверь.

Я прижала пальцы к губам, пытаясь подавить хихиканье, отчаянно рвавшееся наружу. А я не хихикала уже очень давно.