Формирование первых парадигм

С 60-х годов XIX в. Начался новый период развития психологической науки. Основными характерными чертами которого являются:

1. Появление первых научных парадигм, институтов и профессионального психологического сообщества,

2. Формирование внутрипарадигмальных представлений о предмете и методе исследования, развитие представлений, соответствующих различным аспектам предмета, исследования в различных парадигмах.

3. Согласование представлений о предмете и методе психологии с общенаучными ценностями,

4. Развитие контактов с другими дисциплинами, и , как следствие, - возникновение новых парадигм и отраслей психологии.

5. Разнообразие и конкуренция парадигм.

Этап формирования первых парадигм можно обозначить с 60-х годов XIX века до 10-х годов XX века. Становление психологии как самостоятельной дисциплины связано с появлением первых научных программ, разработанных И.М. Сеченовым и В.Вундтом. Важно заметить, что прогрессивная программа Сеченова оказала сильнейшее влияние на формирование первых парадигм в России ( Н.Н. Ланге, В.М.Бехтерев, И.П.Павлов, А.А.Ухтомский), но при этом не стала самостоятельной парадигмой.

Программа Вундта была ориентирована на общенаучный экспериментальный метод. Как писал сам Вундт «нельзя допустить никакого различия между психологическими и естественнонаучными методами» (Вундт В., 1912; цит. по Ждан А.Н., 1990).

Однако, единственным прямым психологическим методом Вундт считал самонаблюдение, поскольку предмет психологии – непосредственный опыт, как он дан самому человеку.

Роль эксперимента ограничивается лишь приданием его результатам точности и надежности.

Вундт определили основные задачи психологии:

1. анализ процесса сознания методом интроспекции,

2. выявление элементов сознания,

3. установление закономерностей их соединения.

Очевидно, что программа Вундта, логично вытекала из эмпирической и ассоциативной психологии. Используя сложившиеся в философии познания понятии «апперцепция», «опыт» и «ассоциация», и полагая, что сложные психические явления не сводятся к сумме составляющих их частей, Вундт унаследовал, хотя и не в изначальной форме, исторически сложившиеся объяснительные принципы.

Культура эксперимента и ее важность были усвоены Вундтом в лаборатории физика и физиолога Г.Гельмгольца, в годы его работы с ним. Однак, Вундт считал, что метод эксперимента применим только для изучения простейших психологических явлений, но не высших, связанных с языком, культурой и т.д. По мнению Вундта для этих целей применимы методы социологии и антропологии.

Линия программы Вундта, ориентированная на эксперимент была зафиксирована в таких его трудах, как «Очерки по теории восприятия» (1862), « Основания физиологической психологии» (1874), а культурно –историческая линия – в 10-ти томном труде «Психология народов» (1900-1920). Важно заметить, что экспериментальная линия программы Вундта оказала неизмеримо большее историческое влияние на становящуюся новую дисциплину, чем культурно-историческая. В этом проявилась потребность зарождающегося психологического сообщества в развитии общенаучной культуры исследований.

Важнейшая роль В.Вундта в становлении психологии как самостоятельной научной дисциплины состояла в том, что именно он организовывал первые специализированные институты психологической науки. В 1879 году Вундт основал научную лабораторию в Лейпциге ( Институт экспериментальной психологии ), в которой проводились исследования, и обучение специалистов-экспериментаторов (подготовлено более 150 психологов из 6 стран мира), а 1881 году научный журнал «Философские исследования», вопреки названию целиком посвященный психологическим вопросам.

Вундт также учредил фиксированное членство в научном психологическом обществе, благодаря проведению в Париже в 1889 году Первого международного психологического конгресса.

Интроспекция, предложенная Вундтом в качестве метода психологии, получила дальнейшее развитие в парадигме Структурной психологии, которую основал Э.Титченер (1867-1927), продолжатель идей Вундта в США.

Задачи структурной психологии состояли:

1. в разложении «душевного состояния на составные части»,

2. в установлении того, каким образом эти части соединены,

3. в установлении соответствия законов комбинации этой связи с физиологической организацией.

Можно видеть, что эти задачи не находятся в противоречии с задачами психологии, предложенными Вундтом.

Отличие состояло в том, что Титченер изучал структуру сознания, отвлекаясь от функциональной роли психики в поведении.

Важнейшее нововведение Титченера – метод аналитической интроспекции. В соответствии с парадигмальными требованиями он строго ограничивал возможное содержание отчета испытуемого о самонаблюдении. Так требовалось, чтобы результаты самонаблюдения давались втерминах элементов структуры сознания, но не в понятиях предметов внешнего мира или стимулов.

Титченер доказывал, что интроспекция у опытных специалистов не отличается от внешнего наблюдения, характерного для любых других научных методов. Другой удар по методу интроспекции был нанесен также последователем Вундта – О.Кюльпе (1862-1915), основателем и лидером вюрцбургской школы. Его взгляды на метод интроспекции отличались от взглядов Вундта. Интроспекция Вундта разворачивалась, как и интроспекция Титченера, синхронно с наблюдаемым сознательным опытом.

Систематическая интроспекция Кюльпе отделялась от переживания временным промежутком, была ретроспективной. Испытуемый решал предложенную ему задачу, а потом в подробностях описывал ход психических процессов при ее решении. Эта модификация интроспекции, по мнению Кюльпе, не приводила к раздвоению на наблюдаемую и наблюдающую части субъекта наблюдения, что приводило к возможности изучения мышления.

Таким образом к концу XIX века было обнаружено, что метод интроспекции не раскрывает основных сторон психики, хотя бы потому, что круг изучаемых в психологии явлений не исчерпывается феноменами сознания. Уже эти обстоятельства лишают интроспекцию статуса метода.

Применение самонаблюдения как методики сталкивается с непредсказуемой зависимостью результатов интроспекции от следующих факторов:

1. культурная принадлежность субъекта,

2. степень овладения самонаблюдением, которая ограничивается возрастными особенностями, культурой поведения, языковой компетенцией.

3. соотнесение некоторых внутренних планов при совмещении основной деятельности и самонаблюдения, от чего не спасает и ретроспективная интроспекция,

4. установка испытуемого на участие в исследовании, его роли во взаимоотношениях с исследователем,

Поэтому интроспекция не является также и методикой психологического исследования. Культурно-исторической линии в исследовательской программе Вундта была противопоставлена понимающая психология историка и литературного критика В.Дильтея и его последователя Шпрангера. Главной задачей психологии они считали не объяснение закономерностей душевной жизни человека, а ее понимание в субъективно переживаемой целостности.

Психология, с их точки зрения, принадлжеит не к циклу наук о природе, таким, как химия, физиология, а к наукам о духе, к ряду гуманитарных дисциплин, к которым относятся, например, история, культурология.

Дильтей и Шпрангер утверждали, что в этих науках не применим экспериментальный метод. Методом гуманитарных наук должен быть метод эмпатии – понимания, который также называют методом сопереживания.

Заметим, что критика интроспективного метода в общих чертах распространяется на метод понимания, поскольку он применим лишь к ограниченной части всей совокупности объектов исследования и может качаться лишь потенциально осознаваемых феноменов. Применение метода понимания неизбежно приводит к ошибочным суждениям.

Существенные изменения в представления о предмете и методе психолгии были внесены З.Фрейдом (1856-1939), который основал парадигму психоанализа.

История зарождения психоанализа служит хорошей иллюстрацией зарождения и развития парадигмы, ее зависимости от идей-предшественников и влияния на парадигмы-преемники.

Идея бессознательного, изучение которого составляет предмет психоанализа, была введена в психологию Лейбницем и развита Гельмгольцем, а также Г.Фехнером, который полагал, что большая часть психической деятельности не обнаруживает себя в сознании.

Психоанализ в его развитой форме, до его превращения в версию популярной психологии был направлен на изучение личности и строился в соответствии с принципами детерминизма, развития, активности, источник которой, согласно учению Фрейда лежит внутри субъекта. Психоанализ отказался от интроспекции, как метода исследования. Для получения исходного материала о глубинных внутренних структурах и процессах психики использовался анализ свободных ассоциаций, оговорок, специфики забывания, толкования пересказов сновидений и пр. Установление особенностей глубинных психологических структур через анализ этого материала составляют существо нового метода, который Фрейд и назвал психоанализом.

Широта исходной психоаналитической парадигмы позволила ей дифференцироваться на множество неофрейдистских парадигм: аналитическую психологию К.Юнга, индивидуальную психологию А.Адлера, теорию глубинных источников тревоги К.Хорни и др.

Радикальный переворот в представлениях о предмете и методе психологии был совершен Дж.Б.Уотсоном (1878-1958). Датой рождения бихевиоризма (от англ. Behavior – поведение), считают публикацию в 1913 году статьи «Психология с точки зрения бихевиориста» в научном психологическом журнале «Психологическое обозрение».

С точки зрения этой парадигмы психология представляет собой объективную экспериментальную область естественных наук. Бихевиористы отвергают метод интроспекции и отказываются от представления о сознании, как о предмете психологического исследования, а также предполагают, что любые психологические структуры и процессы не наблюдаемые объективными методами либо не существуют, либо недоступны для научного исследования.

Предмет психологии с точки зрения бихевиоризма – поведение, понимаемое, как совокупность наблюдаемых мышечных железистых реакций, на внешние стимулы. Задача психологии состоит в том, чтобы выявить закономерности этой связи , а цель – предсказание поведения субъекта и управление им.

Методом исследований в бихевиоризме считают поведенческий эксеримент.

Бихевиористская критика, адресованная интроспективной и глубинной психологии, а позже – когнитивной, во многом способствовала выявлению логических и методологических противоречий в этих парадигмах, однако радикальная линия бихевиоризма просуществовала недолго. Именно идея внутренних психологических структур и процессов внесла раскол в ряды бихевиоризма, когда Э.Толмен сформулировал основные положения когнитивного бихевиоризма.

Кризис психологии

В 1910-1930 годы в психологии сформировалось большое количество конкурирующих несовместимых и даже несопоставимых парадигм, которые реализовывали потенциально возможные варианты предмета и метода психологии.

В качестве примера следует сопоставить бихевиоризм, суть которого состоит либо в отрицании существования психологических структур и процессов, либо в признании их недоступности для исследования, и глубинную психологию, постулирующую существование таких структур и процессов и утверждающую их доступность для изучения. Это была уникальная ситуация в истории науки. Ни в одной науке не происходило столкновения такого множества противоположных парадигм.

Данный исторический этап можно назвать кризисом психологии, попытки выйти из которого реализуя новые программы исследований лишь приводили к увеличению числа конкурирующих парадигм.

При этом различные парадигмы, школы и направления, разрабатывали различные стороны потенциального предмета и соответствующего ему метода психологии.

Это подтверждается возможностью гибридизации даже самых полярных парадигм – когнитивный бихевиоризм, совместивший представления о роли стимулов и отрицаемую концепцию внутренней психологической структуры.

Состояние психологии в 1910-1930-е годы представляло лишь стадию открытого кризиса, который продолжается до настоящего времени и характеризуется разнообразием и конкуренцией парадигм.

Только все множество конкурирующих парадигм в целом соответствует наиболее полному представлению о предмете и методе психологии, продуктивный выход из кризиса состоит не в доминировании одной парадигмы, не в слиянии несовместимых парадигм, а в эволюционном процессе выработки психологическим сообществом согласованного мнения о предмете и методе психологии.