Социально-экономическое развитие Челябинской области в 1992-1996 гг

Б.Н.Ельцин своим Указом распустил исполнительные комитеты всех уровней. Вместо них в русле разделения властей он ввел другую структуру исполнительной власти – администрации поселков, районов, городов, областей. Им было предложено законодательным органам власти субъектов Федерации представить кандидатуры в главы администраций субъектов, которые должны быть им назначены «по согласованию» с соответствующими Советами.

Назначение В.П.Соловьева главой администрации Челябинской области. 28 августа Челябинский областной Совет подавляющим большинство голосов предложил на должность главы администрации области своего председателя П.И.Сумина. Демократическая фракция Совета внесла предложение о том, чтобы сделать перерыв в работе Облсовета с целью обсудить возможные кандидатуры на пост главы администрации области в трудовых коллективах. Однако, большинством Совета это предложение было отвергнуто. 30 августа Координационный совет областной организации «Демократическая Россия», учитывая то, что вокруг П.И.Сумина концентрировались противники реформ, превращая его в своего лидера и знамя, принял решение отправить свою делегацию в Москву с целью не допустить назначения на эту должность П.И.Сумина. Среди двух фамилий возможных кандидатов в главы администрации не было В.П.Соловьева. Делегация пришла к выводу о кандидатуре В.П.Соловьева только в Москве. «Демократическая Россия» могла рекомендовать на должность главы администрации области представителя демократического движения. В этом случае вся номенклатура объединилась бы против главы области-демократа. А опыта управления и наработанных связей ей бы хватило для того, чтобы скомпрометировать демократа и удалить из областного руководства в течение нескольких месяцев. Бюрократия в этом случае выступала единым фронтом, подавляя немногих управленцев-рыночников. По такому сценарию развивались отношения в Липецкой, Воронежской областях, в Амурском крае, в Мордовии. Демократ во главе субъекта Федерации в тех условиях мог удержаться только в Москве и Ленинграде. Единственным случаем сохранения власти демократом в провинции было губернаторство Б.Немцова в Нижнем Новгороде, и то это было куплено ценой его тесного союза с местной бюрократией. Назначение же главой администрации области, если так можно выразиться, представителя прогрессивной части номенклатуры, ориентирующейся на рыночные отношения, неизбежно должно было привести к расколу и борьбе в рядах бюрократии. При поддержке демократическим движением рыночной части номенклатуры легче можно было провести рыночные реформы.

После определения кандидатуры В.П.Соловьева «Демократической Россией» в Челябинской области была организована массовая кампания в поддержку этой кандидатуры. В результате было создано всенародное движение в поддержку назначения В.П.Соловьева главой администрации области. В общей сложности на имя президента России было получено более 10 000 коллективных и личных писем, обращений, факсов, телеграмм в поддержку В.П.Соловьева и против кандидатуры П.И.Сумина. В поддержку назначения П.И.Сумина на имя Б.Н.Ельцина было получено лишь 23 обращения. Губернаторский рейтинг В.П.Соловьева осенью 1991 г. был значительно выше 50 %.

Двоевластие и Челябинской области. В.П.Соловьев был назначен главой администрации Челябинской области 24 октября 1991 г. С самого начала Областной Совет с этим не согласился и повел борьбу против этого назначения. Так началось в области двоевластие. Сначала между представительной и исполнительной властью, а позже – между двумя структурами исполнительной власти. Сегодня некоторые прежние лидеры Областного Совета утверждают, что борьбу они вели не против реформ, а против переведения их за счет трудящихся. Но эти объяснения задним числом не соответствуют действительности. И не только потому, что номенклатура никогда не действовала в интересах народа, если к этому ее не вынуждали. В 1992 г. Областной Совет практически единодушно утвердил программу приватизации в области по докладу председателя Госкомимущества области В.И.Головлева, а чуть позже по его предложению санкционировало создание Чекового инвестиционного фонда «Социальная защита населения», действовавшего под руководством того же В.И.Головлева.

В конце 1991 – начале 1992 г. эта борьба выражалась в обращениях к Б.Н.Ельцину с просьбой изменить свое решение и в ряде судебных исков против членов его администрации и челябинских демократов, обвиненных в клевете на П.И.Сумина. Иск П.И.Сумина к трем членам руководства Челябинской областной организации движения «Демократическая Россия», обвинявшихся в клевете в своих обращениях к президенту России в сентябре 1992 г. Центральный районный суд г.Челябинска отверг за отсутствием в этих обращениях клеветы.

С начала 1992 г. Совет изменил тактику. Он стал бороться с администрацией В.П.Соловьева, во-первых, с помощью разбалансирования бюджета. Дефицитный бюджет был способен привести к дезорганизации власти, падению управляемости. администрация В.П.Соловьева боролась с этим с помощью ограничения статей расхода, составления в рамках принятого бюджета своего, несколько сокращенного. Во-вторых, Областной Совет с помощью сочувствующих ему руководителей в различных структурах и прежде всего в официальных профсоюзах, организовал серию митингов и пикетов администрации области с лозунгами, направленными и против рыночных реформ и против В.П.Соловьева. При этом руководители Совета были готовы опираться на любые структуры в проведении своей линии, в том числе и на челябинскую областную организацию Русского национального единства (РНЕ), фашистскую организацию, запрещенную после событий октября 1993 г. Ее лидерам, выступавшим и против рыночных реформ, и против В.П.Соловьева предоставлялся свободный вход в здание Областного Совета и систематически разрешалось распространять там свои газеты и другую печатную продукцию.

В начале 1993 г. Областной Совет переходит к новой тактике. Он малым советом 14 января 1993 г. принимает решение о назначении даты выборов губернатора Челябинской области 11 апреля 1993 г. Поскольку подобное решение по законам того времени мог принять только большой Совет, то 21 января на сессии Областной совет подавляющим большинством голосов подтвердил решение малого Совета. Областной Совет имел право принять решение о выборах, его решение было законным

В.П.Соловьев опротестовал в Совете это решение с довольно слабыми аргументами о том, что выборы могут дестабилизировать ситуацию в области, и что Верховный Совет РФ не рекомендовал проведение выборов в переходный период. Если бы Областной Совет поступил по закону и отверг протест В.П.Соловьева в месячный срок на своей сессии, то выборы были бы законными. Однако юристы Областного Совет (А.Саломаткин) проиграли борьбу против юристов администрации области (В.Курочкина) и протест В.П.Соловьева рекомендовали отвергнуть в нарушение закона на малом совете. Что Областной Совет и не преминул сделать 4 февраля. В.П.Соловьев обратился и иском об отмене этого решения малого совета в Областной суд. Областной суд В.П.Соловьеву отказал в иске на том основании, что протест В.П.Соловьева был отвергнут не на сессии Областного Совета, а решение любого другого органа в данном случае не имеет законной силы.

29 марта В.П.Соловьев обратился в суд с заявлением о признании недействительной регистрации Областной избирательной комиссией кандидатов в главы областной администрации 10, 19, 22 марта. «Решением судебной коллегии по гражданским делам Челябинского областного суда от 8 апреля установлено, что решение ХУ сессии Челябинского областного совета народных депутатов от 21 января 1993 года о проведении выборов главы областной администрации 11 апреля 1993 года следует считать отмененными, а решения окружной избирательной комиссии от 10, 19, 22 марта 1993 года о регистрации кандидатов на должность главы администрации Челябинской области судебной коллегией признаны незаконными. Следовательно, назначенные на 11 апреля 1993 года в Челябинской области голосование по выборам главы администрации области являются незаконными»[7]. Верховный суд, рассмотрев иск Челябинского Областного совета и областной изб. комиссии на решение Челябинского областного суда от 8 апреля 1993 г., оставил иск без удовлетворения[8]. Однако В.Соловьев проявил нерешительность и не стал изымать бюллетени из избирательных участков, на что имел законное право, и незаконные выборы состоялись. Они дали во втором туре избрание губернатором области П.И.Сумина. Вопрос о незаконных выборах имеет не только юридическую, но и политическую сторону. Отдавая себе отчет о том, что выборы незаконные, многие законопослушные известные в области люди, которые могли претендовать на пост губернатора, не выставили своих кандидатур. С другой стороны многие противники П.И.Сумина, понимая, что выборы 11 апреля незаконны, не пошли на избирательные участки, и П.И.Сумин вышел во второй тур с 18% голосов, что могло не случиться, если бы выборы были законными.

После этого Областной Совет развернул борьбу за легитимацию выборов. С этой целью он обратился в Конституционный Суд и Верховный суд. 7 июня 1993 г. Конституционный суд признал решение Областного Совета от 21 января «О решении малого Совета народных депутатов от 14 января «О дне выборов главы областной администрации» соответствующими конституции»[9]. Это мало что дало, поскольку никто этот факт не подвергал сомнению. Однако это послужило основанием для П.И.Сумина уйти в отставку и вступить в должность губернатора области. Этому способствовало решение начальника УВД области Смирнова выдать П.И.Сумину разрешение на изготовление гербовой печати. О том, что это решение было незаконно, свидетельствует хотя бы тот факт, что Смирнов решения об изъятии такой печати у В.П.Соловьева не принимал.

Таким образом, двоевластие вступило в новую фазу, когда в области фактически стало два губернатора. Большинство управлений областной администрации осталось верными В.П.Соловьеву и только два: Управление финансов и Управление профтехобразованием перешло на сторону П.И.Сумина. Из 53 глав администраций городов и районов (вместе с районами в Магнитогорске и Челябинске) – 6 перешло на сторону П.И.Сумина. Поскольку правовых оснований для этого не было, В.П.Соловьев освободил всех, отказавшихся от работы под его руководство от исполнения ими своих обязанностей.

16 июля определением судебной коллегии Верховного суда РФ жалоба В.П.Соловьева по поводу незаконных выборов была удовлетворена. Верховный суд подтвердил решение областного суда, признавшего выборы незаконными.

В стране усиливалось противостояние между президентом и Верховным Советом. Исход этого противостояния летом 1993 г. был неясен, что давало надежду сторонникам П.И.Сумина на благоприятный исход аналогичного противостояния в области. 1 сентября Президиум Верховного суда РФ рассмотрел жалобу Областного Совета и принял постановление, отменяющее решение Челябинского областного суда от 8 апреля и коллегии Верховного суда от 16 июля по следующим мотивам: повестка, приглашающая на судебное заседание ни одним должностным лицом за два дня до заседания принята не была и приглашение состоялось только телефонограммой, представители на суд не явились и не могли мотивировать свою позицию, а значит областной суд не обеспечил достаточное рассмотрение вопроса. Ситуация стала совсем непонятной. Областной суд должен был снова обратиться к изучению обстоятельств, но выборы законными из-за этого не стали. Однако это постановление привело к переходу на позиции П.И.Сумина представителя президента в Челябинской области В.В.Слезнева, который провел переговоры с представителем П.И.Сумина, обещая поддержать его губернаторство в обмен но то, что П.И.Сумин будет ходатайствовать об оставлении В.В.Селезнева на прежнем посту. Позицию поддержки губернаторства П.И.Сумина заняла в конце лета присланная Шахраем комиссия от имени администрации президента.

Трудно сказать, чем бы закончилось противостояние, если бы ельцинский государственный переворот не разрешил попутно и проблему двоевластия в Челябинской области.

Опыт двоевластия в области позволяет сделать следующие выводы:

1. Разделение номенклатуры на две неравные по численности (у П.И.Сумина осталась большая ее часть) и по влиянию (у сторонников В.П.Соловьева были сконцентрированы наиболее важные властные посты) привело к тому, что номенклатуре не удалось сплотиться в противостоянии реформам, как это произошло, например, в Новосибирской и Ульяновской областях. В результате реформы в Челябинской области шли быстрее, чем в целом по стране, цены на продовольствие и товары широкого потребления из-за политики администрации, направленной на поддержку рыночных структур были одними из самых низких не только на Урале, но и в стране.

2. Уровень коррупции администрации В.П.Соловьева был относительно низким[10]. Этому способствовало просвечивание его Областным Советом, очень внимательно относившимся ко всем недостаткам в деятельности администрации.

3. Администрация В.П.Соловьева в целях заручиться поддержкой народа проводила максимально эффективную в тех условиях социальную политику.

4. П.И.Сумин убедился, что с помощью одной только аппаратной борьбы, юридических действий, формальных выборов к власти не придти. Для этого необходимо все эти действия подкрепить всенародным движением в свою поддержку.

Таким образом, следует признать, что двоевластие несмотря на некоторые издержки имело благотворный характер, особенно до тех пор, пока оно не переходило в структуры исполнительной власти.

Политическая жизнь. «Демократическая Россия», сыгравшая в области ведущую роль в демократической революции конца 80-х – начале 90-х годов выполнила свою задачу и сошла с политической сцены. Часть участников движения создало ряд правозащитных организаций. На смену Демократической, Республиканской партиям, партии Экономической свободы приходят «Яблоко», правые структуры (Демократический выбор России – Союз правых сил), «партии власти» (Наш дом – Россия – Отечество и Единство – Единая Россия).

Первой левой партией, созданной в Челябинской области была Российская коммунистическая рабочая партия (РКРП). В 1993 г. была создана областная организация Коммунистической партии Российской Федерации. Численность Челябинской городской организации КПРФ при ее организации составили 2000 человек[11]. В мае 1993 г. в Челябинске был создан блок коммунистических организаций[12]. На протяжении мая -июня 1993 г. представители Фронта национального спасения (ФНС), РКРП, КПРФ проводили пикетирование здания областной администрации с целью воспрепятствовать исполнению обязанностей главы администрации В.Соловьеву, обвиняемому в создании двоевластии в области[13].

Самой многочисленной и влиятельной организацией стало в Челябинской области движение «За возрождение Урала» (ЗВУ), созданное весной 1994 г. Его совет бессменно возглавлял П.И.Сумин. Основу составили КПРФ и РКРП. В декабре 1996 г. П.И.Сумин одержал убедительную победу на губернаторских выборах[14] при активной поддержке этого движения.

Приватизация. В начале 90-х годов в Челябинской области, как и в стране в целом проходила приватизация. Президент и правительство постарались под прикрытием многочисленных заявлений о ее народном характере, о приватизации в интересах трудовых коллективов создать условия для перехода собственности в руки немногих, мягко говоря, не всегда честных людей. С этой целью были приняты соответствующие Законы и Указы.

Однако, даже те несправедливые нормативные акты во многих случаях, если не в большинстве, приватизаторы нарушали. В результате группа Головлева, например, состоявшая из десятка человек присвоила имущества примерно на 2 млрд. $. Разворовыванию страны способствовала пассивная позиция самих рабочих и служащих. Подавляющее большинство предприятий в Челябинской области было приватизировано по второй модели, т.е. рабочие и служащие в совокупности стали владельцами своих предприятий. Но это большинство работников предприятий не устроило, и они предпочли продать свои акции за бесценок, превратившись в наемных работников.

Большинство жителей не смогли купить акции предприятий: им не предоставили таких возможностей. В результате они вложили свои приватизационные чеки в Чековые приватизационные фонды (ЧИФы). Политика правительства и президента в отношении ЧИФов способствовала их руководителям в их разворовывании. На сегодняшний день практически все они исчезли. Таким образом, общим итогом приватизации в Челябинской области, как и в России в целом, стал переход большинства предприятий в частные руки, народ при этом ничего не получил. Номенклатурный вариант реформ одержал победу.

Экономическая ситуация в России. Расхожей версией и экономистов и политиков стало утверждение, что падение выпуска промышленной продукции в 1990 – 1998 гг. составило не менее 50%. Госкомстат России утверждает, что выпуск промышленной продукции в 1998 составил 46% от уровня 1990 г [15]. В то же время выработка электроэнергии в 1998 г. по отношении к 1990 г. составила – 78%[16]. При этом экспорт электроэнергии за пределы России уменьшился примерно в два раза. Куда же делась разница в 32% электроэнергии? Некоторые специалисты настаивают при объяснении этого разрыва на повешении энергоемкости продукции, ведь стоящие цеха тоже нужно и освещать и отапливать. Но, во-первых, чудовищный рост энергоемкости на 2/3 за несколько лет практически невозможен. Во-вторых, в условиях резкого вздорожания цен на электрическую и тепловую энергии в стране в массовом масштабе вводились и вводятся энергосберегающие технологии. Энергоемкость продукции в России в конце ХХ века значительно снизилась. Процент снижения выпуска промышленной продукции никак не мог быть ниже снижения потребления электроэнергии. Статистика же отражает официальную отчетность и не учитывает массовый уход в тень не только мелкого и среднего бизнеса, но и крупных промышленных предприятий. Иначе как, например, ЧЭМК при достаточно активном спросе на его продукцию не только в стране, но и за рубежом в 1997 г. добился рентабельности в 0,03%?

Выпуск оборонной продукции в СССР составлял по различным оценкам от 40 до 60 % промышленной продукции. По оценкам известного экономиста Н.Шмелева он сократился в 7 раз. Энергоемкость военной продукции, кстати, была выше средней по промышленности. Это означает, что в 1990-1998 гг. выпуск промышленной продукции (исключая военную[17]) не только не был снежен в два раза, он вообще не были снижен. Продукция промышленности (без военной) в 1998 составляла 113-115 % от уровня 1990 г.[18] Это не помешало новым владельцам предприятий снизить реальную заработную плату примерно в 3 раза. Таким образом, промышленного кризиса в России не было, тем более его нет сейчас. В стране был кризис структурной перестройки. Он заключался в том, что старые производства продукции, которые рынок отвергает, должны были уступить место новым производствам, продукция которых требуется рынку.

Экономическая ситуация в области. Мнение большинства экономистов относительно положения в Челябинской области выразил член корреспондент РАН А.И. Татаркин: «…за годы реформ спад промышленного производства в области оказался одним из самых затяжных и глубоких: 1999 год к уровню 1990 года едва превышал 35%, то есть производство сократилось на 2/3 . Особенно остро реформа отразилась на машиностроении, черной металлургии, добыче твердого топлива, сельском хозяйстве»[19].

Это утверждение, как и оценки положения экономики России в целом, хотя и отражают данные статистики, но не соответствуют действительности. А что касается сельского хозяйства, то его пристегивают сюда вообще без достаточных оснований: там идут совсем другие процессы.

Таблица 1. Индексы производства продукции всей промышленности и электроэнергетики в Челябинской области (в процентах, 1990 – 100 %)[20]

годы
вся промышленность 99,1
электроэнергетика 100,1 99,4

Таблица 2. Объем генерирования электроэнергии на электростанциях г. Челябинска[21].

годы
Млн. кВт/ч

Таблица 3. Потребление электроэнергии в Челябинской области в 1990-2000 гг. в млн. кВт/ч[22]

годы
всего 39908,9 37838,3 36318,3 33639,4 29205,5 28772,8 28314,3 29834,0 31668,1
промышленностью 25701,2 24420,4 23367,0 20963,6 17222,1 17378,2 17018,9 18487,4 20223,4

Эти таблицы свидетельствуют о том, что спад выпуска промышленной продукции в 1990-1999 гг. действительно был, но он составлял не 65%, а менее 25%. при этом низшую точку промышленность преодолела в 1995 г., перейдя с тех пор к неуклонному росту. Ситуация в экономике Челябинской области была тяжелее, чем в стране в целом. Это объясняется не только относительно большей долей оборонной промышленности, но и очень значительной долей металлургии и машиностроения, тесно связанных с обороной промышленностью.

Сельское хозяйство. С конца 1991 г. все, кто хотел получить землю для обработки своим трудом, имели такую возможность. Однако при этом им пришлось преодолевать серьезное сопротивление сельской номенклатуры. Ее сопротивление заключалось в том, что районные администрации часто не желали выполнять закон и предоставлять землю имеющим на это право (Сосновский, Октябрьской, Троицкий районы), в предоставлении земли своим родственникам не имеющим на это право (Ротатов, глава Сосновского района), в отказе выделить при выходе из колхоза причитающейся бывшему колхознику доли техники (Кунашакский район)[23]. представители руководства колхозов, получивших новое название СХП, санкционировало прогон скота через поля фермеров (д. Якупово Красноармейского района), фермерские поля незаконно засевались по приказу директора близлежащего СХП (Троицкий район). Самое мощное сопротивление реформам номенклатура оказала именно в сельском хозяйстве. Центральные власти проявили в этом вопросе нерешительность, в результате в конце 1992 г. реформа сельского хозяйства в России практически захлебнулась. Свидетельства о полученной земле, которые получило большинство крестьян ничего не значит, поскольку в большинстве случаев они имеют виртуальный характер. Где именно земля, полученная крестьянином никто не знает. Землю крестьяне в частную собственность вопреки конституции так и не получили. В Челябинской области сформировалось несколько тысяч фермерских хозяйств, работающих более или менее рентабельно и численность их не растет. кредит в банке под залог земли для закупки техники фермер получить не может. Между фермерами существует кооперация, однако крупных кооперативных хозяйств в области немного. В основном большинство СХП представляют собой ухудшенные варианты старых колхозов с крайне непроизводительным трудом. Крестьяне отстранены от участия в управлении хозяйством, никто не имеет собственного пая, поэтому СХП, как и прежние колхозы не являются коллективными хозяйствами. Крестьяне, получают за свой труд 40-60 $ в месяц[24], При такой оценке их труда большинство крестьян производительно работать не хочет, обратной стороной низкой оплаты труда является систематическое мелкое воровство.

Цены на зерно при незначительных по времени исключениях в Челябинской области были значительно выше, чем в Западной Европе и несколько выше чем в США (100-120 $ за тонну), а ГСМ и электроэнергия в 90-е годы – в несколько раз ниже. Что касается пресловутых дотаций, то в США они существуют лишь для тех хозяйств, которые отказываются от производства продукции (им выдается за это компенсация; таким образом поддерживаются относительно высокие цены на зерно) или производят продукцию на экспорт. Что касается дотаций в современное сельское хозяйство Челябинской области, то суммы составляют сотни миллионов рублей в год и предоставляются практически исключительно СХП. Ни фермеры, ни производители продукции в личном подсобном хозяйстве прямых дотаций не получают.

Таким образом, существует не кризис сельского хозяйства, а кризис доставшихся от тоталитарного общества рутинных, крайне непроизводительных экономических структур. И администрация В.П.Соловьева и администрация П.И.Сумина проводили политику поддержки этих структур. При П.И.Сумине эта поддержка значительно возросла.

Социальная политика. С начала 90-х годов в области действует трехстороннее соглашение, подписанное между Федерацией независимых профсоюзов, Союзом промышленников и предпринимателей (и преемственными структурами) и администрацией области. Средняя заработная плата в Челябинской области была выше средней по Уралу, в 1992 составляя 119%, 1993 – 122 %, 1994 -111 %, 1995 – 117% от средней[25]. По розничному товарообороту в 1996 г. область входила в первую десятку из 89 субъектов Федерации[26]. В области в начале 90-х годов был создан 51 центр социальной защиты (в Свердловской обл. – 11, в Курганской – 27)[27] .

Уровень официально зарегистрированной безработицы в декабре 1996 г. в Челябинской области был самым низким на Урале. – 2,6% (в Свердловской области – 3,6%, Пермской – 4,8 %, Курганской – 5,8%, Удмуртии. – 8, 6%, Башкирии – 3, 0%).

Обеспеченность медицинскими услугами в середине 90-х гг. была выше средней в России Чел – 131, 1 коек в больницах на 10000 населения, в России – 125 .

За 1991 –1996 гг. было открыто 140 новых школ[28].

Сеть государственных и муниципальных учреждений культуры в первой половине 90-х годов увеличилась на 14 %, составляя в 1991 – 1891, 1996 – 2125[29].

В первой половине 90-х годов было 10 новых библиотек, 3 музея, 5 музыкальных школ, 157 клубов, государственный камерных театр, камерный ансамбль «Вечерний звон», оркестр народных инструментов «Малахит», 19 муниципальных художественных коллективов, 15 областных национально-культурных центров, на 341 увеличилось число детских клубов. Театры поставили 214 новых спектаклей[30].