Расширение состава воюющих коалиций

Как правительства, так и командование воюющих госу­дарств в самом начале войны предполагали, что она будет ско­ротечной. Так, например, на осуществление «плана Шлиффе-на» (военный разгром Франции) немцами отводилось 6-8 не­дель, после чего предполагалось перебросить германские войс­ка на Восточный фронт против России. Однако действитель­ность опровергла прогнозы военных специалистов. В сражении на реке Марне в начале сентября 1914 г. французы сумели вы­держать натиск немцев и к концу 1914 г. Западный фронт ста­билизировался. Вместе с тем провалился и стратегический план, разработанный русским и французским военными шта­бами. Согласно этому плану, французы должны были сковать основные силы немецких войск на Западном фронте, что по­зволило бы России спокойно завершить мобилизацию, сосре­доточить крупные силы на Восточном фронте и развернуть наступление на Вену и Берлин, которое привело бы к победно­му завершению войны. Этот победный марш русской армии ге­нералы и политики сравнивали с «паровым катком», который должен был смять немецкую и австрийскую армии. Но это оказалось иллюзией. В сентябре 1914 г. русские войска потер­пели крупное поражение в Восточной Пруссии, а заняв Гали­цию, не смогли перевалить через Карпатские горы. Таким обра­зом, вопреки расчетам и надеждам, война приобрела затяжной характер.

С этой непреложной реальностью и было связано стремле­ние воюющих государств привлечь на свою сторону как можно больше союзников. 23 августа 1914 г. к Антанте при­соединилась Япония. Однако ее участие в войне ограничилось захватом германских колониальных владений на Дальнем Вос­токе (в Китае и на островах Тихого океана)1. В конце октября 1914 г. на стороне Центральных держав выступила Турция. 29 октября она пропустила в Черное море германские воен­ные корабли, которые подвергли обстрелу Севастополь, Фео­досию, Новороссийск. В ответ Россия объявила Турции войну и уже 2 ноября русские войска перешли турецкую границу в Закавказье. 12 ноября Турция объявила священную войну (джихад) России, Великобритании и Франции. Наряду с су-

1 20 июня (3 июля) 1916 г. Россия и Япония подписали союзный до­говор по типу тех, что ранее Япония заключила с Великобританией и Францией. Оба государства обязались оказывать друг другу поддержку в защите своих интересов на Дальнем Востоке, а также не принимать учас­тия в соглашениях или политических комбинациях, направленных против одной из договаривающихся сторон.

шествующими фронтами (Балканским, Восточным и Запад­ным) возникли русско-турецкий фронт в Закавказье (Кавказ­ский фронт) и англо-турецкий фронт в Палестине и Месопо­тамии. Одновременно развернулись и военные действия в Африке, на Дальнем Востоке и в Океании, связанные с операциями англо-французских войск по захвату германских колоний.

С конца 1914 г. усилилась борьба австро-германской и со­юзной дипломатии за привлечение на свою сторону тех стран, которые сохраняли нейтралитет. Таковых оставалось в Европе немало: Скандинавские страны (Швеция и Дания; Норвегия в 1905 г. расторгла унию с Швецией), а также Голландия, стра­ны Пиренейского полуострова (Испания и Португалия), нако­нец, ряд стран Южной и Юго-Восточной Европы - Италия, Греция, Болгария и Румыния. Наиболее последовательно при­держивались нейтралитета Скандинавские страны и Голлан­дия. Поэтому воюющие страны и не пытались привлечь их на свою сторону. Центральные державы к этому и не стреми­лись, потому что использовали порты нейтральных государств для торговли с внешним миром (страны Антанты объявили им экономическую блокаду). Борьба развернулась главным образом за Италию и балканские страны.

Италия, вопреки своим обязательствам по Тройственному союзу, в войну на стороне Германии и Австро-Венгрии не вступила и объявила о своем нейтралитете. Однако в отличие от Скандинавских стран, не желавших ни при каких обстоя­тельствах вступать в войну, она хотела лишь подороже про­дать свой нейтралитет. В течение нескольких месяцев Италия вела переговоры как с Германией и ее союзниками, так и с государствами Антанты, торгуясь из-за цены участия в войне, которую могла предложить каждая из сторон. В конце кон­цов, условия, предложенные Антантой, показались ей наибо­лее привлекательными. 26 апреля 1915 г. в Лондоне Италия подписала с государствами Антанты договор об условиях ее вступления в войну. Тройственная Антанта превратилась в Четверную Антанту. В тот же день четыре союзные державы приняли секретную декларацию, в которой было выражено их обязательство не подписывать сепаратного мира (спустя пол­года, 30 ноября 1915 г., аналогичная декларация была подпи­сана четырьмя державами с Японией). 4 мая Италия заявила о выходе из Тройственного союза (членом которого являлась с 1882 г.), а 23 мая - о вступлении в войну против Австро-Венгрии (войну Германии Италия объявила лишь 28 августа 1916 г.). Возник еще один, итало-австрийский фронт в пред­горьях Альп.

Серьезная дипломатическая борьба развернулась за Болга­рию. Россия долго не теряла надежду, что эта славянская и к тому же православная страна, из рук России получившая осво­бождение в 1878 г., присоединится к Антанте. Однако этого не произошло. Германия и Австро-Венгрия оказались более щед­рыми на обещания. Они согласились отдать болгарам ту часть Македонии, которая принадлежала Сербии. В октябре 1915 г. Болгария объявила Сербии войну и ударила в тыл сербским войскам, воевавшим против Австрии. Это предрешило судьбу сербского фронта. Сербская армия была эвакуирована союзни­ками на греческий остров Корфу, а сама Сербия - оккупиро­вана войсками противника.

Присоединение Болгарии к союзу Германии, Австро-Венгрии и Османской империи имело большое значение в том отношении, что обеспечило территориальное единство коалиции, которую обычно называют Четверным союзом, или Германским блоком.

После вступления в войну на стороне Центральных держав Болгарии и оккупации австро-болгарскими войсками Сербии дипломатическая борьба между противоборствующими коали­циями развернулась за привлечение на свою сторону Греции и Румынии. В октябре 1915 г. страны Антанты вовлекли в войну Грецию, высадив на севере этой страны свои войска и образовав там новый фронт - Салоникский. Здесь несколько французских и британских дивизий (в 1916 г. к ним присоединились две рус­ские бригады, а также остатки сербской армии, ранее эвакуиро­ванной на о. Корфу) воевали против австрийцев, болгар и турок. Румыния же в первой половине 1916 г. торговалась и с Централь­ными державами, и с Антантой. Экономически и династически Румыния (в ней правило одно из ответвлений династии Гоген-цоллернов) тяготела к Центральным державам. Но трудность вы­бора союзников для нее заключалась в том, что она претендо­вала одновременно на земли как России (Бессарабию), так и Австро-Венгрии (Трансильванию). Военные успехи стран Ан­танты в 1916 г. (оборона Вердена, наступление англо-француз­ских войск на Сомме, в особенности же наступление русского Юго-Западного фронта) убедили румынское правительство в том, что они имеют наибольшие шансы на победу. На стороне Антанты Румыния в августе 1916 г. и вступила в мировую войну.

После этого список нейтральных государств Европы, жела­ющих присоединиться к одной из воюющих коалиций и внести вклад в борьбу, был практически исчерпан. В схватке за ней­тралов победила Антанта. Она сумела привлечь на свою сторо­ну наиболее крупные и весьма важные в стратегическом от­ношении государства и таким образом фактически окружила страны Четверного союза почти сплошным кольцом фронтов.


Цели войны

Одновременно с деятельностью, направленной на расши­рение состава воюющих коалиций, державы Антанты и Чет­верного союза уточняли и формулировали свои цели войны. Поскольку ни одно из воюющих государств заранее не пла­нировало агрессивной войны, эта работа заняла определенное время и потребовала согласований с союзниками, в особен­ности с государствами, присоединившимися к воюющим коа­лициям уже в ходе войны.

Задолго до 1914 г. в правящих, милитаристских и нацио­налистических кругах разных стран вынашивались планы тер­риториальных захватов в Европе, передела колоний в Азии и Африке з свою пользу, установления экономического, воен­ного, политического контроля над другими странами и наро­дами. В Германии эти замыслы нашли воплощение в плане создания «Срединной Европы» (так называлась работа Ф. На-умана, опубликованная в октябре 1915 г. и привлекшая боль­шое внимание общественности). Он предусматривал создание экономического союза государств Центральной и Северной Европы под руководством Германии. Кроме того, обсуждался вопрос о переходе под контроль Германии обширных облас­тей России, включая Польшу, Прибалтику, Финляндию, Ук­раину и др. путем либо их прямой аннексии, либо же обра­зования в них номинально независимых, но фактически под­властных Германии государств. В Австро-Венгрии национа­листические круги рассчитывали покончить с самостоятель­ностью балканских государств, навязав им жесткие ограниче­ния в области внутренней и внешней политики. Во Франции война пробудила надежды на возвращение двух утраченных в 1871 г. провинций Эльзаса и Лотарингии и даже на присоеди­нение других немецких земель на левом берегу Рейна. Чтобы Германия никогда больше не представляла опасности для со­седей, предлагалось разделить ее на небольшие государства, во всем послушные державам Антанты. В России националисти­ческие крути ставили перед правительством главным образом две «исторические» задачи - освобождение славян, угнетен­ных монархией Габсбургов, и овладение Черноморскими про­ливами. Не меньшей смелостью характеризовались замыслы националистов и в других странах.

Несмотря на заявления об освободительном характере войны, правительства как стран Антанты, так и Четверного союза в той или иной мере поддерживали эти захватнические планы, если не публично, то тайно, не решаясь до поры до времени раскрывать свои карты. Во всяком случае, Германия и Австро-Венгрия поощряли завоевательные намерения своих

союзников. Согласно германо-турецкому союзному договору, заключенному 6 августа 1914 г., Германия обязывалась под­держать территориальные притязания Турции на Балканах, на островах Эгейского моря и в Закавказье. Аналогичный харак­тер имели союзные договоры, заключенные Болгарией с Гер­манией и Австро-Венгрией 6 сентября 1915 года.

Не отличались особой щепетильностью и государства Ан­танты. Великобритания воспользовалась вступлением в войну Османской империи на стороне Центральных держав, чтобы аннексировать остров Кипр и установить свой протекторат над Египтом, ранее формально находившихся под турецким суверенитетом. Совместно с Францией Великобритания попы­талась даже взять под контроль Черноморские проливы. В феврале 1915 г. обе державы осуществили т.н. Дарданелльскую операцию - военно-морской десант на побережье Турции в районе Дарданелл. Эта операция возбудила подозрения у рус­ского правительства, которое потребовало от своих союзников официально признать притязания России на Черноморские проливы. В итоге, в марте-апреле 1915 г. состоялся обмен нотами между правительствами трех держав, в соответствии с которыми Великобритания и Франция дали согласие на при­соединение к России Константинополя (Стамбула) и террито­рий на европейском и азиатском берегу Босфора, Мраморного моря и Дарданелл, а Россия со своей стороны обязалась под­держать их планы территориального переустройства как «на Востоке, так и в других местах».

В марте 1916 г. Великобритания и Франция достигли со­глашения по вопросу о судьбе турецких владений в Азии («со­глашение Сайке-Пико») и представили его проект на рассмот­рение русского правительства. После некоторой доработки со­глашение было оформлено обменом нот в мае 1916 года. В соответствии с достигнутой договоренностью, к Великобрита­нии должна была отойти Месопотамия с побережьем Персид­ского залива, к Франции - юго-восточная часть Малой Азии и Сирия, к России - северо-восточная часть Малой Азии. Над Палестиной предполагалось установить международ­ный контроль. На севере Аравийского полуострова создава­лось независимое арабское государство, в котором учрежда­лись зоны преимущественно британского и французского влияния.

Союзный договор Италии с державами Антанты предус­матривал присоединение к ней ряда провинций Австро-Вен­грии, таких как Тироль, Трентино, Истрия, город Триест, Далмация. В Турции, подлежавшей разделу между союзника­ми, Италии была обещана юго-западная часть Малой Азии. «Равноценные компенсации» она также должна была получить

и в случае раздела между Францией и Великобританией гер­манских колоний в Африке. Согласно этому же договору, Италия обязалась не возражать против раздела между Сер­бией, Черногорией и Греции северной и южной части Алба­нии. «Небольшое нейтральное государство», которое планиро­валось создать на остальной территории Албании, должно было фактически находиться под итальянским протекторатом.

За счет Австро-Венгрии державы Антанты были намерены вознаградить и Румынию. В союзном договоре с этой страной признавалось ее «право» аннексировать Трансильванию и Банат (населенный отчасти сербами).

Незадолго до Февральской революции в России договоры между державами Антанты о разделе территорий на Балканах и на Ближнем Востоке были дополнены русско-французским соглашением о взаимной поддержке их территориальных при­тязаний к Германии и Австро-Венгрии. Как и другие согла­шения подобного рода, оно было оформлено обменом нотами 1(14 февраля) - 26 февраля (11 марта) 1917 г. Франция при­знавала полную свободу России в вопросах определения ее западных границ. Со своей стороны Россия соглашалась с требованием Франции о присоединении к ней Эльзаса и Лотарингии, Саарского угольного бассейна, а также об от­делении от Германии других территорий на левом берегу Рейна и создании на них автономного и нейтрального госу­дарства.

Серьезным ударом по престижу и интересам союзников явилось решение Германии и Австро-Венгрии о создании на территории Королевства (Царства) Польского, входившего в состав Российской империи, «самостоятельного государства с наследственной монархией и конституционным строем». Об этом они объявили 5 ноября 1916 года. Возрожденное таким образом польское государство находилось под немецкой окку­пацией и в союзе с Центральными державами. В январе 1917 г. в качестве совещательного органа при оккупационных властях был образован Временный государственный совет, а в сентябре 1917 г. - Регентский совет. Россия и ее союзники не признали независимость Польши под немецким протекто­ратом1.

1 Лишь после Октябрьской революции в условиях распада Российской империи союзники выступили с собственными инициативами по поль­скому вопросу. Президент США В.Вильсон в послании Конгрессу 8 янва­ря 1918 г. заявил о необходимости создания независимого Польского го­сударства «с неоспоримо польским населением» и выходом к морю. Вели­кобритания, Франция и Италия 3 июня 1918 г. выступили с аналогичной декларацией. Советское правительство России 29 августа 1918 г. приняло декрет об отказе от старых договоров о разделе Польши.


Война, революция, мир

Несмотря на усилия воюющих государств, к концу 1916 г. они были так же далеки от победы, как и в начале войны. В этих условиях они попытались ослабить противника путем за­ключения сепаратного мира с одним или несколькими государ­ствами - членами враждебной коалиции.

Руководствуясь этим намерением, правительство Германии 12 декабря 1916 г. от имени своих союзников и при посредни­честве нейтральных стран обратилось к государствам Антанты с предложением «немедленно приступить к мирным перегово­рам» с целью «восстановления длительного мира». Его условия не уточнялись. Декларировались лишь некоторые общие прин­ципы этого мира: он был призван «обеспечить существование, честь и свободу развития народов». Правительства Антанты от­клонили это предложение, однако Германия отчасти добилась своей цели: в России, во Франции, в других странах заметно оживились антивоенные настроения во всех слоях общества. Большой международный резонанс вызвала также резолюция о мире, принятая германским рейхстагом 19 июля 1917 года. В ней отвергались «территориальные приобретения и политичес­кие, экономические или финансовые насилия». Германия, под­черкивалось в резолюции, взялась за оружие исключительно ради защиты своей свободы и самостоятельности, а также не­прикосновенности своей территории.

Объектом тайных происков с целью заключения сепаратно­го мира стали главным образом две страны: в Четверном союзе - Австро-Венгрия, в Антанте - Россия. Они удостои­лись внимания во многом по объективным причинам. Каждая из них в соответствии со своим географическим положением, размерами, экономическим потенциалом, численностью насе­ления и армии играла важную, практически незаменимую роль в составе соответствующей коалиции. Россия прикрывала весь Восточный фронт от Балтийского моря до Черного протяжен­ностью около 2 тыс. км. На Австро-Венгрии территориально держался весь Четверной союз. В случае, если бы она вышла из войны, Четверной союз просто распался бы. Вместе с тем, именно эти две страны оказались «слабыми» звеньями в цепи существующих военных союзов. В первые же годы войны в них разразился экономический кризис, прежде всего кризис снаб­жения топливом, сырьем, продовольствием. Население страда­ло от нехватки предметов первой необходимости. Возникла сильная оппозиция политике продолжения войны - как со стороны пацифистских, антивоенных группировок, так и со стороны национальных движений, рассчитывавших использо­вать вызванный войной кризис для достижения если не полной

независимости, то хотя бы широкой автономии отдельных на­циональностей.

В Австро-Венгрии особенно остро стоял национальный во­прос. Среди славянских народов усилились сепаратистские движения, которые находили поддержку в странах Антанты. На территории России была сформирована чехословацкая бри­гада, воевавшая против Австро-Венгрии, другие национальные формирования. Сначала они комплектовались только из рос­сийских граждан. В дальнейшем, в нарушение международных договоров, в них стали привлекать граждан Австро-Венгрии из числа военнопленных. В столицах стран Антанты были созда­ны различные национальные комитеты, представлявшие инте­ресы народов Австро-Венгрии. Они добивались упразднения монархии Габсбургов и создания вместо нее при поддержке союзников независимых национальных государств. Однако со­юзные правительства не спешили поддержать эти требования.

В течение первых трех лет войны союзники не раз зондиро­вали почву по вопросу заключения с Австро-Венгрией сепарат­ного мира. Весьма вероятно, что такой мир мог бы если не спасти монархию Габсбургов от крушения, которым ей грозило затягивание войны, то хотя бы отсрочить ее неизбежный рас­пад в будущем. Союзники удвоили свои усилия после смерти престарелого императора Франца-Иосифа и вступления на трон в ноябре 1916 г. Карла I. В начале 1917 г. с ним установил контакт эмиссар Парижа и Лондона принц Сикст Бурбон-Пармский, родственник супруги Карла. Однако его миссия не дала результатов. В августе и сентябре 1917 г. был установлен контакт через другого эмиссара, который передал Карлу новые предложения сепаратного мира на чрезвычайно благоприятных для монархии Габсбургов условиях: включение в состав импе­рии на федеративных началах Баварии и даже Польши в грани­цах 1772 года. Однако и эти предложения не были приняты. Весной 1918 г. страны Антанты, потеряв надежду привлечь на свою сторону Австро-Венгрию, отказались от планов сепарат­ного мира и поддержали требования национальных движений.

В России раньше, чем в других странах, проявилась уста­лость населения от войны. Несмотря на то что ресурсы страны были отнюдь не исчерпаны, а положение на фронтах достаточ­но благополучным (русские войска оставили Польшу, Литву, часть Латвии, зато заняли часть Галиции и успешно наступали в Закавказье), боевой дух армии упал, а в тылу усилились анти­военные настроения. Кроме того, значительная часть полити­ческой элиты не одобряла участие России в войне вообще, в особенности же в войне против Германии. Этими настроения­ми и попытались воспользоваться германское правительство и генеральный штаб, чтобы оторвать Россию от союзников. В

1915-1916 гг. их доверенные лица неоднократно входили в контакт с императором Николаем II, министрами правительст­ва, двором. И хотя российский император даже не ответил на эти обращения, у союзников России, в русском обществе воз­никли сомнения относительно верности царского правительст­ва союзным обязательствам. В особенности, после того как в 1916 г. Сазонов, пользовавшийся репутацией последовательно­го сторонника продолжения войны в составе Антанты, неожи­данно был отправлен в отставку.

В начале 1917 г. планам Германии добиться заключения се­паратного мира с Россией и ослабить таким образом Антанту, казалось, был нанесен сокрушительный удар. В ответ на объяв­ленную Германией в феврале этого года «неограниченную под­водную войну» с ней разорвали отношения США. Целью Гер­мании было парализовать судоходство в Северной Атлантике и тем самым отрезать страны Антанты от заморских источников сырья, продовольствия и военных материалов. Ее действия се­рьезно ущемляли экономические интересы США, ставшие в годы мировой войны одним из основных поставщиков и кре­диторов Антанты.

Кроме того, президент США В. Вильсон сгорал от нетерпе­ния реформировать мировой порядок, всю систему междуна­родных отношений на более справедливых демократических и пацифистских принципах. Еще 18 декабря 1916 г. Вильсон вы­ступил с мирной инициативой, обратившись к воюющим госу­дарствам с призывом обнародовать свою точку зрения на условия мира. Он выражал надежду, что такой обмен мнениями выявит совпадение позиций сторон и расчистит путь для переговоров. Более подробно принципы справедливого и прочного мира, к ко­торому стремились правительство США, он изложил в послании сенату 22 января 1917 года. Поскольку воюющие государства весьма прохладно откликнулись на его инициативы, Вильсон решил, что США быстрее достигнут цели создания нового спра­ведливого миропорядка, если внесут решающий вклад в победу Антанты. 6 апреля 1917 г. США объявили Германии войну.

Одновременно в России произошла революция, покончив­шая с монархией Романовых. К власти пришло Временное правительство, заявившее о готовности продолжать войну до полной победы. Новый министр иностранных дел П.Н. Милю­ков являлся одним из виднейших вождей конституционно-де­мократической партии (кадетов) со времени ее основания. Кроме того, он был главным оратором от кадетской фракции в Государственной думе по внешнеполитическим вопросам. В прошлом Милюков отдал дань увлечению пацифизмом. Он опубликовал книгу «Вооруженный мир и ограничение воору­жений», в которой выражал убеждение, что войны как средство

разрешения международных конфликтов безнадежно устарели, поскольку они противоречат состоянию «европейских культур­ных связей, развитию хозяйства и международного обмена». Во время Июльского кризиса 1914 г. Милюков выступал за мир­ный путь урегулирования австро-сербского конфликта. Но когда война началась, его взгляды резко переменились. Он не только стал сторонником продолжения войны до победы, но и требовал захвата Черноморских проливов, чем заслужил про­звище «Милюкова-Дарданелльского». Став министром Времен­ного правительства, Милюков направил союзным державам ноту, в которой подтверждал верность России взятым обяза­тельствам и подчеркивал необходимость «гарантий и санкций» для предотвращения войн в будущем.

Однако Февральская революция, которую союзники России приветствовали со сдержанным оптимизмом, не оправдала их надежд. Она способствовала дальнейшему подъему антивоенного движения в тылу и на фронте. Временное правительство оказа­лось слабым и сохраняло власть главным образом благодаря под­держке Петроградского Совета рабочих и солдатских депутатов, большинство которого состояло из представителей различных со­циалистических группировок. Петросовет в апреле 1917 г. офици­ально поддержал формулу мира без аннексий и контрибуций и выступил с инициативой проведения международной конферен­ции, на которой социалистические партии воюющих государств могли бы обменяться мнениями по вопросу о мире.

Миролюбивыми устремлениями социалистических партий России и решили воспользоваться Центральные державы, чтобы добиться выхода России из войны. Инициативу Петро-совета одобрили социалистические партии государств как гер­манского блока, так и Антанты. Но только правительства Гер­мании и Австро-Венгрии разрешили своим социалистам вы­ехать в Стокгольм для подготовки международной конферен­ции. Намеченная на осень 1917 г., она так и не состоялась ввиду отсутствия социалистов Франции, Великобритании и Италии. Тем не менее, в России мир без аннексий и контрибу­ций стал одним из самых популярных лозунгов. Его использо­вали большевики, чтобы в ноябре 1917 г. свергнуть Временное правительство и установить Советскую власть.

Придя к власти, большевики первым делом приняли «Дек­рет о мире», написанный В.И. Лениным. В нем предлагалось «всем воюющим народам и их правительствам начать немед­ленно переговоры о справедливом демократическом мире» и в то же время содержался призыв к «сознательным рабочим» «довести до конца дело мира и вместе с тем дело освобождения трудящихся и эксплуатируемых масс населения от всякого раб­ства и всякой эксплуатации». Разумеется, никаких серьезных

предпосылок для заключения всеобщего мира на демократи­ческих и справедливых принципах, которые провозглашали большевики, осенью 1917 г. не существовало. Воюющие коали­ции по-прежнему стремились к победе в полном соответствии с заключенными ранее тайными договорами. Впрочем, больше­вики на успех своей мирной инициативы и не рассчитывали. Призывая к всеобщему демократическому миру, они лишь хо­тели подвигнуть «сознательных пролетариев» западных стран к революционным выступлениям. Но убедившись в том, что «мировая пролетарская революция» запаздывает, а социалисты Берлина, Парижа и Лондона не спешат следовать их примеру и поднимать восстание против собственных правительств, Совет­ское правительство вступило в переговоры о сепаратном мире с государствами Германского блока.

Перед лицом этих событий, фактически означавших распад Четверного согласия, правительства Великобритании, Франции и Италии не дрогнули. Уверенность в победе им придавало то, что в Европу начали прибывать первые воинские контингента США. Хотя активное участие американских войск в боевых действиях планировалось не раньше лета 1918 г., правительства западных стран Антанты были полны решимости во что бы то ни стало до этого времени продержаться. 16 ноября 1917 г. во Франции был сформирован кабинет во главе с Ж. Клемансо, который на вопрос о своих целях войны лаконично ответил: «Победить». С этой точки зрения между ним и британским премьер-министром Д. Ллойд-Джорджем, итальянским премье­ром В. Орландо и другими главами правительств государств Антанты не было разногласий.

Западные державы Антанты пытались удержать советское правительство от сепаратного мира. Официально они совет­скую власть не признали, но в конце 1917 - начале 1918 гг. дипломаты стран Антанты чуть ли не ежедневно вступали в контакты с членами советского правительства, включая В.И. Ленина, Л.Д. Троцкого и др. Чтобы повлиять на них, со­юзная дипломатия прибегала к различным мерам - от предо­стережений и угроз до обещания экономической и военной по­мощи в случае продолжения войны. В послании конгрессу США 8 января 1918 г. В. Вильсон изложил в 14 пунктах прин­ципы справедливого и демократического мира, весьма близкие идеям, которые пропагандировали большевики.

Тем не менее, 3 марта 1918 г. в Бресте был подписан сепа­ратный мир между Россией и государствами Германского блока. Его условия оказались исключительно тяжелыми для России: Прибалтика, Белоруссия, Украина и Закавказье отда­вались под оккупацию австро-германскими войсками; в пользу Центральных держав выплачивалась большая контрибуция и пр.

Брестский мир привел к изоляции России на международной арене. Союзные дипломаты покинули ее пределы. Бывшие со­юзники России, так и не признавшие советское правительство, распространили на нее режим экономической блокады, приме­нявшийся по отношению к государствам Германского блока. Чтобы в руки немцев не попало военное имущество, получен­ное раньше из союзных стран, в крупные порты на севере и востоке страны были введены союзные войска. Началась воен­ная интервенция, среди целей которой было и стремление под­держать антибольшевистские силы, готовые продолжать войну с Германией.

Сепаратный мир с Россией (а также с Румынией, которая не могла без участия России продолжать войну) предоставил Четверному союзу исключительно благоприятную возможность вырвать из рук Антанты победу. Едва Брестский мир был под­писан, как Германия предприняла мощное наступление на За­падном фронте. Оно началось 21 марта и с перерывами про­должалось до середины лета. Германские войска прорвали обо­рону союзных армий и продвинулись на десятки километров в глубь французской территории. В июле 1918 г. произошло вто­рое сражение на реке Марне, в результате которого немецкие армии были остановлены, а затем принуждены к отступлению. Откатываясь, они очистили к осени 1918 г. почти всю фран­цузскую территорию.

Одновременно союзные войска развернули наступление и на других фронтах. 29 сентября перемирие с союзниками под­писала Болгария. 5 октября обратилась к ним с просьбой о перемирии Германия, однако безуспешно. Союзники рассчи­тывали максимально ослабить немецкую военную мощь. 30 ок­тября было подписано перемирие с Турцией, 3 ноября - с Ав­стро-Венгрией, причем, к этому времени в Будапеште, Праге, Загребе и некоторых других провинциальных центрах уже было объявлено о создании правительств новых национальных госу­дарств. Одновременно с развалом Австро-Венгрии началась ре­волюция в Германии. 9 ноября династия Гогенцоллернов была низложена. Новое правительство, пришедшее к власти в ре­зультате революции, в свою очередь обратилось к союзникам с просьбой о перемирии. На этот раз они ответили согласием. 11 ноября 1918 г. в ставке верховного главнокомандования в Компьене было подписано перемирие, положившее конец Первой мировой войне.

Вопросы:

\. Какие общественные силы пропагандировали в начале XX в. идеи внешней экспансии и захватнических войн?

2. Каковы причины Боснийского кризиса? 230

3. Какие тенденции развития международных отношений прояви­лись в ходе кризисов и войн начала XX в.?

4. Какие цели преследовали различные государства во время июльского кризиса 1914 г.?

5. Какие страны и когда вошли в состав воюющих коалиций?

6. Какие внешнеполитические цели преследовали воюющие госу­дарства?

7. Почему США вступили в мировую войну?

8. Какое влияние оказали Февральская и Октябрьская революции в России на ход мировой войны?

Литература:

Основная:

История дипломатии. М., 1963. Т. 2. Гл. 18, 20-21.

История внешней политики России. Конец XIX - начало XX

века. М., 1997. Гл. 8, 9, 11.

Мировые войны XX века. Кн. 1. Первая мировая война: Истори­ческий очерк. М., 2002. Гл. 1, 2, 4.

Дополнительная:

Ключников Ю.В., Сабанин А. Международная политика новейшего времени в договорах, нотах и декларациях. Ч. I. От Французской ре­волюции до империалистической войны. М., 1925 (Документы № 333, 348, 350, 361-363, 366-367).

Ключников Ю.В., Сабанин А. Международная политика новейшего времени в договорах, нотах и декларациях. Ч. II. От империалистичес­кой войны до снятия блокады с Советской России. М., 1926. № 1-3, 13, 20, 21-23, 27, 28, 30-31, 37.

Восточный вопрос во внешней политике России, конец XVIII - начало XX в. М., 1978.

Жогов П.В. Дипломатия Германии и Австро-Венгрии и первая ми­ровая война 1912-1913 гг. М., 1969.

Тейлор А. Борьба за господство в Европе. 1848-1918. М., 1958. Гл. 19, 21-23.

Бестужев-Лада И. В. Борьба в России по вопросам внешней поли­тики, 1906-1910. М., 1961.

Писарев Ю.А. Великие державы и Балканы накануне первой миро­вой войны. М., 1985.

Аветян А. С. Германский империализм на Ближнем Востоке: Коло­ниальная политика германского империализма и миссия Лимана фон Сандерса. М., 1966.

Силин А.С. Экспансия германского империализма на Ближнем Востоке накануне первой мировой войны (1908-1914). М., 1976.

Алексеева И.В. Агония Сердечного согласия: Царизм, буржуазия и их союзники по Антанте, 1914-1917. Л., 1990.

Готлиб В.В. Тайная дипломатия во время первой мировой войны. М., 1960.

Емец В.А. Очерки внешней политики России в период первой ми­ровой войны: Взаимоотношения с союзниками по вопросам ведения войны. М., 1977.

Нотович Ф.Т. Дипломатическая борьба в годы первой мировой войны. М.; Л., 1947.

Ганелин Р.Ш. Россия и США, 1914-1917. Очерки истории русско-американских отношений. Л., 1969.