Включение институционального анализа в стс-•гссическуютеорию влечет засобой изменен;

гг.пг"'с'1 чтрн тг^"пи.Но создание модели эк.:

чаботки целой теоретическг


Гмог


145



дтранству. Под действием этих же факторов направление движе­ния может сменить знак (например, от стагнации к росту и наобо­рот) , но чаще это случается под влиянием изменений в обществе.

Можно более подробно проиллюстрировать проявления эффе-)ЯЗ зависимости от траектории предшествующего развития, если вернуться к сопоставлению "британско-североамериканского " и "испанско-латиноамериканского" путей развития, о которых мы уже писали в главе 11.

Исторический фон

В начале XVI века Англия и Испания развивались очень по-разному. В Англии в результате норманнского завоевания сложилась довольно централизованная феодальная система. Неза­долго до того времени, о котором идет речь (в 1485 году), после Босуортской битвы на английском троне воцарились Тюдоры. Ис­пания, напротив, только что освободилась от семи веков мавритан­ского господства на Иберийском полуострове. Она не была еди­ным государством. Хотя брак Фердинанда и Изабеллы сблизил Ка­стилию и Арагон, и там, и там сохранялись независимые системы правления, кортесы и армии.

Однако подобно остальным национальным государствам, ко­торые именно в то время возникали в Европе, и Англия, и Испа­ния столкнулись с критически важной проблемой: чтобы выжить в условиях роста затрат на ведение военных действий, требовалось найти дополнительные источники получения денег. Король тради­ционно жил на собственные денежные средства, то есть на доходы от своих поместий в сочетании с обычными феодальными налога­ми, Однако этих средств было недостаточно для финансирования новых способов ведения войны, требовавших применения арбале­тов, больших луков, пик и пороха. Этот финансовый кризис госу­дарства, впервые описанный Шумпстсром в 1954 году, заставил правителей вступить в сделку со своими подданными. В результате этого в обеих странах в обмен на денежные поступления в пользу Короны начали создаваться определенные формы представительст­ва части населения (парламент в Англии и кортесы в Испании). Главным источником королевских доходов в обеих странах стала торговля шерстью. Но последствия от изменения соотношений Цен, связанного с новыми способами ведения военных действий, Проявились в этих странах по-разному. В первом случае это выра­зилось в таком развитии общества и экономики, которое помогло Решить финансовый кризис и в дальнейшем обеспечить доминиру­ющее положение в западном мире. Во втором случае, несмотря на Первоначально более благоприятные условия, это выразилось в Продолжении финансового кризиса, банкротствах, конфискации


146

Часть 1ц



имущества, необеспеченности прав собственности и последовав­ших трех столетиях относительной стагнации.

В Англии трения между королем и "избирателями" (баронам собравшимся в Раннимеде, этот термин, вероятно, не пришелся бы по вкусу) вышли наружу во время принятия Великой хартии воль­ностей в 1215 году. Финансовый кризис возник позднее, во время Столетней войны. Его последствия Стаббс описывает следующим образом: "Право парламента осуществлять законодательную дея­тельность, расследовать финансовые злоупотребления и участво­вать в выработке государственной политики было фактически куп­лено за деньги, предоставленные Эдуарду I и Эдуарду III" (Стаббс, 1896, с. 599). Последующая история, вплоть до 1689 года и оконча­тельной победы парламента, хорошо известна.

В Испании союз Арагона (куда входили территории, пример­но соответствующие нынешним Валенсии, Арагону и Каталонии) и Кастилии был объединением двух очень разных регионов. Арагон был отвоеван у арабов во второй половине XIII века и превратился в крупное торговое государство, распространившее свой контроль до Сардинии, Сицилии и части Греции. Кортесы выражали инте­ресы купцов и играли важную роль в общественных делах. Напро­тив, Кастилия вела постоянные войны - или против мавров, или против мятежников внутри страны. Хотя кортесы существовали и здесь, но созывались они редко. Через 15 лет после объединения Изабелла сумела установить в Кастилии контроль не только над непокорными воинственными баронами, но и над церковью. В ис­торических исследованиях последнего времени роль кастильских кортесов несколько преувеличивается, а на самом деле Кастилия была централизованной монархией и бюрократическим государст­вом. Именно Кастилия определила институциональное развитие как самой Испании, так и Латинской Америки.

Институциональная система

Разница между Англией и Испанией состояла не только в различной степени централизованное™ или децентрали-зованности государственной системы. Однако именно это различие оказалось критически важным, отражая более широкие различия в общественном и экономическом устройстве обеих стран. В Англии парламент нс просто обеспечил начало создания представительной си­стемы правления и ограничил возможности получения короной поли­тической ренты {rent-seeking behavior), что до этого было типично для монархов из династии Стюартов, которые испытывали острые финан­совые трудности. Дело еще и в том, что триумф парламента ознамено­вал надежную защиту прав собственности и формирование более эффективной, беспристрастной судебной системы.


Глава 12

147



В испанской общественной системе господствовала сильная правительственная бюрократия, она "издавала постоянно расту­щую массу указав и юридических постановлений, которые лсгити-мизировали работу административного аппарата и направляли его деятельность" (Глэйд, 1969, с. 58). Все проявления экономической, как и общественной, жизни тщательно контролировались и напра­влялись в интересах короны, стремящейся к созданию самой мощ­ной империи со времен античного Рима. Но после революции в Нидерландах и сокращения притока богатств из Нового Света по­требности в деньгах далеко превысили доходы, результатом чего явились финансовый крах, рост внутреннего налогообложения, конфискации и необеспеченность прав собственности.