Проблема деидеологизации и реидеологизации

Как было отмечено, попытки игнорирования идеологии, создания системы мировоззрения «идеологической стерильности» иллюзорны. Требования «освободиться (отказаться) от идеологии» противоречат ее сути: невозможно с помощью лозунгов, заклинаний отменить то, что является имманентным моментом жизни общества. Даже агрессивная критика идеологии чаще всего является лишь формой испытания образцов на рождающихся идеологий альтернативного порядка в борьбе «за место под солнцем». Реально вопрос может сводиться к отказу от определенной идеологии, ее смене, переидеологизации, приведению к новому качественному содержанию, объективно отражающему действительные социально-исторические реалии.

Проявление функций идеологии имеет свою специфику в зависимости от политического режима, условий социальной среды, природы субъекта социальных действий, развитости культуры и т. п. В частности, в закрытых (авторитарнотота-литарных) обществах господствующая элита (номенклатура) использует вертикаль власти в условиях гипертрофированной триады «Партия - Государство - Идеология», в которой партия становится государственной структурой («огосударствление партии») и осуществляет монопольное («опартивание» государства) политико-идеологическое давление на народ. Властно-управленческие структуры при безраздельном господстве одной (моно) идеологии стремятся свести реальное многообразие социальных интересов, различия в жизнедеятельности социальных сил к однообразию и создать «общенародное государство», «единый народ», «эгалитарное равенство», «идеократию» и т. п. Чтобы достичь и удержать такого рода государства, необходимы соответствующие механизмы «огосударствления общества»: централизация власти авторитарно-тоталитарного характера, подавление инакомыслия, насилие (принуждение) по отношению к большинству населения. При этом идеократия - это комплексное явление, характеризующее развитие идеальной (идеологической, религиозной) доминации в жизнедеятельности общества: идеология (религия) изначально господствует в гражданской сфере, а человек подчиняется официальным ценностям, получая для своего поведения социальный ориентир. Данная мобилизационная идеология выступает всеохватывающей духовной (гипертрофированная идеологизация) диктатурой, имеющей целью достижение социальной гармонии путем тотального единения социума на основе одной (моно) - доминирующей системы ценностей и убеждений. Это позволяет производить коренную перестройку человеческого (общественного) сознания и общественных отношений в соответствии с основными постулатами авторитарно-тоталитарной системы левого (социализм) или правого (фашизм) толка. История подтвердила трагическую бесперспективность подобных систем с тенденциями к консерватизму, статичности, милитаризации, застою и, в конечном счете, стагнации и коллапсу подобных жизнеустройств.

Негативное отношение и борьба с подобного рода идеологиями, играющими роль коллективного ослепления людей, обусловили появление концепции деидеологизации («конца идеологии»). Главное ее требование - это отказ каждое социальное явление рассматривать, измерять идеологической (гипертрофированная идеологизация) меркой. В данном аспекте деидеологизация связана со значением меры идеологизации, идеологической нагрузки различных сфер общественной жизни, с чем сегодня нельзя не считаться. Соблюдение этого критерия позволяет снимать тотальный, дегуманизированный характер контроля со стороны идеологии за жизнедеятельностью общества. Это означает отказ от идеологической индокринации, то есть решения социальных проблем только на основе идеологического критерия (подхода).

В открытых обществах, наоборот, обосновывают наличие социальной дифференциации и, соответственно, многообразие функциональных групп интересов и различных по содержанию и характеру видов идеологий - национальных, групповых, религиозных, общественно-политических объединений и движений и др. Победоносная формула «плюралистическая демократия + социально ориентированный рынок» обусловливает рассматривать данное многообразие как обязательное условие стабильной устойчивости и динамизма и в обществе, и в государстве.

Вместе с тем устремления различных социальных сил в условиях плюралистической демократии, многопартийности в выборе общественных приоритетов, форм реализации политической власти, сценариев социального развития исключают идеологический вакуум. Идеологический плюрализм означает, что не может быть простого тождества в идейных устремлениях различных социальных общностей и групп, того единомыслия, которое насильно насаждается в закрытом обществе. Но такое различие вовсе не отрицает ни идейного единства, ни возможности достигать консенсуса в социально-политических решениях на основе согласования разных интересов. Данное единство при многообразии идеологий подразумевает выработку некоего вектора социальных интересов всего общества, народа как основы общественного согласия. Только в совокупности и конструктивном (консенсусном) взаимодействии основные социальные силы могут образовать жизнеспособные целостность и единство в обществе.

В условиях идеологического плюрализма актуальной проблемой является реидеологизация («возрождение идеологии»), которая сводится к смене идеологий, переидеологизации, приведению к новому качественному содержанию, отражающему динамику социальной реальности, стратификационные подвижки, трансформацию основной шкалы ценностей общественных отношений, образование новых по качеству ее видов. В открытом обществе этот процесс усложняется. В нем личности на основе жизненно-практического опыта, прагматизма и информированности предоставлено самостоятельно выбирать идеи и ценности, составляющие смысл жизни. С этим «средний человек» часто не справляется, все время испытывая недостаток «простых» объединяющих идей и инициируя их появление (обновление).

В современном российском обществе в процессе перехода «от социализма к развитому капитализму» одновременно имеют место и деидеологизация - отказ «от единственно научной социалистическо-коммунистической идеологии», и реидеологизация - формирование рыночной идеологии, являющейся многоуровневым образованием:

- уровень общечеловеческих ценностей, позволяющих интегрироваться российскому обществу в планетарный (глобальный) цивилизационный процесс, ориентированный на парадигму общечеловеческого единства;

- уровень общественных ценностей, выражающих общенародные, общенациональные интересы (конституционный порядок, единство государства и национальностей в мультикультурной среде);

- уровень социально-групповых ценностей, выражающих желательное для них общественное устройство и стиль общественных отношений.

Многообразие идеологических форм объединяет одних и разъединяет других, что, в свою очередь, предполагает необходимость работы, обеспечивающей синтез данных уровней в государственной идеологии. Это обусловливает потребность поиска компромиссов ценностей и групп интересов для расширения зоны совпадения ведущих, объединяющих социальное, стратификационное разнообразие в единое целое - стабильно и динамично развивающееся общество. Наличие взаимной заинтересованности ключевых сил общества выражается в «соглашательской идеологии» - консультации, соглашения, обязательства - в рамках рыночных отношений, отрицающей любые формы диктатуры (группы, партии, личности), но не ослабляя государства. В ее создании особая роль принадлежит социальному государству («государство всеобщего благоденствия») -это новый тип надклассовой государственности, выражающий интересы всех социальных страт и обеспечивающий достойные условия жизни всем гражданам, исключая социальное иждивенчество[46]. Оно связано с идеологией как системой выражения организованных интересов, идеалов с ценностно-оценочной ориентированностью, являющимися неустранимыми компонентами человеческого сознания и поведения, социальных действий. Утопично отрицать данную связь: государство имеет свою идеологическую функцию и не может быть «чистым» от идеологии. Но при этом возникает вопрос, какой быть государственной идеологии?

Остроту данному вопросу придает тот факт, что, как свидетельствует общественно-исторический опыт, придание идеологии определенной социальной группы силы государственной власти приводит к ее огосударствлению. Данный статус ведет к тому, что приоритетной функцией подобной моноидеологии становится защита существующего статус-кво, нетерпимость к идеологиям других социальных: групп, потеря социальной перспективы, догматизация и неизбежный кризис. Поэтому принцип сильной государственности должен реализовываться на консолидирующей базе партнерства ключевых социальных сил в рамках либерально-демократического развития и социальной рыночной экономики. Государство управляет социальными отношениями и процессами взаимодействия разнообразных субъектов, их продуктивных групп интересов. При этом происходит «обобществление» государства и оно перестает быть исключительной формой общности. Однако государство сохраняет за собой роль гармонизатора групп интересов, обеспечивающего примирение, согласование других форм общности в единую социальную систему. Это достигается исключительно правовым путем, с использованием ориентиров общенациональных приоритетов и институтов гражданского общества, который является гарантией развития общества по пути демократии. Следовательно, в основе идеологии социального государства должна лежать принятая и функционирующая в обществе Конституция, определяющая уклад его жизнедеятельности.

Процесс реформирования российского общества связан с коренным изменением мировоззрения, ментальности людей на пути перехода от тоталитарного, безрыночного общества, к демократическому, гражданскому и рыночному. Для данного процесса характерны инновационные мировоззренческие (поведенческие) ориентиры, присущие западной ментальности: частная собственность, выгода, конкуренция, предпринимательство, власть специалистов, рациональность и др. Реабилитируя рыночную экономику, стремясь освоить высокие технологии и сопутствующие цивилизационные трансформации, российское общество совершает парадигмальный поворот по пути его капитализации, к жизнедеятельности на основе иной ментальности. Данный «трансплантационный» перенос (пересадка) новшеств актуализирует в рамках процесса реидеологизации формирование новой идеологии, идеологических ценностей, способных консолидировать российский социум в условиях культурных, национальных и конфессиональных особенностей и в качестве духовного фактора обеспечивающих переход к постиндустриальному (постэкономическому) обществу, интеграцию, развитую цивилизацию.

Институт пропаганды

Термин «пропаганда» появился в XVI в. в высоком значении, выражая смысл деятельности образованного католической церковью в 1622 г. органа «Священная конгрегация пропаганды веры» (Congregeratio - объединение общин - propaganda fide). Он был создан в ходе идейно-организационного контрнаступления в период контрреформации с целью укрепления и продвижения своего влияния, распространения «истинной» веры в еретических (сихизматических) и языческих странах - среди неверующих (пропаганос). Фактически было создано первое в мире пропагандистское агентство и само понятие «пропаганда», ее видение вошли в широкий обиход.

Необходимо отметить, что деятельность по идейно-психологическому воздействию на людей, общественные объединения и организации для активизации (подавления) их духовно-практических действий в нужном направлении известны с древних времен. Данная деятельность осуществлялась под контролем религиозных организаций, государства, общественно-политических объединений и движений. По сути, формирующиеся системы образования и воспитания выступают как специализированная передача знаний и умений учителями (жрецы, писцы и т. п.) ученикам с помощью информации в системе знаков и трансляции сообщений через беседу, урок, текст, учебник и т. п. Учиться означало учить язык, законы, право, приобщаться к культуре, готовиться к государственной и религиозной службе. Тем самым задается общая ориентация сознания, формируется определенного типа личность, общественные отношения. В силу этого формируется и селективный механизм, который способствует отбору из всего потока информации, поступающей к людям, той и в тех дозах, которые должны были войти в их мировоззрение с целью ориентации и духовной регуляции деятельности, поведения, отношений.

Потребность воздействия на широкие народные массы обусловливала приоритетное использование устных, наглядных, символических форм, составляющих зрелищную сторону пропаганды. Забота об эффективности идейно-психологического воздействия, о выразительности ритуала, обрядов, культа, заставила государство, церковь обратиться к искусству в его утилитарно-служебном предназначении. Организация системы развлечений, праздников, спортивных состязаний, ритуальных действий основывалась на абсолютной способности искусства - прежде всего архитектуры, музыки, танца, живописи, прикладного искусства, отражать действительность конкретно-чувственно, в художественно-образной форме. В частности, церковь стремилась свести религиозно-этический ригоризм к своеобразной художественной иллюстрации догм церковной морали, религиозного образа жизни. В рамках налаживания общественных отношений монотеистические конфессии с опорой на единую доктрину, не признающую политических границ, и их носительница - церковь, обладающая централизованным аппаратом, становятся ядром общественной организации и порядка. Проникая во все сферы духовно-практической деятельности людей, она добивается исключительного доверия к своим служителям. Используя религиозную обрядность и культ, проповедь и исповедь, социальную демагогию и любые средства, методы борьбы с инакомыслием и иноверием (например, инквизиция в Европе), церковь занимала верховное господство в жизни верующих.

Достаточно сложные социальная дифференциация, расстановка политических сил внутри государства, непрерывные войны обусловливали и дифференциацию идейно-психологического воздействия, появление внутренней и внешней, вооруженной и военной пропаганды и контрпропаганды. В частности, грабительские войны и походы осуществлялись не только с целью захвата рабов, богатств, но и для создания благоприятной политической обстановки, демонстрации могущества, возвеличивания правителей и т. п. С целью поддержания насильственного объединения различных по уровню своего развития стран и областей, в них нередко провоцировались восстания, которые затем жестоко «подавлялись». Все это способствовало не только нагнетанию атмосферы страха, покорности, но и миграции идеологий. Чтобы привлечь к себе симпатии покоренных, практиковалось возвращение на родину пленных. В результате подобных акций объект воздействия как бы удваивался: им становились не только те, кто подвергался вооруженному нападению, но и те, кто узнавал о случившемся и его результатах.

К шедеврам пропагандистской фальшивки тех времен можно отнести поэму начала XIII в. до н. э. о якобы победе египетского фараона Рамзеса II над хеттами в битве при Кадеше. В действительности она протекала с переменным успехом, так как силы обеих сторон оказались равны. После нее был заключен почетный для обеих сторон договор «о вечном мире и дружбе», который и подтверждал равновесие сил. Скрепила договор женитьба Рамзеса II на дочери хеттского царя. Мир был обеспечен на семьдесят лет. Но по прибытии в страну после кадешских событий Рамзеса провозгласили в Египте… победителем хеттов! В честь «великой» победы воздвигли памятники, слагали поэмы, одна из которых, как пропагандистская фальшивка, работала в течение трех тысяч лет. Только в 1905 г., когда был найден, а затем расшифрован хеттский вариант знаменитого договора, была восстановлена истина.

Интересен и факт применения «каменной» листовки в войне греков с персами - «камень Фемистокла». На нем высекалась надпись, обращенная к ионийцам, что они не должны по моральным соображениям воевать на стороне персов. Задача при этом ставилась двойная: воздействовать на ионийцев в свою пользу и посеять зерна недоверия к ним со стороны персов. Так, собственно, возникает и формируется пропаганда как социальное явление, ставшее неизбежным спутником любого политического образования.

В XIX в. данный термин употребляют для обозначения действий по распространению идеологии, которую понимают как ложные, искаженные идеи, взгляды. В силу этого понятие «пропаганда» приобретает негативный оттенок[47] - это односторонние действия и методы, имеющие целью ввести в заблуждение людей для достижения определенной (чаще неблаговидной) цели, контролировать их поступки и побуждать (провоцировать) к действиям, исключающим сомнение и необходимость размышлять. Она имеет приоритетную политическую цель - создание движения, привлечение сторонников и удержание их в подчинении точки зрения лидеров этого движения. Таким образом, в новом - низком смысле понимания роль пропаганды играет идеология, определяющая ее содержание и характер функционирования.

В XX в. в западном мире на смену пропаганде пришли инструменты позитивного идейно-психологического воздействия на общественность, получившие названия «коммуникация» (информирование), «паблик рилейшнз» (отношения с общественностью). Пропаганда же в своем традиционном (неблаговидном) смысле рассматривается как инструмент тоталитарных политических режимов. В частности, как инструмент распространения социалистическо-коммунистической (советской) идеологии, являющийся монополией «партии и государства». Он сформировался как официальный агитпроп: комплекс пропаганды - распространение системы идей и агитации - одной идеи на большие массы людей. По сути, это была «машина промывки мозгов» как настойчивое вдалбливание партийно-государственной идеологии, преподносимой в качестве единственно «научной».

Однако, справедливости ради, необходимо отметить, что в идеологической борьбе двух (капитализм и социализм) систем в условиях «холодной войны» обе стороны активно использовали пропаганду и ее сомнительные методы и трюки «психологической войны».

Основным инструментом распространения идеологии является пропаганда. Негативная трактовка идеологии только как ложного сознания придает данному понятию также негативный, неприятный оттенок - это инструмент для достижения определенной - чаще неблаговидной цели. Пропаганда призвана для того, чтобы разъяснять те виды идей, убеждений, программ и т. п., целенаправленное, одностороннее воздействие которых нуждается в придуманности, искажении, а подчас и фальсификации фактов. В этом аспекте подчеркивают два момента. Во-первых, тенденциозный отбор (подбор) фактов, которые нужным образом комментируются, обеспечивая подачу полуправды. Данный пропагандистский подход называют искусством «лгать правдоподобно», поскольку ложь, чтобы пустить корни, нуждается хотя бы в частице правды. Во-вторых, умышленную манипуляцию с помощью ритуалов и символов (слов, обрядов, флагов, музыки и т. п.) мыслями и действиями других людей. В силу данных возможностей пропаганда выступает важным инструментом социального контроля: преднамеренно созданные иллюзии, контролируемое их распространение как «истинных и подлинных» оказывает эмоционально-психологическое воздействие, вызывая определенные коллективные чувства и адекватное им поведение целевых массовых аудиторий.

В таком качестве пропаганда - это манипулятивное воздействие на массовые аудитории тенденциозно (полуправда) подобранными фактами, которые нужным образом комментируются, что задает общую ориентацию в восприятии информации и регуляции ответных реакций. Манипулятивность и тенденциозность обусловливают тот факт, что в пропаганде зачастую «цель оправдывает средства» ее достижения. Поэтому далеко не всегда учитываются этические и гуманистические аспекты воздействия на сознание и поведение людей: искажения, фальсификации, сокрытие фактов являются постоянными спутниками пропагандистской (идеологической) деятельности. Об этом свидетельствуют многие методы и приемы (трюки), наработанные в пропаганде:

1) метод «копченой селедки», основанный на отвлечении внимания объекта воздействия от главных фактов и переключение его внимания на второстепенные факты, детали;

2) метод «умалчивания» фактов, блокирующий информацию о невыгодных для власти происходящих событиях, кризисных ситуациях;

3) метод «правдоподобия», когда на фоне сообщений о реальных фактах в общую ткань повествования вплетаются заведомо дезинформационные материалы и др.

Набор подобных методов и трюков в пропагандистской деятельности исчисляется десятками, направленными на манипулирование информацией и сознанием общественности.

Вместе с тем в силу того, что идеология это не просто искажение истины или ложь, но и верная при определенных условиях интерпретация социальной реальности, то, соответственно, и пропаганда последней обретает положительный смысл. Это обусловливает более универсальное ее определение - это форма деятельности по распространению идей, ценностей, мнений, программ с целью их усвоения и побуждения людей к адекватному поведению. В целом пропаганда является важным ресурсом вчерашнего дня. Однако она продолжает быть легитимной формой пропагандистской деятельности политических партий, общественных движений, выборных кампаний и т. п. Пропаганда в сущностном выражении выполняет приоритетную идеолого-политическую функцию. Но в функциональном аспекте она служит также средством осуществления экономических, социальных, духовных, научно-технических и иных целей. Более того, в действительности нет специальных носителей одной лишь пропагандистской функции. Ее конкретными носителями являются воспитание, образование, общественно-политическая деятельность, средства массовой информации, система развлечений, образ жизни и др., назначение которых, в свою очередь, многообразно.

В функциональном проявлении пропаганда имеет ряд особенностей:

1) в процессе пропаганды происходит однонаправленная передача сообщений, идеолого-психологическое воздействие от субъекта на объект;

2) в пропагандистском процессе идеологическое воздействие субъекта на объект носит в основном монологический характер;

3) пропагандистский процесс есть целенаправленное воздействие на объект с использованием пропагандистско-информационными органами специальных форм, методов и средств, где ведущей формой является объяснительно-репродуктивная деятельность пропагандиста;

4) в пропагандистском процессе определяющую роль играет программное усвоение идеологических знаний с предварительно поставленной целью и использованием специальных приемов и принципов овладения ими, которые задают общую ориентацию формированию определенного массового сознания и поведения;

5) в процессе распространения идеологии осуществляется изменяюще-преобразующее воздействие на сознание людей, поэтому оно носит интеллектуальный характер и не выходит за рамки духовной сферы.