Как защитники закона защищают свою «конторку» от людей, обратившихся за помощью закона

Предположим, Вы после совершенного в отношении Вас преступления в высоком жизненном тонусе, с учащенным сердцебиением и зашкаливающим кровяным давлением приходите в «околоток» в поисках справедливости. Но там своя правда жизни – хочется получать зарплату, брать мзду, но только не работать. И Вам начинают беззастенчиво «вдувать в уши», что по таким пустякам, как у Вас, в столь суровую и важную организацию в общем‑то не обращаются. Ваше дело в уголовно‑правовой плоскости судебных перспектив не имеет. Своими мелочными проблемами Вы отвлекаете от борьбы с действительно серьезными преступлениями. Кругом убийцы, маньяки, педофилы, насильники, а Вы с чем пришли? Стыдно, товарищ? Ну и идите со своими каракулями под названием «заявление о преступлении» и больше никогда не отвлекайте от работы по пустякам. А то, что Вас изнасиловали, так Вы же не девочка. Расслабьтесь – получите удовольствие. Да и мини‑юбкой нечего провоцировать. На такую не хочешь – набросишься.

А еще эти ловкие, похожие на отпетых мошенников ребята следят за текущими публикациями и ловко используют обсуждаемые темы. Аргументы так и лезут. Да у нас люди при власти миллиарды воруют, и их не сажают, а Вы хотите, чтобы мы занимались Вашим украденным несчастным миллионом. Убийц суды отпускают, а Вы надеетесь, чтобы мы кого‑то посадили из‑за Вашей сломанной челюсти. Обманули в инвестиционном проекте? А зачем связывались с мошенниками, внимательнее надо было быть. А теперь уже поздно, ничего не сделаешь, деньги все равно не вернешь. Доказать мошенничество практически невозможно, вот если бы Вас цыганка у Киевского вокзала обманула, тогда другое дело. А своими силами как‑нибудь не пробовали решать, как решают «конкретные пацаны»? Тяжело Вам будет в правовой плоскости справедливости добиваться. Примерно с такими циничными психотерапевтическими беседами сталкиваются наши граждане при обращении с заявлениями о преступлениях. И поскольку, в отличие от блюстителей закона, психика у большинства подвергшихся насилию граждан нежная, ранимая, да еще и истощенная переживаниями по поводу произошедшего, многим действительно становится как‑то не по себе. И они, пристыженные, покидают столь «важное», но очень неприветливое учреждение, занятое на самом деле в основном имитацией бурной деятельности и выбиванием денег у «лавочников и бомбил».

Особо не любят наши полицейские заявителей, которые не могут внятно указать, кто же совершил преступление, назвать фамилию, имя, отчество, адрес проживания, предоставить свидетелей, вещественные и другие доказательства. То есть сделать за них практически всю работу по раскрытию и расследованию преступления. Такие нередкие случаи – для бездельников в погонах почти катастрофа. Получается: иди туда – незнамо куда, ищи то – незнамо что. Работать надо, а перспективы призрачные. Это то, что называют избитым сериалами словом «глухарь» или «висяк». А бравадная статистика от нераскрытых преступлений как страдает! Поэтому по таким эпизодам лучше сразу «отшить» занудного клиента с его украденным кошельком или мобильником. И ничего не делать.

Вот такова примерно картинка состояния дел в сфере регистрации заявлений о преступлениях. Однако если от немного замордованной в последнее время полиции при определенной настойчивости можно добиться регистрации заявления, то верхом цинизма в этом отношении является ситуация в СКР. Юпитеру позволено многое! И там разработали механизм покруче «формулы любви». У них есть вполне легитимная методика отказа в регистрации заявлений о преступлении. Причем с особой неумолимостью это действует, если Вы в силу своей классовой несознательности замахнетесь на сотрудника самого этого святого, как церковь, и практически недоступного для критики и контроля органа.

На Ваше заявление о преступлении в Следственном комитете Вы получите неутешительный для Вашего обостренного правового сознания стандартный ответ следующего содержания: «На основании п.33 Инструкции «О едином порядке приема, регистрации и проверки сообщений о преступлениях в системе СКР обращения, в которых заявитель выражает несогласие с решениями, принятыми руководителями следственных органов и следователями, и в связи с этим ставят вопрос о привлечении их к ответственности, высказывая предположение о возможном совершении указанными лицами должностного преступления, не требуют проверки в порядке, предусмотренном ст.144–145 УПК РФ. В связи с изложенным в приеме и регистрации Вашего обращения как сообщения о преступлении в порядке ст.144 и 145 УПК РФ отказано».

Гениальная защитная грамота на беззаконие и произвол по всему блоку должностных преступлений. Все, чтобы Вы ни написали, с изложением фактов и приложением процессуальных документов, является грязными, гнусными намеками в отношении честных по рождению следователей СКР и их святых, как бывший заместитель Бастрыкина товарищ Довгий, начальников. Таким нехитрым путем выбивается малейшая вероятность расследования всего блока таких должностных преступлений, как: служебный подлог, фальсификация материалов уголовного дела, превышение и злоупотребление служебным положением, создание препятствий для расследования уголовного дела, незаконное привлечение к уголовной ответственности, незаконное освобождение от уголовной ответственности.