Петербургский период жизни М.И. Туган-Барановского

Петербургский период жизни М.И. Туган-Барановского

Вступительное слово

Здравствуйте, друзья! Сегодня мы вместе проследим яркий, но вместе с тем непростой этап жизни экономика и социолога Михаила Ивановича Туган-Барановского. Тема нашей экскурсии: «жизнь и творчество М.И. Туган-Барановского». Нас зовут Костина Светлана Витальевна и Семерижная Юлия Вячеславовна. Сегодня мы хотим рассказать о малоизвестном, но интересном периоде жизни Михаила Ивановича.

Начнём мы своё путешествие с Санкт-Петербургского государственного университета, а закончим Санкт-Петербургским политехническим университетом. Нам предстоит пять переездов автобусом (от Санкт-Петербургского государственного университета до Волковского православного кладбища; от Волковского православного кладбища через Лиговский проспект до Казанского кафедрального собора; от Казанского кафедрального собора до Литовского замка; от Литовского замка до дома Вольного экономического общества; от дома Вольно-экономического общества до Санкт-Петербургского политехнического университета). Хочу напомнить вам о правилах поведения в автобусе:

1. Запрещается ходить по салону при движении и отвлекать водителя;

2. Пассажиры не должны открывать двери автобуса;

3. Обязаны соблюдать чистоту и порядок, бережно относится к оборудованию;

Если у вас возникнут какие- либо вопросы ко мне, вы можете задать их по окончанию экскурсии.

Контрольный текст экскурсии

В автобусе

Михаил Иванович Туган-Барановский – это российско-украинский экономист, расцвет академической карьеры которого пришелся на начало XX века. Также он был известным политиком и государственным деятелем. Туган-Барановский является представителем так называемого легального марксизма в царской России. Йозеф Шумпетер считал его самым выдающимся русским экономистом своего времени. За свою жизнь он написал множество работ, посвященных теории стоимости, распределению общественного дохода, истории развития менеджмента и основам совместной управленческой деятельности.

Происходил из древнего дворянского рода литовских татар (полная фамилия - Туган-Мирза-Барановский), осевшего на Слобожанщине. Его отец (1840–1911) после крещения в православие стал именоваться Иваном Яковлевичем. В молодости он служил в гусарском Гродненском полку, проиграл в карты два имения, был кутилой и бретёром. Женился «увозом» на Анне Станиславовне, дочери дворянина литовского происхождения Станислава Людвиговича Монвиж-Монтвида и польской дворянки Марфы Шабельской, так как её родители были против этого брака.

Кроме Михаила в семье были дети: сын Николай Туган-Барановский -(1870–1935), сенатор, директор канцелярии министерства путей сообщения; дочь Елена; дочь Людмила (ок. 1877–1960).

Выход из автобуса

Сейчас мы находимся возле Санкт-Петербургского государственного университета (Университетская набережная, д. 7–9), который ранее назывался Императорский Санкт-Петербургский университет.

В 1883 г. он поступил на первый курс естественного отделения физико-математического факультета Петербургского университета. Вероятно, именно университет и сама обстановка столицы России сыграли наибольшую роль в его общественном определении. Его товарищами по университету были студенты, ставшие вскоре очень известными людьми. Это будущие писатели В.В Вересаев и А.С. Серафимович, тогда студенты историко-филологического факультета, их однокурсник - публицист и издатель В.А Поссе, ученый-естественник И.Н. Чеботарев. А однокурсниками и товарищами М.И. Туган-Барановского были брат В.И. Ленина - Александр Ульянов, Петр Шевырев, О.М. Говорухин, И.Д. Лукашевич. Последние четверо в начале 1887 г. составили революционную организацию «Террористическая фракция "Народной воли"».

В 1886 году из-за своих политических взглядов Михаил Иванович был отчислен из университета и отправлен домой в Харьковскую губернию. Однако в 1895 г. бывший студент Санкт-Петербургского университета возвращается в его стены уже в качестве приват-доцента по кафедре политической экономии и статистики.

И тем не менее, проработав около двух лет, в 1897 г. уже известный к тому времени ученый был вынужден покинуть Университет.

В 1898 г. он возвращается к преподавательской работе в Санкт-Петербургском университете и вновь ненадолго. По причине политической неблагонадежности в 1899 г. он был лишен права преподавания в столичных высших учебных заведениях и смог вернуться в Санкт-Петербургский университет лишь в 1906 г. В 1912 г. Советом Университета М.И. Туган-Барановский был избран профессором, но Министерство не утвердило его в этом звании, несмотря на то, что к этому времени он был уже всемирно известным ученым и блестящим преподавателем. По существу, все его лекции носили публичный характер и пользовались большим интересом у студентов не только юридического, но и других факультетов Университета.

С 1906 по 1917 гг. был профессором политической экономии Бестужевских высших женских курсов при данном университете.

После Февральской революции 1917 г. Совет тогда уже Петроградского университета вновь вернулся к вопросу об избрании М.И. Туган-Барановского профессором Университета по кафедре политической экономии и статистики и принял по этому вопросу положительное решение. Ему было поручено заведование Экономическим кабинетом Университета, однако приступить к новым обязанностям М.И. Туган-Барановский так и не смог, поскольку решением Временного правительства он был назначен генеральным секретарем по ведомству финансов Украинского генерального секретариата.

В автобусе

Во время учебы Михаила Ивановича в Петербургском университете предпринимались попытки создания в Петербурге студенческой политической организации. В конце 1885 г. были организованы студенческие землячества, а затем оформился и союз землячеств. "Союз, - вспоминал литературовед В.В. Вересаев, - был учрежден нелегальным, и юридически столовая числилась частным предприятием". В начале 1886 г. нелегальные связи членов Союза еще более укрепились. М.И. Туган-Барановский не остался в стороне. Член будущей организации «Террористическая фракция "Народной воли"» И.Д. Лукашевич в своих воспоминаниях приводит полученное от П. Шевырева из Самары 19 апреля 1886 г. письмо. "Любезнейший Лукашевич! - пишет П. Шевырев. - Я к вам с просьбой - я ее просил вам передать Барановского, - не знаю, передал ли он се? Но на всякий случай еще раз попрошу вас. Будьте так добры, Лукашевич, дополучите деньги со следующих лиц: с Рыбалкина 2 руб. 50 коп., с Власова 2 руб., с Ульянова 2 руб." Далее в письме говорилось, что деньги нужны для гектографирования устава землячества, в целом на его нужды и на открытие студенческой столовой.

Выход из автобуса

Сейчас мы с вами находимся на Волковском православном кладбище (наб. реки Волковки, 1). Здесь Союз землячеств, в котором состоял Туган-Барановский была организация в Петербурге панихиды на Волковом кладбище по случаю 25-летней годовщины со дня смерти Н. Добролюбова. Эта панихида и главным образом ее последствия в конечном итоге создали почву, на которой возникло студенческое антиправительственное движение, переросшее в заговорщическую организацию. В принципе в такой эволюции ничего удивительного не было. Уже Союз землячеств, как вспоминал его активный участник М. Новорусский, среди других своих целей (саморазвитие, касса, библиотека) "выставлял между прочим - страшно сказать - выработку сознательных революционеров”.

Таким образом, панихида по случаю 25-летней годовщины смерти Н. Добролюбова послужила толчком к саморазвитию революционного петербургского студенчества и определению им политической позиции. В этих событиях роль М.И. Туган-Барановского была, по-видимому, значительной. Она четко прослеживается и по материалам Департамента полиции, и по мемуарам. Итак, о том, что произошло. 17 ноября 1886 г. перед воротами кладбища собралось около тысячи студентов разных вузов. Поскольку о предстоящей панихиде было сообщено заранее, то, естественно, об этом знала и полиция. Полиция решила не допустить собравшихся на кладбище, хотя студенты пришли с венками, на которых значились довольно абстрактные в политическом плане надписи: "Студенты-поляки - поборнику прогресса", «Русское студенчество - благородному борцу против "темного царства"» и другие подобные. Но даже в этих скромных лозунгах полиция увидела "потрясение основ" режима. Здесь, очевидно, сыграл свою роль хорошо известный нам, так называемый запретительный синдром. Жандармский полковник не позволил собравшимся пройти на кладбище. Однако присутствовавшие стали все сильнее напирать на ворота кладбища, "так что потребовалось всех бывших в наряде нижних полицейских чинов выстроить перед оградой, которым и пришлось удерживать сильнейший натиск толпы" (из доклада градоначальника Петербурга Грессера). В конце концов полиция разрешила выбранным от толпы депутатам возложить венки на могилу, но при этом не было позволено произнести там речи.

В автобусе

Исходя из мемуаров внука Михаила Ивановича – доктора исторических наук, профессора Волгоградского государственного университета Джучи Михайловича Туган-Барановского, после возложения венков студенты решили пойти в Казанский собор и отслужить там панихиду. Они двинулись по Невскому проспекту и около Лиговского канала были задержаны с двух сторон казаками и солдатами. Начался дождь, но это не смущало власти. По-видимому, это обстоятельство даже использовали власти. Прибыл градоначальник Грессер. Он разделил задержанных на четыре группы и стал отбирать лично по 10-15 человек и отпускать с обязательством "идти домой”. Когда же осталось несколько десятков человек, то они были переписаны и отправлены в полицейский участок. Но эта операция происходила не стихийно, градоначальник пользовался не только личными впечатлениями, но и агентурными данными. В своем докладе товарищу министра внутренних дел Грессер писал, что он представляет "список тех молодых людей, кои своим резким поведением выделились... а те кои известны были прежде по своей политической неблагонадежности или же замечены при секретных наблюдениях - фамилии тех лиц подчеркнуты..."26 В этом списке градоначальника Грессера под № 3 значится М.И. Туган-Барановский, причем его фамилия была подчеркнута. Как свидетельствует А.И. Ульянова-Елизарова, задержание М.И. Туган-Барановского, М. Мандельштама и других студентов обеспокоило Александра Ульянова, который тоже участвовал в движении, но был отпущен. По словам своей сестры Анны, он даже стал размышлять "об очистке их квартир", советовался по этому поводу с О. Говорухиным. "Саша, - пишет А.И. Ульянова-Елизарова, - был молчалив и сосредоточенно мрачен: по возвращении на Петербургскую сторону побежал на квартиры арестованных товарищей". Вскоре в тот же день на квартире А. Ульянова состоялась его встреча с М.И. Туган-Барановским и Мандельштамом. "Все мы заликовали, - вспоминала А.И. Ульянова-Елизарова. - Посыпались вопросы: за что брали? Помню Туган-Барановского, который со своим всегдашним флегматичным видом заверял, что он не понимает за что - что он ничего не говорил. - Да ведь ты, говорят, сказал Грессеру: - Саша привел очень резкую реплику, которая улетучилась из моей памяти. - Нет, не говорил, - решительно возразил Барановский. Сообщившие этот слух стали настаивать: - Да как же! Сказал! - Нет же! По-моему, я не говорил ... Кажется ... - начал сдавать Туган-Барановский. Саша рассмеялся. - Очевидно, человек был в таком состоянии, что сам не помнит хорошенько, сказал ли что-нибудь, - заметил он. Все повеселели, слышались шутки, передавались любопытные эпизоды".

Конечно, можно понять состояние М.И. Туган-Барановского, не очень хорошо помнившего за волнением прошедшие события. Но вслед за переживаниями, в общем-то благополучно закончившимися, появилось другое настроение - ощущение причастности к значительному событию. Это рождало особый подъем, "какое-то счастливое, праздничное и братское" настроение, оно живо запечатлелось в памяти сестры Александра Ульянова. «На душе было легко, и не хотелось расходиться, хотя уже как будто все переговорили. В один из таких моментов ... М.Т. Елизаров хорошо сформулировал наше настроение, заявив со счастливой улыбкой. "Какое у нас единение душ, господа!"» "Это было, в микроскопической миниатюре, то же настроение, которое испытывается массами после напряженной борьбы и победы - пусть только кажущейся".

Выход с автобуса

Мы находимся на месте Демонстрации, которая состоялась 4 марта 1901 года у Казанского кафедрального собора (Казанская площадь,2), представленного перед вами. Михаил Иванович, несмотря на то, что был лишен права преподавания в вузах Петербурга, вновь принял участие в студенческой демонстрации протеста. Протест был вызван тем, что в 1899 г. правительство издало постановление, по которому арестованных студентов отправляли на службу в армию сразу, а не после окончания вуза. Общественность в этом распоряжении увидела возвращение к временам Николая I, хотя тогда поступали гораздо более сурово: студентам за вольнодумство забривали лбы и на долгие годы отсылали рядовыми в кавказскую действующую армию. Как рассказывает А. Тыркова-Вильямс, теща хотела не пустить своего зятя на демонстрацию, но М.И. Туган Барановский воспротивился: "Да нет, как же ты не понимаешь, ведь это насилие, возмутительное издевательство! Конечно, необходимо протестовать. Необходимо показать самодержавию, что мы не все стерпим. Пора выйти на улицу. Пора приучать массы к выступлениям".

В ней принял участие и товарищ Михаила Ивановича - П.Б. Струве, он даже получил несколько ударов нагайкой. В результате М.И. Туган-Барановский и П.Б. Струве были арестованы, десять дней провели в камерах Литовского замка и затем им объявили приговор: правительство запретило им проживание в обеих столицах, университетских городах, а также Риге и Ярославле.

В автобусе

Выход из автобуса

Мы находимся на месте, где когда-то был Литовский замок-тюрьма (ул. Декабристов, д.29). Здание Литовского замка появилось в Петербурге во время царствования Екатерины II. Построен он в 1787 по проекту архитектора И. Е. Старова. Это было приземистое, в два этажа здание с семью круглыми башнями по углам, из-за которых первоначальное название замка было «Семибашенный». В справочнике «Петербург в кармане» Алексея Греча (1851 г.) сообщалось, что строился замок для приведения в нем для исполнения Говардовой тюремной системы, но этого не произошло.

В 1794 г. член Российской Академии наук И. Г. Георги в «Описании Российско-Императорского столичного города Санкт-Петербурга», сообщал, что замок еще пуст и церковь в нем не освящена, а сам замок представляет собой «нерегулярный» пятиугольник с толстыми стенами, железными воротами и снаружи без окошек. По ширине только один ряд камер (Георги называет их «тюрьмами») и проход перед всеми камерами. Камеры и окна в них имеют разную величину, а в остальном единообразны. Окна расположены высоко и выходят на двор. В каждой камере кирпичная печь, маленький кирпичный стол и стул. Двери железные снаружи, и в той же стене нужник.

Октября 1826 г. освятили церковь во имя Всемилостивейшего Спаса. Под общей с храмом кровлей помещалась и колокольня. В часовне тюремной церкви находился пожертвованный в 1837 г. генеральшей Горихвостовой образ Всемилостивейшего Спаса в киоте из красного дерева.

На Офицерскую ул. (ныне ул. Декабристов) замок выходил церковным фасадом.

Писатель В. В. Крестовский, описывая замок в 1865 г., назвал его каменным ящиком с выступающим пузатым полукругом наугольными башнями; только два ангела с крестом на фронтоне переднего фасада разнообразят скучный вид здания. В передней башне, выходящей к Литовскому мосту были вделаны низкие тяжелые ворота, о бок с ними – образ Спасителя в темнице и вузах и над воротами черная доска с надписью: «Тюремный замок».

В феврале 1917 г. площадь перед Литовским замком стала местом демонстраций, а через несколько дней здание тюрьмы сжег восставший народ. Развалины замка простояли до середины 1930-х гг., а затем их снесли. На массивном и прочном фундаменте Литовского замка впоследствии возвели жилые дома 29 и 29-А.

В отремонтированной тюрьме на 800 мужчин (приспособление Литовского замка обошлось в 275 тыс. руб.) на четырех этажах размещались 103 камеры, где простолюдинов в одной камере содержалось по 10-20 человек, благородные сидели по двое "с соблюдением... удобностей, правилам Тюремного общества соответствующих" в шести отделениях соответственно родам преступлений.

В автобусе

После первой русской революции внимание полиции к М.И. Туган-Барановскому не ослабело, но оно как бы переместилось в сферу его научных интересов. Нужно отметить, что, будучи истинным исследователем, он пытался свои знания сделать прикладными - это выразилось не только в том, что он разрабатывал новую модель социализма, но еще и в том, что дед старался прогнозировать развитие общества. По словам Н.Д. Кондратьева, его пророчества были "странны и своеобразны, хотя бы порой и верны, также мало созвучны реальному массовому сознанию, как и весь уклад его личности". Н.Д. Кондратьев говорит, что в этом отношении очень любопытны факты, переданные Е.Д. Кусковой. В конце 90-х годов XIX века. Михаил Иванович предсказывал, что через несколько лет в России будет конституция и предлагал держать пари. В начале XX века он утверждал, что в России возможна скорая социальная революция и "что на сцену выступит с небывалой силой демократия, и снова предлагал Е.Д. Кусковой держать пари". "Михаил Иванович, - комментирует Н.Д. Кондратьев, - как ясно, в этих случаях не ошибался. Но нельзя не признать, что эти его предсказания, несмотря на всю их удивительную правильность, носят скорее характер вспышек провидения яркой индивидуальности, которые были... продуктом личного переживания и умонастроения". Вероятно, Н.Д. Кондратьев отчасти прав, имея в виду чисто интуитивный характер некоторых его пророчеств. Но мне думается, что у М. И. Туган-Барановского существовала и научная система прогнозов, основанная на его знании экономики, и сформулированной им теории кризисов. Именно эта теория подтвердилась фактами.

Выход из автобуса

Мы находимся возле дома Вольного экономического общества (Московский проспект, д. 33), одного из старейших научных обществ России, по сути первая общественная организация Российской империи. Учреждено в Санкт-Петербурге в царствование императрицы Екатерины II.

Вольное экономическое общество было создано на заре Русского Просвещения. У истоков стояли крупные землевладельцы, которые видели задачу общества в повышении эффективности сельскохозяйственного производства в России. Общество было создано всего через 42 года после возникновения первого в Западной Европе сельскохозяйственного общества и только спустя 4 года после основания аналогичного парижского общества.

В 1898 году становится членом Вольного экономического общества. К 1910 г. авторитет М.И. Туган-Барановского как ученого был настолько велик, что к его мнению внимательно прислушивалось правительство. Расскажу об эпизоде, совершенно уникальном, свидетельствующем не только о четкой работе охранки, но и о значении, которое придавали деду в верхах. В конце октября 1910 г. должен был состояться доклад М.И. Туган-Барановского в Вольно-экономическом» обществе в Петербурге. Но еще задолго до его выступления в Департаменте полиции соответствующие эксперты пытались определить, о чем он будет говорить, и какой это может вызвать резонанс в обществе. Надо отметить, что подход весьма разумный. В записке Особого отдела Департамента полиции говорилось: «На предстоящем в Вольно-Экономическом Обществе докладе Туган-Барановского о современном положении нашей промышленности будет, по всем вероятиям, указано на то, что улучшение нашего промышленного положения повлечет за собой усиление рабочего движения в смысле "сплочения" рабочих сил в целях улучшения своего заработка и т.д. Предстоят, дескать, как учит наука, - "стачки наступательного характера” ... Для вида, конечно, все подобного рода "умозаключения" и "предсказания" будут облечены в квазинаучную форму...» Заметим попутно, что не слишком глубокие умы работали над данным заключением. Как и над другим: накануне выступления, 19 октября 1910 г., начальник Санкт-Петербургского охранного отделения писал о будущем докладе: в нем "автор не преминет, конечно, коснуться рабочего движения, что может вызвать на научной, якобы, почве затяжного характера полемику, представляющую собой в сущности лишь особый прием замаскированной агитации”. После всего товарищ министра внутренних дел, генерал Курлов отдал приказ о наблюдении за данным собранием. И наконец, 20 октября 1910 г. в 9 часов вечера в Вольно-экономическом обществе состоялся доклад М.И. Туган-Барановского "Перелом в положении русской промышленности". Обратимся опять к полицейским документам, поскольку они красноречивее всего говорят: "В заседании присутствовало до 300 человек, в числе коих действительных членов общества было не более 75-80 человек; большинство были посторонние лица... было много социал-демократов фракции меньшевиков. На заседании председательствовал С. Прокопович; в числе присутствовавших, между прочим, был член Государственной Думы Покровский и меньшевики Федор Андреевич Любкин (Череванин), Пилецкий (партийная кличка "Дядя Яков"), Степанов, Смирнов, Могилянский, Гуковский и социалисты-революционеры старые народовольцы - Варзар и Воронцов (литературный псевдоним "В.В."). Доклад продолжается полтора часа; сущность его сводилась к следующему: «Кризис, царивший в русской промышленности с 1902 г. и разоривший массу предприятий - объясняется отливом иностранных капиталов. Капиталы же начали отливать благодаря шаткости положения правительства... Теперь положение начало изменяться... Кризис проходит... Свои положения докладчик доказывал цифрами и диаграммами; доклад был очень содержателен и сдержан; Туган-Барановский читал его по корректурным листкам, так как он будет напечатан в журнале "Современный мир"». По словам Туган-Барановского, "улучшение современного хозяйства в России, благоденствие крестьян и вообще успокоение наступит лишь тогда, когда произведено будет полное решение аграрного вопроса в России, т.е. когда помещичьи земли перейдут к крестьянам и от того покупательная сила населения - повысится. Какое же, говорит он, решение должны предпринять мы? Ответ ясен. - Мы должны идти в С.-Д. партию, не ту, которую рекомендуют Ленин и Луначарский, а ту, о которой Плеханов и Мартов и, войдя в эту партию, мы должны организовать рабочих и приучить их к планомерной борьбе, такой борьбе, которая окончилась бы полной победой". Затем состоялись прения по докладу, они также были весьма подробно запечатлены на страницах записки. Выступали меньшевики Пилецкий, Могилянский, экономист Богданов, Воронцов и др. "Они утверждали, - говорилось далее, - что кризис еще не прошел, расцвета нет, а докладчик, якобы, подтасовывает цифры". Таким образом, основная мысль доклада М.И. Туган-Барановского, которому придавал такое значение Департамент полиции, сводилась к тому, что кризис "проходит" и теперь следует ожидать оживления промышленности. Этот анализ был опубликован в журнале "Современный мир” и в ряде статей в "Речи". Будущее показало, что Михаил Иванович был полностью прав. За это оптимистическое заключение его публично поблагодарил председатель Совета Министров Российской империи В.Н. Коковцов. На что М.И. Туган-Барановский с достоинством ответил: "Я не оптимист и не пессимист, а просто ученый, следующий логике развития реальности, вне зависимости от ожиданий начальства”.

В автобусе

В университете и в вузах, где преподавал М.И. Туган-Барановский, он пользовался необычайной популярностью и авторитетом. Его считали энциклопедистом, обращались к нему как к арбитру в научных спорах. Он читал лекции только в актовом зале, так как все другие аудитории не вмещали желающих попасть к нему. По существу, все лекции носили публичный характер, на них приходили лидеры различных политических направлений. Н.Д. Кондратьев позже вспоминал "Он читал лекции в большинстве случаев с огромным эмоциональным подъемом. Его мысли неслись стремительным потоком. Менее всего Михаил Иванович склонен был читать лекции из года в год по раз принятому шаблону. Наоборот он всегда чутко следил за интересами аудитории и общества.

Выход с автобуса

Сейчас перед нами главный корпус Санкт-Петербургского политехнического университета Петра Великого (ул. Политехническая, д. 29), а в годы жизни Михаила Ивановича – политехнического института. В 1913 г. он переходит в штат преподавателей данного института и только здесь, наконец, получает профессорскую должность.

Как вспоминал Джучи Михаил-Туган Барановский, его как профессора всегда интересовала система подготовки к выступлениям деда. По форме конспекты Михаила Ивановича сильно отличались от конспектов многих его коллег, и моих тоже. Часто конспекты лекций представляют почти полный текст выступления. М.И. Туган-Барановский поступал иначе. На нескольких небольших страницах он писал лишь основные тезисы, выражающие самую суть его мыслей. Тезисы были сформулированы кратко и емко. А затем в ходе лекции он эти тезисы развивал. Такая форма подготовки, разумеется, требовала, помимо всего прочего, большой эрудиции и памяти. Но зато это создавало свободу во время лекции, давало возможность импровизировать, рассказывать, а не читать "по бумажке", делало выступление более доступным и доходчивым для слушателя.

Несмотря на официальное непризнание в спецсеминар М И. Туган-Барановского и на его лекционные курсы студенты шли охотнее, чем к его более титулованным коллегам. Как писал Н.Д. Кондратьев, "студенчество теснилось к его кафедре". Будущий выдающийся социолог П. Сорокин слушал лекции деда. Он рассказывал: "Если приват-доцент был выдающимся ученым и популярным лектором, он часто имел больше студентов, записывающихся на его курс, и, соответственно, больший доход, чем у менее знаменитого полного (ординарного) профессора. Точно так получилось с приват-доцентом М. Туган-Барановским и профессором Георгиевским в Санкт-Петербургском университете. Оба они читали параллельные курсы по политической экономии, но число студентов, записывающихся на курс Туган-Барановского, было во много раз больше, чем у Георгиевского. Их доходы также разнились соответственно". Может быть, поэтому проф. Георгиевский писал доносы на деда!

В автобусе

Подведем итог экскурсии и сделаем вывод, что, несмотря на то, что М.И. Туган-Барановский был ярко выраженным революционером и мятежником, его труды и вклад в исследование мировой экономики поистине велик.

За время своей творческой жизни М.И. Туган-Барановский предложил ряд оригинальных концепций, в частности периодических кризисов, денег, заработной платы, распределения. Все они неоднозначно воспринимались современниками и последующими поколениями ученых, но никого не оставляли равнодушным. Так, скажем, проблема распределения трактовалась ученым прежде всего, как проблема социальная, а не экономическая. Он вообще не выделял процесс распределения в качестве особой фазы воспроизводства. В сферу распределения он включал три вида доходов капиталистического общества - прибыль, ренту и заработную плату. При этом первые два вида доходов он трактовал как нетрудовые, как продукт эксплуатации трудящегося и оставлял трудовое происхождение только за заработной платой. И если логика ее существования непосредственно связана с процессом производства, то прибыль и рента, по мысли ученого, имеют исключительно социальное происхождение. «Они могут быть или не быть в зависимости от классового сложения общества» и возникают только в силу того, что «имеются в наличности особые социальные условия, обеспечивающие нетрудящимся классам долю общественного продукта наряду с трудящимися классами».

Для творчества М.И. Туган-Барановского характерно стремление к поиску таких путей и форм хозяйствования, которые не только обеспечат экономический рост, но и будут способствовать социальному прогрессу, росту благосостояния нации. Вот почему одним из основных направлений его исследований в теории и практической деятельности становится кооперация как форма хозяйства. С 1908 г. М.И. Туган-Барановский - член руководства «Комитета о сельских и ссудосберегательных и промышленных товариществах». В 1909 г. он приступает к изданию журнала «Вестник кооперации» - одного из лучших изданий того времени по проблемам кооперации не только в России, но и в Европе.

Очевидно, что особенностью для деятельности М.И. Туган-Барановского широкий диапазон политико-экономических интересов, что несомненно связано с его пониманием предмета политической экономии. Систематическому изложению этого вопроса ученый посвятил первую главу первого отдела своего знаменитого учебника «Основы политической экономии», вышедшего в свет при жизни автора пятью изданиями.

Первое из них было опубликовано в 1909 г. По этому учебнику, наряду с учебниками В.Я. Железнова и А.И. Чупрова, Россия училась политической экономии вплоть до середины 1920-х годов. Об отношении к этому фундаментальному труду М.И. Туган-Барановского современников говорит тот факт, что в конкурсе на лучший учебник по политической экономии, объявленном Императорской Академией наук в 1915 г., на который были представлены учебники и двух вышеназванных авторов, «Основам политической экономии» была присуждена большая премия имени адмирала С.А. Грейга.

Список литературы

1. Богомазов Г.Г. М.И. Туган-Барановский: жизнь и творчество/ Г.Г. Богомазов // История развития экономики и экономической мысли: Вестник Санкт-Петербургского университета. – Санкт-Петербург, 2006. – С. 85–102.

Туган-Барановский Д.М. Русская фабрика в прошлом и настоящем. Историческое развитие русской фабрики в XIX веке / Д.М. Туган-Барановский// М.И. Туган-Барановский: Биографический очерк. – Москва,1997 – 35 с.

3. Санкт-Петербургский государственный университет [Электронный ресурс]: – электрон. дан. с офиц. сайта: Spbu.ru. - Режим доступа: https://spbu.ru  - Заглавие с титул. экрана. - Дата обращения: 17.04.2019.

4. Санкт-Петербургский политехнический университет Петра Великого [Электронный ресурс]: – электрон. дан. с офиц. сайта: Spbstu.ru. - Режим доступа: https://www.spbstu.ru - Заглавие с титул. экрана. - Дата обращения: 17.04.2019.

5. Семибашенный замок - Литовский замок - Тюремный замок [Электронный ресурс]: – электрон. дан. с сайта: Citywalls.ru. - Режим доступа: http://www.citywalls.ru/house5054.html?s=p6lrmsrsp4rb4futaahkks4kl3  - Заглавие с титул. экрана. - Дата обращения: 17.04.2019.

6. Вольное экономическое общество [Электронный ресурс]: – электрон. дан. с сайта: Большая российская энциклопедия - Режим доступа: https://bigenc.ru/domestic_history/text/1927815 - Заглавие с титул. экрана. - Дата обращения: 17.04.2019.

Петербургский период жизни М.И. Туган-Барановского

Вступительное слово

Здравствуйте, друзья! Сегодня мы вместе проследим яркий, но вместе с тем непростой этап жизни экономика и социолога Михаила Ивановича Туган-Барановского. Тема нашей экскурсии: «жизнь и творчество М.И. Туган-Барановского». Нас зовут Костина Светлана Витальевна и Семерижная Юлия Вячеславовна. Сегодня мы хотим рассказать о малоизвестном, но интересном периоде жизни Михаила Ивановича.

Начнём мы своё путешествие с Санкт-Петербургского государственного университета, а закончим Санкт-Петербургским политехническим университетом. Нам предстоит пять переездов автобусом (от Санкт-Петербургского государственного университета до Волковского православного кладбища; от Волковского православного кладбища через Лиговский проспект до Казанского кафедрального собора; от Казанского кафедрального собора до Литовского замка; от Литовского замка до дома Вольного экономического общества; от дома Вольно-экономического общества до Санкт-Петербургского политехнического университета). Хочу напомнить вам о правилах поведения в автобусе:

1. Запрещается ходить по салону при движении и отвлекать водителя;

2. Пассажиры не должны открывать двери автобуса;

3. Обязаны соблюдать чистоту и порядок, бережно относится к оборудованию;

Если у вас возникнут какие- либо вопросы ко мне, вы можете задать их по окончанию экскурсии.

Контрольный текст экскурсии

В автобусе

Михаил Иванович Туган-Барановский – это российско-украинский экономист, расцвет академической карьеры которого пришелся на начало XX века. Также он был известным политиком и государственным деятелем. Туган-Барановский является представителем так называемого легального марксизма в царской России. Йозеф Шумпетер считал его самым выдающимся русским экономистом своего времени. За свою жизнь он написал множество работ, посвященных теории стоимости, распределению общественного дохода, истории развития менеджмента и основам совместной управленческой деятельности.

Происходил из древнего дворянского рода литовских татар (полная фамилия - Туган-Мирза-Барановский), осевшего на Слобожанщине. Его отец (1840–1911) после крещения в православие стал именоваться Иваном Яковлевичем. В молодости он служил в гусарском Гродненском полку, проиграл в карты два имения, был кутилой и бретёром. Женился «увозом» на Анне Станиславовне, дочери дворянина литовского происхождения Станислава Людвиговича Монвиж-Монтвида и польской дворянки Марфы Шабельской, так как её родители были против этого брака.

Кроме Михаила в семье были дети: сын Николай Туган-Барановский -(1870–1935), сенатор, директор канцелярии министерства путей сообщения; дочь Елена; дочь Людмила (ок. 1877–1960).

Выход из автобуса

Сейчас мы находимся возле Санкт-Петербургского государственного университета (Университетская набережная, д. 7–9), который ранее назывался Императорский Санкт-Петербургский университет.

В 1883 г. он поступил на первый курс естественного отделения физико-математического факультета Петербургского университета. Вероятно, именно университет и сама обстановка столицы России сыграли наибольшую роль в его общественном определении. Его товарищами по университету были студенты, ставшие вскоре очень известными людьми. Это будущие писатели В.В Вересаев и А.С. Серафимович, тогда студенты историко-филологического факультета, их однокурсник - публицист и издатель В.А Поссе, ученый-естественник И.Н. Чеботарев. А однокурсниками и товарищами М.И. Туган-Барановского были брат В.И. Ленина - Александр Ульянов, Петр Шевырев, О.М. Говорухин, И.Д. Лукашевич. Последние четверо в начале 1887 г. составили революционную организацию «Террористическая фракция "Народной воли"».

В 1886 году из-за своих политических взглядов Михаил Иванович был отчислен из университета и отправлен домой в Харьковскую губернию. Однако в 1895 г. бывший студент Санкт-Петербургского университета возвращается в его стены уже в качестве приват-доцента по кафедре политической экономии и статистики.

И тем не менее, проработав около двух лет, в 1897 г. уже известный к тому времени ученый был вынужден покинуть Университет.

В 1898 г. он возвращается к преподавательской работе в Санкт-Петербургском университете и вновь ненадолго. По причине политической неблагонадежности в 1899 г. он был лишен п<