Лекция 6. Монгольская империя 2 страница

В административной структуре государства крылья были заменены более удобным подразделением на четыре основные территориальные единицы, возглавлявшиеся улусбеками. Эти четыре улуса представляли собой крупнейшие административные подразделения. Они назывались Сарай, Дешт-и-Кыпчак, Крым, Хорезм. В наиболее общем виде административную систему Золотой Орды описал еще в XIII в. проехавший все государство с запада на восток Г. Рубрук. По его наблюдению, монголы "поделили между собою Скифию, которая тянется от Дуная до восхода солнца; и всякий начальник знает, смотря по тому, имеет ли он под своею властью большее или меньшее количество людей, границы своих пастбищ, а также где он должен пасти свои стада зимою, летом, весною и осенью. Именно зимою они спускаются к югу в более теплые страны, летом поднимаются на север, в более холодные". В этой зарисовке путешественника содержится основа административно-территориального деления Золотой Орды, определявшегося понятием "улусная система". Сущность ее составляло право кочевых феодалов на получение от самого хана или другого крупного степного аристократа определенного удела - улуса. За это владелец улуса обязан был выставлять в случае необходимости определенное число полностью вооруженных воинов (в зависимости от размера улуса), а также выполнять различные налоговые и хозяйственные повинности. Эта система представляла собой точную копию устройства монгольской армии: все государство - Великий Улус - делилось в соответствии с рангом владельца (темник, тысячник, сотник, десятник) - на определенные по величине уделы, и с каждого из них в случае войны выставлялось по десять, сто, тысяче или по десять тысяч вооруженных воинов. При этом улусы не были наследственными владениями, которые можно передать от отца к сыну. Более того, хан мог отобрать улус совсем или заменить его другим. В начальный период существования Золотой Орды крупных улусов было, видимо, не больше 15, и границами между ними чаще всего служили реки. В этом видна определенная примитивность административного членения государства, уходящая корнями в старые кочевнические традиции.

Дальнейшее развитие государственности, появление городов, введение мусульманства, более тесное знакомство с арабскими и персидскими традициями управления привели к различным усложнениям во владениях Джучидов с одновременным отмиранием центрально-азиатских обычаев, восходящих ко времени Чингисхана. Вместо членения территории на два крыла, как уже говорилось, появились четыре улуса во главе с улусбеками. Один из улусов был личным доменом хана. Он занимал степи левобережья Волги от её устья до Камы, то есть включал бывшую территорию Волжской Болгарии. Каждый из этих четырех улусов делился на какое-то число "областей", являвшихся улусами феодалов следующего ранга. Всего в Золотой Орде число таких "областей" в XIV в. составляло около 70 по числу темников.

Одновременно с установлением административно-территориального деления происходило формирование аппарата управления государством. Период правления ханов Бату и Берке с полным правом можно назвать организационным в истории Золотой Орды. Бату заложил основные общегосударственные устои, сохранившиеся при всех последующих ханах. Были оформлены феодальные владения аристократии, появился аппарат чиновников, заложена столица, организована ямская связь между всеми улусами, утверждены и распределены налоги и повинности. Правление Бату и Берке характеризуется абсолютной властью ханов, авторитет которых ассоциировался в сознании подданных с размером награбленных ими богатств. Источники единодушно отмечают, что ханы в это время имели "изумительную власть над всеми". Хан, стоявший на вершине пирамиды власти, большую часть года находился в кочующей по степям ставке в окружении своих жен и огромного числа придворных. Только короткий зимний период он проводил в столице. Передвигавшаяся ханская орда-ставка как бы подчеркивала, что основная мощь государства продолжала базироваться на кочевом начале. Естественно, что находившемуся в постоянном движении хану было достаточно сложно самому управлять делами государства. Это подчеркивают и источники, которые прямо сообщают, что верховный правитель "обращает внимание только на сущность дел, не входя и подробности обстоятельств, и довольствуется тем, что ему доносят, но не доискивается частностей относительно взимания и расходования".

В Золотой Орде совершенно не практиковались столь характерные для Монголии курилтаи, на которых все представители рода Чингизидов решали важнейшие государственные вопросы. Изменения, произошедшие в административной и государственной структуре, свели на нет роль этого традиционного кочевнического института. Имея в стационарной столице правительство, состоявшее из представителей правящего рода и крупнейших феодалов, хан больше не нуждался в курилтаях. Обсуждение важнейших государственных вопросов он мог проводить, собирая по мере надобности высших военных и гражданских чиновников государства. Что же касается такой важной прерогативы, как утверждение наследника, то теперь она стала исключительно компетенцией хана. Впрочем, куда большую роль в сменах на престоле играли дворцовые заговоры и всесильные временщики.

3. Политическая история Золотой Орды

Первым правителем, был завоеватель Восточной Европы и тем самым основатель Золотой Орды - Батый. Время его царствования - годы с 1237 по 1256, хотя было бы правильнее считать с 1236 г., т. е. с года покорения всего Дешт-и-Кыпчак. Огромные пространства так называемых «южнорусских степей» от Днепра и далеко за Волгу на Восток, начиная с XI в. и вплоть до XV в., в восточной (арабской и персидской) литературе носили имя «Дешт-и-Кыпчак», т. е. Кыпчакская степь. О Батый в исторических источниках мало сведений. Мы знаем, что он был не только энергичным вождем завоевательных походов, но, несомненно, крупным организатором вновь образуемого государства. Это было время, когда отдельные, только что возникшие улусы еще крепко были связаны с единой империей Чингисхана, входя в нее в качестве ее основных частей. Бату пришлось действовать в наиболее ответственные годы после смерти Чингисхана (1227). Он был активным: лицом в жизни империи при великом хане Угэдее (1229-1241) и принимал деятельное участие в перевороте. Бату воспользовался этим моментом и по соглашению с великим ханом Мункэ стал фактически правителем.

Первые ханы - Батый и Берке - поняли особую важность Нижнего Поволжья, которое они и сделали местопребыванием ханской ставки. Много было преимуществ у Поволжья, чтобы избрать его центром нового государства. С одной стороны, здесь пролегала магистраль упомянутой караванной торговли, с другой - отсюда было ближе к другим монгольским государствам, в том числе и к самой Монголии, центру всей Монгольской империи. Немалую роль сыграло и то обстоятельство, что, будучи совокупностью земледельческих районов и городских поселений, культурная полоса по Нижней Волге была так близка от степи, что здесь легко было сочетать оседлое и кочевое хозяйство. Большое удобство представляло Поволжье и для кочевий, ибо здесь в ряде мест находились богатые заливные луга. С именем основателя Золотоордынского государства хана Бату связана закладка крупного города, ставшего до Узбек хана столицей Улуса Джучи, - города, впоследствии получившего имя Сарая Бату. В отличие от другого Сарая, который был основан братом Батыя, Берке ханом, и назывался Сараем Берке, куда была перенесена столица при Узбек хане. В исторической литературе эти города были известны под именем Старого и Нового Сарая. Подлинное их историческое имя удалось недавно выяснить главным образом на основе персидских источников. От обоих городов остались в настоящее время только развалины. Развалины Сарая Бату - Старый Сарай лежат на месте Селитренного, недалеко от Астрахани, развалины же Сарая Берке, Новый Сарай находятся на рукаве Волги, Ахтубе, недалеко от Сталинграда, там, где и по сие время лежит город Ленинск, бывший не большой город Царев.
Насколько большое значение придавали еще при Батые вновь образованному городу, видно хотя бы из того, что о нем упоминают наиболее ранние авторы
Едва ли будет ошибкой предположить, что Сарай Бату возник вблизи или на месте бывшего здесь поселения. Ведь редко города строятся на совершенно пустом (в смысле человеческого поселения) месте, да кроме того и мало вероятно, чтобы новые города в Нижнем Поволжье возникали с полным игнорированием того наследия, которое в виде разного рода поселений досталось татарам от предшествующей эпохи. Благодаря благоприятно сложившимся политическим условиям оба Сарая, начиная с Берке хана и вплоть до Узбек хана, а особенно благодаря политике последнего, выросли в крупные ремесленно торговые и культурные центры. Оба эти города, особенно Сарай Берке, сыграли в истории Золотой Орды столь крупную роль.
Батый принимал участие во всех главных военных предприятиях монголов (татар), отправляя свои отряды на помощь основному войску и рассчитывая, конечно, получить свою долю добычи. Вот почему Джузджани пишет: «В каждой Иранской области, подпавшей под власть монголов, Батыю принадлежала определенная часть ее, и над тем округом, который составлял его удел, были поставлены его управители». Впоследствии, как это было, дало повод Джучидам предъявить свои претензии на Азербайджан.
Кочевой феодал, шаманист по своим воззрениям, с точки зрения горожанина-мусульманина человек совсем некультурный, Батый не растерялся в сложной обстановке молодого государства, выросшего из монгольского завоевания Юго-Восточной Европы. Опираясь на своих советников, в числе которых было немало мусульманских купцов, Батый сразу же взял жесткую политику, главной целью которой являлось получение максимальных доходов путем жесточайших форм феодальной эксплуатации. Он наладил взимание даней с покоренных русских княжеств, для чего посылал специальных чиновников даругачей. Во главе монгольских отрядов, оставивших по себе такую печальную память, создал аппарат для взимания разных феодальных повинностей и податей с земледельческого и кочевого населения, а также с ремесленников и купцов в городах Крыма, Булгара, Поволжья, Хорезма и Северного Кавказа. Наконец, много сделал, чтобы вернуть всем, завоеванным областям былую торговую жизнь, которая так резко оборвалась в связи с опустошением в результате монгольского завоевания. И во всем этом Бату много проявил жестокого уменья и дальновидности. К сожалению, слова источников обо всем этом очень скупы, они дают только самые суммарные замечания, вследствие чего с именем Бату нельзя точно связать ни одного конкретного мероприятия по управлению, хотя едва ли можно сомневаться, что многое из того, что действовало впоследствии, было введено уже Бату.
Батый наиболее могущественен по сравнению со всеми князьями татар, за исключением императора (т. е. великого хана), которому он обязан повиноваться.

При Батые сношения Золотой Орды с центром монгольской, империи были вполне налажены. Начиная со времени Угэдея (1229-1241) по всей Монгольской империи нормально действовала общеимперская почта. О почте рассказывают «Сокровенное сказание», Джувейни, Рашид-ад-дин и другие. Лучше всего почта была налажена на участке Каракорум-Пекин. На этом пути было 37 ямов (почтовых станций), через каждые (25-30 км). На каждой станции находилось по 1000 человек для охраны как самой станции, так и пути проезжающих послов, их свиты и гонцов. По этой дороге ежедневно двигалось, считая оба направления, 500 огромных телег, каждая из которых была запряжена шестью волами. Телеги эти доставляли продовольствие (хлеб, рис и т. д.) в Каракорум. На каждой станции находились амбары, куда складывались запасы продовольствия. В источниках не сохранились такие подробности относительно организации почтовой службы на линиях улусов Чагатая и Джучи. По словам «Сокровенного сказания», «при настоящих способах передвижения наших послов, и послы едут медленно и народ терпит немалое обременение. В связи с этим в определенных местах устанавливаются станции - ямы, и послы впредь обязуются за исключением чрезвычайных обстоятельств следовать непременно по станциям, а не разъезжать по улусу».Таким образом, связь Золотой Орды с империей поддерживалась организованно и регулярно уже со времен Батыя через улус Чагатая. После смерти Батыя власть над Золотой Ордой перешла к сыну последнего - Сартаку. Престол за ним утвердил сам великий каан Мункэ, в ставке которого Сартак находился в момент смерти Батыя. Однако фактически править Золотой Ордой он не успел, так как по дороге домой умер. Произошло это в 1257 г, его преемником стал Улагчи (сын Батыя), который скончался в том же году.
В 1257 г. ханом Золотой Орды стал Берке (1257-1266). Л. Л. .Масонов на основании данных русских летописей выдвигает как год вступления на престол Берке 1258 г. С именем Берке хана, связано основание второго Сарая, носившего название Сарая Берке, или Нового Сарая. О Берке хане больше данных, чем о Батые. При Берке хане Золотая Орда уже вполне сложилась как крупное государство. В годы его правления в жизни Монгольской империи произошли крупные перемены. В 1260 г., вскоре после смерти великого хана Мункэ (1251-1259), столица империи была перенесена из Каракорума в Пекин, что отдалило главу последней от остальных частей империи и превратило его из все монгольского хана в китайского императора. Хотя уже при Батые и Берке намечалась фактическая самостоятельность Золотой Орды, но только после событий 1260 г. можно говорить и формально о превращении Золотой Орды в самостоятельное государство. С именем Берке связано не только строительство городской жизни в Поволжье, не только расширение и углубление торговой деятельности в юго-восточной Европе, но тяжелая война с Хулагидами (представители монгольской власти в Иране) и согласованные с задачами войны дипломатические сношения с мамлюкским Египтом. Ровно через двадцать лет после завоевания Восточной Европы войсками Батыя в Иран была отправлена большая монгольская армия во главе с братом Мункэ хана (1251-1259) ханом Хулагу. В течение двух с половиной лет, начиная с 1256 г., было окончено завоевание всего Ирана, в 1258 г. взят Багдад и окончательно ликвидирован потерявший былое значение Арабский халифат. На территории Ирана было образовано в конце 50-х годов XIII в. новое государство под властью монголов из дома Хулагу. В состав итого государства вошло и все Закавказье с территориями современных Азербайджана, Армении и Грузии. Государство это имело в своем составе богатейшие и культурнейшие области, которые в течение 50-90-х годов XIII в., т. е. до появления Газаи хана (1295-1304) и его реформ, подвергались систематическому разорению со стороны вымогателей чиновников, откупщиков и разного рода хищников. В завоевании Ирана, деятельное участие принимали и отряды монголок из Улуса, Джучи. Отряды эти входили как отдельные элементы в состав войск Хулагу.
По окончании войны в Иране между двумя монгольскими ханскими домами - Джучидами и Хулагидами - началась распря. Предметом распри был вопрос об Азербайджане.В те времена под Азербайджаном понимали современную территорию как персидского, так и советского Азербайджана. Хулагу (1256-1265) особенно дорожил этой областью. Столицей Хулагидов сделался город Тебриз, который при них чрезвычайно вырос. Достаточно только подчеркнуть, что до этого времени Тебриз имел в окружности шесть тысяч шагов, а при Газан хане (1295-1304) - двадцать пять тысяч шагов. Ценил Хулагу в Азербайджане исключительные пастбища. В этом отношении монголами особенно излюблены были Муганская степь в низовьях Куры для зимовок, а для летовок - покрытые чудными травами склоны гор в Каратаге. Наконец, огромное значение Хулагу и его преемники придавали богатой ремесленной промышленности, преимущественно текстильной, которой славились города и селения Азербайджана. Берке-хан всячески домогался присоединить Азербайджан к Золотой Орде и мотивировал свои претензии участием своих отрядов в завоевании Ирана и взятии Багдада. Азербайджана он требовал как вознаграждения, как своей доли добычи. Ведшиеся по этому вопросу переговоры ни к чему не привели, и между двумя монгольскими государствами, фактическая граница между которыми пролегала по линии Кавказского хребта у Дербента, начались военные столкновения, которые продолжались с перерывами в течение почти целого столетия. Иногда эти столкновения сопровождались кровопролитными битвами, чрезвычайно изнурявшими обе стороны. Войны эти были предметом подробных описаний арабских (преимущественно египетских) и персидских авторов, не говоря уже о частых упоминаниях, о них в армянских источниках. Первое большое столкновение произошло в 1263-1264г. недалеко от левого берега реки Куры и окончилось полным поражением Хулагу.
Битва на реке Куре имела большие и тяжелые последствия и прежде всего отразилась на торговых сношениях Джучидов и Хулагидов. По словам персидского историка Вассафа (1257- 1327), Хулагу отдал приказание, «чтобы купцов Берке-Огула, которые были заняты торговлей и торговыми сделками в Тебризе и которые имели огромные и бесчисленные богатства, всех казнили, а все имущество, которое у них было найдено, отобрали в казну. Многие из их числа держали свои вклады и ценности в руках именитых граждан Тебриза. После их истребления те упомянутые богатства остались в руках держателей вкладов. Берке-Огул, в свою очередь, стремясь к возмездию, убил купцов их ханского царства. Дороги въезда и выезда и путешествие купцов, как и работы людей большого мастерства, - были разом стеснины.Вскоре Хулагу умер. В 1265 г. на престол вступил Абага (1265-1282). В первое время, казалось, наступил мир между враждующими сторонами. Джучиды даже получили кое-какие доходы с Тебриза и Мераги. Однако Берке хан этим не удовлетворился. Разгневался Абага и уничтожил фабрики (мастерские).1 На почве длительной и упорной борьбы Берке хана с Хулагу и Абагой и выросли интенсивные дипломатические сношения между Золотой Ордой и отдаленным Египтом, находившимся во второй половине XIII и в XIV в. под властью мамлюкских султанов. Начались эти сношения при энергичном участии как самого Берке хана, так и особенно мамлюкского султана ал-Мелика аз-Захыр-Рукн-ад-дина Бейбарса (1260-1277). Египет кровно был заинтересован в росте и благополучии далекого от него Улуса Джучи при условии, конечно, продолжающейся и даже усиливающейся вражды с хулагидским Ираном.,
Что может быть более действенным средством, чем вражда двух монгольских государств? Вот почему основной задачей всей внешней политики мамлюкского Египта и являлось - всячески поддерживать, а если можно, и усилить эту вражду. На этой почве и возникли частые обмены послами между Беябарсом и Берке ханом. Исключительные по своему богатству подарки, которые отправлялись из Каира (столица Египта), и, наконец, настойчивые предложения о скорейшей исламизации Золотой Орды. С именем Берке хана связано начало исламизации золотоордынского общества. Принятие Берке ханом ислама вызвано было, по-видимому, политическими соображениями. С одной стороны, связь Золотой Орды с Булгаром, с ремесленно-торговыми и культурными городами Средней Азии Ургенчем, Бухарой и другими, откуда в Сарай Бату и Сарай Берке приезжали ремесленники, купцы, художники, ученые и разнообразные представители тогдашней феодально-мусульманской интеллигенции. С другой настойчивые предложения мамлюкского Египта, дружба с которым была так выгодна Золотой Орде, принять ислам, - несомненно, ставили золотоордынских ханов в положение покровительства политике исламизации страны. Однако сколько Берке хан ни старался углубить исламизацию, последняя при нем захватила только верхние слои господствующего класса, да и то только те, которые были близки к ханскому двору. Об обращении Берке хана в ислам характеризуют его как расчетливого политика. Мусульманское духовенство, держа в своих руках не только религиозный авторитет, но и огромные богатства, состоящие в доходах как с поместий, так и с недвижимого имущества в городах, стремилось захватить в свои руки побольше власти, для чего старалось всеми способами подчеркнуть свое превосходство в некоторых случаях над светской властью. Из этого следует что Берке хан был настолько умен и дальновиден, что был фактически распорядителем всей политической жизни в областях между Аму-дарьей и Сыр-дарьей, да и дальше. Судя по русским летописям, Берке хан был суровым правителем, требовавшим беспрекословного себе повиновения.При Берке хане в 1257 г. была произведена в русских феодальных княжествах перепись, имевшая задачей выявить и учесть все население, подлежавшее обложению податями и повинностями. Как сама перепись, так и установившаяся практики сбора повинностей через баскаков с их отрядами вызывала не раз со стороны покоренного населения взрывы возмущения. Известно, что новгородцы в 1259 г. встретили организованную Берке ханом перепись восстанием.
Через три года, в 1262 г., восстание вспыхнуло в Ростове, Суздале, Ярославле и других городах. Есть все основания думать, что это освободительное движение возникло при участии самого Александра Невского.
В царствование Берке хана в жизни Монгольской империи произошли события, которые имели огромные последствия как для самой империи, так, в частности, и для Золотой Орды. В 1259 г. умер Мункэ хан. Смерть его вызвала смуты, каких еще не знала монгольская империя. Борьба за каанскую власть началась между сыновьями Мункэ, Хубилаем и Аригбугой. Оба брата были провозглашены каанами: Хубилай в Северном Китае, а Аригбуга в Монголии. Борьба эта ослабила империю в целом. Два дома - Чагатая и Угэдея, - при Мункэ игравшие второстепенную роль, воспользовались смутой и вернули прежние свои владения, вследствие чего Джучиды потеряли вся кое влияние в Мавераннахре и должны были покинуть со своими военными отрядами и чиновниками его пределы. Борьба между братьями закончилась победой Хубилая, который покинул Монголию и перенес столицу из Каракорума в Северный Китай, в Пекин, получивший монгольское наименование Хан балык (ханский город). Все это произошло еще при жизни Берке хана. События эти привели почти к полному распаду монгольской империи. Каан Хубилай был далеко в Пекине, и управлять оттуда обширной империей было почти невозможно. Что же касается Золотой Орды и других владений, то они жили своей собственной жизнью, имели свои интересы, и ханы их искали максимальной самостоятельности. Фактически в конце своего царствования Берке хан лишь номинально признавал великого хана Хубилая. Золотая Орда стала фактически независимым государством. Берке хан умер в 1266 г. во время похода на Кавказ против Хулагидов, по дороге из Тбилиси. И гроб с его телом был отправлен в Сарай Бату, где его и похоронили. Ханом в Золотой Орде стал теперь Менгу-Тимур, царствовавший с 1266 по 1280 г.

Стремясь продолжать политику Берке хана в отношении к русским княжествам, Менгу-Тимур провел там вторую перепись населения. Ко времени Менгу-Тимура относятся несколько важных фактов в истории золотоордынского общества. С одной стороны, это появление генуэзской торговой колонии в Кафе (теперь Феодосия), сыгравшей огромную роль в дальнейшей судьбе Крыма, и, с другой стороны, появление на политической сцене такой примечательной фигуры, как Ногай.
Впервые с этой личностью мы знакомимся при Берке хане, когда Ногай, благодаря близким родственным связям с ханским двором, и удачному командованию отрядами монголов в качестве темника во время битвы с войсками Хулагидов, выдвинулся на первые места в государстве. Большие организаторские способности, твердость характера, склонность прибегать к жестоким, а иногда и просто коварным средствам открыли пород его жадной до власти и богатства натуре. В течение четырех десятилетий Ногай играл такую крупную роль в политической жизни Золотой Орды, что иностранные государи принимали его за хана, посылали к ному посольства и царские подарки, встречали его послов как послов царских и т. д. Официально Ногай был только темником и правителем западных областей от Дона и до Днепра, к каковым землям при Токте (1290-1312) он получил еще власть и над Крымом с его богатыми торговыми городами. При Менгу-Тимуре и особенно при Туда-Менгу (1280-1287) и в начале царствования Токты (1290-1312) он играл роль всемогущего временщика, который в полном смысле сменил одного из ханов. Собственно говоря, своим постоянным вмешательством в политические дела Золотой Орды Ногай внес много раздора, положил начало феодальным распрям, которые после полу столетнего перерыва в первой половине XIV в. при Токте и Узбек-хане (1312-1342) вновь возродились но в второй половине XIV в., пока наряду с другими причинами не привели Золотую Орду к полному упадку и политическому распаду. Царствования Тудаменгу (1280-1287) и Тулабуги (1287-1290) в известной мере были несостоятельными. Во всяком случае понять их без учета роли Ногая нельзя. Короткое царствование Тулабуги (1287-1290) было временем феодальных смут, когда самый авторитет ханской власти в Золотой Орде был под большой угрозой. Деятельным участником этих распрей и вдохновителем всех интриг и был темник Ногай. Он сумел разбудить у ближайших родственников Тулабуги столько страсти, столько ненависти у одних к другим. Столько надежд, что можно было ожидать в любой момент дворцового переворота. У Менгу-Тимура было десять сыновей, Ногай сумел направить Токту с его влиятельной группой против Тулабуги. Происшедшее столкновение привело к убийству Тулабуги и передаче ханского престола в руки Токты. Ногай сделался таким образом полным хозяином политической жизни в Золотой Орде. Но стать официальным ханам он не мог. В те времена авторитет имени Чингисхана и его рода был настолько велик, что не находилось лица, которое решилось бы пойти против укоренившегося представления, что ханом может быть только лицо из рода Чингисхана. Насколько это представление крепко держалось в политическом сознании XIII-XIV вв., можно видеть хотя бы из того факта, что знаменитый Тимур (Тамерлан) (1370-1405) не принял титула «хан», называл себя эмиром и гордился тем, что может себя именовать «Гурган» и таким образом считаться в родственных отношениях с Чингизидами. В первое время царствования Токты. Ногай действительно был полновластным хозяином, и Токта целиком и беспрекословно выполнял его предписания. Ногая в истории Золотой Орды: «С одной стороны, он, будучи опытным в военном деле, увеличил владения орды; с другой - он содействовал ее расчленению чем, нанес, конечно не намеренно, первый удар ее же могуществу». После смерти Ногая Токта мог, наконец, считать себя независимым ханом. На последние годы жизни Ногая происходят события, разыгравшиеся в Крыму между монголами и генуэзцами в городе Кафе (Феодосия). Враждебные отношения с генуэзцами продолжались, и при хане Токте (1290-1312). После победы над Ногаем в 1300 г. Токта мог считать себя полновластным государем Золотой Орды. Токта начал править в очень трудной и сложной политической обстановке. Борьба с Ногаем отняла много сил и средств. Победа досталась ему после долгой и упорной борьбы. В том же 1300 г. в Золотой Орде началась засуха, продолжавшаяся около трех лет. За засухой «последовал, падеж лошадей и овец, дошедший до того, что у жителей нечего было есть и они продавали детей и родичей своих купцам, которые повезли их в Египет и другие местах.

Несмотря на все эти трудности, именно на начало XIV в. подъем производительных сил Золотой Орды. К этому времени государственные и общественные порядки оформились в военно-феодальную систему. К этому же времени оба Сарая - Сарай Бату и Сарай Берке стали крупными и богатыми ремесленно-торговыми городами.
С начала XIV в., как уже было отмечено, в Золотой Орде начался подъем производительных сил, и последние годы царствования Токты были в этом отношении подготовительными к тому периоду расцвета военного могущества Золотоордынского государства, которое по времени связывается с именем Узбек-хана (1312-1342). При вступлении своем на престол Узбек-хан имел от роду тридцать лет. Он исповедовал ислам, отличался умом и красивой внешностью.Узбек был сыном Тогрулджи, внуком Менгу-Тимура. Прав на золотоордынский престол не имел. Узбек при помощи одного из влиятельнейших эмиров (нойонов) Кутлуг-Тимура убил сына Токты Ильбас мыша и захватил золотоордынский престол.

С первых же дней Узбек хан взял определенный и твердый курс. Посадив Узбека на престол, Кутлуг-Тимур начал играть большую роль в государственной жизни страны, прежде всего в качестве наместника Хорезма. В первое время он «распоряжался управлением государства, устройством дел его и сбором податей его» Благодаря советам Кутлуг Тимура, Узбек хан быстро освободился от ряда соперников и врагов, убив самым коварным образом наиболее опасных из них. Как Берке хан, Узбек твердо и решительно повел политику исламизации, стараясь в этом отношении решить задачу в возможно быстрые сроки и в этих целях в 1312 году ислам объявляется официальной религией. Через два года после прихода своего к власти Узбек-хан сообщил египетскому султану ал-Мелику, ан-Насиру Мухаммеду, что в его государстве осталось очень немного неверных.

Огромное значение Узбек хан придавал городской жизни. С его именем связаны новые постройки, рост и украшение Сарая Берке, куда он официально и перенес столицу Золотой Орды из Сарая Бату. Несомненно, что шаг этот был чрезвычайно благоприятен для дальнейшего подъема производственной и культурной жизни Сарая Берке. С Узбек ханом связано огромное строительство. Но его приказанию возводились в Сарае Берке мечети, медресе, мавзолеи, дворцы, от которых остались, к сожалению, только скрытые еще кое-где в земле фундаменты да главным образом элементы декоративного убранства - мозаичные и расписные глазированные изразцы. Узбек хан строил не только в Поволжье, но и в Крыму. До наших дней в Старом Крыму (Солхате) сохранилась мечеть с великолепным резным каменным порталом, с датой постройки и именем самого Узбек-При нем в Ургенче строил и его родственник, всемогущий наместник Хорезма Кутлуг Тимур. Во внешней политике Узбек хан продолжал старую традицию. Как и при его предшественниках, Золотая Орда была в постоянных торговых, культурных и дипломатических сношениях с мамлюкским Египтом. Сношения эти ничего нового по сравнению с предшествующим периодом не представляли, и интересным в них является лишь длительная история сватовства и женитьбы египетского султана ал-Мелика, ан-Насира на одной из золотоордынских царевен из рода Чингисхана. Не раз темой дипломатических переговоров Узбек-хана с египетским султаном ал-Меликом аы-Насиром были столкновения с династиями. Войска Узбека в разных комбинациях действовали не только на границе, но и на самой иранской территории. Однако сколько династия Джучиды не старались, Азербайджана они так и не получили. На протяжении почти ста лет Азербайджан не выходил из рук Ирана, находившегося во второй половине XIII и в первой половине XIV в. под властью монголов. Ко времени Токты, особенно Узбек хана, и созрели все те формы общественных отношений. К сожалению, источники не связывают с именем Узбек хана, так же как и с именем других ханов, ни одного мероприятия социального характера, а между тем и он и его предшественники, наверное, не раз издавали ярлыки, содержание которых имело немаловажное социальное значение. Уже к годам царствования Узбек хана относится и первое упоминание об узбекском государстве. Этим именем персидский историк и географ XIV в. Хамдаллах Казвини называет воинов войска Узбек хана во время его похода в Азербайджан в 1335-1336 гг. Там же он именует и Золотую Орду Мамля-кат-и-Узбеки, т. е. Узбековским государством.
Сразу же после смерти Узбек хана в Золотой Орде незамедлительно наступил хаос. Перед смертью Узбек хан объявил своим преемником своего старшего сына Танибека. Но средний сын Узбек хана Джанибек организовал восстание с поддержавшими его эмирами. Джанибек захватил трон и казнил своих братьев. Он перешагнул через трупы двух братьев. Это было противоестественно, ибо стимулировало отрицательный отбор, потому что кроме царевичей гибли их эмиры и нукеры. Он был безнравственным, так как вел к гибели невинных людей, расшатывал государственную систему, вносил в нее нервозность и неуверенность в завтрашнем дне. Однажды Джанибек серьезно заболел. Его сын Бердибек возглавил заговор против отца, чтобы захватить престол. Заговорщики убили Джанибека и его 12 сыновей. Ими были истреблены главным образом царевичи и род Узбек хана.