Калужский государственный педагогический

ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ

КАЛУЖСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ПЕДАГОГИЧЕСКИЙ

УНИВЕРСИТЕТ

Имени К.Э. ЦИОЛКОВСКОГО

ИНСТИТУТ СОЦИАЛЬНЫХ ОТНОШЕНИЙ

Кафедра

«Социальной педагогики и психологии

и организации работы с молодежью»

Курсовая работа

Общение в подростковом возрасте

КАЛУГА 2008


Содержание

Введение

1. Общие положения феномена и структуры развития общения

1.1 Структура развитие общения

1.2 Феномен общения

2. Особенности общения детей подросткового возраста

2.1 Социальная ситуация развития подростка

2.2 Личности подростка

2.3 Особенности общения подростка со взрослыми

2.4 Особенности общения подростка со сверстниками

2.5 Общение со сверстниками противоположного пола

2.6 Сексуальность в отрочестве

Заключение

Список литературы


Введение

Потребность в общении является внутренней основой личных взаимоотношений между людьми. Эта основная социальная потребность возникает и ясно проявляется уже на самых ранних этапах человеческой жизни. Почвой для ее развития, как отмечал Л.С. Выготский, является то, что любая потребность младенца становится потребностью в другом человеке.

Постепенно потребность в общении заставляет ребенка искать эмоциональный контакт не только со взрослыми, но и со сверстниками, с другими детьми. [8; с. 139–142.]

Новый этап развития потребности в общении, а значит и самих взаимоотношений, начинается с поступления ребенка в школу и активно продолжается на протяжении всего школьного процесса обучения, в который входит подростковый возраст. В систему общения подростка входит ансамбль из двух основных социально-психологических подсистем: подсистема «взрослый-подросток» (родители, педагоги), к которой «пристраивается» подсистема «подросток-ровестник» (братья и сестры, сверстники, одноклассники, группа общения). [7; с. 18–22.] В этой единой системе происходит процесс становления личности подростка и в частности развитие его потребностей и мотивов.

В деятельность социального педагога как раз и входит изучение подростка, создание условий для его самореализации, саморазвития; организация активной и творческой жизнедеятельности подростков; обеспечение комфортного самочувствия подростка, принятия его коллективом сверстников; помощь учителям и родителям в организации общения с подростком и, в случае необходимости, коррекции его развития. [3; с. 36] Это является особенно актуальным в условиях современного общества, когда происходит нарушение процесса общения и взаимодействия в семье, школе (между педагогом и подростком, в классном коллективе и т.д.), социальной среде в целом.

Изучению самого феномена человеческого общения, в том числе общения подростков, посвящены исследования А.А. Реана, В.С. Мухиной, Р.Ф. Савиных, Я.Л. Коломинского и др. Социально-педагогическая деятельность рассматривается в трудах А.В. Мудрика, М.В. Шакуровой, Н.Ф. Масловой, Р.В. Овчаровой и др.

Целью данного исследования является изучение общения детей подросткового возраста.

Таким образом, объектом исследования являются особенности общения подростков, а предметом – деятельность по организации общения детей подросткового возраста.

Задачи исследования:

1. Рассмотреть особенности общения подростков;

2. Выявить феномен, структуру развития и содержание общения подростков;

3. Раскрыть особенности формирования, проблемность и способы решения проблем общения детей подросткового возраста.

Структура работы: работа состоит из введения, двух глав, заключения, списка литературы, расположенных на 38 страницах. Список литературы включает 24 наименований.


Общие положения феномена и структура развития общения

Структура развитие общения

Одна из главных тенденций подросткового возраста переориентация с общения с родителями, учителями и вообще старшими на общение сровесниками,и это объясняется рядом причин.

Во-первых, общение со сверстниками – это важный специфический канал информации; по нему подростки обсуждают то что не могут сообщить родителям.

Во-вторых, это специфический вид межличностных отношений. Групповые игры, совместная деятельность вырабатывают навыки социального взаимодействия, умения соотносить личные интересы с общественными. Соревновательность групповых взаимоотношений, которой нет в отношениях с родителями, служит ценной жизненной школой,

В-третьих, это специфический вид эмоционального контакта. Сознание групповой принадлежности, солидарности облегчает подростку автономизацию от взрослых и дает чувство эмоционального благополучия. [8; c. 43.]

Психология общения в подростковом возрасте строится на основе переплетения двух потребностей: обособления и потребности включенности в какую-либо группу или общность. Усиливается потребность в автономии, неприкосновенности своего личного пространства. Типичная черта подростковых групп – чрезвычайно высокая конформность. Отстаивая свою независимость от старших, подростки некритично относятся к мнениям собственной группы. Неокрепшее «Я» нуждается в сильном «Мы», которое, в свою очередь, утверждается в противоположность каким-то «они».

В общении подростков отмечается ряд особенностей. Подростки, будучи постоянно озабочены сами собой и предполагая, что другие разделяют их озабоченность, обычно действуют в расчете на некую воображаемую или реальную аудиторию. [22; c. 67.]

Известный режиссер А. Эфрос писал: «Взрослые иногда плачут в театре. Подростки почти никогда не плачут. У него, уподростка, нет мужества на индивидуальную реакцию, а детское простодушие и умение «быть собой» он уже утратил.

Кроме того, преувеличивая свою уникальность, подростки создают свой «личный мир», вымышленную биографию, поддержание которой требует постоянных усилий.

Еще одна значимая сфера отношений подростков – отношения со взрослыми, прежде всего с родителями. Влияние родителей к этому периоду ограниченно, подросток переориентируется на общение со сверстниками, но его ценностные ориентации, понимание социальных проблем, нравственные оценки событий в первую очередь зависят от позиции родителей. Таким образом, родители, семья остается важной референтной группой.

Переходный возраст – период эмансипацииребенка от родителей, т.е. процесс отделения от семьи, индуцируемый стремлением подростка к самостоятельности и автономии. Эмансипация может бытьпоказывающей, насколько, значим для подростка эмоциональный контакт с родителями по сравнению с привязанностями к другим людям (дружбой, любовью), поведенческой,проявляющейся в том, насколько жестко родители регулируют поведение сына или дочери, или нормативной,показывающей, ориентируется ли подросток на те же нормы и ценности, что и родители, или на какие-либо другие. [12; c. 23.]

Процесс эмансипации часто вызывает у родителей реакцию в виде усиленной потребности в контроле, грусти, боязни их потерять. Одновременно у молодых людей снижается готовность слушаться и следовать указаниям родителей. Это связано с тем, что в представлении подростков взрослые все больше теряют те исключительные и в высшей степени надуманные свойства, которыми они, как правило, обладали раньше в глазах детей. Этот процесс выяснения отношений обостряется к концу взросления и разрешается по-разному, в зависимости от стиля отношений в семье, от индивидуальных особенностей подростка и его окружения.

Важную роль здесь играют эмоциональный тонсемейных взаимоотношений и преобладающий в семье тип контроля и дисциплины. Если в семье сложились теплые, доброжелательные отношения, основными средствами воспитания являются внимание и поощрение, то ребенок имеет больше шансов на высокое самоуважение, устойчивый положительный образ «Я», Недоброжелательность или невнимание со стороны родителей вызывают взаимную враждебность у детей. Эта враждебность может проявляться как явно, по отношениям к самим родителям, так и скрытно. Безотчетная, немотивированная жестокость, проявляемая иногда подростками по отношению к посторонним людям, нередко оказывается следствием детских переживаний. [12.c. 45.]

Эмоциональный тон семейного воспитания существует не сам по себе, а в связи с определенным типом контроля и дисциплины, направленных на формирование соответствующих черт характера. Наилучшие взаимоотношения подростков с родителями складываются обычно тогда, когда родители придерживаются демократического стиля воспитания. Этот стиль в наибольшей степени способствует воспитанию самостоятельности, активности, инициативности и социальной ответственности. При этом родители всегда объясняют мотивы своих требований; прислушиваются к мнению ребенка, но не исходят только из его желаний; предоставляют подростку право быть самостоятельным в каких-то областях жизни: не ущемляют его права, но одновременно требуют выполнения обязанностей. Формирование взрослости при таких отношениях проходит без особых переживаний и конфликтов. [24.c. 78.]

Крайние типы отношений, все равно, идут ли они в сторону авторитарности или либеральной всетерпимости, дают плохие результаты. Авторитарный стиль вызывает у подростков отчуждение от родителей, чувство своей незначительности и нежеланности в семье. Родительские требования, если они кажутся необоснованными, вызывают либо протест и агрессию, либо привычную апатию и пассивность. Перегиб в сторону всетерпимости вызывает у подростка ощущение, что родителям нет до него дела. Кроме того, пассивные, незаинтересованные родители не могут быть предметом подражания и идентификации, а другие влияния – школы, сверстников – часто не могут восполнить этот пробел, оставляя подростка без надлежащего руководства и ориентации в сложном и меняющемся мире. Ослабление родительского начала, как и его: гипертрофия, способствуют формированию личности со слабым «Я». [21.c. 91.]

Т.о. отношения с окружающими – наиболее важная сторона жизни подростков. Дети тяжело переживают неудовлетворение потребности в полноценном общении со значимыми взрослыми и сверстниками. Но эти переживания могут быть смягчены: разногласия в группе сверстников могут быть компенсированы общением с родителем или значимым взрослым; отсутствие понимание и эмоционального тепла в семье приводит подростка к сверстникам, где он находит необходимые ему отношения.

Феномен общения

Принципиальной теоретической основной междисциплинарных исследований проблем развития и формирования личности являются фундаментальные положения о социальной сущности человека.

Личность катализирует в своей психологической структуре общественных отношений, являясь одновременно их объектом и субъектом. Включенность личности в общественные отношения обуславливает тезис о первостепенной роли социального общения в этом процессе. [7; с. 5]

Ввиду сложности емкости феномена общения, толкование этого понятия зависит от исходных теоретических оснований. В самом общем виде общение выступает как форма жизнедеятельности.

Понятие «общение» близко соотносится с понятием коммуникации. Акт общения анализируется и оценивается по следующим компонентам:

· адресант – субъект общения;

· адресат – кому направлено общение;

· сообщение – передаваемое содержание;

· код – средства передачи сообщения, канал связи;

· результат – что достигнуто в итоге общения.

В отечественной психологии существует несколько подходов к пониманию общения. Предпочтительным представляется исходить из принципа неразрывного единства общения и деятельности.

В наиболее обобщенных классификациях выделяют три стороны общения:

- Коммуникативную;

- Интерактивную;

- Перцептивную.

Коммуникативная сторона общения связана с выявлением специфически информационного процесса между людьми как активными субъектами с учетом отношений между партнерами, их установок, целей и намерений.

Средствами коммуникативного процесса являются различные знаковые системы:

- речь;

- оптично-кинетическая система знаков – жесты, мимика, пантомимика;

- системы паралингвистическая и экстралингвистическая – интонация, паузы;

- система организации пространства и времени коммуникации;

- система «контакта глазами».

Важная характеристика коммуникативного процесса – намерение его участников повлиять друг на друга, воздействовать на общение партнера, обеспечить свое идеальную представленность в другом.

Интерактивная сторона общения представляет собой построение общей стратегии взаимодействия. Различают ряд типов взаимодействия между людьми, прежде всего – кооперацию и конкуренцию.

Перцептивная сторона общения включает в себя процесс формирования образа другого человека, что достигается «прочтением» за физическими характеристиками партнера его психологических свойств и особенностей поведения. Основные механизмы познания другого человека – идентификация и рефлексия. [23; с. 326–327].

Общение – одно из основных психологических категорий. Человек становится личностью в результате взаимодействия и общения с другими людьми. Общение – сложный многоплановый процесс установления и развития контактов между людьми, порождаемый потребностью в совместной деятельности и включающий в себя обмен информацией, выработку стратегии взаимодействия, восприятия и понимания партнера по общению. [23; c. 326].

Определяя сущность общения, его чаще квалифицируют как взаимодействия, который представляет собой специфическую деятельность.

Б.Д. Парыгин рассматривает общение «как сложный и многогранный процесс, которое может выступать, а одно и то же время и как процесс взаимодействия индивидов, и как отношение людей друг к другу, и как процесс их взаимовлияния друг на друга, и как процесс их сопереживания м взаимного понимания друг друга». [13; c. 178].

Общение – есть процесс, но статус процесса не правомерно приписывать и отношениям людей друг к другу. Отношения могут проявляться в каких-то процессах, всякий процесс взаимодействия предполагает наличие отношений. Отношения необходимо предполагается в каждом из компонентов общения. Без отношения невозможно ни взаимодействие, ни взаимовлияние, ни взаимное понимание, ни сопереживание. Общение обязательно предполагает взаимоотношения между общающимися, но понятия эти не совпадают друг с другом. Отношения между людьми всегда вплетены в общение и могут быть реализованы только в нем. [4; c. 21].

Взаимоотношения – это обязательно прямые межличностные отношения. Они могут быть непосредственными «лицом к лицу» или опосредствованными какими-то средствами коммуникаций, могут быть одновременными или отсроченными, но в них всегда должна сохраняться действительная возможность взаимности. [7; с 15–17].

Т.о., взаимоотношения, с одной стороны, реализуются и проявляются в процессе общения, представляет собой его мотивационно-потребностную основу, а с другой – видоизменяются, развиваются, формируются в процессе его протекания. В живом акте межличностного общения слиты воедино операционный, процессуальный, «являющийся» (внешний) и внутренний, мотивационный, отношенческий компоненты. В наблюдаемом акте общения мы имеем дело и с актуализацией существующих отношений, и с предпосылкой для их развития в сторону укрепления или ослабления, и с причиной возможного изменения самой модальности отношений, их знака.


Личность подростка

Подростковый возраст – остро протекающий переход от детства к взрослости, в котором выпукло переплетаются противоречивые тенденции. С одной стороны, весьма характерными становятся негативизм, дисгармоничность в строений личности, смещение установившейся системы интересов и направленностей ребенка. С другой стороны, подростковый возраст отличается множеством позитивных факторов: возрастает самостоятельность, более разнообразными и содержательными становятся межличностные отношения, расширяется сфера его деятельности и т.д. Важно, что этот период характеризуется выходом ребенка на качественно новую социальную позицию, с которой формируется его сознательное отношение к себе как члену общества. В этом возрасте особое положение начинает занимать общение, сознательное экспериментирование с собственными отношениями с другими людьми (поиски компании, конфликты, выяснения отношений и пр.).

Новообразованием подросткового возраста является «чувствовзрослости»как особая форма самосознания. По Д.Б. Эльконину, «чувство взрослости» есть новообразование сознания, через которое подросток сравнивает и отождествляет себя с другими (взрослыми или товарищами), находит образцы для усвоения, строит свои отношения с другими людьми, перестраивает свою деятельность. Чувство взрослости не зависит напрямую от полового созревания и проявляется в стремлении к самостоятельности, желании оградить важные стороны своей жизни от вмешательства родителей. Подростки претендуют на равноправие в отношениях с взрослыми и идут на конфликты, отстаивая свою «взрослую» позицию. Хотя претензии на взрослость часто бывают нелепыми, а образцы для подражания не лучшими, ребенку необходимо пройти через такую школу отношений, примерить на себя различные социальные роли, найти свою нишу в системе личностных взаимоотношений. Если на основе чувства взрослости подростку удается развернуть новую ведущую деятельность интимно-личностное общение, то к концу подросткового возраста складывается достаточно развитое самосознание, в котором совершается отрицание взрослости, благодаря переориентации на себя. Подросток осознает: я не взрослый, и именно поэтому ставятся задачи саморазвития, самосовершенствования, самоактуализации, характерные для юношеского возраста. [10; c. 85].

Необходимо подчеркнуть еще одну важную особенность подросткового возраста – его личностную нестабильность. Противоположные черты, стремления, тенденции сосуществуют и борются друг с другом.

Анна Фрейд отмечала: «Подростки считают себя центром Вселенной, и в то же время ни в один из последующих периодов своей жизни они не способны на такую преданность и самопожертвование. С одной стороны, они с энтузиазмом включаются в жизнь сообщества, а с другой – они охвачены страстью к одиночеству. Они колеблются между слепым подчинением избранному ими лидеру и вызывающим бунтом против любой и всяческой власти. Они эгоистичны и материалистичны и в то же время преисполнены возвышенного идеализма. Они аскетичны, но внезапно погружаются в распущенность самого примитивного характера».

В начале подросткового возраста, примерно в 11 – 12 лет, у подростка возникает интерес к своему духовному миру. Подросток хочет понять, какой он есть на самом деле, и представляет себе, каким он хотел бы быть. В этот период формируется «Я-концепция» – система внутренне согласованных представлений о себе, образов «Я». Противоречивость его положения, изменение структуры социальных ролей и уровня притязаний – все это актуализирует процесс самосознания. Познать себя ему помогают окружающие, в которых он смотрится как в зеркало, в поисках сходства и различия. Образы. «Я», которые создает в своем сознании подросток, разнообразны – они отражают все богатство его жизни, но сочетание их еще негармонично. Отдельные черты диссонируют. Неустойчивость, подвижность всей душевной жизни в начале и середине подросткового возраста приводит к изменчивости представлений о себе. Иногда случайная фраза, комплимент или насмешка приводят к заметному сдвигу в самосознании. [14; c. 45]

Открытие своего внутреннего мира – радостное и в то же время драматическое переживание. Внутреннее «Я» не совпадает с «внешним» поведением, актуализируя проблему самоконтроля. Происходит осознание своей уникальности, неповторимости и вместе с этим чувство одиночества. Подростковое «Я» расплывчато, оно нередко переживается как ощущение внутренней пустоты. Отсюда растет потребность в общении и одновременно повышается его избирательность, потребность в уединении.

«Странное чувство сейчас преследует меня, – пишет в дневнике восьмиклассница – Я чувствую одиночество. Раньше я, наверное, была центром общества, а теперь – нет. Но, как ни удивительно, меня это не задевает, не обижает. Мне стало нравиться одиночество. Мне хочется, чтобы никто не влезал в мою жизнь, у меня полное равнодушие ко всем, но не к себе…» [21; с. 86.]

Т.о. в конце подросткового возраста, на границе с ранней юностью, представления о себе стабилизируются и образуют целостную систему «Я-концепции».

Сексуальность в отрочестве

Так же общение со сверстниками идентичного или противоположного пола – это важный специфический канал информации; по нему подростки обсуждают то что не могут сообщить родителям, например, о сексуальных взаимоотношениях. [8; c. 43.]

Вотрочестве начинают формироваться сексуальные влечения, которые характеризуются определенной недифференцированностью и повышенной возбудимостью (обычно это состояние подростка называют гиперсексуальностью). Подросток может легко возбудиться под влиянием сюжета и зрительного восприятия кинофильма, рассказов о сексуальных действиях сверстника, собственных фантазий.

Естественно, при этом возникает внутренний конфликт между стремлением подростка освоить новые для себя формы поведения, например физические контакты, и запретами, как внешними – со стороны родителей, так и собственными внутренними табу.

Подростки при этом часто не решаются выступить инициаторами физических контактов. Социально приемлемой формой таких контактов считаются танцы, где приглашение партнера требует от подростка определенной уверенности в себе. Танцы, помимо других причин, в этом контексте становятся особенно значимыми. Первые опыты телесных контактов посредством танцев со временем содействуют их увеличению.

Психологическая фиксация на сексуальных переживаниях может быть направлена на мечту, на взрослого человека, на сверстника своего и другого пола. Поэтому в отрочестве под влиянием комплекса весьма разнообразных ситуаций могут возникать девиации сексуального поведения. В этом отношении наиболее подвержены сексуальным провокациям подростки с недостаточно развитым чувством моральных запретов, бездуховные, инфантильные, развитые физически, но не способные при этом давать несексуальный выход своей энергии. Отставание в развитии социальной и психологической зрелости и быстрое физическое созревание открывают путь половому влечению у одних, неадекватное же представление о взрослости подогревает стремление к сексуальным контактам у других. [10; c. 145]

Интерес к сексуальным контактам у многих подростков в силу своей значимости и одновременно отсутствия средств для выражения зачастую приводит их к карнавализации всего того, что связано с половой идентификацией. Когда возникает повод, мальчики с интересом переодеваются в девичьи платья, а девочки – в мальчиковую одежду. В этом случае отрок старается не только передать манеру двигаться и проявить себя в общении как представитель другого пола, но и вчувствоваться в глубинные свойства противоположного пола. Само по себе переодевание как знак возбуждает и придает особый смысл тому, что происходит в момент идентификации с противоположным полом. Все, что проделывают подростки, представляет собой прорыв из нормативной половой идентификации в карнавальные формы освоения табуированных обществом форм бытия противоположного пола.

Переодевания являются вполне корректной формой раскрепощения подростков и расширения их душевного опыта. Для этого приемлемы театрализованные представления, шоу и карнавалы. [12; c. 231].

В подростковой культуре нередко пользуются популярностью рассказы о своих любовных победах. Эти рассказы подростков (особенно мальчиков) о своих невероятных похождениях отличаются гиперболизацией описываемых ситуаций, своего сексуального поведения и невероятных последствий. Обычно подростки рассказывают друг другу прочитанные, подсмотренные и преувеличенные подлинные истории. Они понимают, что каждый явно присочиняет, но не уличают друг друга – ведь так важно вербализовать свои фантазии, пережить их вместе с другими. Иногда подростковая гиперсексуальность приводит к реальным сексуальным взаимоотношениям, когда одни подростки могут совращать других (это касается как подростков одного, так и противоположного пола). В более резких формах подростки могут совершать насилие над сверстниками.

Специалисты говорят, что обычно фиксации насилия уходят из эмоциональной памяти человека, и он обретает себя с возмужанием. Однако в период отрочества подросток может быть переполнен своими сексуальными переживаниями, особенно связанными с экстремальными ситуациями. Лишь в некоторых случаях насилие, садизм или мазохизм сексуально фиксируются человеком и могут сочетаться с нормальной половой жизнью. [7; c. 79].

Подростки с высокой сексуальностью часто занимаются онанизмом (принято считать, что около 70% подростков мужского и 15–20% женского пола после 14 лет занимаются онанизмом). В этом же возрасте между подростками может возникать так называемый групповой, совместный, онанизм, когда мастурбацией занимаются несколько подростков на виду друг у друга. Эта форма сексуального поведения чаще проявляется у подростков из неблагополучных семей, у лишенных родительского попечительства. Неокультуренная сексуальность, соединенная в совместных переживаниях, частично компенсирует нереализованную потребность в недостаточных положительных эмоциях, в любви, частично дает выход самому сексуальному напряжению. Однако совместная мастурбация может быть и у подростков из полных семей, обучающихся в престижных учебных заведениях и притязающих на высокий уровень интеллектуального развития. В «этом» подростки могут находить для себя некое таинство.

В отрочестве некоторые подростки начинают раннюю половую жизнь. Этому содействуют социально неблагополучные условия (отсутствие надзора, алкоголизация и наркотизация родителей, сиротство) и недоразвитие нравственных ценностных ориентации. У подростков, живущих в трудных условиях, как правило, отсутствуют чувство стыда, естественная застенчивость и доминирует сексуальное влечение. Подросток этого типа уходит полностью в сексуальные отношения, и все остальное в мире перестает для него существовать.

Согласно статистике ежегодно в России у пятнадцатилетних матерей рождается около 1,5 тыс. младенцев, у шестнадцатилетних- 9 тыс., у семнадцатилетних – 30 тыс. Ежегодно создается множество подростковых семей из-за ранней беременность девочки-подростка, но внебрачная рождаемость имеет тенденцию к росту. В последние годы беспорядочное начало половой жизни стало типичным явлением (считается, что среди подростков эта величина может быть определена 40–60%). Так, в Санкт-Петербурге среди матерей, родивших ребенка в возрасте до 18 лет, почти каждая десятая начала половую жизнь в возрасте до 14 лет. В Москве каждая третья женщина в возрасте 15–18 лет уже нуждается в предохранении от нежелательной беременности. С момента начала половой жизни и до рождения ребенка каждая пятая юная мать имеет 3–5 и более сексуальных партнеров. [10; c. 365].

Беременность и роды в подростковом возрасте нарушают процесс роста и развития. Кроме того, беременность создает для девочки-подростка особую ситуацию психологического дискомфорта, последствия которого либо формируют чувство вины, комплекс неполноценности, либо побуждают к еще большему освобождению от нормативного поведения, соответствующего возрасту. Переживания девочки-подростка, связанные с беременностью, усугубляются также отношениями с родителями, которые чаще всего применяют репрессии к своему незадачливому чаду. [23; c. 238].

Т.о. очень важно педагогам и в частности социальным педагогам просвещать подростков по вопросам любви и секса, готовить их к этой сфере взрослой жизни. И в первую очередь следует воспитывать чувство ответственности за себя и за другого человека, того, к кому подросток испытывает первое чувство любви или половое влечение.


Заключение

Исходя из выше описанного, индивидуальное развитие человека осуществляется в процессе установления многообразных прямых и косвенных непосредственных отношений с окружающей социальной средой, в процессе общения, реализующего и формирующего эти отношения. Вне общения немыслимо человеческое общество, так как общение выступает в нем как способ объединения людей и как способ их развития.

В подростковом возрасте происходит перестройка общения подростка с людьми. Только одна учебная деятельность по-новому определяет отношение подростка со взрослыми и сверстниками.

Проблема общения подростков описана в трудах многих педагогов и психологов, но в современной действительности она приобретает новый контекст – становится объектом изучения социальной педагогики, так как гармоничное общение подростка с миром обуславливает его благоприятное отношение к самому себе и к миру, придает веру в себя, в общественные ценности, в собственное совершенство.

Общение подростков является сложной социально-психологической системой, состоящей из двух основных подсистем: общение подростка со взрослыми, главным образом с родителями и педагогом, и общение со сверстниками.

Общение со взрослыми зависит, прежде всего, от стиля, предлагаемого родителями и педагогом. В обоих случаях наиболее благоприятным для полноценного и гармоничного развития личности подростка является демократический стиль.

Так как в процессе общения подростка со взрослыми и сверстниками формируется его личность, происходит становление отношения подростка к миру, то главная задача социально-педагогической деятельности видится в том, чтобы добиваться оптимального уровня взаимоотношений подростка и социума. [2; c. 101].

Анализ теории и практики формирования общения подростов так же свидетельствует и о его существенных недостатках. Ученые не уделяют внимания рассмотрению педагогических условий и путей формирования общения подростов. Мало внимания уделяется формированию общения подростков с учетом их индивидуальных показателей развития (уровень коммуникативных умений, наличие или отсутствие отклонений в психическом развитии); недостаточно полно используются возможности таких практико-ориентированных средств формирования общения, как занятия с психологом, тренинги; не уделяется внимание формированию адекватной самооценки как одному из важных условий развития общения. Выявленные недостатки в теории и практике формирование общения подростков объясняются наличием объективно складывающихся противоречий: между существующей потребностью поиска эффективных условий формирования общения детей с личностно-деятельностного подхода и преобладанием авторитарного подхода в практическом решении данной проблемы; между объективной необходимостью формирования общения в подростковом возрасте и недостаточным организационно-методическим обеспечением данного процесса. [21; c. 56.]

Важно отметить, что профессиональная социально-педагогическая деятельность – это последовательная работа по социальному воспитанию детей и подростков в конкретном окружающем их микросоциуме, направленная на их успешную адаптацию, индивидуализацию и интеграцию в нем. Ее объектом прежде всего является ребенок в микросоциальном мире, а предметом – процесс социального воспитания детей и подростков (социальное воспитание – забота общества и государства о своем прогрессе в лице созидательного развития младших поколений. [14; c. 37].

Главным направлением в работе по гармонизации общения подростков является работа с семьей. В современном обществе институт семьи переживает глубокий кризис. И так как семья является первой и ближайшей средой подростка, то проблемы семьи негативно влияют на его развитие, социализацию, адаптацию в обществе, приводят к деформации всех уровней общения подростка.

Важными аспектами деятельности является индивидуальная работа с подростками, родителями; организация совместной семейной деятельности; групповая работа с классным коллективом и группой общения.

Социально-педагогическая деятельность носит комплексный характер и требует системного подхода в осуществлении психолого-педагогической помощи и формировании навыков общения в подростковом возрасте.

Деятельность всех институтов образования и воспитания ориентирована на реализацию целей социального воспитания, работу с подростком в личностно-средовом контексте, в его социуме, окружающей микросреде, в сфере общения с приоритетом на развитие подростка, а также необходимую коррекцию его развития, ведь, как писал П.Ф. Каптерев, «воспитание каждого подростка непременно включает в себя 2 вида деятельности: деятельность, направленную на исправление недостатков и деятельность, направленную на прямое развитие сил». [16; c. 112].


Список литературы

1. Буева Л.П. Социальная среда и сознание личности. – М., 1968. – 287 с.

2. Вульфов Б.З., Иванов В.Д. Социальная педагогика как научная дисциплина и учебный предмет. // Педагогика, 2000. №8. – с. 100–1002.

3. Выгорбина А.Е. Специфика воспитательной работы социального педагога. // Педагогика, 2000. №5. – с. 36–41.

4. Горянина В.А. Психология общения: Учеб. пособие для студ. вузов. – М.: Академия, 2002. – 416 с.

5. Деманова И.А. Педагог в пространстве детства. // Народное образование, 2001. №6. – с. 141–146.

6. Заслуженюк В.С., Семиченко В.А. Родители и дети: Взаимопонимание или отчуждение?: Книга для родителей. – М.: Просвещение: АО «Учеб. лит.», 1996. – 191 с.

7. Коломинский Я.Л. Психология взаимоотношений в малых группах (общие и возрастные особенности). – Мн.: БГУ, 1976. – 352 с.

8. Коломинский Я.Л., Реан А.А. Социальная педагогическая психология. – СПб.: ЗАО «Издательство «Питер», 1999. – 416 с.

9. Мудрик А.В. Социальная педагогика: Учеб. для студ. пед. вузов. / Под ред. В.А. Сластенина. – М.: Академия, 2000. – 200 с.

10. Мухина В.С. Возрастная психология: феноменология развития, детство, отрочество: Учебник для вузов. – М.: Академия, 2003. – 456 с.

11. Овчарова Р.В. Справочная книга социального педагога. – М.: ТЦ «Сфера», 2001. – 480 с.

12. Парыгин Б.Д. Социальная психология как наука. – Л., 1965. – 346 с.

13. Парыгин Б.Д. Основы социально-психологической теории. – М., 1971. – 258 с.

14. Рабочая книга социального педагога. / Под ред. Н.Ф. Масловой. – Орел, 1994. – 196 с.

15. Семейное воспитание: Хрестоматия. / Сост. П.А. Лебедев. – М.: Академия, 2001. – 408 с.

16. Словарь по социальной педагогике. / Авт.-сост. Л.В. Мардахаев. – М.: Академия, 2002. – 368 с.

17. Фирсов М.В., Студенова В.Г. Теоретические основы социальной работы: Учеб. пособие для студ. вузов. – М.: ВЛАДОС, 2001. – 432 с.

18. Хрестоматия по возрастной психологии: Учеб. пособие. – М.: Изд-во Моск. психолого-социального института; Воронеж: НПО «МОДЭК», 2003. – 400 с.

19. Ценципер А.Б. Опыт исследования зависимости положения ученика в коллективе от его индивидуальных особенностей. // Некоторые вопросы совершенствования процесса обучения и воспитания. – Минск, 1970. – 250 с.

20. Шакурова М.В. Методика и технология работы социального педагога. – М.: Академия, 2003. – 456 с.

21. Шакурова М.В. Социальное воспитание в школе. / Под ред. А.В. Мудрика. – М.: Академия, 2004. – 272 с.

22. Шапарь В.Б. Новейший психологический словарь. / В.Б. Шапарь, В.Е. Россоха, О.В. Шапарь; под общ. ред. В.Б. Шапарь. – Ростов н/Д.: Феникс, 2006. – 808 с.

23. Швалева Н.В. Мотивы выбора партнера для межличностного общения в группах различного уровня развития. // Социально – психологические проблемы управления коллективами. – М., 1974. – 280 с.

24. Шуман С.Г. Школьный конфликт глазами психолога. // Педагогика, 2001. №9. – с. 46–51