К вопросу о развитии теории социальной работы в России

Никитин Владислав Алексеевич

СОЦИАЛЬНАЯ РАБОТА:

ПРОБЛЕМЫ ТЕОРИИ И ПОДГОТОВКИ СПЕЦИАЛИСТОВ

Учебное пособие

Члены редакционной коллегии:

А. А. Бодалев Л. П. Кезина А. И. Подольский Г. А. Бордовский М. И. Кондаков В. А. Поляков В. П. Борисенков В. Г. Костомаров В. В. Рубцов С. В. Дармодехин О. Е. Кутафин Э. В. Сайко А. А. Деркач В. С. Леднев В. А. Сластенин Ю. И. Дик В. И. Лубовский И. И. Халеева А. И. Донцов Н. Н. Малафеев В. М. Тиктинский, И. В. Дубровина Н. Д. Никандров Шкловский

Социальная работа: проблемы теории и подготовки специалистов. Учебное пособие. - М.:

Московский психолого-социальный институт, 2002,с. 236.

Издание посвящено проблемам теории социальной работы и содержания подготовки бакалавров, дипломированных специалистов и магистров социальной работы. Рассчитано на исследователей и преподавателей высшей школы.

Предисловие

Данная книга составлена из статей, опубликованных автором в 1995-2001 годах в различных изданиях, по проблемам теории социальной работы и особенно содержания подготовки в вузах специалистов с высшим профессиональным образованием в области социальной работы.

Книга рассчитана на исследователей и преподавателей высшей школы, занимающихся проблемами теории и образования в области социальной работы.

Автор не претендует на бесспорность предлагаемых положений и рассматривает это издание как стимул для общих поисков в теории и образовании в области социальной работы.

Автор заранее приносит извинения за некоторые повторы ряда положений в разных статьях в силу особенностей данного издания.


I. ПРОБЛЕМЫ РАЗРАБОТКИ ТЕОРИИ СОЦИАЛЬНОЙ РАБОТЫ В РОССИИ

К вопросу о развитии теории социальной работы в России

Возможно, что последнее десятилетие XX века войдет в историю российского обществознания как время зарождения новой науки - теории социальной работы.

Этому способствовало развитие в стране системы социального обслуживания населения и формирование системы высшего профессионального образования по направлению и специальности «социальная работа». Первоначально одним из идейных источников выступали работы зарубежных авторов, но ныне в стране накопился и свой эмпирический и исследовательский материал, на основе которого стало возможным говорить о теоретической идентификации социальной работы как социального явления.

Пока сделаны лишь первые шаги в этом направлении, и необходима активная теоретическая работа специалистов разных направлений, чтобы решить важную теоретическую и практическую задачу. В этой связи возникает много проблем, которые нуждаются в более глубоком осмыслении по сравнению с тем, что имеется в изданной исследовательской и учебной литературе.

Прежде всего это касается определения понятия и сущности социальной работы. В изданной литературе бытует трактовка социальной работы как вида социальной помощи отдельным лицам и (или) группам населения, находящимся в трудной жизненной ситуации, с целью достижения гармонии между человеком и средой.

Представляется, что такая трактовка сужает смысл социальной работы, в основе которой лежит осуществляемая в прямой или опосредованной форме социализация человека как индивида, члена группы или социума. При принятии более широкой трактовки социальное обслуживание выступает одним из видов социальной работы наряду с образованием, здравоохранением, социокультурной деятельностью, правоохранительной системой и т. п., так как в них также решаются задачи социализации путем социального воспитания и обучения, социальной реабилитации, социальной защиты и т. д. В этом контексте социальная работа выступает как одна из важнейших характеристик человеческого общежития, устойчивое и самосовершенствующее существование которого невозможно без социализации и ресоциализации.

При таком подходе появляется необходимость внесения изменений и в трактовку лингвистического смысла термина «социальная работа». В базовом слове «работа» должен выражаться тот факт, что она организуется, инициируется государством, обществом, органом, учреждением, специалистом, а в эпитете «социальная», - что эта работа осуществляется посредством социализации и (или) ресоциализации, а результатом является приобретение человеком социальности.

В понятии «социальность» выражается диалектическое единство таких компонентов, как социальное сознание (чувства, настроения, мышление, идеал), социальное поведение и социальное функционирование, приобретенное отдельным человеком или группой, общностью и позволяющее им в отдельности или одновременно достигнуть той или иной степени социального благополучия. Последнее не должно сводиться к материально-вещественным показателям, которые являются условиями, а не характеристикой социальности.

Некорректным представляется и стремление выражать социальное благополучие термином «гармония», поскольку выражаемая в нем степень согласованности интересов в обществе настолько высока, что она остается всегда неосуществимой целью или может стать средством манипуляции в пользу общественных сил, заинтересованных с помощью демагогии скрыть или оправдать отнюдь не гармоничное состояние людей из-за их эгоистической политики в отношении к остальным. Термин «социальное благополучие» выглядит предпочтительнее в силу того, что его лингвистическое значение указывает на конкретное положение человека как члена общества, характеризует его социальную значимость и активность среди других людей.

Таким образом, первичными (но не единственными) категориями, в которых целесообразно при таком понимании выражать теорию социальной работы, являются «социализация», «ресоциализация», «социальность», «социальное сознание», «социальное поведение», «социальное функционирование», «социальное благополучие». Понятно, что эти категории не исчерпывают содержания социальной работы - напротив, в них описываются лишь направления или завершающие ее результаты, но не раскрывается сам процесс деятельности, принципы и законы ее проведения. Этот уровень теории социальной работы требует конкретного анализа уже самого процесса социальной работы.

Наступил такой период теоретического осмысления социальной работы, когда необходимо говорить уже о законах социальной работы как объективно существующих и постоянно повторяющихся связях и отношениях между ее участниками и конструктами.

В частности, можно (без претензий на бесспорность) уже сейчас говорить о следующих типах связей и отношений в социальной работе, которые имеют характер законов.

Это прежде всего социально интегрированный характер отношений и результатов любого вида, формы и уровня социальной работы как практики, так и теории. В процессе социальной работы участвуют различные компоненты. Здесь прежде всего действуют люди с различным социальным положением, типом, уровнем социальности и ролью в самом процессе социальной работы, взаимодействуют люди и среда (на микро-, мезо- и макроуровне), используются материально-вещественные, биолого-медицинские, психические, педагогические, организационные и другие средства, а теория социальной работы опирается на различные науки и дисциплины, как, например, философия и социология, праксиология и синергетика, психология и педагогика. Эти и другие компоненты и конструкты могут применяться в разных соотношениях, однако все они должны преследовать один и тот же результат: приобретение (восстановление) социальности и социального благополучия как концентрированного выражения интегративности отдельным человеком или группой. Этот принцип социальной интегрированности процесса и результатов социальной работы таков, что может рассматриваться как один из ключевых законов теории и практики социальной работы.

История социальной работы как социетального (а не социосферного) явления свидетельствует о том, что типы социальной работы в конечном счете обусловливаются особенностями цивилизации культур и формаций, в рамках которых она осуществляется. Подобно тому как мы говорим о типах философствования, цивилизации, культуры, так и в развитии социальной работы мы должны выделять типы, отличающиеся от других характером социальности, социального поведения и социального функционирования, а также социального благополучия. Особенности каждого типа должны проявляться в исторической специфике содержания, форм, средств и результатов социальной работы. В результате, зная эпоху, мы можем реконструировать типичные для нее формы и особенности социальной работы и, напротив, можем более или менее достоверно судить об эпохе но выявленным в процессе исторического исследования особенностям социальной работы.

Важнейшим условием эффективности социальной работы является соблюдение личностно-гуманистической ангажированности ее содержания, целей и средств. На любом этапе своего осуществления, начиная с диагностики социальной ситуации, организатор и проводник социальной работы должен всегда содействовать объекту своей деятельности развиваться как социально активному человеку во всем богатстве его духовной и душевной жизни. Чем меньше он следует требованию личностно-гуманистической ангажированности, тем беднее результаты социальной работы, то есть содержание и степень развития социальности отдельного человека, и на этой основе - всего общества.

Успех социальной работы находится, как показывает практика, в прямо пропорциональной зависимости от взаимной деятельностной активности ее участников. Если объект социальной работы свое участие ограничит даже послушным выполнением рекомендаций, он не сможет достигнуть настоящей социальности и развить себя как целостную индивидуальность. Он должен активно относиться к задачам социальной работы в отношении к себе и стремиться к деятельностным формам их разрешения. В противном случае он обрекает себя на положение конформиста, послушного оружия в руках враждебных ему сил. Этот момент особенно надо учитывать в условиях, кода возрастает опасность манипулирования сознанием и поведением людей со стороны общественных сил, стремящихся свой антидемократический и антигуманистический характер прикрыть социальной демагогией.

Представляется, что даже в таком весьма кратком виде охарактеризованные типы связей и отношений в системе социальной работы имеют необходимые признаки законов: они носят естественно необходимый характер, выражают существенные и повторяющиеся связи и отношения, касающиеся таких ключевых моментов социальной работы, как природа и истоки ее возникновения и развития, характер целей, условий и средств эффективного осуществления. В первом приближении они могут быть названы законом социальной интегрированности процесса и результатов социальной работы, законом цивилизационно-культурной .обусловленности развития социальной работы, законом личностно-гуманистической ангажированности средств и целей социальной работы и законом взаимной деятельностной активности в социальной работе.

Безусловно, эти подходы и формулировки нуждаются в дальнейшем осмыслении, требующем коллективных усилий специалистов разного профиля и направлений.