Предшественники Физиократов

Возникновение школы Физиократов

Ф.Кине и его "Экономическая таблица"

Учение школы физиократов

В XVIII веке во Франции зародилось направление, знаменовавшее поворот в политической экономии; оно получило название «физиократия» (от греческих слов - «власть природы»). Основателем этого направления был Франсуа Кенэ (1694-1774). Физиократы считали, что истинным богатством нации выступают не деньги, не золото, а продукт, производимый в сельском хозяйстве. Отсюда твердое убеждение сторонников этого учения, что единственным производительным классом в обществе являются крестьяне (земледельцы). А все остальные, в лучшем случае, только перерабатывают созданный ими продукт (промышленность и торговля), а в худшем этот продукт только потребляют (рантье, дворянство, армия и т.п.). Поэтому, по мнению физиократов, королевская власть должна была провести реформу, которая освободила бы крестьян от многочисленных пут и разнообразных разорительных налогов. Это открыло бы возможности для развития их трудолюбия и свободной предприимчивости, обеспечило бы богатство и процветание государству. Речь у физиократов шла не о революционной ломке установившейся системы отношений, а о видоизменении, улучшении феодальных порядков по инициативе королевской власти. Глава школы физиократов Ф. Кенэ оставил яркий след в науке как автор знаменитой «Экономической таблицы». Она представляет собой, по сути, первую в истории экономической науки попытку рассмотреть процесс воспроизводства общественного продукта между тремя главными секторами народного хозяйства.

Предшественники Физиократов

Развитие экономической науки проходило по мере того, как люди сталкивались с теми или иными экономическими проблемами и пытались их разрешить. Так, например, самой архаической и, в то же время, самой современной проблемой экономической науки является проблема обмена, товарно-денежных отношений. История развития экономической науки является одновременно историей развития отношений обмена, общественного разделения труда, самого труда, в целом рыночных отношений. Все эти проблемы неразрывно связаны, более того, одно является условием развития другого, развитие одного означает развитие других. Вторая труднейшая проблема, которая в течение тысячелетий стояла перед экономической мыслью - это проблема производства прибавочного продукта. Когда человек не мог даже себя прокормить, у него не было ни семьи, ни собственности. Поэтому-то люди в далекие времена жили общинами, вместе охотились, вместе производили нехитрые продукты, вместе потребляли. И даже вместе, имели женщин и вместе растили детей.

Как только мастерство, умение человека выросли, а главное развились средства труда настолько, что человек один мог произвести больше, чем мог потребить он сам, у него появились жена, дети, дом - собственность. А самое главное - появился излишек продукта, который и стал предметом и объектом борьбы людей. Изменился общественный строй. Первобытная община превратилась в рабовладение и т.д. По существу смена одной общественно-экономической формации другой означала смену форм производства и распределения прибавочного продукта. Откуда берутся доходы, как прирастает богатство человека и страны - вот вопросы, которые были камнем преткновения для экономистов во все времена. С развитием производительных сил, естественно, развивалась и экономическая мысль. Она формировалась в экономические воззрения, а те, в свою очередь, сложились в последние 200-250 лет в экономические учения. Целостных экономических учений до XVIII века не было и не могло быть, так как они могли возникнуть только в результате осмысления в целом народнохозяйственных проблем, когда начали формироваться и возникать национальные рынки. Когда народ, государство могли себя ощутить как единое целое в экономическом, национальном и культурном отношениях. Первыми достойный вклад в развитие политической экономии внесли меркантилисты (от итальянского mercante - торговец, купец), считавшие, что общественное богатство прирастает в сфере обращения, торговле.

Главной заслугой меркантилистов было то, что они осуществили первую попытку осмысления общеэкономических задач на уровне всей национальной экономики. Она не удалась, но послужила отправной точкой для следующей волны экономистов-физиократов.Чтобы стать медиком, Ф.Кенэ в 17 лет уехал в Париж, где одновременно практиковал в госпитале и подрабатывал на жизнь в одной, из граверных мастерских. Через шесть лет получил диплом хирурга и приступил к врачебной практике вблизи от Парижа в городке Мант.

1734 г. популярнейшему к этому времени врачу Ф.Кенэ предложил постоянную работу в качестве медика в своем доме в Париже герцог Виллеруа. В 1749 г. после аналогичной «просьбы» небезызвестной маркизы Помпадур Ф.Кенэ обретает еще более почетную «службу» и, наконец, с 1752 г. он удостаивается положения лейб-медика самого короля Людовика XV. Последний благоволил ему, произвел во дворянство; обращаясь к нему не иначе как «мой мыслитель», слушал советы своего доктора. Следуя одному из них, Людовик XV в качестве полезных здоровью физических упражнений собственноручно сделал на печатном станке Ф.Кенэ первые оттиски «Экономической таблицы», явившейся, как выяснилось впоследствии, первой попыткой научного анализа общественного воспроизводства. По мере улучшения и упрочения своего материального положения (в парижский период жизни) Ф.Кенэ все более увлекается проблемами, далеко выходящими за рамки медицины. Свободное время он сначала посвящает философской науке, а затем целиком экономической теории. В 1756 г., будучи немолодым, он дает согласие участвовать в «Энциклопедии», издававшейся Дидро и д'Аламбером, в которой и были опубликованы основные его экономические произведения (статьи): «Население» (1756), «Фермеры», «Зерно», «Налоги» (1757), «Экономическая таблица» (1758) и др. В сочинениях Ф.Кенэ решительно осуждаются взгляды меркантилистов на экономические проблемы, что по сути явилось отражением нараставшей в стране на протяжении десятилетий неудовлетворенности состоянием сельского хозяйства, к которому привел его так называемый кольбертизм времен короля Людовика XIV (это отмечал и А.Смит, характеризуя физиократию как реакцию на меркантилистскую политику Ж.Б.Кольбера). В них отражена его убежденность в необходимости перехода к фермерскому хозяйству как основе свободного (рыночного) механизма хозяйствования на принципах полной свободы ценообразования в стране и вывоза за границу сельскохозяйственной продукции. По сравнению с Англией, где широко развивались торговля и промышленность, Франция оставалась аграрной страной, где основным производителем богатства были крестьяне-фермеры. Они были опутаны сетью атавистических феодальных зависимостей, но их положение несравнимо, скажем, с положением русских крепостных крестьян. Степень их свободы была значительно выше. Выплачивая землевладельцам денежную ренту, французские крестьяне вели вполне самостоятельное товарное хозяйство. Мануфактуры же во Франции развивались в рамках сеньориальных хозяйств и обслуживали по преимуществу знать. Эти особенности и привели к тому, что с точки зрения Ф. Кенэ главным объектом изучения экономической науки должна стать аграрная сфера.

Кенэ – крупнейший французский политэконом XVII в. Он был основателем и главой физиократической школы, которая стала французским вариантом классической буржуазной политической экономии.

Фридрих Энгельс писал: «Великие люди, которые во Франции просвещали головы для приближающейся революции, сами выступали крайне революционно. Никаких внешних авторитетов какого бы то ни было рода они не признавали. Религия понимание природы, общество, государственный строй – всё было подвергнуто самой беспощадной критике; всё должно было предстать перед судом разума и либо оправдать своё существование, либо отказаться от него» [1].

В блестящей когорте мыслителей XVII в. почетное место занимают экономисты Кенэ и Тюрго, Кантильон и Гурнэ. Просветители надеялись, что лёд феодализма постепенно растает под яркими лучами солнца - освобожденного человеческого разума. Этого не случилось. Всё вздыбилось грозным ледоломом революции, а те из младшего поколения просветителей, и том числе и экономистов-физиократов, кто дожил до этого, в страхе отшатнулись от раскрывшейся пучины народной ярости.

Французская экономика середины XVIII в., когда началась научная деятельность Кенэ, не слишком отличалась от экономики начала столетия, когда писал Буагильбер. Это была по-прежнему крестьянская страна, и положение крестьянства едва ли улучшилось за полвека. Как и Буагильбер, Кенэ начинает свои экономические сочинения описанием бедственного состояния французского сельского хозяйства.

Однако кое-что изменилось за полвека. Возник и стал развиваться, особенно в Северной Франции, класс капиталистических фермеров, которые либо имели землю в собственности, либо арендовали ее у помещиков. С этим классом Кенэ связывал свои надежды на прогресс сельского хозяйства, а такой прогресс он справедливо считал основой здорового экономического и политического развития общества в целом.

Франция изнемогала от бессмысленных разорительных войн. В этих войнах она потеряла почти все свои заморские владения, а значит, и выгодную торговлю с ними. Ослабли и ее позиции в Европе. Промышленность обслуживала в первую очередь нелепую роскошь и расточительство двора и высших классов, тогда как крестьянство обходилось в боль­шей мере изделиями домашнего ремесла.

Скандальный крах системы Ло тормозил развитие кредита и банкового дела. В глазах многих людей, выражавших общественное сознание во Франции середины XVIII в., земледелие казалось послед­ним прибежищем мира, благополучия и естественности. Нация увлекалась земледелием, но увлекалась по-разному. О нем стало модно говорить при дворе, в Версале устраивались кукольные фермы. В провинции возникло несколько обществ поощрения агрикультуры, которые пытались внедрять «английские», т.е. более производительные, методы хозяйства. Стали выходить агрономические сочинения. В этих условиях идеи Кенэ быстро нашли отклик, хотя его интерес к земледелию был иного рода. Опираясь на своё представление о земледелии как единственной производительной сфере хозяйства, Кенэ и его школа разработали программу экономических реформ, носивших антифеодальный характер. Их пытался проводить впоследствии Тюрго. В значительной мере они были осуществлены революцией.

Кенэ и его последователи, в сущности, гораздо менее революционны, чем основное ядро просветителей во главе с Дидро, не говоря уже об их левом крыле, из которого вышел позже утопический социализм. Как писал французский историк прошлого века Токвиль, они были «люди кротких и спокойных нравов, люди благомыслящие, честные должностные лица, искусные администраторы». Даже ближайший сподвижник Кенэ пылкий энтузиаст Мирабо хорошо помнил ходячее изречение одного остроумца тех времен: во Франции искусство красноречия состоит в том, чтобы говорить всё и не попасть в Бастилию. Правда, он однажды всё же попал на несколько дней под арест, но влиятельный доктор Кенэ быстро вытащил его из тюрьмы, а кратковременное заключение только упрочило его популярность. После этого он стал осторожнее.

Но объективно деятельность физиократов была весьма революционна и подрывала устои «старого порядка». Маркс к «Теориях прибавочной стоимости» писал, например, что Тюрго - «в смысле прямого влияния - является одним из отцов французской революции»[2].

Рядом с двумя самыми могущественными людьми во Франции стоял доктор Кенэ, личный врач маркизы и один из медиков Людовика XV. Много государственных и интимных тайн знал этот сутулый, скромно одетый человек, всегда спокойный и слегка насмешливый. Но доктор Кенэ умел молчать, и это его качество ценилось не меньше, чем ппрофессиональное искусство. Король любил бордо, но по требованию Кенэ, который считал это вино слишком тяжелым для монаршего желудка, был вынужден отказаться от него. Однако за ужином он выпивал столько шампанского, что порой едва держался на ногах, отправляясь в покои маркизы. Несколько раз ему делалось дурно, на этот случай Кенэ всегда был под рукой. Простыми средствами он облегчал состояние пациента,

одновременно успокаивая маркизу, которая дрожала от страха: что будет, если король умрет в ее постели? Её завтра же обвинят в убийстве! Кенэ деловито говорил: такой опасности нет, королю только 40 лет; вот если бы, ему было 60, то он не поручился бы за его жизнь. Многоопытный, умный док­тор понимал Помпадур с полуслова.

В медицине Кенэ предпочитал простые и естественные средства, во многом полагаясь на природу. Его общественные и экономические идеи вполне соответствовали этой черте характера. Ведь слово физиократия означает власть природы (от греческих слов «физис» - природа, «кратос» - власть).

Людовик XV благоволил к Кенэ и называл его «мой мыслитель». Он дал доктору дворянство и сам выбрал для него герб. В 1758 г. король собственноручно сделал на ручном печатном станке, который завел доктор для его физических упражнений, первые оттиски «Экономической таблицы» - сочинения, впоследствии прославившего имя Кенэ. Но Кенэ не любил короля и в глубине души считал его опасным ничтожеством. Это был совсем не тот государь, о котором мечтали физиократы: мудрый и просвещенный блюститель законов государства. Исподволь, пользуясь своим постоянным пребыванием и влиянием при дворе, Кенэ пытался сделать такого государя из дофина - сына Людовика XV и наследника престола, а после его смерти - из нового дофина, внука короля и будущего Людовика XVI.

Франсуа Кенэ родился в 1694 г. в деревне, недалеко от Версаля, и был восьмым из 13 детей в семье крестьянина, заодно занимавшегося мелкой торговлей. До 11 лет Франсуа не знал грамоты. Потом какой-то добрый человек научил его читать и писать. Дальше - ученье у сельского кюре и в начальной школе в соседнем городе. Все это время ему приходилось выполнять тяжелую работу в поле и дома, тем более что отец умер, когда Франсуа было 13 лет. Страсть мальчика к чтению была такова, что он мог иной раз выйти на заре из дому, дойти до Парижа, выбрать нужную книгу и к ночи вернуться домой, отмахав десятки километров. В 17 лет Кенэ решил стать хирургом и поступил подручным к местному эскулапу. Главное, что он должен был уметь делать,это открывать кровь: кровопускание было тогда универсальным способом лечения. Как бы плохо ни учили в то время, Кенэ учился усердно и серьезно. С 1711 по 1717 г. он живет в Париже, одновременно работая в мастерской гравера и практикуя в госпитале. К 23 годам он уже настолько стоит на собственных ногах, что женится на дочери парижского бакалейщика с хорошим приданым, получает диплом хирурга и начинает практику в городке Манте, недалеко от Парижа. Кенэ живет в Манте 17 лет и благодаря своему трудолюбию, искусству и особой способности внушать людям доверие становится популярнейшим врачом во всей округе. Он принимает роды (этим Кенэ особенно славился), открывает кровь, рвет зубы и делает довольно сложные по тем временам операции. В числе его пациентов постепенно оказываются местные аристократы, он сближается с парижскими светилами, выпускает несколько медицинских сочинений.

В 1734 г. Кенэ, вдовец с двумя детьми, покидает Манте и по приглашению герцога Виллеруа занимает место его домашнего врача. В 30-х и 40-х годах он отдает много сил борьбе, которую вели хирурги против «факультета» - официальной ученой медицины. Дело в том, что согласно старинному статуту они были объединены в один ремесленный цех с цирюльниками. Заниматься терапией хирургам было запрещено. Кенэ становится во главе «хирургической партии» и в конце концов добивается победы. В это же время Кенэ выпускает свое главное

естественнонаучное сочинение, своего рода медико-философский трактат, где трактуются основные вопросы медицины: о соотношении теории и врачебной практики, о медицинской этике и др.

Важным событием в жизни Кенэ был переход в 1749 г. к маркизе Помпадур, которая «выпросила» его у герцога. Кенэ обосновался на антресолях Версальского дворца. К этому времени он был уже очень состоятельным человеком.

Медицина занимает большое место в жизни и деятельности Кенэ. По мосту философии он перешел от медицины к политической экономии. Человеческий организм и общество. Кровообращение, обмен веществ в человеческом теле и обращение продукта в обществе. Эта биологическая аналогия вела мысль Кенэ. В своей квартире на антресолях Версальского дворца Кенэ прожил 25 лет и был вынужден съехать оттуда лишь за пол­года до своей смерти, когда умер Людовик XV и новая власть выметала из дворца остатки прошлого царствования. Квартира Кенэ состояла всего из одной большой, но низкой и темноватой комнаты и двух

полутемных чуланов. Тем не мене, она скоро стала одним из излюбленных мест сборищ «литературной республики» - ученых, философов, писателей, сплотившихся в начале 50-х годов XVIII в. вокруг «Энциклопедии». Доктор Кенэ в первое время проповедовал свои идеи не столько в печати, сколько в кругу друзей, собиравшихся на его антресолях. У него появились ученики и единомышленники, появились, конечно, и несогласные. Мармонтель оставил живое описание собраний у Кенэ: «В то время как под антресолями Кенэ собирались и рассеивались бури, он усердно трудился над своими аксиомами и расчетами по экономике земледелия, столь же спокойный и безразличный к движениям двора, как будто он находился в ста лье от него. Внизу толковали о мире и войне, о назначении генералов и отставке министров, а мы на антресолях рассуждали о земледелии и исчисляли чистый продукт, а иногда весело обедали в обществе Дидро, д'Аламбера, Дюкло, Гельвеция, Тюрго, Бюффона. И мадам де Помпадур, не будучи в состоянии привлечь эту компанию философов в свой салон, сама норой поднималась наверх, чтобы повидать их за столом и поговорить с ними».

По словам д'Аламбера, Кенэ был «философ при дворе, который жил в уединении и трудах, не зная языка страны и не стремясь его изучить, будучи мало связан с ее обитателями; он был судья столь же просвещенный, сколь беспристрастный, совершенно свободный от всего, что он слышал и видел вокруг себя...».

Позже, когда вокруг Кенэ сплотилась его секта, собрания приняли несколько иной характер: за стол садились в основном ученики и последователи Кенэ или люди, которых они представляли ему. В 1766 г. здесь провел несколько вечеров Адам Смит.

Школу физиократов часто называли сектой, причем в это слово не вкладывалось никакого дурного смысла или иронии, а имелась в виду лишь тесная идейная связь между последователями Кенэ. Адам Смит, относившийся к Кенэ с величайшим уважением, писал о секте в «Богатстве народов». Каков был Кенэ? Из множества довольно разноречивых свидетельств современников складывается образ лукавого мудреца, слегка таящего свою мудрость под личиной простоватости; его сравнивали с Сократом. Говорят, он любил притчи с глубоким и не сразу понятным смыслом. Он был очень скромен и лично не честолюбив. Внешне Кенэ был неприметен, и новый человек, попав в его «антресольный клуб», не мог сразу понять, кто же здесь хозяин и председатель. «Умён, как дьявол», - сказал брат маркиза Мирабо, побывав у Кенэ. «Хитёр, как обезьяна», - заметил какой-то придворный, выслушав одну из его побасенок. Таков он на портрете, написанном в 1767 г.: некрасивое плебейское лицо с иронической полуулыбкой и умными, пронизывающими глазами.

Свое влияние на маркизу и на самого короля Кенэ использовал в интересах дела, которому оп был теперь предан. Он содействовал (вместе с Тюрго) некоторому смягчению законодательства, устраивал издание сочинений своих единомышленников, а для Лемерсье добился назначения на крупный пост, где тот попытался провести первый физиократический эксперимент. Смерть мадам Помпадур в 1764 г. несколько подорвала позиции экономистов при дворе. Но Кенэ оставался лейб-медиком короля, который по-прежнему благоволил к нему.

Размышления Франсуа Кенэ находились, в основном, в сфере земледелия. Крестьянин, вспахав, удобрив и засеяв участок земли, собрал урожай. Он засыпал семена, отложил зерно на пропитание семьи, часть продал для приобретения самых необходимых городских товаров и с удовлетворением убедился, что у него еще есть какой-то избыток. Что может быть проще этой истории? А между тем именно подобные вещи натолкну­ли доктора Кенэ на разные мысли. Кенэ хорошо знал, что будет с этим избытком: крестьянин отдаст его деньгами или натурой сеньору, королю и церкви. Он даже оценивал в одной из своих работ долю каждого получателя: сеньору - четыре седьмых, королю - две седьмых,

церкви - одну седьмую. Возникают два вопроса. Первый: по какому праву эти трое с ложкой забирают у одного с сошкой значительную часть его урожая или дохода? Второй: откуда взялся избыток?

На первый вопрос Кенэ отвечал примерно так. О короле и церкви нечего говорить: это, так сказать, от бога. Что касается сеньоров, то он находил своеобразное экономическое объяснение: их ренту можно рассматривать как законный процент на некие «поземельные авансы» - капиталовложения, якобы сделанные ими во время оно для приведения земли в пригодное для обработки состояние. Трудно сказать, верил ли в это сам Кенэ. Во всяком случае, он не представлял себе земледелие без помещиков. Ответ на второй вопрос казался ему ещё очевиднее. Земля, природа дала этот избыток! Столь же естественным образом он и достается тому, кто владеет землей.

Избыток сельскохозяйственного продукта, который образуется за вычетом всех издержек его производства, Кенэ называл чистым продуктом и анализировал его производство, распределение и оборот. Чистый продукт в трактовке физиократов - это ближайший прообраз прибавочного продукта и прибавочной стоимости, хотя они одно­сторонне сводили его к земельной ренте и считали естественным плодом земли. Однако их огромной заслугой было то, что они «перенесли исследование о происхождении прибавочной стоимости из сферы обращения в сферу непосредственного производства и этим заложили основу для анализа капиталистического производства»[3].

Почему Кенэ и физиократы обнаружили прибавочную стоимость только в земледелии? Потому, что там процесс ее производства и присвоения наиболее нагляден, очевиден. Его несравненно труднее разглядеть в промышленности. Суть дела заключается в том, что рабочий в единицу времени создает больше стоимости, чем стоит его собственное содержание. Но рабочий производит совсем не те товары, которые он потребляет. Он, может быть, всю жизнь делает гайки и винты, а ест он хлеб, порой мясо и, весьма вероятно, пьет вино или пиво. Чтобы разглядеть тут прибавочную стоимость, надо знать, как привести гайки и винты, хлеб и вино к какому-то общему знаменателю, т. е. иметь понятие о стоимости товаров. А такого понятия Кенэ не имел, оно его просто не интересовало.

Прибавочная стоимость в земледелии кажется даром природы, а не плодом неоплаченного человеческого труда. Она непосредственно существует в натуральной форме прибавочного продукта, особенно в хлебе. Строя свою модель, Кенэ брал в нее не бедного крестьянина-испольщика, а скорее своего излюбленного фермера-арендатора, который имеет рабочий скот и простейшее оборудование, а также нанимает батраков.

Размышления над хозяйством такого фермера толкнули Кенэ на известный анализ капитала, хотя слово «капитал» мы у него не встретим. Он понимал, что, скажем, затраты на осушение земли, строения, лошадей, плуги и бороны - это один тип авансов, а на семена и содержание батраков - другой. Первые затраты делаются в несколько лет и окупаются постепенно, вторые - ежегодно или непрерывно и должны окупаться каждым урожаем. Соответственно Кенэ говорил о первоначальных авансах (основной капитал) и ежегодных авансах (оборотный капитал). Эти идеи были развиты Ада­мом Смитом. Теперь это азбука экономиста, но для своего времени такой анализ был огромным достижением. Маркс начинает исследование учения физиократов в «Теориях прибавочной стоимости» такой фразой: «Существенная заслуга физиократов состоит в том, что они в пределах буржуазного кругозора дали анализ капитала. Эта-то заслуга и делает их настоящими отцами современной политической экономии»[4] .

Введя эти понятия, Кенэ создал основу для анализа оборота и воспроизводства капитала, т. е. постоянного возобновления и повторения процессов производства и сбыта, что имеет огромное значение для рационального ведения хозяйства. Сам термин воспроизводство, играющий такую важную роль в марксистской политической экономии, был впервые использован Кенэ.Кенэ дал такое описание классовой структуры современного ему общества: «Нация состоит из трех классов граждан класса производительного, класса собственников и класса бесплодного»[5].

Странная на первый взгляд схема! Но она очень логично вытекает из основ учения Кенэ и отражает как его достоинства, так и недостатки. Производительный класс - это, конечно, земледельцы, которые не только возмещают затраты своего капитала и кормят себя, но и создают чистый продукт. Класс собственников - это получатели чистого продукта: помещики, двор, церковь, а также вся их челядь. Наконец, бесплодный класс - это все прочие, т. е. люди, говоря словами Кенэ, «выполняющие другие занятия и другие виды труда, не относящиеся к земледелию».

Как понимал Кенэ это бесплодие? Ремесленники, рабочие, торговцы у него бесплодны совсем в ином смысле, чем земельные собственники. Первые, разумеется, работают. Но своим трудом, не связанным с землей, они создают ровно столько продукта, сколько потребляют, они только преобразуют натуральную форму продукта, создаваемого в земледелии. Кенэ считал, что эти люди находятся как бы на заработной плате у двух остальных классов. Напротив, собственники не работают. Но зато они собственники земли, единственного фактора производства, который Кенэ считал способным увеличивать богатство общества. В присвоении чистого продукта и состоит их социальная функция. Недостатки этой схемы велики. Достаточно сказать, что рабочие и капиталисты как в промышленности, так и в сельском хозяйстве зачисляются у Кенэ в один и тот же класс. Уже Тюрго отчасти исправил эту нелепость, а Смит полностью опроверг ее.

Или другая немаловажная деталь. Если капиталист получает только своего рода зарплату, то как, из чего может он накоплять капитал? Чтобы объяснить это, Кенэ делает такой фокус. Он говорит, что нормально, экономически «законно» только накопление из чистого продукта, т.е. из дохода землевладельцев. Фабрикант же или купец могут накоплять лишь не совсем «законным» способом, урывая что-то из своей «зарплаты».

Эта точка зрения имела под собой то основание, что источники накопления в промышленности, где преобладали либо малопроизводительные ремесленные мастерские, либо полуфеодальные королевские мануфактуры, были очень слабы.

Надежды Кенэ на экономический прогресс страны связывались с накоплением, которое имеет своим источником высоко­производительное, капиталистически организованное фермерское хозяйство. При этом ему казалось не самым существенным, ведется ли оно на собственной или на арендованной земле. Он знал, что в Англии успешно развивали сельское хозяйство капиталистические фермеры, арендовавшие землю у лендлордов.

Посмотрим, какие практические выводы вытекали из учения Кенэ. Естественно, что первой рекомендацией Кенэ было всемерное поощрение земледелия в форме крупного фермерского хозяйства. Но далее следовали, по меньшей мере, две другие рекомендации, которые выглядели в то время не так безобидно. Кенэ считал, что налогом надо облагать только чистый продукт, как единственный подлинный экономический «излишек». Любые другие налоги обременяют хозяйство. Что же получалось? Те самые феодалы, на которых Кенэ возлагал столь важные и почетные социальные функции, должны были на деле платить все налоги. В тогдашней Франции дело об­стояло как раз наоборот: они не платили никаких налогов. Кроме того, говорил Кенэ, поскольку промышленность и торговля находятся «на содержании» у земледелия, надо, чтобы это содержание обходилось возможно дешевле. А это будет при том условии, если отменить или хотя бы ослабить все ограничения и стеснения для производства и торговли.

Таково было в главных чертах учение Кенэ. Такова была физиократия. При всех ее недостатках и слабостях это было цельное экономическое и социальное мировоззрение, прогрессивное для своего времени и в теории и на практике. Идеи Кенэ рассеяны во многих небольших по объему сочинениях и в работах его учеников и единомышленников. Собственные его произведения публиковались в разной форме и часто анонимно на протяжении 1756 -1768 гг., а некоторые остались в рукописи, были разысканы и увидели свет лишь в XX в. Нашим современникам нелегко разобраться в сочинениях Кенэ, хотя они умещаются в один не очень толстый том: его основные идеи многократно воспроизводятся и повторяются с трудно уловимыми оттенками и вариациями. В 1768 г. ученик Кенэ Дюпон де Немур опубликовал сочинение под заголовком «О происхождении и прогрессе новой науки». В нем подводились итоги развития учения физиократов. Особенность физиократической теории состояла в том, что её буржуазная сущность скрывалась под феодальной оболочкой. Хотя Кенэ и собирался обложить чистый продукт единым налогом, в основном он обращался к просвещенному интересу власть имущих, обещая им рост доходности земель и укрепление земельной аристократии. И «хитрость» эта удалась в большой мере. Дело тут, конечно, не только в слепоте власть имущих. Дело в том, что спасти земельную аристократию действительно могли только буржуазные реформы, как это случилось,- правда, в других условиях - в Англии. А в рецепте старого доктора Кенэ это горькое лекарство было изрядно подслащено и скрыто под привлекательной оберткой!

По этой причине школа физиократов в первые годы имела немалый успех. Ей покровительствовали герцоги и маркизы, иностранные монархи проявляли к ней интерес. И в то же время её высоко ценили философы-просветители, в частности Дидро. Физиократам сначала удалось привлечь симпатии как наиболее мыслящих представителей аристократии, так и растущей буржуазии. С начала 60-х годов кроме версальского «антресольного клуба», куда допускались только избранные, открылся своего рода публичный центр физиократии в доме маркиза Мирабо в Париже. Здесь ученики Кенэ (сам он не часто бывал у Мирабо) занимались пропагандой и популяризацией идей мэтра, вербовали новых сторонников. В ядро секты физиократов входили молодой Дюпон де Немур, Лемерсье дела Ривьер и еще несколько человек, лично близких к Кенэ. Вокруг ядра группировались менее близкие к Кенэ члены секты, разного рода сочувствующие и попутчики. Особое место занимал Тюрго, отчасти примыкавший к физиократам, но слишком крупный и самостоятельный мыслитель, что­бы быть только рупором мэтра. То, что Тюрго не смог втиснуться в прокрустово ложе, срубленное плотником с версальских антресолей, заставляет нас с иной стороны посмотреть на школу физиократов и её главу.

Конечно, единство и взаимопомощь учеников Кенэ, их безусловная преданность учителю не могут не вызывать уважения. Но это же постепенно становилось слабостью школы. Вся се деятельность сводилась к изложению и повторению мыслей и даже фраз Кенэ. Его идеи все более застывали в виде жестких догм. На вторниках Мирабо свежая мысль и дискуссия всё более вытеснялись как бы ритуальными обрядами. Физиократическая теория превращалась в своего рода религию, особняк Мирабо - в её храм, а вторники - в богослужения. Секта в смысле группы единомышленников превращалась и секту в том отрицательном смысле, какой мы вкладываем в это слово теперь: в группу слепых приверженцев жёстких догм, отгораживающих их от всех инакомыслящих. Дюпон, ведавший печатными органами физиократов, «редактировал» всё, что попадало в его руки, в физиократическом духе. Са­мое смешное, что он считал себя большим физиократом, чем сам Кенэ, и уклонялся от публикации переданных ему ранних работ последнего (когда Кенэ писал их, он был, по мнению Дюпона, ещё недостаточно физиократом).

Такому развитию дел способствовали некоторые черты характера самого Кенэ. Д. И. Розенберг в своей «Истории политической экономии» замечает: «В отличие от Вильяма Петти, с которым Кенэ делит честь именоваться творцом политической экономии, Кенэ был человеком непоколебимых принципов, но с большой наклонностью к догматизму и доктринерству»[6].

С годами такая наклонность увеличивалась, да и поклонение секты этому способствовало. Считая истины новой науки «очевидными», Кенэ становился нетерпим к другим мнениям, а секта во много раз усиливала эту нетерпимость. Кенэ был убежден к универсальной применимости своего учения независимо от условий места и времени.

Его скромность ни на йоту не уменьшилась. Он отнюдь не искал славы, но она сама находила его. Он вовсе не принижал своих учеников, но они принижали себя сами. В последние годы Кенэ стал невыносимо упрям. В 76 лет он занялся математикой и возомнил, что сделал важные открытия в геометрии. Д'Аламбер признал эти открытия вздором. Друзья в один голос уговаривали старца не делать из себя посмешище и не публиковать работу, где он излагал свои идеи. Все было напрасно. Когда в 1773 г. это сочинение все же вышло, Тюрго сокрушался: «Это же скандал из скандалов, это солнце, которое потускнело». На это можно, видимо, ответить только пословицей: и на солнце бывают пятна.

Кенэ умер в Версале в декабре 1774 г. Физиократы не могли никем его заменить. К тому же они уже переживали упадок. Правление Тюрго в 1774-1776 гг. оживило их надежды и деятельность, но тем сильнее был удар, нанесенный его отставкой. К тому же 1776 г. - это год выхода в свет «Богатства народов» Адама Смита. Французские экономисты следующего поколения - Сисмонди, Сэй и др. - больше опирались на Смита, чем на физиократов. В 1815 г. Дюпон, уже глубокий старик, в письме попрекал Сэя тем, что он, вскормленный на молоке Кенэ, «бьет свою кормилицу». Сэй отвечал, что после молока Кенэ он съел немало хлеба и мяса, т.е. изучил Смита и других новых экономистов. В конечном счете Сэй отказался и от главных прогрессивных элементов учения Смита.

Коренная причина распада физиократической школы и уменьшения популярности идей Кенэ в 70-х и 80-х годах состоит в том, что потерпели неудачу её попытки подготовить классовый компромисс между дворянством и буржуазией. Королевская власть оказалась неспособной играть роль арбитра и примирителя между обоими классами. Утратив покровительство двора, последователи Кенэ стали подвергаться нападкам феодальной реакции. В то же время им было не по пути с левым, демократическим направлением в просветительстве. Тем не менее физиократы сыграли большую роль в развитии общественных идей во Франции и в становлении политической экономии как науки. Как пишет в своих мемуарах Мармонтель, уже с 1757 г. доктор чертил свои «зигзаги чистого продукта». Это была «Экономическая таблица», которая неоднократно издавалась и толковалась в трудах самого Кенэ и его учеников. Она существует в нескольких вариантах. Однако во всех вариантах «Таблица» представляет собой одно и то же: в ней изображается с помощью числового примера и графика, как создаваемый в земледелии валовой и чистый продукт страны обращается в натуральной и денежной форме между тремя клас­сами общества, которые выделял Кенэ.Чтобы показать хотя бы в основных чертах трактовку «Экономической таблицы» с точки зрения современной науки, воспользуемся словами академика Василия Сергеевича Немчинова. В своей работе «Экономико-математические методы и модели» он пишет: «В XVIII в. на заре развития экономической науки... Франсуа Кенэ... создал «Экономическую таблицу», явившуюся гениальным взлетом человеческой мысли. В 1958 г. исполнилось 200 лет с момента опубликования этой таблицы, однако идеи, заложенные в ней, не только не по­меркли, а приобрели еще большую ценность... Если охарактеризовать таблицу Кенэ в современных экономических терминах, то её можно считать первым опытом макроэкономического анализа, в котором центральное место занимает понятие о совокупном общественном продукте... «Экономическая таблица» Франсуа Кенэ - это первая в истории политической экономии макроэкономическая сетка натуральных (товарных) и денежных потоков материальных ценностей. Заложенные в ней идеи - это зародыш будущих экономических моде­лей. В частности, создавая схему расширенного воспроизводства, К. Маркс отдал должное гениальному творению Фран­суа Кенэ...»[7].

Основной смысл приведенных цитат понятен, но детали, возможно, стоит пояснить. Макроэкономический анализ - это анализ совокупных экономических величин (общественный продукт, национальный доход, капиталовложения и потребление нации) и связанные с этим экономические проблемы. В противоположность этому микроэкономика - анализ категорий и проблем товара, стоимости, цены и т.п., а также кругооборота индивидуального капитала. Макроэкономическая модель Кенэ - это гипотетическая, построенная на известных допущениях и постулатах схема воспроизводства и обращения общественного продукта. Она послужила одной из главных точек опоры, которые использовал Маркс в своих схемах воспроизводства. В письме Энгельсу от 6 июля 1863 г. он впервые описывает свои исследования в этой области и набрасывает числовой и графический пример: как возникает совокупный продукт из затрат постоянного капитала (сырье, топливо, машины), переменного капитала (зарплата рабочих) и прибавочной стоимости.

Образование продукта происходит в двух различных подразделениях общественного производства: там, где производятся машины, сырьё и т.п. (первое подразделение), и там, где производятся предметы потребления (второе подразделение). Насколько Маркс вдохновлялся идеями Кенэ, свидетельствует тот факт, что непосредственно под своей схемой он изобразил в письме «Экономическую таблицу», вернее, самую ее суть. Схема Маркса даже в этом первоначальном виде, конечно, резко отличается от «Таблицы» Кенэ: в ней показан действительный источник прибавочной стоимости - эксплуатация наемного труда капиталистами. Но важно то, что у Кенэ содержалась в зародыше важнейшая идея: процесс воспроизводства и реализации может бесперебойно совершаться только при соблюдении определенных народнохозяйственных пропорций. И Кенэ в «Таблице», и Маркс в этой первой схеме исходили из простого воспроизводства, при котором производство и реализация повторяются каждый год в прежних размерах, без накопления и расширения производства. Это естественный путь от простого к сложному, от частного к более общему.

Во втором томе «Капитала», который был опубликован Энгельсом уже после смерти его автора, Маркс развил теорию простого воспроизводства и заложил основы теории рас­ширенного воспроизводства, т.е. воспроизводства с акоплением и увеличением объема производства, Этим проблемам посвящены и важнейшие экономические работы В. И. Ленина. Главная проблема, которой занимался Кенэ -это, говоря языком современной науки, проблема основных народнохозяйственных пропорций, обеспечивающих развитие экономики. Достаточно назвать эту проблему, чтобы понять её крайнюю актуальность и важность для современности. Можно сказать, что идеи Кенэ лежат в основе составляемых теперь и нашей стране и в других странах балансов межотраслевых связей. Эти балансы отражают производственные взаимоотношения отраслей и играют все большую роль в управлении хозяйством.Межотраслевой баланс (иначе называемый баланс затраты - выпуск) дает наиболее полный исходный статистический материал для анализа производства и распределения совокупного общественного продукта и для планирования экономически обоснованных народнохозяйственных пропорций. Внедрение этого метода - одно из самых значительных и практически важных достижений экономической науки нашего времени.Сельское хозяйство и добывающая промышленность дают прирост материи, следовательно, здесь и создается чистый продукт. А вот в обрабатывающей промышленности, в ремесле материя убывает, значит здесь, не производится общественного богатства. Ремесленники - бесплодный, или стерильный, класс. Кстати, термин «класс» в отношении к общественным группам людей, различающимся по тому, как они относятся к чистому продукту, впервые применил Ф. Кенэ. Попробуем воспроизвести модель Ф. Кенэ: Производительный класс, состоящий исключительно из земледельцев (и, может быть, также из рыболовов, рудокопов и пр.).

Класс собственников, в который входят не только собственники земли, но и все те, которые по тому или другому феодальному титулу владели землёй. Бесплодный класс, включающий представителей индустрии, торговли, либеральных профессий и частнослужебного труда. Источник богатства естественно в первом классе, потому что он один производит. Предположим, что он производит на 5 миллиардов франков. Прежде всего, он удерживает 2 миллиарда на своё содержание и на содержание скота, на обсеменение и удобрение; эта часть дохода не идёт в обращение, она остаётся у своего источника.Остаток продукта земледельческий класс продаёт и получает за него 3 миллиарда франков. Но так как для его содержания не достаточно одних сельских продуктов и ему нужны ещё мануфактурные продукты, одежда, инструменты и пр., то он спрашивает их у индивидуального класса и платит последнему 1 миллиард. У него остаётся, таким образом, только 2 миллиарда, которые он отдаёт классу собственников и феодалов в форме арендной платы и податей. Перейдём к классу собственников. Два миллиарда, полученных им в форме арендной платы, он, естественно, употребляет на то, чтобы жить. И хорошо жить; для этого ему нужны, во-первых, средства потребления, которые он покупает у земледельческого класса и уплачивает ему, скажем, 1 миллиард, а во-вторых, мануфактурные продукты, которые он покупает у бесплодного класса и уплачивает ему тоже, скажем, 1 миллиард. На этом счет его завершён. Что касается бесплодного класса, то он, ничего сам не производя, может получить необходимое ему только из вторых рук - из рук производительного класса. Только получает он это двумя различными путями: 1 миллиард от земледельческого класса в уплату за мануфактурные продукты такой же ценности и 1 миллиард от класса собственников тоже в уплату за мануфактурные продукты. Заметим, что последний миллиард- один из тех двух, которые класс собственников получил от земледельческого класса; он таким образом сделал полный оборот. Бесплодный класс, получив эти 2 миллиарда в уплату за свой продукт, употребляет их, на прожитие и на покупку сырых материалов для своей промышленности. И как только производительный класс может снабдить его средствами потребления и сырыми материалами, то он возвращает их земледельческому классу в форме платы за эти продукты.

Таким образом, эти 2 миллиарда возвращаются к своему источнику. Вместе с миллиардом, уже уплаченным классом собственников, и 2 миллиардами продуктов, в натуре не проданных, они составляют общий итог 5 миллиардов, которые вновь появляются на руках у производительного класса, и кругообращение возобновляется до бесконечности.Внимательный анализ таблицы легко выявит ошибку, заключающуюся в том, что ремесленники реализовали весь продукт, не оставив себе ничего для «ежегодных авансов»; их внутреннее воспроизводство становится проблематичным.Отмеченная ошибка Кенэ - результат его взгляда на значение промышленности того времени. Судьба ремесленников его просто не интересовала. Он был идеологом фермерства, ведшего товарное производство. Таким образом, «таблица Кенэ» показывает все условия и пропорции воспроизводства, становясь первой в истории экономической науки макроэкономической моделью. Из этой воспроизводственной концепции вытекает достаточно радикальная налоговая программа Кенэ: раз фермеры производят, но не потребляют чистый продут, то и платить налог с него не должны. Кто получает и потребляет чистый продукт, тот и платит Кенэ знает истинные причины упадка земледельческой страны. Их, по его мнению, восемь:

Радикализм Кенэ несомненен. Пройдет немного времени, Французская революция по-иному разрешит противоречия этого общества, еще более решительно реализовав программу буржуазии. У Кенэ более мягкая программа. Так сказать, «экспроприация», посредством налогообложения. Некоторые комментаторы, современники революции, считали, что если бы король послушался Кенэ, то революции вместе с гражданской войной можно было бы избежать. Методологической платформой экономического исследования Ф. Кенэ стала разработанная им концепция о естественном порядке, юридической основой которой, на его взгляд, являются физические и моральные законы государства, охраняющие частную собственность, частные интересы и обеспечивающие воспроизводство и правильное распределение благ. По его словам, «сущность порядка такова, что частный интерес одного никогда не может быть отделен от общего интереса всех, а это бывает при господстве свободы. Мир идет тогда сам собой. Желание наслаждаться сообщает обществу движение, которое становится постоянной тенденцией к возможно лучшему состоянию». Одновременно Ф.Кенэ предупреждает, что «верховная власть» не должна быть аристократической или представленной крупным земельным собственником; последние, соединившись вместе, могли бы образовать власть более могущественную, чем сами законы, поработить нацию, причинить своими честолюбивыми и жестокими распрями разорение, неустройства, несправедливости, наиболее зверские насилия и созвать самую разнузданную анархию». Он считает целесообразным сосредоточить высшую государственную власть в одном просвещенном лице, обладающем знанием законов естественного порядка, необходимом для осуществления государственного руководства. В теоретическом наследии Ф.Кенэ важное место занимает учение о чистом продукте. Который сейчас называют национальным доходом. По его мнению, источниками чистого продукта являются земля и приложенный к ней труд людей, занятых в сельскохозяйственном производстве, В промышленности и других отраслях экономики чистой прибавки к доходу не производится и происходит якобы только смена первоначальной формы этого продукта.

Рассуждая так, Ф. Кенэ не считал промышленность бесполезной. Он исходил из выдвинутого им же положения о производительной сущности различных социальных групп общества – классов. Вместе с тем Ф.Кенэ отнюдь не тенденциозен, подразделяя общество на классы, поскольку, по его словам, «трудолюбивые представители низших классов» вправе рассчитывать на работу с выгодой. В развитие этой мысли ученый писал: «Зажиточность возбуждает трудолюбие потому, что люди пользуются благосостоянием, которое оно доставляет, привыкают к удобствам жизни, к хорошей пище, хорошей одежде и боятся бедности... воспитывают своих детей в такой же привычке к труду и благосостоянию... а удача доставляет удовлетворение их родительским чувствам и самолюбию». Ф.Кенэ принадлежит первое в истории экономической мысли достаточно глубокое теоретическое обоснование положений о капитале. Если меркантилисты отождествляли капитал, как правило, с деньгами, то Ф.Кенэ считал, «что деньги сами по себе представляют собой бесплодное богатство, которое ничего не производит...». Ф. Кенэ сосредоточил свое внимание на сфере производства. В этом его «классицизм». Но величайшей заслугой этого ученого было то, что он рассматривал производство не как единовременный акт, а как постоянно возобновляемый процесс, т.е. как воспроизводство.

Сам термин «воспроизводство» введен в науку Ф.Кенэ. Более того, воспроизводственный процесс впервые в истории показан исследователем на макроэкономическом уровне, как некий общественный феномен, как беспрерывный обмен веществ в общественном организме. Нет ни малейшего преувеличения в утверждении, что.Ф. Кенэ явился основателем макроэкономической теории. Ф. Кенэ создал первую модель движения товарных и денежных потоков в обществе, определил условия реализации общественного продукта, показал теоретическую возможность непрерывности общественного воспроизводства товаров, капиталов и производственных отношений. Его модель эквивалентного обмена достаточно абстрактна, но это научная абстракция, позволяющая проникнуть в суть вещей. Не зря все крупные исследователи макроэкономики, так или иначе, обращались к трудам Ф.Кенэ.

Школа физиократов

Если мы учтем высказывания Тюрго о закономерностях движения заработной платы, то это была первая в экономической науке попытка анализа движения доходов трех классов буржуазного общества. Однако эта попытка не увенчалась успехом, она оказалась неудачной и теоретически ошибочной. Тюрго дал совершенно превратную характеристику отношения между прибылью и процентом. Его рассуждения о тенденции доходов капиталистического общества к равновесию базировались на исходных ошибочных позициях физиократизма о том, что прибавочная стоимость создается в одной лишь отрасли материального производства в сельском хозяйстве. Тем не менее, Тюрго принадлежит заслуга самой постановки вопроса о взаимосвязи различных видов дохода в условиях капитализма.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ.

Важной заслугой физиократов было то, что они первыми попытались вывести прирост богатства из процесса производства, а не обращения. Однако их взгляды были все же односторонними. Дальнейшее развитие экономической науки показало, что неверно связывать рост богатства общества только с земледелием. Важную роль даже в XVIII веке, не говоря уже о более позднем времени, играли в сознании богатства и другие отрасли народного хозяйства, особенно промышленность и торговля.

Физиократы первые имели цельное представление о социальной науке в полном смысле этого слова, они первые утверждали, что социальным лицам и правительствам остаётся только понять их, чтобы сообразовать с ними своё поведение. Физиократам принадлежит заслуга перенесения вопроса о происхождении прибавочной стоимости из сферы обращения в сферу непосредственного производства. Этим самым они заложили основу для научного анализа капиталистического производства. Теория физиократов базировалась на учении об эквивалентности обмена. В тесной связи с этим учением развивалась и их теория денег и критика меркантилизма. Кенэ утверждал, что товары вступают в обращение с заранее данной ценой. Наличие у товаров цены до их продажи Кенэ объяснял главными причинами, которые лежат в основе рыночных цен товаров, это - «их редкость или изобилие и более или менее сильная конкуренция продавцов и покупателей».

Учение об эквивалентности обмена логически было связано с воззрением на производство как источник стоимости. Однако тезис о наличии у товаров заранее данной цены до вступления их в процесс обращения не нашел у Кенэ подлинно научного объяснения, так как он отождествлял стоимость с издержками производства. Хотя у Кенэ отсутствовала рациональная теория стоимости, тем не менее, его учение об эквивалентности обмена являлось важной составной частью системы физиократов. В тесной связи с соображениями о цене товаров находились те выводы, которые делал Кенэ об отношении обмена, торговли к процессу создания стоимости. Кенэ считал, что «обмен, в действительности, ничего не производит», что «покупки уравновешиваются с обеих сторон таким образом, что их обоюдное действие сводится к обмену ценности на равную ценность». Кенэ рассматривал деньги как бесплодное само по себе богатство и видел их пользу лишь в том, что они служат в качестве орудия для продажи и покупок, для уплаты доходов и налогов. Поэтому он отрицательно относился к извлечению монеты из сферы обращения и накоплению, поскольку это не будет содействовать «постоянному воспроизводству богатств государства».

Говоря о величине денежных запасов землевладельческой нации, Кенэ считает, что они отнюдь не должны превышать чистый продукт или годовой доход с земельных участков. По его мнению, внимание правительства должно быть приковано не к деньгам, а к изобилию и продажной ценности произведений земли, в чем и заключается подлинное могущество и благоденствие нации. Из учения физиократов об эквивалентности обмена и о деньгах следовала необходимость, в отличие от устаревших догм меркантилизма, искать более эффективные методы обогащения страны и прежде всего, обратиться к сфере материального производства - преимущественно к земледельческому производству. Физиократам принадлежит заслуга перенесения вопроса о происхождении прибавочной стоимости из сферы обращения в сферу непосредственного производства. Этим самым они заложили основу для научного анализа капиталистического производства. изиократы под стоимостью отнюдь не понимали овеществленный человеческий труд. Они видели в стоимости лишь определенную массу вещества, порождаемого землей и трудом, а также различные видоизменения этого вещества.

Такой взгляд на стоимость предопределил характер анализа у физиократов проблемы прибавочной стоимости. Физиократы видели в прибавочной стоимости (по их терминологии - «чистый продукт») избыток земледельческого продукта над продуктами, затраченными в процессе производства. Однако, наряду с натуралистической трактовкой прибавочной стоимости («чистого продукта») как дара природы, физиократы рассматривала прибавочную стоимость и с точки зрения ее стоимостного выражения. Дело в установлению понятия минимум - заработной платы, тяготеющего к цене необходимых жизненных средств, физиократы оказались в состоянии рассматривать стоимость рабочей силы как определенную, строго фиксированную величину. При всей ошибочности трактовки стоимости вообще и недостатках в объяснении минимума заработной платы выводы физиократов по вопросу о происхождении «чистого продукта» оказались в своей абстрактно-теоретической постановке правильными. Объективно бессознательно для самих физиократов, у них шла речь о разности между стоимостью, создаваемой трудом в результате применения рабочей силы, и стоимостью самой рабочей силы. В пределах земледельческого производства физиократы, при всем наличии указанных недостатков в их теории, правильно, в общем, анализировали вопрос о генезисе прибавочной стоимости.

В тесной связи с воззрением физиократов на категорию прибавочной стоимости находился их взгляд на сельскохозяйственный труд. Физиократы исходили из соображений, что земледельческий труд в качестве единственной формы полезного, конкретного труда создает прибавочную стоимость, которая для них существовала лишь в форме земельной ренты. Физиократы исходили из правильного положения о том, что производителен только такой труд, который создает прибавочную стоимость. Но вместе с тем физиократы приписывали образование прибавочной стоимости лишь одной производственной сфере капитала - земледелию, земельную же ренту они трактовали как единственную форму прибавочной стоимости. Физиократам была известна, таким образом, прибавочная стоимость в виде единственной конкретной формы - в виде земельной ренты, которая им представлялась как всеобщая форма прибавочной стоимости. Физиократы полагали, что в промышленности работник лишь видоизменяет форму вещества, которая дается ему земледелием. Что же касается количества этого вещества, то, по их мнению, в промышленности оно отнюдь не возрастает, а остается неизменным.

Физиократы утверждали, что работник в промышленности присоединяет к веществу добавочную стоимость. Присоединение этой добавочной стоимости в промышленности физиократы мыслили себе не в процессе труда, а в виде присоединения издержек производства труда работника, т. е. в виде присоединения стоимости потребляемых работником жизненных средств, количество которых предопределяется минимумом выплачиваемой ему заработной платы. Что же касается прибыли на капитал, то эта категория для них вообще не существовала. Прибыль, по мнению физиократов, представляет собой своеобразную, более высокую заработную плату и потребляется капиталистами как доход. Прибыль ничем принципиально не отличается от заработной платы. Прибыль капиталиста в равной степени, как минимум заработной платы, получаемой обыкновенным работником, входит в издержки производства.

Таким образом, трактовка прибавочной стоимости у физиократов носила противоречивый характер. С одной стороны, они подходили к этой категории чисто натуралистически и видели в прибавочной стоимости продукт земной коры, дар природы. С другой стороны, они рассматривали ее, по существу, как порождение прибавочного труда наемных рабочих. Этот дуализм в трактовке физиократами проблемы прибавочной стоимости своими корнями уходит в смешение ими потребительной стоимости и стоимости.

Как писал К. Маркс, ошибка физиократов происходила оттого, что они смешивали увеличение материи, которое благодаря естественному произрастанию и размножению отличает земледелие и скотоводство от мануфактуры с увеличением меновой стоимости. Что же касается учения физиократов о производительном труде, то оно наглядно иллюстрирует положение К. Маркса о том, что определение понятия производительного труда меняется по мере того, как продвигается вперед анализ категории прибавочной стоимости. Существенной заслугой физиократов является то, что они, в пределах буржуазного кругозора, дали анализ капитала. К. Маркс указывал, что учение физиократов о капитале делает их настоящими отцами современной политической экономии.

В своих воззрениях на капитал физиократы уделяли исключительное внимание вещественным составным частям, на которые капитал распадается во время процесса труда. Игнорируя те общественные условия, в которых вещественные формы капитала - инструменты, сырье и т. д. -выступают в капиталистическом производстве, физиократы превращали капитал во внеисторическую категорию, присущую всем эпохам, всем временам и народам. Кроме анализа вещественных элементов, на которые распадается капитал в процессе труда, физиократы исследовали те формы капитала, которые он принимает в процессе обращения, - основной капитал н оборотный капитал, хотя терминология у них была еще иная. Физиократы различали авансы первоначальные, для которых они брали десятилетний период оборота, и авансы ежегодные, для которых период оборота был годовой. Ежегодные авансы представляли собой издержки, производимые ежегодно на земледельческие работы.

Что касается первоначальных авансов, то, в отличие от ежегодных, они составляли фонд мледельческого оборудования. Указанное различие между авансами первоначальными и ежегодными они применяли только к капиталу фермера, так как капитал, применяемый в земледелии, они считали единственной конкретной формой производительного капитала. В основе теории основного и оборотного капитала физиократов лежало различие отдельных частей производительного капитала и их влияние на характер оборота. Различие между первоначальными и ежегодными авансами как между двумя элементами производительного капитала физиократы правильно сводили, базируясь на заимствованном из земледелия различии между ежегодным и многолетним оборотом, к различию способов, какими эти элементы входили в стоимость готового продукта, к различию способов их воспроизводства. Если стоимость ежегодных авансов возмещалась целиком в течение одного года, то стоимость первоначальных авансов возмещалась по частям, в течение времени, охватывающего десятилетний период.

Таким образом, физиократы, по существу, выдвинули теорию основного и оборотного капитала. Они правильно изображали различие между этими двумя видами капитала, как существующее лишь в пределах производительного капитала, хотя они и ошибочно считали лишь земледельческий капитал производительным капиталом. Так как у Кенэ различие между первоначальными и ежегодными авансами существует лишь в рамках производительного капитала, то Кенэ не причисляет деньги ни к первоначальным, ни к ежегодным авансам. Оба вида авансов как авансы для производства противостоят деньгам, а также находящимся на рынке товарам.

ЛИТЕРАТУРА

1. К. Маркс и Ф. Энгельс. Т. 20, стр. 16.

2. К. Маркс и Ф. Энгельс. Т. 26, ч. 1, стр. 346.

3. К. Маркс и Ф. Энгельс. Т. 26, ч. 1, стр. 14.

4. К. Маркс и Ф. Энгельс. Т. 26, ч. 1, стр. 12.

5. Ф. Кенэ. Избранные экономические произведения. М., Соцэкгиз, 1960, стр. 360.

6 .Д. И. Розенберг. История политической экономии, т. 1.М., Соцэкгиз, 1940, стр. 88.

7. В. С. Немчинов. Экономико-математические методы и модели. М., «Мысль», 1965, стр. 175, 177.