Вопрос 3. Государственный механизм сословно-представительной монархии в России

Основным признаком сословно-представительной монархии является ограничение власти монарха сословно-представительными учреждениями: Генеральными штатами во Франции, парламентом в Англии, рейхстагом и ландтагами в Германии, сеймами в Венгрии, Чехии, Польше, кортесами в Испании. В России это выразилось, прежде всего, в появлении особого государственного органа - Земского собора.

В отличие от Западной Европы в России Земские соборы возникали не по требованию сословных представителей, а по инициативе царей для упрочения их власти. Ограничивая царскую власть, Земские соборы в то же время объективно ее укрепляли.

Земские соборы созывались царями «для земского совета и для государственного опиранья» более ста лет: с середины XVI в. до середины XVII в. Только в XVI в. Земский собор созывали четыре раза: в 1550, 1566, 1584 и 1598 гг.

Земские соборы возникли по примеру церковных соборов, которые время от времени собирались митрополитами, по воле царя, для решения внутрицерковных вопросов. В 1550 г. молодой царь Иван IV впервые созвал собор представителей разных областей своего царства, на которм он обличал «неправды» и злоупотребления бояр. Царь обещал, что отныне он сам будет «судьёй и обороной» для своего народа. О первом Земском соборе осталось мало информации, но в том же году был принят новый «Судебник», были намечены и реализованы важные мерприятия по улучшению государственного управления.

В дальнейшем Земские соборы решали основные вопросы государствен­ной жизни: избрание или утверждение царя, принятие зако­нодательных актов, введение новых налогов, объявление вой­ны, вопросы внешней и внутренней политики и т. д. Вопросы обсуждались по сословиям, но решения должны были прини­маться всем составом Собора.

В состав Земских соборов входили представители трёх сословий: «ос­вященный собор» из представителей высшего духовенства, Боярская дума и представители служилого дворянства, и выборные от городов и посадского населения. Общее количество участников обычно составляло около 300-400 человек. В XVI веке в качестве представителей от населения приглашались, в основном, должностные лица, стоявшие во главе местных органов. На соборах было также представлено свободное север­ное крестьянство, которое создавало общие с посадскими людь­ми «всеуездные миры», но огромная масса владельческих (крепостных) крестьян вообще не была представлена. «Вообще, - писал Ключевский, - состав собора был очень изменчив, лишен твердой, устойчивой организации».

В разные эпохи значение и характер Земских соборов в Московском государстве были различны. Большинство соборов носило лишь совещательный характер: выбор­ные люди излагали свои «нужи и всякие недостатки» и затем предоставляли решение вопроса царю. Соборы первых лет царствования Романовых принимали ре­шение о введении новых налогов, без которых слабое пра­вительство Михаила не могло бы восстановить военную силу и административную организацию государства. Иными словами, они имели организационный характер. «Уло­женный» собор 1648-1649 гг. имел законодательный характер: на нём было принято знаменитое «Соборное уложение». Наконец, избирательные соборы 1598 и 1613 гг. имели учредительный характер и олицетворяли верховную власть в государстве.

В эпоху Смутного времени и сразу после него деятельность Земских соборов сыграла весьма важную роль в деле восстановления разрушенного Смутой «великого Российского царствия», что стало их большой исторической заслугой. Хотя Земские соборы превратились в сословно-представительные органы власти только в XVII веке и не имели чётко определённых компетенций и порядка работы, они стали играть важную роль в государственной жизни.

По мере усиления царской власти во 2-й половине XVII в. и в связи с ростом бюрократизации управления Земские собо­ры приходят в упадок. Последний Собор был созван в 1653 г. для принятия Украины в состав России и принятия решения о войне с Польшей. С этого времени Земских соборов полного состава больше не собиралось.

Другой характерной чертой сословно-представительной монархии является сохранение на первом этапе старых органов власти. Так, в России продолжает играть значительную роль Боярская дума (она входит в Земский собор, как основная сила), имеются сильные остатки дворцово-вотчинной системы управления, но наряду с этим местное управление организуется на основе представительства (губное и земское самоуправление).

Сословно-представительная монархия в России оформляется реформами Ивана IY Грозного. Реформы привели к расширению прав средних и мелких феодалов, на которых опирается Иван IY в своей политике.

Реформы Ивана IY привели к централизации государственной власти. Именно в этот период был нанесен решительный удар по пережиткам феодальной раздробленности в государственном управлении.

Начиная с 1547 г. глава Русского государства стал именоваться царем, великим князем и самодержцем всея Руси. Изменение титула преследовало политические цели - укрепление власти монарха и ликвидацию основ для притязаний на престол со стороны бывших удельных кня­зей. В конце XVI в. сложился порядок избрания (утверждения) царя на Зем­ском соборе.

Царь как глава государства обладал большими полномо­чиями в административной, законодательной и судебной сфе­рах. В своей деятельности он опирался на Боярскую думу и Земские соборы.

Боярская дума формально сохранила свое прежнее по­ложение. Хотя социальный состав Думы и изменился в сторону увеличения представительства дворянства, она продолжала оставаться ор­ганом боярской аристократии. В 1549 г. была учреждена Избранная рада, членами которой являлись близкие к царю лица.

С её помощью царь пытался снизить влияние боярства, но это не удалось: Избранная рада распалась в 1560 г., когда из неё были удалены священник Сильвестр и дворянин Адашев.

Выделение управленческой деятельности в качестве важной профессиональной самостоятельной сферы отношений, возникновение многочисленной группы государственных служащих связано с развитием централизованного русского государства (ХV-ХVII века). В условиях хозяйственной разобщенности областей, слабых товарно-денежных связей, территориальной рассредоточенности населения, обширных границ государственный аппарат вынужден был постоянно мобилизовывать общественные ресурсы.

Поэтому на основные социальные слои и группы в иерархической системе возлагались определенные служебные обязанности, что официально закреплялось в законодательных актах, например Соборным Уложением 1649 года.

В связи с этим государственный аппарат постепенно стал доминировать над обществом, чему также способствовало усиление самодержавной власти. К концу ХV века произошла сакрализация власти на основе православных идей. Князья и бояре лишились иммунитета: права иметь соответствующие вооруженные силы, местный суд, права сбора налогов, было отменено право вассала иметь сюзерена. Принцип подданства в период Московского государства заменил принцип вассалитета.

Высший слой «служилых людей» формировался в рамках института, который назывался Государев двор. В XIV – XV веках в ходе развития государства произошло слияние дворов удельных князей с двором великих князей московских и образование Государева двора как объединения высших государственных служащих. Он делился на чины: думные (члены Боярской думы), высшие придворные чины (дворецкие, казначеи, кравчие, постельничие, ловчие, сокольничие, ясельничие), московские чины (стольники, стряпчие, «большие», дворяне, дьяки, шатерничие, жильцы) и «выбор из городов» (представители дворян из уездных корпораций).

Представители Государева двора занимали высшие и средние командные должности в армии, возглавляли центральные и местные органы власти. Представителями власти великого князя, а затем царя на местах стали наместники в крупных землях и воеводы – в волостях, уездах. Наместник или воевода получал не жалование, а «корм» от местного населения, то есть хлеб, мясо, фураж и другое необходимое для жизни. Они управляли территорией, судили население и «кормились», взимая поборы в свою пользу. Таким образом, создавались предпосылки для злоупотреблений властью, поскольку отсутствовали четко установленные нормы сборов и механизмы ответственности.

В ХV веке поместный принцип утвердился как базовый во взаимоотношениях государства и его служащих.

Сформировалась самостоятельная сословная корпорация – дворянство. В зависимости от уровня службы полагалось жалованье и поместье определенного размера с крестьянами. Каждый дворянин, получивший от государства поместье, был обязан по требованию великого князя явиться «конно, людно и оружно», то есть быть на коне, в полном вооружении и с определенным числом вооруженных людей.

Права аристократических родов занимать определенные места на государственной службе регулировались традиционной иерархией родов и обычаев местничества. Каждому роду было четко определено его место – разряд с записью в разрядных книгах. Специальный Разрядный приказ ведал делами служилых людей, назначениями, выдачей жалованья за службу, вел разрядные книги. Такой порядок негативно отражался на эффективности государственной управленческой деятельности, качестве корпуса чиновников, способствовал конфликтам между боярскими и дворянскими родами. Обоснованно мнение И.М.Катаева о том, что уже в приказном строе Московского государства складывалась бюрократическая система, проявлением которой было: «всевластие правительственных органов и бесправие обывателей, произвол назначенных властей, эксплуатирующих     население, отсутствие правильно поставленного контроля и ответственности»[1]. При такой системе замещения должностей профессиональные, деловые качества не имеют большого значения. Стремительно увеличивалось количество служилых людей, если в 1640 г. в центральном аппарате их насчитывалось 1611 человек, то через пятьдесят лет в 1690 г. уже 4657 человек[2].

Как подчеркивает А.В.Оболонский «обычно при назначениях принимались в расчет три фактора: родословная кандидата, его чин (служебный титул) и разрядность (предыдущие должности)»[3].

Система органов центрального отраслевого управления – приказов продолжала развиваться и усложняться. Приказное управление уже во второй половине XVI века охватывало почти все отрасли государственного управления. Число приказов значительно увеличилось, выросли штаты, более четко определились компетенция, порядок делопроизводства.

Для контроля и борьбы со злоупотреблениями чиновников был создан Приказ тайных дел, подчинявшийся непосредственно царю и имевший широкие полномочия. В его задачи входили обеспечение гармоничного функционирования государственного механизма, политический сыск, пресечение казнокрадства, злоупотреблений властью.

К середине XVI в. дворцово-вотчинная система управления оконча­тельно вытесняется приказно-местнической.

Органами центрального управления в Московском государстве стали  приказы, возникшие из дворцовых путей в конце XV века. Новые органы развились из единоличных и временных поручений, которые великий князь давал своим боярам и вольным слугам, «приказывая» им ведать какую-либо отрасль дворцового хозяйства или государственного управления.

Во главе приказа обычно стоял боярин, назначаемый лично царём. Ведение делопроизводства возлагалось на дьяков. Техническую и канцелярскую работу осуществляли подьячие. Второстепенными приказами управляли дворяне с дьяками или одни дьяки. Структурным подразделением приказа являлся стол, который строил свою деятельность по отраслевому или территориальному принципам. Некоторые столы подразделялись на повытья. По подсчетам историков, всего дьяков насчитывалось около 100 человек, подъячих - около 1000.

Число приказов постоянно увеличивалось, их общее число до­ходило до 90. Для приказной системы было характерно:

- строгое подчинение вышестоящим органам всех нижестоящих;

- следование царским повелениям и разработанным на их основе приказным грамотам;

- осуществление большинством приказов финансовых, полицейских и судебных функций в своей сфере деятельности.

Отсутствие какого-либо контроля над работой приказов порождало дублирование функций и многочисленные злоупотребления. Одни приказы ведали определёнными делами на всей территории государства, другие, наоборот, вели все или почти все дела только в отдельных землях и уездах. Некоторые приказы управляли отдельными отраслями дворцового хозяйства, иные - небольшими отдельными предпри­ятиями, в которых работало несколько десятков человек (например, Аптекарский и Книгопечатный). По подсчетам Клю­чевского, только военными делами ведали до 15 приказов, государственным хозяйством - не менее 10, по дворцо­вому ведомству - до 13, и «в сфере внутреннего благо­устройства и благочиния» - 12 приказов.

Важнейшими приказами общегосударственного значения были следующие:

- Разрядный приказ ведал государственной службой, управлял засечной, сторожевой и станичной службой, обеспечивал служилых людей земельным и денежным жалованьем, назначал воевод и их помощников и т. д.

- Поместный приказ решал вопросы, связанные с поместным и вотчинным землевладе­нием, а также осуществлял суд по земельным делам.

- Ямской приказ выполнял функции по организации ямской гоньбы и полицейско-надзорные функции за перемещением лиц и грузов.

- В компетенцию Приказа большого прихода входил сбор общегосударственных налогов и пошлин.

- Земский приказ и территориальные приказы по сбору налогов ведали сборами в столице и ее пригородах.

- Приказу большой казны подчинялся Денежный двор, который занимался чеканкой монеты.

Существовали и другие приказы: Разбойный приказ, Приказ сбора пятинных и запросных денег, Аптекарский приказ, Печатный приказ и др.

Кроме того, имелось несколько судных приказов. Важнейшими территориальными приказами были, кроме Малороссийского, Сибирский при­каз и дворцы Казанский, Новгородский, Тверской.

В XVII в. приказы были постоянно завалены судебными и админи­стративными делами. Множество донесений и запросов сюда приходило от местных управителей-воевод, которые, опа­саясь государева гнева в случае ошибки, об­ращались в Москву по всяким мелочам. Выборные люди на Соборе 1642 г. жаловались царю, что приказные дьяки, «обогатев многим богат­ством неправедным своим мздоимством», накупили себе вотчин и настроили себе «палат каменных таких, что неудобь-сказуемо».

Во второй половине XVI в. система управления, основанная на кормлении, постепенно отменяется. Вместо наместников создаётся выборное самоуправление в губах, уездах и волостях - Губные и Земские избы, которые с 1556 г. стали основными органами управления на местах. Они осуществляли финансовые, судебные и полицейские функции.

Губные избы становятся основными органами управления в губах и уездах. Возглавлял Избу губный староста, который избирался на 1-3 года из дворян и детей боярских всеми классами населения, включая крестьян. При губном старосте находился губный целовальник. Он избирался из среды тяглых (посадских и сельских) людей.

Губному старосте подчинялись местные старосты (сотские), десятские и «лутчие люди». Они, вместе с целовальниками, дьяками и подьячими, вершили судопроизводство на основе «губных грамот», которые утверждались царём. Всю эту систему контролировал Разбойный приказ. Губный староста при своём назначении ездил в Разбойный приказ «для крестного целования». Разбойный приказ мог привлечь к судебной ответственности губных старост и целовальников за злоупотребления и взяточничество.

Состав Земских изб, в лице земского старосты, дьячка и целовальников, избирался тяглым населением посадов и волостей на 1-2 года. Земские органы содержались за счет местного населения.

Вместо кормов и по­шлин, которые посадские и волостные люди платили преж­де наместникам и волостелям, они должны были теперь платить денежный «оброк» в царскую казну. Правитель­ство назначало для каждого округа лишь общую сумму оброка, а затем посадские и крестьяне должны были распределять платежи оброка «меж себя» - «по животам и по промыслам и по пашням и по угодьям», т. е. в соответствии с имущественным положением каждою хозяина.

В начале XVII в. местное управление подверглось очередной реорганизации. Административные, полицейские и военные функции в ряде городов и территорий возлагались на воевод, назначаемых центральной властью. Им же стали подчиняться Земские и Губные избы, го­родовые приказчики. Воеводы в своей деятельности опирались на специально созданный аппарат - Приказные избы, в состав которых входили дьяки, приставы, приказчики и другие должностные лица. Воевода назначался Разрядным приказом на 1-3 года, утверждался царем и Боярской думой.

В середине XVI в. царь Иван IV Грозный провел судебную реформу, направленную против системы кормлений. Суд наместников и волостелей был заменён судом выборных земских и губных властей.

Организация опричнины

Централизации государства способствовала и опричнина - создание особо управляемой территории и специального вооружённого отряда для борьбы с боярской оппозицией. Ее социальной опорой было мелкое служилое дворянство, заинтересованное в захвате земель княжеско-боярской аристократии и усилении своего политического влияния.

В 1565 г. царь, с разрешения высшего духовенства и преданной ему части боярско-дворянской верхушки, устроил свой особый двор, в состав которого включил около 20 городов с уездамии и отдельных волостей, преимущественно в центральных и северных областях государства. В Москве было взято в опричнину несколько улиц и пригородных слобод. На всех этих территориях у прежних владельцев были отобраны их вотчины и поместья, а им самим были предоставлены новые земли в других местах. «Опричные» земли, переданные опричникам, управлялись царём и его помощниками. А на всей остальной территории царства управление оставалось в руках земских бояр.

Решительным политическим актом самодержавной власти стала «опричнина» (1565-1572). Иван IV предпринял попытку подавить оппозиционное боярство и утвердить центральную власть. Вся тер­ритория государства была разделена на «опричнину» и «земщину», такое деление было чрезвычайным, подчиненным политическим целям и не опиравшимся на традиционную территориально-адми­нистративную структуру. Были также сформированы особые во­оруженные подразделения (опричники), составившие ударную силу и репрессивный механизм опричнины. В этих условиях сложилась особо жесткая уголовно-правовая и уголовно-процессуальная прак­тика.

Царь добился у духовенства, бояр и «всей земли» неограниченной власти для борьбы с крамолой. Созданное «опричное» войско Ивана IV выполняло обширные репрессивные и охранительные задачи. Опричнина должна была обеспечивать личную безопасность самодержца. Её основной целью являлось истребление крамолы, гнездившейся, по мнению царя, преимущественно, в боярской среде. Таким образом, опричнина выполняла функции высшей полиции по делам государственной измены.

Конный отряд в 1000 человек, зачисленных в опричнину, был впоследствии увеличен до 6000 человек. Для отличия от остального войска опричники получили особую чёрную одежду и знаки: у каждого всадника к седлу были привязаны собачий череп и метла. Это были символы главного дела опричника - выслеживать, вынюхивать, выметать измену царю и грызть государственных злодеев-крамольников. Иван IV наделил опричников правом внесудебной расправы. Зловещим представителем этого корпуса стал дворянин Малюта Скуратов (Г. Я. Плещеев-Бельский) - «око государево», как он себя называл.

Наряду с действительными врагами царя Ивана Грозного, опричниками были убиты десятки тысяч ни в чём неповинных людей, в том числе - женщины и дети. Только в одном Новгороде в ходе погрома, который продолжался около месяца, было уничтожено от 3 до 10 тыс. представителей всех сословий.

Опричнина стала первым в нашей стране специальным учреждением, которое вело борьбу с государственными преступлениями и занималось политическим сыском. Хотя власть родового боярства была существенно ослаблена, в полном объеме искоренить «боярскую измену» опричнина так и не смогла. В 1572 г. она была отменена после победы объединённого земско-опричного войска над войсками крымского хана Девлет-Гирея.

18 марта 1854 г. московские колокола своим печальным перезвоном возвестили жителям столицы о кончине царя Ивана Васильевича Грозного.

При этой вести народ забыл все великие жестокости Грозного царя, забыл всю ненавистную ему опричнину, а вспоминал только такие великие дела его царствования, как взятие Казани, завоевание Астрахани и Сибири, издание Судебника, построение храма Василия Блаженного. Русские люди искренне молились об упокоении Грозного, великого в своих подвигах и злодеяниях царя.