Начало подъема национально-освободительного движения

Стараясь предотвратить подъем национально-освободительного дви­жения, английские власти в октябре 1905 г. разделили на две части про­винцию Бенгалию - один из важнейших в Индии очагов антиимпериа­листической борьбы. В. И. Ленин в своем конспекте по книге Вегенера «Современная Индия» подчеркивал: «Раздел Бенгалии англичанами (чтобы ослабить движение национальное) в 1905 г.»

Раздел Бенгалии послужил толчком к развертыванию массового революционного и национально-освободительного движения. День опу­бликования этого закона - «позорная среда», как назвали его бенгальцы, был объявлен днем национального траура. В Калькутте в одной из де­монстраций участвовало 100 тыс. человек. Участники выходили на улицы с пением патриотического гимна «Привет тебе, родина мать» («Банде ма-"тарам»).

Движение протеста против раздела Бенгалии в конце 1905 г. охваты­вало одну провинцию за другой. В крупнейших городах страны проис­ходили митинги, демонстрации протеста, религиозные шествия. Стихийно начался бойкот английских тканей. В декабре 1906 г. под влиянием массового движения и давлением радикально-демократического крыла сессия Национального конгресса приняла программу, сформулированную в четырех пунктах: сварадж («своя власть») и свадеши («свое производ­ство»), бойкот и национальное образование.

Одним из решительных поборников свадеши был Б. Г. Тилак. Он всемерно поддерживал всякую инициативу, направленную на создание предприятий национальной индустрии и изыскание источников их финан­сирования. С этой целью он активно участвовал в основании «пайса фонда», сбора по одной монетке с индийца. Он был также одним из зачинателей кооперативного движения и организатором выставок изделий местного производства; для одной из них он предоставил свой дом.

«Крайние» стремились распространить бойкот на государственный аппарат, правительственные учреждения и т. п. Умеренно-либеральное руководство желало ограничить движение бойкота лишь борьбой против засилья английских товаров. Непосредственным экономическим резуль­татом движения было падение спроса на английские товары, особенно хлопчатобумажные ткани. Возросший спрос на индийские изделия стиму­лировал расширение местного производства и укрепление хозяйственных связей между провинциями. В ходе движения возникли новые предприя­тия, отдельные акционерные общества национального капитала, в том чи­сле первая индийская металлургическая компания Тата.

Провозглашение программы борьбы за сварадж и свадеши дало силь­ный толчок борьбе масс. «Движение распространялось подобно полевому огню, - писал А. Ч. Мазумдар, один из первых историков Индийского национального конгресса, - и временами охватывало территорию от Лахора до Тутикорина и от Ассама до Гуджарата ...» В начале подъема движения в нем принимали участие широкие слои индийского общества, включая крупную буржуазию, а в Бенгалии частично компрадорскую и заминдаров. Значительную активность проявляли женщины и моло­дежь. Большую роль в развитии массового движения в Бенгалии играла организация «Национальные добровольцы», руководимая мелкобуржу­азными интеллигентами. В ходе борьбы она пополнялась за счет рабочих, ремесленников, учащейся молодежи, крестьян. Национальные добровольцы пропагандировали антиимпериалистические цели свараджа и свадеши, выступали организаторами бойкота английских товаров. В промышлен­ных районах они вместе с рабочими пикетировали магазины, продававшие английские товары. Нередко борьба переходила в кровавые схватки с по­лицией. Национальные добровольцы были вооружены чем попало, от ду­бинок до огнестрельного оружия, носили единую форму (желтый тюрбан, красную рубашку и шарф с вышитым названием гимна «Банде матарам»). Центр их организации находился в Калькутте, ее комитеты - во многих городах и селах. Национальные добровольцы пользовались повсеместно в Бенгалии поддержкой населения.

Индийский пролетариат усилил борьбу за улучшение условий труда, особенно за ограничение рабочего дня. Стачки происходили в Бомбее, Калькутте, Аллахабаде, Асансоле и других городах. В ходе забастовок возникло несколько организаций («Ассоциация рабочих» в Бомбее, «Союз печатников» в Калькутте и др.). Впервые в Индии стачки начали прини­мать политический характер. Бастующие выдвигали антиимпериалисти­ческие требования. Так было во время стачки на Восточно-Индийской железной дороге.

Либеральный кабинет, находившийся у власти в Англии с декабря 1905 г., и новый статс-секретарь (министр) по делам Индии, вождь либе­ралов Дж. Морли в тесном сотрудничестве с консерватором Г. Минто, вице-королем Индии (1905-1910), обрушили на Индию новые репрессии. В связи с этим В. И. Ленин писал: «Самые либеральные и радикальные деятели свободной Британии, вроде Джона Морли... превращаются в качестве правителей Индии в настоящих Чингисханов...»

Сознавая, что одними полицейскими мерами им не удастся подавить движение, английские правящие круги начали переговоры с некоторыми руководителями Национального конгресса. Они обещали ввести двух индийцев в совет при вице-короле и рассчитывали, что эта уступка будет способствовать отходу умеренных и других колеблющихся элементов от национально-освободительного движения.

Одновременно английские колонизаторы помогли политически ор­ганизоваться реакционной феодально-клерикальной верхушке как му­сульман, так и индусов. В 1906 г. с помощью властей были основаны ре­акционные «Мусульманская лига» и «Общество славной религии Индии». Британские правители отводили им роль постоянно действующего орудия раскола национально-освободительного движения в общеиндийском мас­штабе. Они рассчитывали с помощью этих организаций отравлять созна­ние индийцев религиозным фанатизмом и разжигать распри между ними.

Засуха и неурожай 1907 г. вызвали голод. Вспыхнули эпидемии. В тот год от чумы погибло около полутора миллионов человек. Это повлекла за собой новые стихийные крестьянские восстания. В одной из проклама­ций восставших в Восточной Бенгалии говорилось: «Разве могут быть нашими правителями те, кто грабит урожай наших полей и обрекает нас на голод, лихорадку и чуму? Разве могут быть нашими правителями эти чужеземцы, которые облагают нас все новыми и новыми налогами? ' Братья, чем дальше вы будете терпеть, тем сильнее эти коварные люди будут угнетать вас . . . Братья-индусы, братья-мусульмане, . . .объя­вите в каждой деревне, что индусы и мусульмане будут вместе служить Родине . . . Вставайте, братья! Покажем себя достойными сыновьями Матери, отважно сражаясь и жертвуя собой для нее».

В апреле - мае 1907 г. поднялось крестьянское восстание в районе Лайалпур - Равалпинди провинции Пенджаб. Непосильные водные сбо­ры давно вызывали недовольство крестьян. Между тем английские власти готовили новый закон, в силу которого крестьяне должны были лишаться права собственности на земли во вновь орошенных районах. Возмущенные крестьяне прекратили уплату поземельного и водного налогов. Тогда британские власти арестовали и выслали за пределы Пенджаба руководи­телей «крайних» - Лал Ладжпата Райя и Аджит Сингха. Это послужило» поводом к началу вооруженного восстания. Повстанцы заняли город Ра­валпинди. Местные рабочие оказали им помощь. В свою очередь крестьяне помогли бастующим рабочим кожевенных предприятий добиться удовлет­ворения их требований. Серьезные волнения произошли в Амритсаре и Лахоре. Восстание в Пенджабе нашло отголосок в некоторых частях англо-индийской армии, которые комплектовались в основном из сикхов. Под влиянием событий в Пенджабе активизировалась освободительная: борьба племен Северо-Западной Индии. Британские власти, серьезно встре­воженные восстанием, поспешно начали перебрасывать войска. Но рабо­чие железной дороги Лахор - Равалпинди объявили политическую за­бастовку для того, чтобы не пропустить карателей. Английским колониза­торам с большим трудом удалось подавить восстание. Боязнь новых вы­ступлений заставила их отказаться от осуществления подготовленного» аграрного закона.

События в Пенджабе были новой, более высокой ступенью освободительной борьбы индийского народа; их влияние переросло пределы провинции. Впервые в Индии в ходе восстания стихийно были сделаны шаги к единству действий рабочих и крестьян. Восстание показало огромную революционную энергию масс, их готовность к более эффективным формам борьбы, чем движение бойкота.

По всей стране проходили антиимпериалистические демонстрации, многолюдные митинги и шествия. Усиливалась стачечная борьба пролета­йте. Бастовали текстильщики Бомбея, рабочие железнодорожных мастер­ских и правительственных типографий Калькутты, служащие почты и телеграфа. Наибольшим размахом и упорством отличалась стачка на Вос­точно-Индийской железной дороге. Она переросла во всеобщую, перебро­сившись на другие магистрали. В течение почти двух недель было парали­зовано движение. Корабли и джутовые фабрики стояли из-за прекращения подвоза угля. Стачка причинила английским колонизаторам большие убытки и вызвала у них обеспокоенность растущей активностью рабочих. Крестьянские восстания напугали также феодально-помещичьи круги Индии. Феодальные князья выразили свои верноподданнические чувства в официальных посланиях, пожертвованиях и других формах помощи властям в подавлении борьбы масс. Часть заминдаров, главным образом бенгальских, которая в начале подъема находилась в оппозиции к властям, отошла от движения и заявила о своей преданности англичанам.