Неадекватность мифа субъективизма

В западной культуре главной альтернативой объективизму традиционно считался субъективизм. Мы показали, что миф объективизма неадеква­тен в объяснении человеческого понимания, языка человека, ценностей социума, социальных и культурных институтов и всего того, что связано с гуманитарными науками. Таким образом, в соответствии с дихотоми­ей, которую навязывает нам наша культура, единственная остающаяся возможность - это радикальный субъективизм, который отрицает воз­можность любого научно «освещенного» описания реалий мира человека.

Но мы доказали, что субъективизм не единственная альтернатива объективизму и предложили третью альтернативу: миф эмпиризма, кото­рый, как мы считаем, способен стать адекватной философской и методо­логической основой для гуманитарных наук. Мы уже показали отличие этой альтернативы от объективистской программы, но не менее важно отличать ее и от субъективистской программы.

Рассмотрим в кратком изложении некоторые субъективистские взгляды на то, как люди понимают свой опыт и свой язык. Эти взгляды в основном порождены романтической традицией, и их отражение можно найти в новейших интерпретациях (возможно, неправильных) современ­ной европейской философии, особенно в традициях феноменологии и эк­зистенциализма. По большей части эти субъективистские интерпретации представляют собой популярные изложения философских идей, основан­ные на отборе отдельных элементов антиобъективистской европейской философии. Весьма часто эти изложения игнорируют серьезность попы­ток некоторых направлений континентальной философии найти осно­вания наук о человеке. Приводимые ниже положения субъективизма можно в целом охарактеризовать как своеобразное «феноменологическое кафе». К ним относятся, например, следующие утверждения:

Значение индивидуально: значение всегда связано с тем, что имеет значение и важно для человека. То, что индивидуум считает важным и что это означает для него, это вопрос интуиции, воображения, чувства и индивидуального опыта. Что это нечто означает для индивидуума, не может стать в полной мере известным кому-либо еще или быть адекватно передано в процессе коммуникации.

Опыт полностью холистичен: естественного структурирования опыта чело­века не существует. Любая структура, которую мы или кто-либо другой накладываем на наш опыт, абсолютно искусственна.

У значений нет естественной структуры: значение для индивидуума фор­мируется на основе его чувств, опыта, интуиции и ценностей, а они чисто холистичны; у них нет естественной структуры. Таким образом, у значений нет естественной структуры.

Контекст не имеет структуры: контекст, необходимый для понимания высказывания - физический, культурный, личный и межличностный - не имеет естественной структуры.

У значения не может быть естественной и адекватной репрезентации: это следствие того, что у значений нет естественной структуры, того, что их никогда нельзя полностью познать или сообщить другому человеку, и того, что контекст, необходимый для их понимания, неструктурирован.

Все эти субъективистские положения зависят от одного базово­го допущения: у опыта нет естественной структуры, и поэтому значение и истинность не имеют никаких внешних естественных ограничений. Наш ответ на все это непосредственно следует из нашего подхода к основани­ям понятийной системы человека. Мы представили аргументы в пользу того, что опыт человека структурирован холистически в терминах опыт­ных гештальтов. Структура этих гештальтов не произвольна. Напротив, измерения, которые характеризуют структуру гештальтов, естественно возникают из нашего опыта.

Это не отрицает возможности того, что какое-то содержание, имею­щее для меня некоторое значение, основывается на таких видах опыта, которые у меня были, а у вас нет, поэтому я не смогу полностью и аде­кватно передать это содержание вам. Однако метафора обеспечивает возможность частичной передачи неразделенного опыта, и это позволяет сделать естественная организация опыта человека.