Понятие, сущность и необходимость толкования в праве

Слово “толкование” достаточно многозначно. С этимологической точки зрения слово “толкование” производно от слова “толковать” – разъяснять, объяснять смысл чего-либо. Так, в словаре С.И. Ожегова – толковать – во-первых, давать чему-нибудь какое-нибудь объяснение, определять смысл чего-нибудь, и во-вторых, разъяснять, заставлять понять что-нибудь. Толкование же – высказывание, содержащее объяснение чего-нибудь, отражающее точку зрения на что-нибудь[58].

Своеобразие толкования состоит в том, что с одной стороны, оно завершает процесс регламентации общественных отношений, а с другой – является одним из начальных элементов процесса реализации права. Толкование правовых норм представляет собой разновидность толкования, характеризующуюся определенной спецификой: объектом и предметом его выступают явления государственно-правовой действительности – правовые нормы, внешние формы их объективации (нормативно-правовые акты, правовые обычаи, договоры нормативного содержания и др.). Поэтому в юридической науке и практике принято говорить о “толковании права” (А.Ф. Черданцев), “толковании закона”, “толковании правовых норм” (В.К. Бабаев, В.М. Баранов), “юридическом толковании, интерпретации” (С.С. Алексеев) и т.п.

В юридической литературе отмечается неоднозначность термина “толкование права”. Им обозначаются различные, хотя и взаимосвязанные понятия. По мнению А.Ф. Черданцева, следует выделять три основных аспекта в содержании этого понятия: во-первых, определенный мыслительный процесс, направленный на установление смысла (содержания норм права); во-вторых, результат указанного мыслительного процесса, выраженный в совокупности суждений, в которых раскрывается содержание толкуемых норм; и наконец, в-третьих, совокупность определенных высказываний (предположений), раскрывающих смысл права и исходящих от определенных органов и лиц (субъектов толкования)[59].

Соглашаясь с мнением указанного автора, отметим неоднозначность, сложность и многогранность понятия “толкование”. Можно говорить о толковании как об интеллектуальной деятельности субъектов. С этой стороны толкование – мыслительный процесс, включающий в себя различные интеллектуальные действия и операции и представляющий собой разновидность юридического познания.

Кроме того толкование – процесс не бесцельный, он направлен на получение определенного интеллектуального результата – сведений о воле законодателя относительно той или иной социальной ситуации, заложенной в норме права.

Вместе с тем толкование представляет собой также разновидность юридической деятельности компетентных субъектов, направленной на достижение определенного юридического результата – реализацию права (регулирование общественных отношений). С этой стороны толкование выступает либо как правоприменительная операция при решении юридического дела, либо как самостоятельная интерпретационная деятельность, имеющая своей целью создание необходимых предпосылок для правового регулирования общественных отношений и выступающая в качестве самостоятельного элемента механизма правового регулирования (МПР), завершающего процесс регламентации общественных отношений.

Представляется, что, учитывая многозначность и многоаспектность понятия “толкование” применительно к праву, правильнее говорить именно о “толковании в праве”, которое охватывает и “толкование закона” (внешней формы объективации юридического содержания права), и “толкование правовых норм” (юридического содержания права), и “юридическое толкование (интерпретация)” (деятельность компетентных субъектов по уяснению и разъяснению смысла и содержания правовых актов и результатов этой деятельности).

Полагаем, что терминологические оттенки позволяют разграничивать различные аспекты этого сложного мыслительного процесса. В этой связи считали бы возможным определить толкование в праве как деятельность соответствующих субъектов по уяснению и разъяснению смысла и содержания правовых норм, а также результаты этой деятельности, выраженные в интерпретационных актах.

Между тем следует различать толкование-уяснение и толкование-разъяснение.

Толкование-уяснение – мыслительная операция, состоящая в установлении того смысла и содержания, которые заключены в нормативных юридических предписаниях, осуществляемая при реализации права или в процессе применения права субъектом, непосредственно реализующим или применяющим правовую норму.

В этом аспекте толкование выступает как один из видов познания, как совершенно верно отмечает С.С. Алексеев, “сложного процесса чувственного восприятия и абстрактного мышления, основанного на практике и проверяемого ею, – процесса, в результате которого происходит переход от незнания к знанию, воспроизводится истинная картина объективного мира”[60].

Принято различать три вида познания:

а) теоретическое, при котором осуществляется систематическое и всестороннее познание сущности явлений и их закономерностей;

б) специальное, осуществляемое на основе суммы специальных знаний при установлении фактов для решения тех или иных практических задач;

в) бытовое, житейское, осуществляемое в процессе повседневной жизни посредством житейского опыта и здравого смысла.

Толкование права представляет собой специальное познание, цель которого, в отличие, например, от теоретического познания, определяется сравнительно узкими задачами – установлением подлинного смысла и содержания правового предписания.

Специальный характер познания при толковании проявляется также и в том, что это познание осуществляется при помощи особых способов, основанных на своеобразии предмета познания – права – и обеспечивает решение задач в познании, необходимых для реализации правовых норм.

Нормы права как объект познания не относятся к числу материальных объектов, которые можно было бы воспринять с помощью органов чувств. Это идеальные объекты, объекты-мысли, заключенные в материальную языковую оболочку. Их нельзя увидеть – видны только соответствующие знаки – буквы. Поэтому только мышление, оперирующее понятиями, суждениями и умозаключениями, может постичь смысл нормы права.

В процессе толкования субъект рассуждает, опираясь на одни знания, умозаключает и выводит другие знания, отражающие содержание норм права.

При создании правовой нормы мысль законодателя движется от частного к общему – от определенного количества конкретных жизненных ситуаций к обобщенной социальной ситуации, ситуации-модели. На основе обобщения он избирает способ и средства ее урегулирования и выражает свою волю относительно того, как следует поступать субъектам правоотношений. Это выражается в юридической конструкции, которую мы называем правовой нормой. Таким образом, процесс создания нормы права схематически выглядит следующим образом: социальная ситуация – политическая воля законодателя – государственно-властное предписание, выраженное в форме юридической нормы. В процессе толкования мысль интерпретатора движется в обратном направлении: от юридической нормы, содержащей государственно-властное предписание, к воле законодателя и, наконец, к социальной ситуации, которую регулирует норма.

Толкование-разъяснение – результат интерпретационной деятельности компетентных субъектов (органов или специалистов), выраженный, как правило, в интерпретационном акте, имеющем своей целью обеспечение правильного понимания и применения правовых норм.

Для получения результата толкования необходимо предварительно уяснить содержание государственно-властного предписания. Поэтому можно говорить о том, что толкование-уяснение предшествует толкованию-разъяснению и выступает его неотъемлемым элементом. Этот вид толкования имеет место в тех случаях, когда один субъект разъясняет другому смысл и содержание правовой нормы.

Следует оговориться, что подобное толкование может осуществляться любым субъектом: и правоприменителем в процессе правоприменительной деятельности, и другими участниками правоприменительного процесса (например защитником обвиняемого в суде), а также в процессе интерпретационнной деятельности, непосредственно не включенной в процесс применения права. Кроме того, такое толкование может осуществляться как специально уполномоченными на то субъектами, так и иными лицами (например преподаватель вуза в рамках учебных занятий разъясняет смысл той или иной статьи ГК РФ).

Заслуживают внимания также и объект, и предмет толкования. Объектом толкования является право, выраженная в нем государственная воля. При этом в процессе толкования подлежит установлению только государственная воля (воля законодателя), которая объективно выражена и закреплена в том или ином источнике права (закон, нормативный договор, правовой обычай). Воля государства, выраженная и заключенная в нормативных предписаниях, приобретает в определенном смысле самостоятельное существование. В частности, смысл и содержание закона перестают быть зависимыми от воли и желания лиц, его составивших.

Непосредственным предметом толкования выступает внешняя и внутренняя форма права.

Ближайшим предметом толкования является прежде всего внешняя форма права – текст источника, а также связи между данным текстом и другими текстами, иными внешними данными, с которыми сопряжено функционирование нормативно-правового акта.

Вслед за внешней формой подвергается анализу внутренняя форма права – все то, что входит в технико-юридический инструментарий и обеспечивает юридическую организацию воли государства, его логическое и технико-юридическое построение, структуру.

Необходимость толкования обусловлена целым рядом обстоятельств. Самое главное среди них, на что обращают внимание многие авторы, – абстрактный характер государственно-властного предписания в норме, которую следует применить к конкретной ситуации. Кроме того, обращается внимание также и на другие обстоятельства. Так, например, С.С. Алексеев в их числе называет словесно-документальное изложение правовых предписаний в нормативном акте и особое (нормативное, специально-юридическое) выражение правовых предписаний[61].

Обусловленность толкования словесно-документальным изложением правовых предписаний в нормативном акте связана с необходимостью понимания определенной знаковой системы – слов, предложений, их логической связи.

Обусловленность толкования особым (нормативным, специально-юридическим) выражением правовых предписаний в нормативном акте связана с тем, что в данном случае воля законодателя выражена на языке права, с использованием средств и приемов юридической техники (юридических терминов, правовых конструкций, специфического нормативного построения и т.п.). Для обеспечения реального действия права необходим, выражаясь словами С.С. Алексеева, “обратный перевод”.

Также к числу обстоятельств, вызывающих необходимость толкования, можно отнести и иные, например, несовершенство изложения воли законодателя. Кроме того, указывает В.В. Лазарев, “особые трудности в процессе толкования возникают из-за недостатков законодательной техники, пробелов в праве, несовершенства законодательства, неадекватности правового регулирования общественным отношениям”[62].