Интервью, кафедра математического анализа

Наши Юбиляры

28 сентября 2015 г. исполнилось 60 лет кандидату физико-математических наук, доценту кафедры методики обучения математике и информатике Лопачёву Владимиру Александровичу.

Юбилей – это хороший повод сказать человеку добрые слова, на которые мы бываем скупы в повседневной жизни.

В 1977г. В.А. Лопачёв окончил Южно-Сахалинский государственный педагогический институт по специальности математика-физика. После окончания института поступил в аспирантуру при Новгородском педагогическом институте. Затем проходил службу в рядах Советской армии. Продолжил обучение в аспирантуре в Ленинградском государственном педагогическом институте. В 1990 г. защитил кандидатскую диссертацию по специальности 01.01.01- математический анализ.

С 1980 по 1995 год он работал в Южно-Сахалинском государственном педагогическом институте в качестве доцента и заведующего кафедрой математики. В 1996 году, переехав в Санкт-Петербург, Владимир Александрович приходит работать на наш факультет в качестве доцента кафедры методики обучения математике (ныне кафедра методики обучения математике и информатике).

Параллельно занимает должность заместителя декана факультета, обязанности которого выполнял до 2005 г. Работать с Владимиром Александровичем легко и приятно. Любимая его фраз – «Нет проблем». Оформить сложные бумаги, разработать учебные и рабочие планы, съездить в общежитие к студентам и решить их бытовые проблемы, помочь разобраться с проблемами в учёбе, повесить стенд или починить шкаф на кафедре – «Нет проблем». Вокруг него существует пространство, попав в которое ты заряжаешься уверенностью, что все проблемы разрешимы.

Владимир Александрович – высококвалифицированный преподаватель. Он читает различные курсы как на факультете математики, так и на других факультетах. Им разработаны актуальные для профессиональной подготовки современного учителя математики дополнительные курсы по теории вероятности и математической статистике, которые реализуются в виде курсов по выбору и факультативных курсов и вызывают неизменный интерес у студентов. Он с успехом руководит выпускными работами студентов по методике обучения математике. Под его руководством и при непосредственном участии были созданы образовательные программы по специальности «Математика» для второго высшего образования, а также программы малого математического факультета.

Владимиром Александровичем опубликовано около 40 научных и научно-методических работ, среди которых статьи, учебные пособия для студентов. В круг его научных интересов входят вопросы обогащения содержания математического образования школьников и будущих учителей.

Более 15 лет Владимир Александрович проводит работу с учителями математики, в частности, через центр международной математической олимпиады «Кенгуру». Он является научным консультантом гимназии № 168 Центрального района Санкт-Петербурга.

Его заслуги отмечены Почётной грамотой Министерства образования и науки Российской Федерации.

За свое доброжелательное отношение к людям, широкую и глубокую эрудицию Владимир Александрович пользуется заслуженным уважением коллег и студентов.

Во Владимире Александровиче удивительным образом уживаются высококвалифицированный преподаватель, учёный, любящий и заботливый отец и дедушка, человек с тонким чувством юмора, мастер «золотые руки» и прекрасный кулинар.

Говорят, что 60 лет это половина жизни. Пожелаем Владимиру Александровичу, чтобы вторая половина его жизни была такой же насыщенной, богатой во всех отношениях и доброй, как и первая.

А.М. Казакова

Владимир Александрович Лопачёв ‒ сотрудник центра «Кенгуру – плюс» (есть в Санкт-Петербурге такая организация, которая занимается подготовкой и проведением конкурса «Кенгуру» и тестирования «Кенгуру – выпускникам» в России). В «Кенгуру» раскрываются многочисленные и самые неожиданные таланты Владимира Александровича. Никого не удивит его интерес и тонкий вкус к «кенгуриным» задачам. А вот то, что он способен идеально наладить повседневный быт дружной и большой «кенгуриной» семьи, то, что из его рук выходят аккуратно упакованными тонны посылок с заданиями, подарками «кенгурятам», - это, наверное, способно удивить многих. Теперь трудно себе представить себе «Кенгуру» без Владимира Александровича. А ещё он прекрасно готовит, и каждый понедельник, дежуря по кухне, радует «кенгуриное» семейство роскошным обедом (можете нам позавидовать!).

С юбилеем Вас, Владимир Александрович! Здоровья Вам и долгих, долгих лет оставаться таким же незаменимым во многих местах и делах!

Е.А. Рисс

29 сентября исполнилось 70 лет профессору кафедры математического анализа Валентину Федоровичу Зайцеву. Честно говоря, верится в это с трудом, поскольку Валентин Федорович ‒ один из самых активных и молодых духом преподавателей нашего факультета. И доказательством тому ‒ двое маленьких детишек, успешно подрастающих под чутким руководством молодого папаши.

Конечно, в юбилейные дни нельзя не вспомнить о заслугах юбиляра. Валентин Федорович ‒ один из ведущих в мире специалистов по групповому анализу дифференциальных уравнений, создатель дискретно-группового анализа. Ему (вместе с соавтором А.Д. Поляниным) принадлежит серия монографий справочного характера (в том числе изданных за рубежом), весьма популярных во всем мире. Под руководством Валентина Федоровича защитили кандидатские диссертации 18 учеников.

Профессор Зайцев ‒ блестящий лектор. Все читаемые им лекционные курсы (а их немало) можно назвать авторскими и уникальными.

Валентин Федорович ‒ разносторонний человек и интереснейший собеседник. Его "хобби" ‒ математические методы в музыкознании ‒ сделало его человеком известным и популярным в музыкальных кругах.

Не только преподаватели, но и аспиранты, магистранты и студенты всегда с удовольствием общаются с Валентином Федоровичем в неформальной обстановке, слушают его интереснейшие рассказы, получая при этом массу удивительной нестандартной информации.

Наверное, лучше всего Валентина Федоровича характеризует одно ёмкое слово: Личность.

Пожелаем нашему дорогому профессору здоровья, творческого долголетия, семейного благополучия!

В.Д. Будаев,

декан ф-та математики

Как я провел это лето

Случилось так, что за последние 35 лет моей жизни у меня сложилась традиция почти каждое лето ходить в водные походы с семьёй и друзьями. Когда дети были небольшие, ходили с ними, последние несколько лет – с внуками. И в это холодное лето 2015 года мы не изменили традиции. В августе вместе с детьми и внуком поехали по Мурманской трассе на север, за Полярный круг, на Княжегубское водохранилище.

Княжозеро, как его ещё называют, – система озёр и проток; уровень воды поддерживается Зеленоборской ГЭС. Это известное туристское место, в первый раз мы там были лет 10 назад. Погода тогда была гораздо лучше, было тепло, не было большого ветра, было очень много грибов.

Главная особенность местного пейзажа – широкие плёсы с многочисленными островками, по краям плёсов видны невысокие горы. Самая высокая из них – гора Иванова – около 400 метров высоты.

Как нам сказали на турбазе Травяная губа, «лето началось 4 дня назад» (было 5 августа). На нашем маршруте было достаточно тепло (градусов 15-17), но главной проблемой был ветер. Несколько раз за поход утром не получалось выйти на воду, и мы ждали у моря погоды.

Что же осталось в плюсе? Северная природа. Красота. Движение и свобода. Грибы и рыба. Приятное общение. Внук Костя, осознавший, я надеюсь, что есть другие радости, кроме планшета и пончиков. В общем, поход удался.

М.Я. Якубсон,

доцент кафедры математического анализа

Жизнь зовёт: архив

Разбирая архивные материалы газеты «Жизнь зовёт» пятидесятых годов ХХ века, я обнаружила запись беседы корреспондента газеты с Николаем Павловичем Акимовым, художником и талантливым режиссёром Ленинградского театра Комедии.[1]

Корр.: Расскажите, пожалуйста, о своём отношении к молодёжи.

Н.П.: Ещё Марк Твен сказал: «Молодой щенок лучше старой райской птички». Я думаю, он был прав: в молодости есть некоторое обаяние. Наша молодёжь менее привержена к вкусам XIX века, чем большинство моих сверстников из Академии Художеств. Мне кажется, что наша молодёжь менее терпимо настроена к ханжеству и бюрократизму, чем родители. В этом я вижу залог будущих успехов в строительстве новой жизни.

Мои претензии к молодёжи.

1. Я наблюдаю некоторый сдвиг в определении молодёжью своего возраста. То самосожжение, которое было обычно для моего поколения в 17-19 лет, наступает сейчас в 23-25 лет. Это невыгодно для самой молодёжи. Безответственный инфантилизм (задержавшееся детство) приносит молодёжи много неприятностей.

2. Из этого инфантилизма вытекает в отдельных случаях (довольно частых) и детский нигилизм: «если мой преподаватель говорит глупости, то пропадает вся Вселенная! Между тем Вселенную стоит сохранить хотя бы для себя.

Что я желаю молодёжи?

1. По-хозяйски относиться к своему будущему. Многократное переселение душ не доказано, следовательно, имеет смысл позаботиться о той жизни, которая тебе отпущена.

2. Не уступать в главном и принципиальном и не лезть на рожон по пустякам.

3. Смело устанавливать свои лучшие обычаи, не известные старому поколению. Например, веселиться без водки. Та группа молодёжи, которая сумела бы установить такой обычай, принесла бы стране и самой себе великую пользу. Очень увлекательно полететь на Луну, но ещё увлекательнее суметь здесь, на Земле, установить нравы и обычаи, которые считаешь правильными.

4. Я не знаю, какая космическая скорость нужно, чтобы оторваться от старых, глупых обычаев, но знаю: расход горючего здесь равен нулю, а напряжение воли должно быть огромно.

Если бы мне сейчас было 20 лет, такая задача меня бы увлекла.

Волонтерство

С начала сентября волонтёры нашего факультета помогали на чемпионате мира по боксу среди юниоров (AIBA).Это было замечательное время… Хоть мы и спали по 5 часов в сутки (а кто-то не мог и этого себе позволить), но каждый день ехали с улыбками на встречу к нашей "боксерской семье". За 10 дней я познакомился с сотнями людей, и все они из разных стран! Никогда не забыть, как в первые дни ты стоишь и объясняешь на английском что-то тренеру Финляндии/Ирландии, а он: "Можешь по-русски говорить?". Просто Н-неожиданность! Уж от кого, а от ирландцев такого не ожидаешь! Невозможно забыть эмоции юных спортсменов: радость и восторг от побед, разочарование и боль от поражений. И в определённые моменты начинаешь сопереживать им, радоваться вместе с ними, поддерживать в моменты грусти улыбкой и добрыми словами. И самое приятное – это видеть их улыбку в ответ!

P.S. Теперь у меня появился еще один любимый вид спорта – БОКС!

Басек Джавед,

руководитель направления «Волонтёрство», 1 курс магистратуры

В сентябре этого года в нашем городе произошло событие в буквальном смысле мирового масштаба. Санкт-Петербург принял Чемпионат Мира по боксу среди юниоров (15-17 лет): 421 спортсмен из 57 стран мира соревновался за право стать лучшим из лучших в своём виде спорта. Конечно, такое масштабное мероприятие никак не могло обойтись без помощи волонтёров. Я – одна из них.

Наша работа была разнообразной: встреча спортсменов в аэропорту и на соревнованиях, помощь в их трансфере по городу, представление боксеров, ношение и мытье шлемов и перчаток, уборка ринга и многое другое, всего и не вспомнить.

Большинству из нас изначально предстояла очень сложная задача: встретить своих спортсменов. Мне достались Болгары. Верила и надеялась, что говорят по-русски, но оказалось, что не говорят, поэтому пришлось вспоминать английский, забытый со школьной скамьи. В безвыходных ситуациях вспоминается «на ура», но поняла, что английский всё же надо знать :)

Потом мы приняли участие в церемонии открытия, это было здорово! А дальше: первые соревнования, первые слёзы и первые победы столь юных, но уже чемпионов. Можно рассказывать о каждом дне, каждый из них был особенным и незабываемым. Думала, что буду помогать на этом чемпионате дня 4, но настолько влюбилась во всё это дело, что практически там жила все две недели, пока он шёл. И, знаете, не жалею. Не жалею нисколько об отсутствии сна, еды или прочих радостей жизни.

Я получила столько эмоций, что, кажется, хватит на всю оставшуюся жизнь! Я провела прекрасное время в компании замечательных спортсменов, таких разных, но таких близких по духу. Мне кажется, это бесценно!

Никогда не думала, что когда-нибудь так полюблю бокс. А теперь не представляю своей жизни без этих молодых ребят. Слежу за их успехами, радуюсь вместе с ними. Мне повезло, что я среди них.

Я – волонтёр, и я этим горжусь!

Гуторова Елена, 3 курс

Практика в лагере

Началась осень, наступил новый учебный год, и я все чаще и чаще вспоминаю 42 дня лета, которые я провела в лагере. Я уже второй год работаю вожатой, и каждый раз это запоминается мне все больше, все сильнее хочется ускорить наступление лета, чтобы вернуться туда, где так интересно. Да, быть вожатой трудно, но это очень здорово! Ты получаешь море непередаваемых эмоций. Да, ты не спишь до утра, чтобы придумать игру для детей, чтобы оформить лагерь к родительскому дню или репетируешь сказку ко дню "Взрослые - детям". Да, тебе нужно заставлять детей убираться в палатках, в тот момент, когда в палатку вожатых даже не войти. Да, тебе нужно быть и строгим и добрым, и ругать детей и хвалить, быть и другом, и авторитетом.

Но это все пустяки по сравнению с тем, как дети к тебе относятся, как они тебя ждут после расставания, как доверяют тебе и открываются.

Лагерь - это маленькая жизнь в 21 день, которая запоминается надолго и дарит энергию на весь учебный год.

Анфимова Мария, 3 курс

Этим летом я впервые поехала работать в лагерь вожатой. Я очень сильно переживала и совсем не знала, как правильно вести себя с детьми, как сделать так, чтобы стать для них не только авторитетом, но и другом.

Мне повезло, и мне попались ребята, с которыми я очень быстро смогла найти общий язык. Уже после знакомства с ними все страхи и переживания рассеялись. 21 день пролетел как пять минут, сейчас я с улыбкой и грустью вспоминаю каждого моего ребенка, каждый стал для меня по-своему дорог и любим.

Конечно, кроме ярких и приятных воспоминаний были и негативные моменты. Все-таки я работала с детьми, которым не хотелось репетировать к ответственному мероприятию, молчать во время тихого часа, ложиться спать после отбоя, ходить на зарядку, убираться в палатках… Но на самом деле, это такие мелочи, потому что ты знаешь, что за такой короткий срок дети тебя действительно полюбили, привыкли к тебе, стали доверять. Как же они радуются, когда ты возвращаешься с выходного, вроде бы не виделись всего лишь день, но уже так сильно скучаешь.

Работать в лагере – это интересно, это море положительных эмоций и ярких впечатлений. Попав туда однажды, хочешь вернуться снова.

Григорьева Алина, 3 курс

Слово редактора

Многие ожидали выпуск этого номера газеты к профессиональному празднику нашего университета – Дню учителя. К сожалению, этому помешали многие обстоятельства, в какой-то момент у нас опускались руки, мы думали, что ничего не выйдет, и вот, наконец, наша работа, которую по срокам скорее можно приурочить ко Дню рождения нашего факультета, нежели ко Дню учителя, завершена, и результат нам нравится. А вам? :)

Оба этих праздника, безусловно, хороши, но есть еще один, самый главный, который потихоньку к нам приближается. Конечно, я про Новый год. И в преддверии этого замечательного события хочу поделиться маленькой традицией моей группы. В далекие времена, когда мы сами были первокурсниками, так сложилось, что весь первый семестр мы общались в пределах своих подгрупп. В конце концов, было решено, что с этим надо что-то делать, и тогда возникла идея устроить мероприятие под названием “Тайный Санта”. Для тех, кто не знает, что это: на отдельных бумажках пишутся имена всех студентов группы, затем каждый вытягивает себе “подопечного” из кучи этих бумажек и становится для него ТАЙНЫМ Сантой. Вся суть в этом и состоит – ни один человек не должен догадываться, кто вытянул его имя. Как только все вытянули чьи-то имена, игра начинается :) С этого момента и до самого Нового года вы можете осыпать своего “ребенка”, как мы говорим, подарками, передавая их через одногруппников, незаметно подкладывая их на видные места или преподнося еще каким-то необычным образом. Заряд позитивных эмоций перед сессией гарантирую:) Особенно рекомендую эту игру первокурсникам, которые, возможно, как и мы были в свое время, недостаточно дружны между собой.

Необходимые условия – анонимность и общеобязательность. То есть никто из играющих не может остаться без какого-либо подарка, пусть это будет даже простая шоколадка. Конечно же, можно сразу обговорить, какие подарки вы считаете уместными, а какие нет, чтобы никто не был обижен, но это не обязательно, все ведь люди взрослые и понимающие :)

Всем желаю, чтобы наступающие холода не отбили у вас желания делать близким приятные сюрпризы и, конечно же, учиться, сессия не за горами, как-никак :D

Костенко Александра,

редактор газеты “Жизнь зовёт”

Выезд первокурсников

Выезд первокурсников, состоявшийся 27 сентября, оставил для меня самые лучшие впечатления. Старшекурсники-организаторы выезда отлично потрудились. Им удалось сплотить наш разношёрстный коллектив и создать атмосферу для непринуждённого общения. Ребята выбрали отличное, на мой взгляд, место для выезда. Было приятно хоть ненадолго выбраться из городской суеты в столь живописное место. Хочется отметить высокий уровень подготовки игры по станциям. Нашим командам предложили разнообразные оригинальные задания, где мы могли максимально проявить свои способности. Время, проведённое в приятной компании на природе, пролетело для меня незаметно. Я надеюсь, что в будущем подобные выезды станут для нас традиционными.

Антон Рыжевский, 1 курс

Все было замечательно! Очень весело! Первокурсников было немного, но все же было очень круто: забавные игры, задания и потрясающая атмосфера. Очень понравился наш состав. Ребята со старших курсов быстренько всех сплотили и провели разные конкурсы: игру «Ножки», «Мне-соседу» с монеткой и игру по станциям командами. Потом мы играли в мафию, ну это обычное дело :) А место, где все проводилось, просто замечательное! Вид был шикарный! Хотелось бы и в следующем году съездить!

Екатерина Мялицына, 1 курс

Больше всего на выезде мне понравилось само знакомство, когда всей толпой все сидели и просто общались, разбивались на пары и слушали друг о друге, а потом рассказывали все, что запомнили, другим людям. Мне очень понравился квест, который устроили старшие. Мы играли в мафию, и в большой компании это было очень круто. В целом выезд был очень запоминающимся!

Валерия Зюбан, 1 курс

Ну, во-первых, нас отвели в просто потрясающее место Интервью, кафедра математического анализа - №1 - открытая онлайн библиотека ! Ребята-старшекурсники все были очень общительные и дружелюбные. Для нас устраивали разные конкурсы. Нас разделили на команды и заставили делать какую-то неведомую чушь! :) Но это было очень весело! Угощали нас всякими вкусностями и приглашали в студ. организации! Попутно играли в игры, но это уже было по желанию. В общем, все было круто, все очень понравилось!

Оксана Рогачёва, 1 курс

Выезд прошел отлично. Было очень весело. Играли в различные игры, в которые можно играть при большой компании, а некоторые игры начались прямо в электричке и длились в течение всего дня. Я не жалею, что поехала, потому что получила заряд положительных эмоций, познакомилась с замечательными людьми, подышала свежим воздухом, наслаждалась прогулкой по лесу, а еще увидела прекрасный вид на озеро. Я бы хотела, чтобы мы выезжали на природу почаще.

Елена Вечерская, 1 курс

Мне выезд очень понравился. Я получила огромное количество позитивных и ярких эмоций, пообщалась с новыми людьми. Мы поиграли в различные игры, которые помогли всем поближе познакомиться. Старшекурсники организовали для нас очень интересную игру по станциям. В общем, все было очень весело и круто. Я, конечно же, не пожалела, что была на этом выезде. С уверенностью могу сказать, что я отлично провела время.
Спасибо ребятам со старших курсов за организацию.

Мария Симоненко, 1 курс

Все очень понравилось. Было много интересных игр, благодаря которым смогли друг с другом познакомиться и пообщаться. Все ребята очень позитивные, жизнерадостные и дружелюбные. Все прошло просто отлично! Ребята, которые организовали всё, огромные молодцы! :)

Виктория Новикова,1 курс

Интервью, кафедра математического анализа

По предложению Татьяны Георгиевны Ходот редколлегия решила возродить давнюю традицию и открыть в газете рубрику, посвященную кафедрам нашего факультета. Первой стала кафедра математического анализа. Наши студенты побеседовали с преподавателями, а некоторые преподаватели были активнее студентов и сами присылали нам свои интересные статьи, которые вы можете прочесть в нашей газете.

С Сашей Кучеренко, студенткой 3 курса, работающей на кафедре математического анализа, беседовала Саша Костенко, студентка 2 курса.

– Все знают, что ты работаешь на кафедре матанализа, но мало кто знает, что скрывается за этими словами. Расскажи, пожалуйста, в чем заключается твоя работа?

– На самом деле, сложно четко сформулировать мои обязанности, в основном это кафедральная документация, ну и, конечно, связь студентов с преподавателями. Работа интересная и приятная, так как на кафедре очень доброжелательная атмосфера, преподаватели всегда готовы помочь.

– Не мешает ли эта работа твоей учебе? Не отнимает ли она слишком много времени?

– Как уже сказала, работа не в тягость. Учебе не мешает, скорее помогает, дисциплинирует. Правда, на парах и экзаменах большую ответственность чувствуешь, когда сдаешь преподавателям со своей кафедры.

– Расскажи, как получилось, что именно ты занимаешь такую должность?

– Получилось это абсолютно неожиданно и очень банально. Сашу Коблова, на тот момент лаборанта кафедры методики, попросили найти из студентов лаборанта на кафедру матанализа, он предложил мне, так как он меня уже знал по работе связанной с общественной жизнью факультета. Я посомневалась немного, а потом подумала, почему бы и нет?

– Как бы ты описала обстановку в вашем коллективе?

– Насчёт обстановки очень сложно говорить. На мой взгляд, у нас на кафедре, да и в целом на факультете, работают преподаватели, которые интересны не только как люди, хорошо преподающие свой предмет, но и как личности, общение с которыми толкает тебя развиваться. Благодаря этому находиться на кафедре очень приятно.

– Какие интересные или забавные случаи происходили на кафедре?

– Случаев вспомнить не могу, но могу поделиться тем, что точно останется в моей памяти на долгие годы. Это музыка, которая в последнее время постоянно звучит на кафедре. Например, знаете ли вы, что на кафедре матанализа можно услышать запись органа, уже не существующего ныне? Ну и, конечно, все студенты, у которых преподаёт Валентин Федорович Зайцев, знают, что все люди делятся на котов и мышей, а вот кто из них вы, стоит поинтересоваться у него лично, ну или спросить у знающих ребят :)

С деканом факультета математики, профессором кафедры математического анализа Будаевым Виктором Дмитриевичем беседовали студентка 2 курса Костенко Александра и студентка 2 курса НИЯКа Косик Лиана.

Лиана: – Когда Вы впервые заметили свой интерес к математике?

Виктор Дмитриевич: – Ой, это было очень давно, классе в 3-м или 4-м. Наверное, это было связано с тем, что мой старший брат – он тогда в старших классах был – серьезно увлекался математикой. А я, видимо, пошел по его стопам. И вот с тех пор этот интерес не ослабевает.

Л: – Почему в итоге Вы выбрали именно преподавание математики?

В.Д.: – Это, наверное, отчасти случайно было. Я оканчивал Московский государственный университет, факультет вычислительной математики и кибернетики, и как-то так получилось, что в аспирантуре мне не удалось сразу остаться, и встал вопрос о том, куда пойти работать. И в тот момент в моем родном городе, в Смоленске, была вакансия преподавателя на кафедре математики в филиале Московского энергетического института, – так это тогда называлось – и я решил попробовать себя в этом деле. Все пошло достаточно неплохо: и мне это было интересно, и студенты были, вроде как, довольны. Отчасти, наверное, это потомственное, потому что мои родители были связаны с преподаванием. Так что, может быть, у меня гены есть какие-то преподавательские.

Л: – Расскажите, пожалуйста, как Вы пришли к должности декана?

В.Д.: – Да я, собственно, к ней не шел. Это, опять-таки, стечение обстоятельств. Начнем с того, что в 90-м году я переехал в Санкт-Петербург, искал работу в нескольких вузах, и оказалось, что здесь, в Герценовском университете, есть вакантная должность заведующего кафедрой математического анализа. Мне предложили эту должность, хотя я по своему характеру никогда не считал себя администратором, скорее ученым и преподавателем. Но пришлось согласиться на эту должность. А затем, когда в какой-то момент предыдущий декан тоже по каким-то семейным обстоятельствам ушла с этой должности, состоялись выборы на факультете, и снова получилось, что и снизу, и сверху меня уговорили заняться этим делом.

Александра: – Вы упомянули, что считаете себя ученым. А занимаетесь ли Вы научной деятельностью?

В.Д.: – Занимался в свое время, очень активно, и так, не хвастаясь, скажу, что неплохо это у меня получалось. Но, к сожалению, с тех пор, как я стал деканом, научная часть моей работы постепенно сходит на нет. Просто ни сил, ни времени на это уже не остается. Это очень жаль.

А.: – А еще мы наслышаны, что Вы принимали активное участие в олимпиадах. Расскажите, пожалуйста, об этом подробнее.

В.Д.: – Да, это, конечно, очень давняя история. Действительно, когда я был школьником, я всегда побеждал на областных математических олимпиадах, участвовал во Всесоюзных олимпиадах – так они тогда назывались. В 8 классе я занял второе место, в 9 – третье, а в 10 – первое. И, как победитель, участвовал в Международной олимпиаде. Тогда еще не было особо возможности поездить по разным странам, всем всегда было интересно, где будет происходить олимпиада, куда удастся поехать, что посмотреть. К сожалению, в тот год олимпиада проходила в Москве, так что ничего в этом смысле интересного меня не ожидало. На Международной олимпиаде обычно в те годы наша советская сборная всегда хорошо выступала, занимала призовые места, и у меня, в частности, второе место было на этой олимпиаде. Тьфу-тьфу, в те годы голова хорошо работала, сейчас уже похуже.

Л.: – Студентам, наверное, будет интересно, как Вы, достаточно занятой человек, распределяете свое время. Как правильно это делать?

В.Д.: – Не знаю. Честно скажу, не знаю. Не умею. Никогда это не получается.

Л.: – А как Вы проводите свое свободное время? Есть ли у Вас какие-то интересы кроме математики?

В.Д.: – Я бы сказал, в молодости было достаточно много интересов: и стихи я писал, и в шахматы играл, и в футбол, и по театрам мы в Москве ходили с друзьями. С возрастом все это уходит, к сожалению. Сейчас все свободное время, когда оно остается, читаю. В основном классику, художественную литературу.

Л.: – Какие Ваши любимые книги или авторы?

В.Д.: – Самую любимую не могу назвать, а авторов много любимых. Из российских – Лермонтов, Чехов, Достоевский. В последнее время люблю немецких классиков – таких, как Томас Манн, Герман Гессе, испанская поэзия когда-то мне очень нравилась.

А.: – А могли бы Вы посоветовать студентам прочесть какое-то произведение?

В.Д.: – Сложный вопрос. Это все-таки очень индивидуально. Для каждого человека существуют свои авторы, свои книги. Так что даже не знаю, что посоветовать. Первое, что приходит в голову – замечательная маленькая повесть Ричарда Баха «Чайка по имени Джонатан Ливингстон». Я думаю, это всем полезно прочитать, в том числе и студентам. Это действительно может помочь в осознании своей цели, своей роди в жизни. Мне так кажется.

С доцентом кафедры математического анализа Рисс Еленой Артуровной беседовала студентка 2 курса Алиева Гюнай.

Гюнай: – Когда Вы решили для себя, что математика – это то, чем вы хотите заниматься в жизни? Хотели ли Вы заниматься ей всерьез, как научной деятельностью, а не педагогической?

Елена Артуровна: – Насчет того, всерьез или не всерьез, не знаю, но в первый раз мне очень понравилось решать задачи в 4-м классе. Тогда в конце учебника был такой интересный раздел – «Задачи повышенной трудности» – и я в начале года, или даже летом, открывала учебники, заглядывала в этот раздел, и однажды увидела очень интересную задачу, решила ее, получила очень большое удовольствие и продолжила дальше решать эти разделы. Я, конечно, не собиралась тогда быть профессиональным математиком, мне просто очень нравилось решать задачи, и это с 4-го класса так и продолжалось. Поэтому после 10 класса мне хотелось поступить на что-то математическое, но я тогда в Курске жила и уехать оттуда не могла, в Политех я точно не хотела, потому что там математика техническая, инженерная, а мне хотелось чистой математики, так что был единственный выбор – педвуз, там классической математике учили. Ну и ничего против преподавания я не имела. Но больше мне все-таки хотелось быть математиком, чем учителем.

Г.: – Но ведь Вы математик-педагог, а не просто педагог.

Е.А.: – Ну да, в итоге до школы дело не дошло, не считая кружков, преподаю я все-таки в вузе, ну и еще математикой занимаюсь.

Г.: – То есть Вы разделяете эти понятия. Вы не просто учитель, но еще и математик.

Е.А.: – Здесь все, в общем-то, не просто учителя. Те, кто в вузе преподает, они все-таки профессиональные математики, а как иначе без этого?

Г.: – Это приятно слышать. Ведь, решая в школе олимпиаду «Кенгуру», мы видели в сертификате Вашу фамилию.

Е.А.: – Да, я вхожу в оргкомитет, это мое второе место работы. Я участвую в сочинении задач, в составлении вариантов, в оформлении книжек «кенгуриных» – так что да, есть такое.

Г.: – Вам интересно этим заниматься?

Е.А.: – Да. Да, сочинять задачи в некотором смысле интереснее, чем их решать.

Г.: – Это труднее.

Е.А.: – Это интереснее.

Г.: – Но и труднее.

Е.А.: – Бывают задачи разного уровня. В «Кенгуру» сейчас в основном не хватает задач простых, веселых, с изюминкой. Их сочинять сложно, конечно, но решать я все-таки люблю трудные задачи, если даже они школьные. Так что не могу сказать, что проще – решать или сочинять. Простые задачи составлять, конечно, непросто, решать трудные задачи – тоже, но и то, и другое очень интересно.

Г.: – Если я не ошибаюсь, Вы как-то говорили, что решаете задачи, которые, скажем так, никто не может решить.

Е.А.: – Математик, естественно, имеет дело с задачами, которые еще не решены. Есть такая взрослая наука – математика. Она развивается, появляются новые задачи – простые и сложные. Разные люди, которые называются математиками, стараются решить их по мере возможности. Они встречаются, контактируют, обсуждают.

Г.: – Вы сейчас преподаете в двух группах второго курса. Считаете ли Вы, что из нынешнего второго курса получится что-то толковое в математической сфере?

Е.А.: – Да, в ваших двух группах есть довольно много толковых людей. Я думаю, если сейчас отсеются те, кто пришли сюда не учиться, те, которых мы редко видим, то останутся две вполне здоровые группы. И на выходе они, видимо, будут достаточно многочисленны. К сожалению, лет пять назад у нас были выпуски почти пустые. Набирают человек 90, а выпускают 7. Сейчас явно стало лучше с этим, видно, что из ваших двух групп выпуск будет крепким.

Г.: – Будем надеяться, потому что мы слышали о недоборе на наш факультет в какие-то годы.

Е.А.: – Да, набирали случайных людей, которые по улице шли, и вдруг – « а дай-ка я сюда документы подам», можно же в десять вузов, на десять факультетов, а у нас балл проходной низкий. «Все, попали, ура!», а потом пришли – а учиться-то мы не можем, тут, оказывается, математике учат! И люди сбегают сразу. Нет, сейчас случайных стало гораздо меньше, к счастью.

Г.: – Это радует. Скажите, а математика присутствует во всех сферах Вашей жизни? Просто по себе знаю, хоть я учусь и не прекрасно, все равно математика врезается везде.

Е.А.: – Почти. Но со своим котом я все-таки не разговариваю о математике. Особенно с младшим. Со старшим, в принципе, можно было бы поговорить, а этот не слишком интеллектуальный кот, ласковый, веселый, так что с ним я о математике не говорю. Я люблю думать о математике, гуляя по парку, или в транспорте, но чтобы все было завязано на математике – такого нет, конечно. Музыку классическую слушать люблю, все-таки иногда отключаться надо, иначе можно начать ходить по кругу.

Г.: – Я слышала о том, что классическая музыка помогает думать над такими науками, как математика, физика.

Е.А.: – Я все-таки стараюсь их разделять – в филармонии на концерте я не думаю о математике. Просто прихожу в себя, отдыхаю, заряжаюсь хорошим настроением. Отключаться иногда надо, все-таки. Свежие идеи приходят на свежую голову.

Г.: – Почему Вы все-таки не пошли чисто в науку? Продвигать ее в каком-то глобальном смысле.

Е.А.: – Во-первых, если вы получаете какую-то сложную задачу, то нет никаких гарантий, что вы ее решите. Если этим заниматься всю жизнь и за всю жизнь ее не решить, то получается, что вроде ничего в жизни и не сделал. А сейчас все-таки кого-то чему-то научила, уже что-то в жизни сделала. Ну а, в основном, для удовольствия, еще и математикой занимаюсь.

Г.: – То есть это и ваша практическая деятельность, и хобби.

Е.А.: – Да, да. Так я никому ничего не обязана – спокойно что-то решаю, езжу на конференции, обсуждаю это с другими людьми, все интересно, все приятно. Нет такого, что к завтрашнему утру ты должен доказать такую-то теорему. Для математика вообще невозможна такая постановка вопроса, нет гарантий в принципе.

Г.: – Всегда было интересно, как же это происходит, когда слетаются математики на конференцию.

Е.А.: – Разные люди делают доклады, между докладами они встречаются и обсуждают какие-то задачи. Это очень интересно.

Г.: – То есть вы обсуждаете даже то, что было уже когда-то доказано?

Е.А.: – Иногда то, что было доказано, может помочь доказать что-то свое. Почему бы нет, конечно.

Г.: – Можно вот такой вопрос: есть то, чего вы не знаете или плохо понимаете?

Е.А.: – Конечно! Сколько угодно! И в математике, и даже в анализе, он имеет столько разделов, что естественно не знать всего. Иногда ступор возникает перед какой-то задачей.

Г.: – Значит, не все потеряно. И все-таки, нравится Вам преподавать в вузе? Ведь это намного тяжелее, чем в школе.

Е.А.: – Я не уверена, думаю, что в школе мне было бы тяжелее, потому что к нам все-таки приходят люди, которые уже хотят изучать математику, у них уже есть мотивация, им уже что-то надо, и поэтому, в частности, нет проблем с дисциплиной. Но в первом семестре, конечно, некоторые думают: “а, как-нибудь проскочим”, потом нарываются, но во втором семестре таких проблем уже нет. В вузе, в принципе, я не обязана ходить по рядам, проверять домашнее задание. Взрослые люди пришли учиться – учитесь, я готова отдать все, что могу, а если вы не хотите брать – это ваше личное дело. В школе, все-таки, так нельзя. В этом смысле, в вузе гораздо проще.

Г.: – В плане дисциплины Вы более чем демократичны и лояльны. Единственное Ваше требование относится к опозданиям, но это уже просто вопрос приличия. У нас на факультете есть преподаватели, для которых дисциплина очень важна, которые очень строги и требовательны к выполнению заданных обязательств.

Е.А.: – Они просто объявляют свои правила игры сразу, которые люди, готовые их принять, принимают, и дальше обычно проблем нет. Ничего смертельного не происходит, никто никого не покусал, не побил.

Г.: – А Вы, исходя из собственного опыта, можете сказать, какой метод преподавания лучше – лояльный или требовательный?

Е.А.: – Ну что значит лучше? Я бы не смогла предъявить какие-то требования. То есть, предъявить, может быть, и смогла бы, но настоять на них – нет. Это просто зависит от характера.

Г.: – Вы мягкий человек.

Е.А.: – Когда надо, например, в конце семестра выясняется, что все-таки я могу на своем настоять. Правила игры были заявлены сначала, и люди, которые не согласны их выполнить, сами разбираются с этой проблемой.

Г.: – Вы согласны с тем, что не обязательно быть умным, главное быть разумным?

Е.А: – В жизни – на здоровье, но вы же хотите быть учителем математики, а для этого у вас все-таки должна быть квалификация. Все-таки, хороший учитель – я не говорю, в первую очередь или во вторую – это квалифицированный, компетентный специалист. Хорошее образование иметь надо. Интерес к математике иметь надо. Детей любить надо. Все это – необходимые условия, ни одно из них не является достаточным.

Г.: – Вы любите детей?

Е.А.: – Ну я их на расстоянии люблю, я редко с ними имею дело. В воскресенье пойду помогать слушать пятиклассников в 239 школе, у них отборочная олимпиада. С ними очень приятно, очень интересно. У меня был когда-то кружок в этой школе, но иметь его шесть лет, каждое лето возить их в лагерь, следить, чтобы никто не утонул, не убежал, не разбил коленку – это напряженно. 24 часа в сутки быть начеку – это для меня сложно. Я думаю, что работа в школе была бы для меня слишком большой нагрузкой на нервную систему.

Г.: – Ну и напоследок – что Вы можете посоветовать, порекомендовать будущим математикам?

Е.А.: – Будущим математикам или будущим учителям математики?

Г.: – Так все-таки, это разное. Нам, учащимся этого факультета.

Е.А.: – Посоветовать? Любить математику, интересоваться ею, прилагать усилия. Если человек выкладывается по максимуму, он может далеко пойти, оказаться на том уровне, которого он достоин. А то бывают люди, которые очень сообразительные, но настолько ленивые – “да на троечку проскочу”, и действительно проскакивают. Это обидно. Когда человек мог бы получить хорошее образование, но ему просто лень.

Г.: – Вам же тоже когда-то было лень. Всем людям это свойственно.

Е.А.: – Не знаю, мне было интересно. Когда я училась, я очень не любила такой предмет, как медицина. Но поскольку я привыкла выполнять требования, приходилось и ее учить. А все математики были мне интересны, а то, что человеку интересно, не вызывает неприязни или лени. Не нужно прилагать усилия для изучения того, что интересно. Прилагать интеллектуальные усилия приятно. Думать приятно. Когда до всех вас дойдет эта мысль, может быть, ваше отношение к учебе изменится.

С доцентом кафедры математического анализа Михаилом Яковлевичем Якубсоном беседовала студентка 2 курса Алиева Гюнай.

М.Я.: – Мне было всегда интересно решать задачи. Но я и многое другое в школе любил. Например, историю, и сейчас очень люблю и много исторических книг читаю. Ну а математику меня всегда интересовала, и я после 9 класса поступил в физ-мат школу и учился там с большим удовольствием.

Гюнай: – А Вы учились в Герцена? С первого курса? (М.Я. утвердительно кивает головой) А какая у Вас степень?

М.Я.: – Кандидатская.

Г.: – А Вы не хотите получить степень профессора? Она же после кандидатской идет?

М.Я.: – Ну, если вас интересует, это две разных шкалы. Есть научная степень – она в России бывает кандидатская и докторская. А бывает ученое звание. Это, соответственно, профессор. То есть я, как и Елена Артуровна, кандидат физ-мат наук, доцент. Второе слово осмысленно, поскольку это значит “доцент с корочкой”.

Г.: – То есть вас есть...

М.Я.: – Удостоверение. Красивейшее и, кажется, даже написанное еще от руки.

Г.: – И Вашей целью было прийти именно преподавать?

М.Я.: – Да. Вот, я люблю рассказывать интересные вещи. Если они интересны для меня, то я их люблю рассказывать людям. Мне это всегда нравилось.

Г.: – Ваши студенты делились с нами, что Вы рассказываете им всякие истории. Расскажите и нам, пожалуйста, что-нибудь. Первое, что приходит в голову.

М.Я.: – Первое, что приходит в голову – это то, что я иногда рассказываю своим выпускникам. Это рассказ чешского писателя Карела Чапека. В одной чешской деревне жил мальчик. Он был беден, неграмотен, нигде не учился. И больше всего на свете он любил церковь. Пел в хоре, помогал священнику, а когда вырос, попросил у него должность церковного сторожа. И тот ему отказал, потому что он не умел читать и писать. Огорченный, он уехал в Прагу, сначала бедствовал, потом занялся торговлей, как-то приподнялся, разбогател, стал миллионером. Приехал он в родную деревню, сидит в кабаке, угощает всех своих бывших товарищей. Поели они, выпили, в конце дали ему большой счет. И тут он просит своего бывшего товарища, который был в школе отличником, чтобы тот прочел, что там написано. А товарищ говорит: “Слушай, ты такой великий человек, столького добился в жизни. Можешь себе представить, чего бы ты достиг, кем бы ты стал, если бы ты еще умел читать?”. “Кем бы я был? Я был бы церковным сторожем”. Так вот, мы учим вас очень многому, и карьера, которая вас ждет после выпуска, чем-то похожа на карьеру церковного сторожа. То есть там будет мало денег, но не каждому доверят сторожить церковь.

Г.: – Очень поучительно.

М.Я.: – Я очень люблю этот рассказ.

Г.: – До этого Вы упомянули физ-мат. Тогда факультеты были объединенные.

М.Я.: – Даже школы, да и сейчас существуют физико-математические лицеи.

Г.: – То есть Вы изучали физику наравне с математикой.

М.Я.: – Ну да. Но здесь уже кто что любит.

Г.: – А правда ли, что любой физик в первую очередь математик?

М.Я.: – Нет, это не правда. Во-первых, есть физики-экспериментаторы, их довольно много. Конечно, грех так говорить, но те физики-экспериментаторы, которых я встречал, – не все, конечно, но все же – которые защитили докторскую диссертацию, они вообще мало что знают. Но зато они многое умеют делать руками и приборами. Это такой инженерский талант. Ну что сделала Мария Кюри: она выделила радий весовым методом. То есть она “перевешала” на лабораторных весах несколько десятков тонн породы и выделила несколько граммов радия. В общем, для того, чтобы сделать это, не нужно много знать, нужно очень четко работать. А вот теоретическая физика – это, пожалуй, математика, и причем довольно высокого уровня.

Г.: – Ну вот в школе на уроках физики нам рассказывали что-то, и в итоге мы всегда приходили к математике.

М.Я.: – Да, ну на самом деле, в чем, собственно, заключается физика: в том, чтобы сделать математическую модель. А дальше эта математическая модель решается, естественно, математическими средствами.

Елена Артуровна: – И потом, в школе физика – это все-таки механика, а механика – в большей степени математика.

М.Я.: – Все модели уже давно сформулированы. Механика – это самая старая область физики, и математические модели построили, скажем, Ньютон и Лагранж. И новых моделей в механике нет. Происходит какое-то обсчитывание вот этих старых моделей, а это чистая математика.

Г.: – Лагранж – это не тот?...

М.Я. и Е.А.: – Тот.

М.Я.: – Все великие аналитики занимались и физикой, и математикой.

Е.А.: – Они это не очень разделяли.

М.Я.: – Лейбниц, пожалуй, был чистый математик, в чем-то даже философ. Он действительно занимался философией как наукой.

Г.: – Для меня всегда было странно, что раньше математики были еще и философами. Ведь в нашем понимании философия – это нечто совершенно абстрактное.

Е.А.: – Раньше философами называли тех, кто знал все. Тогда знаний было поменьше, поэтому это было возможно. А сейчас даже в своей математике, даже в своем анализе не все знаешь.

М.Я.: – Хороший специалист знает многое о немногом. Хороший журналист знает немногое о многом. Поэтому идеальный специалист знает все ни о чем, а идеальный журналист – ничего обо всем.

Г.: – Ну раз уж Вы о журналистах заговорили... Любите ли Вы телевизор смотреть?

М.Я.: – Вы знает, наше телевидение в последнее время настолько ужасно... Ну, скажем, у меня осталась старая привычка – я смотрю за завтраком новости. От этого не улучшается настроение, поскольку хороших новостей не бывает. Но, скажем, по каналу культура иногда показывают хорошие передачи, музыку.

Е.А.: – Мне нравится канал Animal Planet.

М.Я.: – Ну, с моей точки зрения, он немного однообразен. Нет, иногда там бывают интересные фильмы, но раз в год и почему-то ночью.

Е.А.: – Многие хорошие передачи показывают ночью. Например, старые фильмы или “Что? Где? Когда?”.

М.Я.: – Да, но почему-то старые фильмы показывают в 00:00.

Г.: – Это Вы хорошо заметили, потому что в школе мне говорили, что из нашего поколения делают глупеньких детей, и все хорошее, то, что может нас развить, показывают ночью, когда все спят. А всякие передачи вроде “Дом-2” идут рано.

М.Я.: – Складывается впечатление, что это делается специально. То есть раньше считалось, что народ нужно развивать, а сейчас кажется, что наоборот.

Е.А.: – Это жестоко.

Г.: – Это жестоко, но это правда, отчасти. Вернуть бы СССР, да?

М.Я.: – Ну не во всем. Образование было хорошим, но, скажем, есть вещи, которым сейчас учат лучше. Например, иностранному языку.

Е.А.: – В моей школе, хоть она и была физико-математической, русскому языку учили хорошо. И английскому тоже. Это сейчас можно быстренько щелкнуть в интернете и найти все, что нужно. Создается видимость, что учить ничего не надо.

Г.: – Но у детей же нет усидчивости и такого огромного желания сидеть в библиотеках с учебниками, когда есть интернет. Это намного облегчает нашу жизнь. Найти какую-то информацию гораздо проще в интернете.

М.Я.: – Да, с одной стороны проще, но с другой, не всякую информацию можно найти.

Е.А.: – И не всякой можно доверять.

Г.: – Ну пишут же ее все-таки люди, и их субъективное мнение играет роль.

М.Я.: – Все должно использоваться разумно.

Г.: – Согласна. А какая у Вас в детстве была мечта о том, кем быть?

М.Я.: – У меня была сознательная мечта быть преподавателем. И эта мечта исполнилась.

Г.: – Как прекрасно, когда мечты сбываются. У нас недавно возник спор: ведь наш университет раньше был Домом малютки, и считается, что он основан, если я не ошибаюсь, 218 лет назад. Разве можно то время относить к истории университета?

М.Я.: – Ну кто-то просто захотел сделать себе историю подлиннее. Я помню, как в 89-м году с большой помпой было отмечено 70-летие института. В 1919 году он был образован как педагогический институт. А на самом деле, воспитательный дом был открыт немного раньше. Не 218 лет назад, а, допустим, где-то 250-260. При Екатерине II. Был такой Иван Иванович Бецкой, он, собственно и основал этот сиротский приют. А лет -дцать после этого при Павле I был издан указ, по которому выпускницы вот этого приюта получали права домашних учительниц. С некоторой натяжкой это можно было считать высшим педагогическим образованием, и поэтому принято считать, что вот с тех пор и начинается история РГПУ.

Г.: – Ну вот, даже обидно стало. А какое отношение все-таки Герцен – мне стыдно, второй год учусь и не знаю – имеет к нашему вузу?

М.Я.: – Ни-ка-ко-го.

Г.: – И почему памятник Ушинскому стоит перед главным корпусом? Он, конечно, огромный вклад внес в педагогику, но все же.

М.Я.: – Именно из-за этого и памятник стоит. На самом деле, когда к нам приезжали гости из Ярославского пединститута им. Ушинского, дежурная шутка была – “А не поставили ли у вас еще памятник Герцену?”.

Г.: – Ну и в заключение – почему Вы выбрали математический анализ?

М.Я.: – Так по жизни получилось.

Е.А.: – Он живой. Самая живая математика. Алгебра для меня скучновата, геометрия уж слишком геометрична, а в анализе и формулки есть, и воображение работает.

Г.: – Ну ведь это все придумано.

М.Я.: – Что значит придумано?

Г.: – Функции, скажем. Их же в жизни не существует.

Е.А.: – А где вы видите алгебру?

Г.: – И ее тоже не вижу. Только геометрические фигуры.

М.Я.: – А где вы видите, скажем, силу или ускорение?

Г.: – Я их только чувствую. Физически.

М.Я.: – На самом деле математика, конечно, существует в мире идей. В голове. И самое интересное, что не только в чьей-то конкретной голове, а в некотором мире идей. Все математики понимают все эти абстракции, в общем-то, одинаково.

Г.: – Прекрасная наука математика.

М.Я.: – Это скорее наука философия. Полезно иногда думать о таких вещах. Но на самом деле, и математика сознание очень расширяет.

С доцентом кафедры математического анализа Аркиной Ксенией Георгиевной беседовал студент 2 курса Иващенко Ростислав.

Ростислав: – Каким, на Ваш взгляд, должен быть хороший учитель?

Ксения Георгиевна: – Во-первых, он должен любить детей, ну а во-вторых, он должен быть добрым. Вот, скорее всего, самые важные качества для учителя.

Р.: – Работали ли Вы когда-нибудь в школе, и если нет, то хотели бы?

К.Г.: – Нет, не работала. Об этом вопросе я никогда хорошенько не задумывалась, но, скорее всего, нет.

Р.: – Занимаетесь ли Вы научной деятельностью?

К.Г.: – Сейчас уже нет, но раньше я увлекалась комплексным анализом и исследованием операций в прикладном разделе математики, а также решением прикладных задач математическим методом.

Р.: – Чем Вы занимаетесь в свободное от работы время?

К.Г.: – Все свободное время я провожу с семьей, но каждый год я как минимум два раза куда-нибудь путешествую.

Практика в школе

Уже полтора месяца я работаю учителем математики в 375 школе Красносельского района. Я даже не могла себе представить в 11 классе и на первом курсе, что все-таки буду работать именно по этой специальности. Итак, у меня два пятых класса, два ученика на индивидуальном обучении и классное руководство. Поначалу наша зарплата небольшая, так как у нас нет категории и стажа работы, но это, я вам скажу, не главное! Самое важное в нашей работе – это относиться с терпением, уважением, трепетом и любовью к детям. Помимо того, что мы, учителя, должны хорошо знать школьный материал, нам стоит с человечностью относиться к учащимся, даже если у нас не будет настроения или сил. Дети полюбят вас, если вы полюбите их.

Мне нравится работать с детьми, общаться с ними, помогать не только в учебе, но и во внешкольной жизни. Есть свои трудности, но все в нашей жизни преодолимо.

Советую ли я вам идти работать в школу? Да! Попробуйте, и вы не пожалеете, так же как и не пожалела об этом я!

Канатова Ксения, 1 курс магистратуры

Работать учителем – это ужасно….

Очень неожиданно для меня сложилась моя судьба. Я всегда мечтала стать учителем начальных классов, но когда приблизился 11 класс, все меня начали всячески отговаривать: да ты чего, с этими малышами столько возни, да выбери ты что-нибудь посерьезнее, будешь всю жизнь вырезать квадратики и дальше таблицы умножения никуда с ними не уйдешь, никакого интереса и т.д. Я поддалась на эти глупые уговоры со стороны друзей, знакомых… Но ничуть не жалею!!!

Послушав «умных» людей, я приняла решение, что абсолютно точно пойду в Герцена, но просто выберу другой факультет, и, не долго думая, остановилась на математике. Почему? Я всегда любила математику, геометрию в особенности, за ее строгость, логичность. У меня никогда с ней не было проблем, даже наоборот, репетиторством я занималась уже с 9-го класса. Мне доставляло огромное удовольствие доказывать ребятам, для которых математика была тихим ужасом, что это самый прекрасный предмет в мире! Что к любой формуле можно прийти очень просто! И когда у меня получалось это доказать, то счастливее меня не было никого!

Я подала документы и в институт детства на начальное образование, и на факультет математики. Я поступила и туда, и туда и выбрала второе. Как я рада, что сделала этот выбор! Я отучилась на матфаке до середины февраля первого курса, сдала все зачеты, первую сессию, продолжила учиться дальше и поняла, что делаю совершенно не то, что должна… Моя мечта уходит прямо у меня из-под носа и отдаляется все дальше и дальше…

(Ах да, забыла упомянуть о том, что параллельно с учебой я работала в частной школе: вела подготовку к школе и занималась математикой с отстающими детьми. И работа с малышами давала мне столько сил, которые помогали мне не только в учебе и работе, но и вообще в жизни! Малыши – это люди из другого мира!..)

Я не знала, что же мне делать, я была в жуткой растерянности… Переводиться? Или нет? Я приняла тогда очень много решений, я старалась хорошенько все обдумать и сейчас моя жизнь кардинально изменилась.

Я учусь в Герцена, факультет «Институт детства», направление «Начальное образование», работаю в частной школе, я классный руководитель в 4 классе (без права вести у них уроки), преподаю окружающий мир в 1 и 2 классе, веду подготовку к школе, занимаюсь организацией школьных праздников и мероприятий. Как меня взяли на работу в возрасте 19 лет? В меня поверили! И с моей стороны было бы некрасиво не оправдать надежды :) Просыпаюсь я в 5 утра, на работу бегу к 8:00, ухожу с работы в 19:00 (иногда в 20:00). И два часа до дома… Я жутко устаю, НО! Я получаю удовольствие от каждого дня! От каждой минуты и секунды моей работы! Через этих милых ангелочков я познаю себя, познаю этот мир. И дети бывают разные, и их родители... Иногда случаются такие ситуации, в которых не знаешь, как правильно себя повести. Но учителю не приходится выбирать учеников. Надо учить и хулиганов, и капризуль, и старательных деток. Но в итоге, не замечая этого, начинаешь безумно любить абсолютно каждого!

Я очень рада, что сначала я попала на матфак.

Именно там я поняла, что нужно слушать свое сердце.

Именно там я нашла своих любимых Кристину, Настю, Сашу, Лиду, Гю, Юлю, Дашу, Славу, Макса, Аню, Артема. Вы навсегда мои одногруппники, с которыми я прошла начало первого курса через огонь и воду :) Я вас люблю!!!

Всем удачи, успеха, слушайте свое сердце, все возможно!

P.S. В начале я сказала, что работать учителем это ужасно… Так вот, это действительно ужасно здорово и интересно!

Безымянных Елена, 1 курс

Математический семинар

В одной из Петербургских школ
Совсем недавно семинар прошел,
Интеллектуальных игр было там полно,
И в их числе была игра Пентамино,
Которую провести нам поручили -
Как много удовольствия мы получили!
Пусть поначалу было трудно заинтересовать детей
И не было смешней затеи сей,
Но ребята партий множество сыграли,
Которые мы им организовали.
По окончании игры победителей мы наградили,
Блокноты, календарики РГПУ им подарили.

Святкина Ольга, 2 курс

Мальчишки и девчонки были так довольны,
Довольны были и мы с Ольгой.
Этот семинар - наш бесценный опыт,
Который послужит нам опорой
В те дни преподавательской работы,
Где требуют от учителя сноровки скорой.
Но не свершилось бы все это,
Не получи мы доброго совета
От Валерия Валентиновича Крылова
За что хотим сказать спасибо снова.
За приглашение, помощь и поддержку.

Цыганова Екатерина, 2 курс

[1]В то время Николай Павлович поставил много новых интересных спектаклей, большая часть которых и сегодня идёт на сцене этого театра, носящего теперь его имя. Николай Павлович с большим вниманием и уважением относился к молодёжи, приглашал студентов на генеральные репетиции своих спектаклей и, в частности, был частым гостем студентов нашего факультета.