Механизмы и эффекты социальной перцепции

Человек вступает в общение как личность, и воспринимается партнером также как личность. Впечатления, которые возникают при этом, играют важную регулятивную роль в процессе общения. Во-первых, потому, что, познавая другого, формируется и сам познающий индивид. Во-вторых, потому, что от меры точности «прочтения» другого человека зависит успех организации с ним согласованных действий.

Представление о другом человеке тесно связано с уровнем собственного самосознания. Связь эта двоякая: с одной стороны, богатство представлений о самом себе определяет и богатство представлений о другом человеке, с другой стороны, чем более полно раскрывается другой человек, тем более полным становится и представление о самом себе. С позиции психоанализа эту мысль высказал Л. С. Выготский, написав, что личность становится для себя тем, что она есть в себе, через то, что она представляет собой для других [10].

В эти процессы включены как минимум два человека, и каждый из них является активным субъектом. Следовательно, сопоставление себя с другим осуществляется как бы с двух сторон: каждый из партнеров уподобляет себя другому. При построении стратегии взаимодействия каждому приходится принимать в расчет не только потребности, мотивы, установки другого, но и то, как этот другой понимает мои потребности, мотивы, установки. Все это, как считает Г. М. Андреева, приводит к тому, что анализ осознания себя через другого включает две стороны: идентификацию и рефлексию. Кроме того, в этот же процесс включается и каузальная атрибуция [4].

Идентификация буквально обозначает отождествление себя с другим, один из самых простых способов понимания другого человека – уподобление себя ему. В ситуациях взаимодействия люди чаще всего используют следующий прием: предположение о внутреннем состоянии партнера строится на основе попытки поставить себя на его место.

Понятие «идентификация» по своему содержанию близко понятию «эмпатия». Описательно эмпатия также определяется как особый способ понимания другого человека, но здесь имеется в виду не рациональное осмысление проблем другого человека, а, скорее, стремление эмоционально откликнуться на его проблемы. Механизм эмпатии в определенных чертах сходен с механизмом идентификации: в обоих случаях присутствует умение поставить себя на место другого, взглянуть на вещи с его точки зрения. Но взглянуть на вещи с чужой точки зрения не всегда означает отождествить себя с этим человеком. Если человек отождествляет себя с кем-то, это значит, что он строит свое поведение так, как строит его этот другой. Если же человек проявляет к другому эмпатию, то он принимает во внимание линию поведения партнера, но свою собственную может строить совсем по-иному.

Однако субъекту общения важно не только отстраненно, со стороны понять другого человека, но и принять во внимание, как индивид, вступивший с ним в общение, будет воспринимать и понимать его самого. Иными словами, процесс межличностного восприятия осложняется явлением рефлексии.

А. В. Петровский считает, что рефлексия в социальной психологии означает осознание действующим индивидом того, как он воспринимается партнером по общению. Таким, образом восприятие человека человеком можно уподобить удвоенному зеркальному отражению. Человек, отражая другого, отражает и себя в зеркале восприятия этого другого [22].

В повседневной жизни субъект, как правило, не имеет полной, научно обоснованной информации о людях, что вынуждает его приписывать другим причины их действий и поступков. Потребность понять причины поведения партнера по взаимодействию возникает в связи с желанием интерпретировать его поступки. Такое причинное объяснение поступков другого человека путем приписывания ему чувств, намерений, мыслей и мотивов поведения носит название каузальной атрибуции или причинной интерпретации [22, c. 150].

Приписывание осуществляется либо на основе сходства поведения воспринимаемого лица с каким-то другим образцом (стереотипом – Ж.Е.В.), имевшемся в прошлом опыте субъекта восприятия, либо на основе анализа собственных мотивов, предполагаемых в аналогичной ситуации (в этом случае может действовать механизм идентификации – прим. Г. М. Андреевой) [4].

Стереотип здесь – сформировавшийся образ человека, которым пользуются как штампом. Стереотипизация – классификация форм поведения и интерпретация их причин путем соотнесения к уже известным или кажущимся известными явлениям, т.е. отвечающим социальным стереотипам. Она сопровождает все явления социальной перцепции. Как правило, стереотип возникает на основе достаточно ограниченного прошлого опыта, в результате стремления строить выводы на базе ограниченной информации.

Стереотипизация может складываться как результат обобщения личного опыта субъекта межличностного восприятия, к которому присоединяются сведения, полученные из книг, кинофильмов и т.п., запомнившиеся высказывания знакомых. При этом, по мнению А. В. Петровского, эти знания могут быть не только сомнительными, но и ошибочными, наряду с правильными заключениями могут оказаться неверные [22]. Все неверные стереотипы, включенные в процесс восприятия другого человека, формируют ошибочное познание людей и деформируют процесс общения с ними.

Г. М. Андреева пишет, что в процессе познания людьми друг друга стереотипизация может привести к двум различным следствиям. С одной стороны, к определенному упрощению этого процесса, когда стереотип не несет в себе оценочного суждения, а только констатацию факта. Во втором случае, когда констатация заменяется оценкой, стереотипизация приводит к возникновению предубеждения. Очень часто стереотипы такого характера возникают относительно групповой принадлежности человека, например принадлежности к определенной национальности. На основе ограниченной информации об отдельных представителях этноса строятся предвзятые выводы относительно всей группы [4].

Характер каузальной атрибуции зависит от различных условий, хорошо изученных в психологии. Мера и степень приписывания зависят от двух показателей: от степени уникальности поступка и от степени его социальной «желательности». Так, типичное поведение, предписанное ролевыми образцами, легче поддается интерпретации, чем уникальное, которое допускает множество интерпретаций. Под социально «желательным» понимается поведение, соответствующее социальным и культурным нормам, оно достаточно легко и однозначно объясняется. При нарушении этих норм диапазон возможных объяснений расширяется.

Характер атрибуций зависит также от того, кем выступает субъект восприятия: участником какого-либо события или его наблюдателем. Интерпретация во многом зависит от избранного типа атрибуции. Психологами выделено три типа: личностная атрибуция, когда причина приписывается лично совершающему поступок; стимульная, когда причина приписывается тому объекту, на который направлено действие; обстоятельственная атрибуцию, когда причина совершающегося приписывается обстоятельствам. Выявлено, что наблюдатель чаще использует личностную атрибуцию, а участник склонен в большей мере объяснить совершающееся обстоятельствами [4].

На основании многочисленных экспериментальных исследований атрибутивных процессов был сделан вывод о том, что они составляют основное содержание межличностного восприятия. Конечно, этот вывод не разделяют все исследователи, но важность открытия явления атрибуции очевидна для более углубленного представления о содержании восприятия человека человеком.

Успех межличностной перцепции зависит от характеристик как субъекта, так и объекта восприятия. При изучении этого процесса исследователи определили проблему широкого плана – проблему эффектов при восприятии других людей: эффект первого впечатления (установки), эффект ореола, эффект первичности и новизны.

Эффект установки играет значительную роль при формировании первого впечатления о незнакомом человеке, что было выявлено в экспериментах А. А. Бодалева. Двум группам студентов была показана фотография одного и того же человека. Но предварительно первой группе было сообщено, что человек на предъявленной фотографии является закоренелым преступником, а второй группе о том же человеке было сказано, что он крупный ученый. После этого каждой группе было предложено составить словесный портрет этого человека. В первом случае были получены соответствующие характеристики: глубоко посаженные глаза свидетельствовали о затаенной злобе, выдающийся подбородок - о решимости «идти до конца в преступлении» и т. д. Соответственно во второй группе те же глубоко посаженные глаза говорили о глубокой мысли, а выдающийся подбородок - о силе воли в преодолении трудностей на пути познания и т. д. [28].

Эффект ореола (галоэффект) заключается в тенденции переносить предварительно полученную благоприятную или неблагоприятную информацию о каком-либо человеке на реальное его восприятие. Воспринимаемые черты как бы накладываются на тот образ, который уже был создан заранее. Эффект ореола проявляется в том, что общее благоприятное впечатление приводит к позитивным оценкам и неизвестных качеств воспринимаемого, и наоборот, общее неблагоприятное впечатление способствует преобладанию негативных оценок. Исследователи установили, что этот эффект наиболее явно проявляется тогда, когда воспринимающий имеет минимальную информацию об объекте восприятия, а также суждения касаются моральных качеств. Эффект ореола выражает тенденцию затемнить определенные характеристики и высветить другие, он играет роль своеобразного фильтра при «прочтении» партнера по общению [4, c. 126-127].

Эффект «первичности и новизны» также увеличивается трудности межличностной перцепции. Он касается значимости определенного порядка предъявления информации о человеке для составления представления о нем: ранее предъявленная информация рассматривается как «первичная», а поздно предъявленная как «новая». Эффект новизны возникает тогда, когда по отношению к знакомому человеку наиболее значимой оказывается последняя, т. е. более новая информация о нем. Эффект первичности же возникает, когда по отношению к незнакомому человеку более значимой оказывается первая информации. Наличие эффектов в межличностном восприятии представляет определенные трудности в изучении данного процесса, поэтому проблема точности восприятия человека человеком исследуется дополнительно.

Особый круг проблем межличностной перцепции возникает в связи с включением в этот процесс специфических эмоциональных регуляторов. Люди не просто воспринимают друг друга, а формируют определенные отношения друг к другу. Г. М. Андреева пишет, что на основе сделанных оценок рождается разнообразная гамма чувств – от неприятия до симпатии, даже любви. Область исследований, связанных с выявлением механизмов образования различных эмоциональных отношений к воспринимаемому человеку, получила название исследования аттракции. Исследование аттракции в социальной психологии – относительно новая область [4].

Включение механизма аттракции в процесс межличностного восприятия раскрывает отношения, возникшие в процессе общения. Исследования аттракции занимают важное место в общей логике социальной психологии, т.к. служат развитию представления о человеческом общении как единстве его трех сторон: коммуникативной (обмен информацией), интерактивной (организация взаимодействия) и перцептивной (восприятие и понимание партнерами друг друга).

Люди обладают различной степенью способности к общению, к развитию межличностной чувствительности. Эти способности могут быть развиты и совершенствоваться в процессе проведения социально-психологических тренингов по межличностной чувствительности. В настоящее время в практике зарубежной психологии организуются так называемые Т-группы (Т - начальная буква слова «тренинг»), в которых проводятся тренировки межличностной чувствительности. Подобные тренировки стали проводиться и в нашей стране: организуются социально-психологические тренинги с применением сенситивной методики. Сенситивный метод относится к категории методов межличностной чувствительности. Основной целью сенситивного тренинга является развитие и совершенствование способности индивидов понимать друг друга.

Участники не должны быть ранее знакомы друг с другом. Не предусматривается никаких попыток при формировании группы структурировать ее по признаку образования, занимаемой должности, квалификации или профессии. В ходе такого тренинга участники включаются в совершенно для них новую сферу социального опыта, благодаря которой узнают, как они воспринимаются другими членами группы и получают возможность сравнивать эти перцепции с самовосприятием [4].

Таким образом, восприятие себя и другого – сложный процесс построения образа «Я» и другого человека в сознании воспринимающего. Он играет важную роль в социальной адаптации, является одним из компонентов общения. Социальное восприятие характеризуется предметностью, объективированностью и субъективностью, целостностью и структурностью. Ему присущи константность образа человека, активность и осмысленность процесса.


1.2 Невербальные средства общения в процессе восприятия человека человеком

Лицо человека, его жесты, мимика, общий стиль поведения, походка, его манера стоять, сидеть, привычные позы и их изменение во время разговора, пространственная ориентация по отношению к партнерам, интонация голоса, а также различные сочетания этих факторов – все это имеет определенное социально-перцептивное содержание и несет информацию о внутренних состояниях и характеристиках человека.

Невербальные коммуникации обычно осуществляются совместно с речевыми и всегда как часть ситуации, которая передает контекст. Особенностями невербальных сообщений являются их ситуативность – они указывают на состояние человека и его отношение к окружающему в данный момент; синтетичность – экспрессивное поведение воспринимается комплексно, отдельные единицы невербальных сигналов трудно выделить; непроизвольность – многие невербальные сигналы спонтанны [24].

Исследователи выделяют следующие функции невербальных сообщений, которые важно учитывать [18]:

1. В процессе невербального общения человек получает информацию о личности коммуникатора. Это сведения о темпераменте человека, его эмоциональном состоянии, его личностных свойствах и качествах, «Я-образе» и самооценке, коммуникативной компетентности, социальном статусе и принадлежности к определенной группе или субкультуре.

2. Получает информацию об отношении участников коммуникации друг к другу, которая включает сведения о желаемом уровне общения (социальная и эмоциональная близость или отдаленность), характере взаимоотношений, их динамике.

Отечественные психологи обращаются к невербальному, экспрессивному «языку» как показателю индивидуально-личностных характеристик человека, его отношений и взаимоотношений, как средству влияния на другого человека [1, 24]. Особенно актуальными становятся выводы психологии невербального общения в связи с развитием социальной психотерапии, социально-психологического тренинга.

Л. М. Шипицына выделяет четыре формы невербальных средств общения, каждая из которых использует свою знаковую систему [38, с.24]:

1) кинетика – система знаков, включающая в себя жесты, мимику и пантомимику. Представляет собой свойство общей моторики различных частей тела (рук, лица, позы) отображать его эмоциональные реакции.

2) паралингвистика – система знаков, представляющая собой «добавки» к вербальному общению: вокализация (качество голоса, его диапазон, тональность); паузирование, покашливание, смех, плач; темп речи.

3) проксемика – пространственная и временная организация пространства человека.

4) визуальное общение – «контакт глаз», т.е. знаки, представляемые движениями глаз.

Структура опознания эмоций обуславливается их двойственной природой, следствием взаимосвязи психофизиологических процессов. Эмоциональные состояния формируются на висцеральном, соматическом и психическом уровнях. Эти три составляющие эмоционального процесса тесно связаны между собой и вместе с тем обладают определенной степенью независимости; взаимосвязь и интеграция этих составляющих приводит к формированию конкретного состояния. А. А. Бодалев пишет, что эмоциональные состояния могут быть дифференцированы на основе мимики и существуют общие компоненты в выражении определенных эмоций [28].

В. А. Барабанщиков считает, что лицо представляет собой своеобразный экран, на котором с большей или меньшей полнотой отображается динамика актуальных переживаний человека. Благодаря этому оно выполняет сигнальную и регулятивную функции, выступая в качестве одного из каналов невербальной коммуникации [5].

Мимика – это сокращение различных мышц лица для выражения своих переживаний и отношения к чему- или кому-либо. Мимика является одним из средств экспрессивного проявления эмоций. По выражению лица можно также предугадать намерения человека [13, c. 55-56].

Б. С. Волков пишет о двойственной природе мимики, что может приводить к неоднозначности толкования эмоциональных выражений: во-первых, мимика обусловлена врожденными формами отражения фундаментальных эмоций на лице (страх, радость, боль), а, во-вторых, она обусловлена социальными нормами взаимоотношений людей [9].

Однако, как отмечает Л. М. Шипицына, у всех людей имеются большие «способности» к распознаванию основных эмоций по выражению лица, а передача эмоциональных состояний – одна из главных функций лицевой мимики. При этом основную информационную нагрузку несут брови и область вокруг рта (губы). Выражения лица весьма выразительны, очень хорошо видимы для окружающих, достаточно осознаваемы и контролируемы. [38, с.26]

А. А. Бодалев пишет, что об эмоциональном состоянии другого человека мы судим с опорой на общественный и индивидуальный опыт общения, а опознание эмоций – это сложный процесс, включающий как когнитивный, так и аффективный компоненты. Основными составляющими процесса опознания являются формирование перцептивного образа и сличение этого образа с хранящейся в памяти системой эталонов. Автор указывает на то, что для человека формирование социально-психологических эталонов оказывается в большинстве случаев стихийным процессом, и он может не осознавать, что у него формируются те или иные эталоны и что они актуализируются, когда он оценивает другую личность или себя. Форма и содержание социально-психологических эталонов обусловлены личным опытом субъекта, что оказывает определенное влияние на успешность опознания эмоций специфики ориентации воспринимающего во внешнем выразительном поведении другого человека, то есть что для него является более информативным [28].

Как пишет Е. И. Изотова, сложность процесса опознания (восприятия) эмоций состоит в том, что структура эталона меняется в зависимости от модальности эмоционального состояния. Способствовать преодолению данной трудности может выделение ведущего компонента экспрессивного поведения, входящего в структуру каждого эталона. Этим компонентом является мимика лица. Несмотря на многозначность и высокую индивидуализацию мимических изменений у человека, восприятие и идентификация им эмоций другого человека достаточно адекватны, что объясняется свойствами невербальных сигналов: комплексностью их выражения и ситуативностью возникновения (контекст определенной эмоциогенная ситуация). Именно ориентация на мимику, как на определяющий компонент экспрессии у взрослых и детей является ведущей [12].

Невербальная коммуникация представляет собой не только обмен экспрессивными сообщениями между людьми, но и их интерпретацию. Так как язык тела и внутренний мир человека взаимосвязаны, отслеживание такой информации в ходе общения сможет помочь его участникам получить сведения о личностных характеристиках собеседника, о его внутреннем мире, настроении, помыслах и чувствах, намерениях и ожиданиях, переживаниях и др.

Умение правильно опознавать невербальные знаки позволяет устранять затруднения, возникающие в общении, и перестроиться в процессе беседы, сделать общение более продуктивным, помогает установить контакт, межличностное взаимопонимание, достигнуть наибольшей эффективности общения.