Основные тенденции политического и социально-экономического развития стран Латинской Америки в межвоенный период (1918-1939 гг.)

После первой мировой войны в странах Латинской Америки политическую жизнь по-прежнему нередко определял каудильо («вождь»). Этому способствовали отсутствие развитых политических структур, патриархальные настроения среди населения, традиции XIX века. На этой почве в политической жизни латиноамериканских государств часто господствовали сильные личности. Они утверждали, опираясь прежде всего на армию, свою авторитарную власть в политических движениях и государствах.Среди каудильо преобладали лица консервативных, антидемократических взглядов, но встречались и либералы. При некоторых из них сохранялись конституционные органы, не имевшие реальной власти и только «одобрявшие» решения диктатора. В тоже время в ряде латиноамериканских государств политическая и государственная жизнь развивалась без каудильо, существовало конституционное правление. Это способствовало приходу в них к власти реформистки настроенных правительств. Они проводили меры по демократизации политической системы и государственного права, экономики и социальных отношений. Это прежде всего было характерно для Аргентины, Мексики, Уругвая, Чили. В 20-30-е годы в этих странах заметно активизировалась политическая жизнь и функционировали многопартийные системы. Это объяснялось также этнической и социальной неоднородностью населения, обострением противоречий внутреннего и внешнего характера.

В странах Латинской Америки действовали не только партии аналогичные тем, которые были в государствах Западной Европы. Получили здесь распространение и партии, которым не было аналогов в других частях земного шара. Это были так называемые национально-революционные партии, настроенные весьма радикально. Однако после прихода к власти они в значительной степени теряли свой радикализм, хоть и выступали под вывеской «национальных» «народных революций». В качестве примера можно указать на Американский народно-революционный альянс, действовавший в Перу. Он активно участвовал в свержении местных каудильо. Однако когда сам пришел к власти, то проводил политику умеренного реформизма.

Особенностью диктаторских режимов в государствах Латинской Америки было то, что они внешне часто прикрывались демократическими конституциями. Это сопровождалось конституционной инфляцией в этих странах. Проявлялось это в том, что конституция страны не отменялась, но установленные ею нормы, принципы и институты не действовали или действовали в неполной мере. Конституционной инфляции способствовала и частая смена правящих режимов, смена конституций (в Венесуэле более 20 раз). Военные совершали государственные перевороты или для установления порядка, который был нарушен разгулом политических страстей, или для преодоления политического хаоса. Совершали они перевороты и в интересах тех или иных политических или олигархических групп. Захватывавшие власть не только подавляли оппозицию, но и стремились иногда добиться популярности у населения изданием нормативных актов, в той или иной степени улучшавших его положение. В 1916 году генерал Иригойен, лидер партии гражданский радикальный союз, под лозунгом демократизации и обновления общества стал президентом Аргентины. При нем появились законы, которые стимулировали развитие национальной экономики, в частности под контролем государства нефтяной промышленности. В Мексике установился режим либерального каудилизма. В 1920 году генерал А. Обрегон сверг законное правительство Карранса и добился своего избрания президентом под лозунгом «единства нации и продолжения революции». Это привело к прекращению политической нестабильности и к укреплению государственной власти. В Бразилии и Колумбии сохранялись конституционные институты, но правили олигархические режимы. В Венесуэле диктатура сочеталась с конституционными формами.

Во внутренней жизни латиноамериканских государств в 30-е годы все больше начинает проявляться действие внешнего фактора.Германия после прихода к власти Гитлера стремилась включить в сферу своего влияния Парагвай, Боливию, Бразилию и другие государства. Для этого использовались сохранившие преданность фатерлянду местные жители немецкого происхождения, специальные эмиссары, местные каудильо и политические партии и группы, исповедовавшие идеологию германского национал-социализма. Воспринял в значительной степени идеологию национал-социализма и бразильский каудильо Варгас. Под его давлением была принята конституция 1937 года, которая предусматривала строительство «нового государства», имевшего много общего с тогдашней Германией.

Стремлению Германии закрепиться в странах Латинской Америки активно противодействовали США и весьма успешно. Экономический кризис конца 20-х - начала 30-х годов привел к ухудшению положения населения, к росту социальной и политической нестабильности в странах Латинской Америки. Это привело к смене правящих режимов в ряде стран. Имел место отход от принципа свободы международной торговли.Вводились протекционистские таможенные тарифы, которые затрудняли ввоз иностранных товаров и создавали более благоприятные условия для развития местной промышленности. Активизация вмешательства государства в экономику была характерна прежде всего для Аргентины, Бразилии, Мексики, Уругвая, Чили. Меньше это проявлялось в Боливии, Колумбии и на Кубе.

Заметный след в истории государственно-правовых отношений Латинской Америки 30-х годов оставила революция на Кубе в 1933-1935 годах. Здесь народное движение, к которому подключилась и армия, привело в августе 1933 года к ликвидации диктатуры Мачадо. Государственно-правовые отношения в странах Латинской Америки в период между войнами развивались в условиях политической и экономической нестабильности, смены конституционных и антиконституционных режимов и партийно-политических систем.