Знать, когда не нужно напряженно работать, не менее важно, чем знать, когда именно это нужно

"Я очень верю в удачу, – сказал Стивен Ликок, канадский юморист, – и чем напряженнее я работаю, тем удачливее я становлюсь".

Кеммонс Уилсон, создатель огромной сети туристических баз, так и не получил аттестат о среднем образовании, но тем не менее его пригласили выступить с речью по случаю начала учебного года перед выпускным классом школы, в которой он учился. Вот что он сказал: "Просто не знаю, почему я здесь нахожусь. Я ведь не получил никаких ученых степеней и работал только по полдня всю свою жизнь. Пожалуй, я посоветую вам поступать так же. Работайте по полдня каждый день. А какие именно полдня, это уж неважно ... первые двенадцать часов или вторые двенадцать часов".

Курт Карлсон, президент объединения частных компаний "Карлсон", в которое входят гостиничная фирма "Рэдиссон хотелс"; крупнейшее в мире туристическое агентство, и сеть ресторанов "Кантри китчеис", начал свою карьеру с того, что продавал талоны на льготную покупку товаров, объезжая клиентов на своем автомобиле, а закончил ее, будучи обладателем одного из крупнейших состояний в США. Журнал "Форбс" оценивает его состояние в 500 млн. долл. У него очень простой взгляд на то, как надо трудиться. Он говорит, что первые пять дней недели, с понедельника по пятницу включительно, вы работаете, чтобы не отстать от конкурентов. А вот по субботам и воскресеньям вы стараетесь их обойти.

Многие бы назвали Карлсона работоголиком[31]. Разумеется, сам он так ие считает; для него работа – не работа. Он работает не только ради денег. Как вы догадываетесь, Карлсон – весьма неглупый парень, и он, несомненно, понимает, что человек, имеющий 10 миллионов долларов, может быть столь же счастлив, как и тот, у кого 500 миллионов долларов. Но Курт был увлечен процессом приобретения дополнительных 490 миллионов долларов, а не обладанием ими. Игра в гольф, в конце концов, тоже требует усилий. (Попробуйте угадать, что Курту лучше удается.)

Но ни вам, ни мне не надо быть работоголиками, чтобы добиться ошеломляющих успехов. В книге "Как стать менеджером за одну минуту" об этом сказано очень верно. Лучше всего справляются с нагрузкой "рекордсмены", т.е. те, кто может работать с максимальной отдачей, с взрывной энергией неделю, две, три, когда это необходимо для выполнения особо важной задачи. А затем» не стыдясь, предаваться ничегонеделанию, когда работа приобретает рутинный характер. "Рекордсмены" умеют проводить различие между деятельностью, направленной на определенную цель, действительно продуктивной работой, и монотонным повторением функций. Они большие мастера уклоняться от такого рода занятий, вызывающих у них классическую предпринимательскую хандру ... затем на какое‑то время вновь происходит вспышка бешеной энергии.

Да, действительно, вы должны уметь напряженно, очень напряженно работать; но это не означает, что вы должны любое дело начинать сразу на максимальной скорости. Бели вы будете знать, когда надо уменьшить обороты, то это в не меньшей степени будет способствовать повышению эффективности вашего труда и увеличению продолжительности вашей жизни, чем умение вовремя развить максимальную энергию.

Курт Карлсон и Кеммонс Уилсон – люди особой породы ... Они работают непрестанно. Однако что касается большинства из нас, то мы, пожалуй, показали бы лучшие результаты, если бы чаще устраивали паузы.

Я не очень часто пользуюсь настоящим отпуском, но зато научился отключаться от дел, участвуя в различных общественных мероприятиях нашего города. Это дает мне отдохновение от кабинетной рутины – или по крайней мере иллюзию такого отдохновения. Видимо, я один из тех, кто может быть столь же счастлив, имея 10 млн. долл., как Курт со своими 500 млн. долл.

Урок 57

Лучше владеть 1%, чем управлять 100% чего бы то ни было ....

Я должен кое в чем признаться. Если бы я написал эту книгу десять лет назад, заглавие данной главы звучало бы совершенно по‑иному, например: "Ознакомьтесь с отчетностью, прежде чем приглашать партнеров".

Если людям с предпринимательской жилкой присуща какая‑то характерная черта, то ею является полубезумное и фанатичное стремление каждого из и их все делать самому, не допуская, чтобы кто‑либо совал нос в его дела, задавал вопросы или указывал, что надо делать. Самое тяжелое испытание для такого человека – утратить полный контроль над своим бизнесом.

Ничего не поделаешь, мир изменился. Всякое дело, даже такое элементарное занятие, как изготовление конвертов, – продукции, в основном не отличающейся от той, которая выпускалась 150 лет назад, – становится все более сложным по мере внедрения все более совершенного оборудования, а также новых методов сбыта и финансирования.

Упорно работающий предприниматель, как бы талантлив и прозорлив он ни был, нуждается в содействии специалистов, обладающих теми профессиональными знаниями, которыми он сам никогда не может надеяться овладеть. Ему придется покупать эти знания на рынке, где продающие их специалисты также стали более искушенными, отдавая себе отчет в ценности своих способностей и в том, какие суммы надо за них требовать.

Теперь самое время рассказать еще одну поучительную историю.

Мой приятель, занимающийся предпринимательской деятельностью, является основным совладельцем одного арендного контракта на профессиональный спортклуб. Дела его пошли очень успешно, и в значительной степени потому, что мой друг‑предприниматель своевременно понял роль телевидения. Именно благодаря телевидению выступления этого клуба, известные ранее только местным болельщикам, стали демонстрироваться огромной аудитории в масштабе всей страны. Но успехи были достигнуты еще и потому, что у него хватило сообразительности нанять в качестве администратора самого лучшего специалиста, который до тонкостей знал всю специфику этого дела.

В один прекрасный день этот специалист пришел в кабинет моего друга и попросил принять его в число совладельцев контракта. Речь шла не об особенно большой доле. Можно сказать, что даже 1% было бы достаточно, чтобы удовлетворить его стремление обеспечить свою будущность и повысить общественный престиж, а главное – почувствовать себя собственником, а не наемным работником.

Но у моего друга, овладевшего премудростями маркетинга космического века, воззрения в этом вопросе были на уровне каменного века. Он отказал. Менеджер уволился.

Мой друг не понял, что любые деловые отношения, в которых одна сторона может диктовать другой, не пойдут на пользу ни той, ни другой стороне, поскольку такие отношения не будут длительными. И хотя после ухода менеджера данный контракт не потерпел фиаско, – почти невозможно потерять деньги, участвуя в игре подобного рода, – однако мой друг совершенно явно ощутил, что ему куда труднее теперь ориентироваться в ситуации.

Новый менеджер, которого он нанял, оказался гораздо более требовательным, чем его предшественник, и более искушенным в административных интригах. Сейчас моему другу‑предпринимателю приходится бороться за то, чтобы его вообще не выкинули из собственного дела.

Хотел бы я знать, возвращается ли он когда‑либо в мыслях к разговору, который произошел много лет назад. Ведь если бы он согласился в то время уступить всего 1% своей собственности, он никогда не столкнулся бы с угрозой потерять все.

В наши дни если вы хотите сохранить свое предприятие, вам придется прибегнуть к профессиональной помощи специалистов, а люди, обладающие, такой квалификацией, вполне вероятно, так же хорошо знают ей цену, как и вы.

Они рассчитывают получить свою долю акций. И вам придется пойти на это, чтобы не лишиться этих людей, а возможно, и чего‑то гораздо более важного.

Урок 58