Понятие предмета и пределов доказывания

Предмет доказывания - это то, что подлежит доказыванию по каждому уголовному делу. Правильное определение предмета доказывания имеет большое значение.

Понятие предмета доказывания и понятие преступления, его состава взаимосвязаны. В соответствии со ст. 14 УК РФ преступлением признается виновно совершенное общественно опасное деяние, запрещенное уголовным законом под угрозой наказания. Уголовный кодекс содержит большое число различных составов преступлений, что не исключает возможности определения общего предмета доказывания по всем уголовным делам. Но именно это длительное время было основанием для дискуссии о возможности законодательного Определения предмета доказывания.

Вопросы предмета доказывания, понятия доказательств, теории доказывания в различные периоды времени получили свое освещение во многих научных работах*(157). Мы же остановимся на особенностях предмета доказывания по делам об экономических преступлениях, прежде всего на делах, связанных с преступными нарушениями налогового законодательства.

Впервые нормативное общее понятие предмета доказывания по уголовным делам было сформулировано в Основах уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик 1958 г.

Статья 15 этого закона почти дословно, если не считать некоторой конкретизации, воспроизведена в ч. 1 ст. 68 УПК РСФСР 1960 г., в которой, в частности, установлено, что при производстве предварительного следствия и разбирательства уголовного дела в суде подлежат доказыванию:

событие преступления (время, место, способ и другие обстоятельства совершения преступления);

виновность обвиняемого в совершении преступления и мотивы преступления;

обстоятельства, влияющие на степень и характер ответственности обвиняемого, указанные в ст. 61 и 63 УК РФ, а также иные обстоятельства, характеризующие личность обвиняемого;

характер и размер ущерба, причиненного преступлением.

В части 2 ст. 68 УПК РСФСР нашло отражение новое (по сравнению с Основами) положение, в котором говорится о том, что "подлежат выявлению также причины и условия, способствовавшие совершению преступления"*(158).

Следует заметить, что относительно этих обстоятельств в УПК РСФСР говорится не об обязанности их доказывания, а о необходимости их "выявления". Употребление термина "выявление" вызвано необходимостью отграничения сущностных явлений от сопутствующих им. Выявленные обстоятельства подлежат устранению по каждому уголовному делу.

Предмет доказывания по конкретному уголовному делу един как для органов расследования, прокуратуры, так и для суда, равно как и для всех стадий уголовного процесса, естественно, с учетом задач каждой конкретной стадии.

По УПК РСФСР 1923 г. предмет доказывания частично находил свое нормативное закрепление в отношении отдельных стадий или отдельных этапов стадии. Так, он получил некоторое закрепление применительно к постановлению о привлечении в качестве обвиняемого (ст. 129 УПК РСФСР 1923 г.), обвинительному заключению (ст. 207 УПК РСФСР 1923 г.), судебному приговору (ст. 320 УПК РСФСР 1923 г.).

Законодательное определение круга обстоятельств, подлежащих доказыванию по каждому делу, способствует:

усилению гарантии полноты, всесторонности и объективности расследования и судебного рассмотрения и разрешения уголовных дел;

укреплению законности;

повышению уровня обеспечения прав и законных интересов личности в уголовном судопроизводстве*(159).

Содержание обстоятельств, подлежащих доказыванию по уголовному делу, уточняется, конкретизируется диспозицией статьи Уголовного кодекса, по которой квалифицируется деяние привлекаемого по делу лица. Уместно привести справедливое высказывание В.Г. Даева: "Определение элементов и общей структуры предмета доказывания может быть успешным лишь при использовании в качестве отправных именно материально-правовых категорий состава преступления"*(160).

Определение в ст. 68 УПК РСФСР перечня обстоятельств, подлежащих доказыванию, поименованного в теории уголовного процесса как предмет доказывания, не сделало этот феномен менее дискуссионным.

Остаются предметом спора ученых вопросы полноты элементного состава предмета доказывания - обстоятельств, подлежащих доказыванию; разграничения понятий "предмет доказывания", "предмет познания", "предмет исследования" и их соотношения и др.

И.М. Лузгин полагал, что предмет познания - понятие более широкое, чем предмет доказывания. По его мнению, понятие предмета доказывания является частью предмета познания*(161).

А.М. Ларин полагает, что в ст. 68 УПК РСФСР описывается не общее родовое понятие предмета доказывания, а один из его видов, а именно "предмет обвинения"*(162).

Предмет доказывания, по мнению М.С. Строговича, - это вся совокупность обстоятельств, имеющих значение для дела, включающих в себя и главный факт, и доказательственные факты*(163).

А.И. Трусов под предметом доказывания понимает "искомые обстоятельства"*(164), подразумевая под ними все те же обстоятельства, подлежащие доказыванию.

А.М. Ларин, определив предмет доказывания, обозначенный в ст. 68 УПК РСФСР как "предмет обвинения", далее развивает эту мысль и "о других видах предмета доказывания, служащих основаниями для оправдания или прекращения производства по делу, для применения мер медицинского характера"*(165). В выделении законодателем некоторых особенностей устанавливаемых обстоятельств при прекращении уголовного дела, в отличие от направления уголовных дел в суд с обвинительным заключением, направления в суд дел для применения в отношении душевнобольных лиц принудительных мер медицинского характера, он видит различные виды предмета доказывания. Более того, он полагает, что в отдельных случаях виды предмета доказывания следует делить на подвиды, что будет способствовать уяснению особенностей предмета доказывания в уголовных делах различных категорий. По его мнению, представляет интерес соотношение подвидов предмета доказывания при прекращении дела, предусмотренных разными пунктами ст. 5 УПК РСФСР. При разработке криминалистической методики целесообразно определение предмета доказывания применительно к отдельным категориям преступлений*(166).

Не оспаривая полезности предлагаемой детализации предмета доказывания, что позволит глубже, полнее уяснить сущность явления в теоретическом аспекте, можно предположить, что в правоприменительной практике это может привести к развитию различных уклонов - обвинительного, оправдательного. Поэтому представляется более продуктивным видеть единый предмет доказывания, обеспечиваемый объективным, полным и всесторонним расследованием, рассмотрением и разрешением уголовных дел. Различный, а иногда и прямо противоположный исход расследования и рассмотрения уголовного дела следует анализировать не как результат наличия разных видов предмета доказывания, а как результат правильного определения единого предмета доказывания.

Здесь будет уместна ссылка на ст. 6 "Назначение уголовного судопроизводства" УПК РФ, вторая часть которой гласит: "Уголовное преследование и назначение виновным справедливого наказания в той же мере отвечает назначению уголовного судопроизводства, что и отказ от уголовного преследования невиновных, освобождение их от наказания, реабилитация каждого, кто необоснованно подвергся уголовному преследованию".

Наличие специфики предмета доказывания в расследовании и рассмотрении различных категорий уголовных дел обусловлено многими обстоятельствами: различием объекта и предмета посягательства, объективной стороны преступления и способа совершения преступления, характером субъекта и субъективной стороны преступления. Эти различия будут иметь место не только в разных категориях преступлений, но и в разных делах одной и той же категории. Нет и не может быть двух одинаковых дел. Отмеченные различия лишь подчеркивают наличие единого предмета доказывания.

А.М. Ларин дает следующее определение предмета доказывания: "Предмет доказывания в уголовном судопроизводстве - это система фактов (обстоятельств), необходимых и достаточных в качестве основания для применения норм материального (уголовного и гражданского) и уголовно-процессуального права при разрешении уголовного дела"*(167). Однако определение предмета доказывания, сформулированное А.М. Лариным, не отражает его теоретических рассуждений о множественности видов предмета доказывания. Вместе с тем принять такое определение можно лишь как наиболее общее и не полно отражающее сущность явления. Оно не отражает предмета доказывания как деятельности по доказыванию.

Большинство специалистов в области уголовного процесса полагают, что "понятием предмета процессуального доказывания всегда обозначается совокупность явлений материального мира, подлежащих установлению и удостоверению по каждому уголовному делу"*(168).

В.Д. Арсеньев к объекту доказывания относит "реальные обстоятельства происшедшего события, на установление которого направлена доказательственная деятельность"*(169).

Исследование гносеологического аспекта предмета доказывания привело отдельных авторов к выводу о том, что этот феномен - явление многоуровневое. Так, С.А. Шейфер считает правомерным говорить о трех уровнях предмета доказывания:

первый уровень - это обобщенная модель, содержание и структура которой регулируется ст. 68 УПК РСФСР и нормами Общей части УК РФ;

второй уровень регулируется нормами Особенной части УК РФ, в которых сформулированы юридические признаки конкретного уголовно наказуемого деяния, охватывающего его объективную сторону и субъект;

третий уровень понятия предмета доказывания определяется путем конкретизации его с учетом обстоятельств совершения отдельного преступления, где требования закона "проецируются" на обстоятельства конкретного дела, приобретая индивидуальные, неповторимые черты*(170).

Таким образом, усматривая в предмете доказывания наличие трех уровней, С.А. Шейфер обозначает диалектический подход к уяснению понятия предмета доказывания, углубления в познании его содержания, не опровергая его единства по каждому уголовному делу по всему спектру предусмотренных УК РФ преступлений.

В.А. Банин выделяет два аспекта, характеризующие предмет доказывания как определенную систему, существующую в сознании субъекта доказывания. Это законодательное определение круга обстоятельств, подлежащих доказыванию и непосредственное установление группы этих обстоятельств при производстве по конкретному уголовному делу*(171). И такое обозначение многоаспектности может быть приемлемо. Однако нельзя согласиться, что эти аспекты существуют лишь в сознании субъекта доказывания, они объективны и сформулированы в требованиях ст. 68 УПК РСФСР (в настоящее время - ст. 73 УПК РФ) и в диспозициях каждой статьи Особенной части УК РФ, где обозначена специфика преступления.

Мы полагаем, что предмет доказывания един и всякое разделение предмета доказывания на отдельные виды контрпродуктивно. Оно несет отрицательный заряд как в понимании предмета доказывания, так и в практической деятельности по конкретным делам*(172).

Н.А. Громов писал, что "конструирование особого предмета доказывания не только для какой-то стадии процесса, но и преступлений определенной категории дел, например, по делам о применении принудительных мер медицинского характера, несовершеннолетних, является необоснованным"*(173).

Такого же мнения придерживается и Ф.Н. Фаткуллин. Он полагает, что в структуре уголовно-процессуального доказывания находят свое проявление законы диалектики: общего и единичного. Каждое обстоятельство, подлежащее доказыванию, обозначенное в ст. 68 УПК РСФСР, является общей категорией, способной охватить любые проявления отдельного явления в конкретном уголовном деле*(174).

Нельзя согласиться с мнением О.В. Левченко о том, что "отдельные стадии процесса имеют свой особый предмет доказывания". Иначе, по ее мнению, на каждой стадии вновь и вновь пришлось бы все доказывать заново*(175). На каждой последующей стадии процесса имеется не свой особый предмет доказывания, а свои особенности в доказывании обстоятельств, предусмотренных ст. 68 УПК РСФСР (в настоящее время - ст. 73 УПК РФ), а главное - в проверке их наличия и доказанности на предыдущей стадии.

Заслуживает внимания определение предмета доказывания с использованием термина "модель", которое дает Г.П. Корнев. Он пишет, что "...в предмете доказывания содержится общее (информационно-поисковая модель любого исследуемого преступления), но не как абстрактное "общее" (оторванное от реального преступления), а как общее, конкретизированное нормами уголовного права с учетом обстоятельств каждого конкретного дела и определенных составов преступлений"*(176). И это суждение подтверждает универсальность предмета доказывания по всем преступлениям, формам расследования и разрешения уголовных дел и на всех этапах уголовного судопроизводства.

О.В. Левченко дает следующее определение: "Предмет доказывания представляет собой определенную программу доказывания, в которой в качестве структурных элементов присутствует необходимый круг фактов и обстоятельств, из которых субъект доказывания составляет особую, зависящую от стадий уголовного процесса, конкретного состава преступления и вида решения по делу программу доказывания по конкретному делу. Структурные элементы программы в общем виде должны отражать полноту, всесторонность знаний о преступлении как с точки зрения материального (уголовного) закона, так и процессуального. Чем полнее охватывается содержание такого знания, тем выше гарантия, что предмет доказывания по каждому делу будет правильно установлен субъектом доказывания"*(177).

В общем виде определение адекватно отражает содержание предмета доказывания как набор элементов, его составляющих. Однако установление зависимости предмета доказывания от стадий процесса, конкретного состава преступлений, вида решений вряд ли обоснованно. От названных компонентов зависит не содержание предмета доказывания, он, как родовое понятие, един, а особенности деятельности субъекта доказывания по реализации стоящих перед ним задач, необходимость исчерпания объема пределов доказывания на том или ином этапе расследования или рассмотрения уголовного дела. Вторая часть определения, сформулированного О.В. Левченко, по существу, является попыткой раскрыть или увязать предмет доказывания с пределами доказывания. Пределы доказывания, хотя и теснейшим образом связаны с предметом доказывания, являются самостоятельным понятием.

Мы разделяем мнение П.С. Элькинд о том, что "предмет доказывания (ст. 68 УПК РСФСР) имеет общий и общеобязательный характер. Общий в том смысле, что законодатель распространяет его на все уголовные дела и на все стадии уголовного процесса. Применительно к каждому делу и каждой стадии процесса компоненты предмета доказывания конкретизируются, могут восполняться, но ни при каких условиях не могут сужаться: Универсальный характер основных компонентов предмета доказывания для всех уголовных дел и всех стадий процесса сочетается с динамичным характером в практике уголовного судопроизводства"*(178).

Не только теоретическое, но и практическое значение имеет вопрос о том, входят ли в предмет доказывания "иные обстоятельства", имеющие значение для дела, но не включенные в ст. 68 УПК РСФСР. Здесь существует множество различных мнений, но после всяких оговорок большинство авторов все же склоняются к мысли, что и они входят в предмет доказывания, хотя и выступают в качестве промежуточных обстоятельств. Но без их доказывания по отдельным делам невозможно установить наличие отдельных фактов, включенных в предмет доказывания*(179). И.М. Лузгин доказательственные факты, как и иные обстоятельства, имеющие значение для дела, но выходящие за пределы предмета доказывания, включает в предмет познания*(180).

В уголовном судопроизводстве, по мнению П.С. Элькинд, выделение отдельно предмета доказывания и предмета познания является искусственным и неоправданным.

Предмет доказывания охватывает все факты и обстоятельства, имеющие существенное значение для правильного расследования и разрешения уголовного дела. Это все факты и обстоятельства, предусмотренные ст. 68 УПК РСФСР, получившие свою конкретизацию в других статьях УПК, имеющие существенное значение для дела, хотя и не закрепленные в законе, но зависящие от специфики конкретных уголовных дел и составов преступных проявлений*(181).

Предмет доказывания отождествляет с предметом уголовно-процессуального познания и А.А. Давлетов, рассматривая их как "систему юридических свойств, исследуемых по уголовному делу явлений действительности..."*(182).

Изложенное привело нас к выводу о том, что предмет доказывания - это система фактов и обстоятельств, как указанных в законе (ст. 68 УПК РСФСР, ст. 73 УПК РФ), так и других имеющих значение для расследования и рассмотрения конкретного уголовного дела, подтвержденных доказательствами, собранными и проверенными с использованием всех возможностей доказывания. Это система, создающая основания для законного и обоснованного его разрешения.

Если под предметом доказывания понимать все, что подлежит доказыванию, то под пределами доказывания следует понимать, в каком объеме и какими доказательствами должны быть подтверждены обстоятельства, подлежащие доказыванию. Они, по нашему мнению, будут исчерпаны тогда, когда все обстоятельства, подлежащие доказыванию как в совокупности, так и в отдельности, будут представлять собой установленную объективную истину.

Принятый в 2001 г. УПК РФ, вступивший в действие с 1 июля 2002 г., развивает и детализирует обстоятельства, подлежащие доказыванию.

Статья 73 УПК РФ гласит:

"1. При производстве по уголовному делу подлежат доказыванию:

1) событие преступления (время, место, способ и другие обстоятельства совершения преступления);

2) виновность лица в совершении преступления, форма его вины и мотивы;

3) обстоятельства, характеризующие личность обвиняемого;

4) характер и размер вреда, причиненного преступлением;

5) обстоятельства, исключающие преступность и наказуемость деяния;

6) обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание;

7) обстоятельства, которые могут повлечь за собой освобождение от уголовной ответственности и наказания.

2. Подлежат выявлению также обстоятельства, способствовавшие совершению преступления"*(183).

При решении вопроса о привлечении лица в качестве обвиняемого в постановлении об этом должно получить отражение "описание преступления с указанием времени, места его совершения, а также иных обстоятельств, подлежащих доказыванию в соответствии со статьей 73 настоящего Кодекса" (ст. 171 УПК РФ). Это указание позволяет сделать вывод, что при привлечении лица в качестве обвиняемого предмет доказывания должен быть подтвержден совокупностью "достаточных доказательств, дающих основания для обвинения лица в совершении преступления", что и отражается в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого.

Дальнейшее развитие предмета доказывания в новом уголовно-процессуальном законодательстве снимает некоторые спорные положения, высказанные учеными при анализе УПК РСФСР 1960 г. В частности, научные выводы А.М. Ларина о множественности предметов доказывания не подтверждаются включением в ст. 73 УПК РФ в единый предмет доказывания обстоятельств, предусмотренных п. 5 (обстоятельства, исключающие преступность и наказуемость деяния) и п. 7 (обстоятельства, которые могут повлечь за собой освобождение от уголовной ответственности и наказания).

Новый УПК РФ конкретизирует и усиливает необходимость исследования при расследовании и судебном рассмотрении уголовных дел отдельных обстоятельств, включенных в предмет доказывания. Так, в п. 2 ч. 1 ст. 73 УПК РФ указывается на необходимость доказывания не только виновности лица в совершении преступления и мотивов его совершения, но еще и "формы вины". В отдельный пункт выделены обстоятельства, характеризующие личность обвиняемого (п. 3), и обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание (п. 6). Тем самым законодатель придал самостоятельное значение некоторым обстоятельствам, подлежащим доказыванию, и усилил значимость этих обстоятельств.

Уголовные дела о налоговых преступлениях, предусмотренных ст. 198 и 199 УК РФ, являются новыми. Они появились в УК РФ 1996 г. Предмет доказывания, а также вопросы привлечения лиц в качестве обвиняемых по этим делам в научном плане исследовались явно недостаточно, тем более что 25 июня 1998 г. принята новая редакция названных статей. Несмотря на специфичность всех компонентов, входящих в предмет доказывания по налоговым преступлениям, родовое понятие предмета доказывания полностью распространяется и на уголовные дела данной категории. Специфика предмета доказывания будет предметом нашего дальнейшего исследования.