Три основных уклада переходного периода

Для первого периода после победы революции обычно характерны три уклада. социализм, мелкотоварное производство и частнохозяйственный капитализм. Этим экономическим укладам соответствуют классы: рабочий класс,

крестьянство, а также свергнутая, но еще не исчезнувшая буржуазия.

Удельный вес социалистического сектора определяется вначале степенью развития крупного капиталистического производства, национализированного в данной стране. В Советском Союзе, например, продукция, произведенная в 1923/24 г. в обобществленном секторе, составила 38,5% валовой продукции народного хозяйства, в Китае в 1949 г. - 34,7%. В такой индустриально развитой стране, как Чехословакия, национализация крупной промышленности сразу же сделала государственный сектор преобладающим. Уже в октябре 1945 г. в руках государства было сосредоточено около 60% промышленных предприятий и все банки. Вполне понятно, что условия для дальнейших социалистических преобразований оказались в Чехословакии более благоприятными.

Мелкотоварный уклад представлен преимущественно крестьянскими хозяйствами, а также ремесленниками, кустарями и другими мелкими производителями, не пользующимися наемным трудом. В Советском Союзе в 1923/24 г. этот уклад был преобладающим, он давал 51% валовой продукции народного хозяйства. Еще большую роль этот уклад играл в экономике Китая. В высокоразвитых странах капитализма удельный вес мелкотоварного производства сравнительно невысок.

Частнохозяйственный капитализм как один из укладов переходного периода складывается в основном из мелких и средних промышленных предприятий, принадлежащих городской буржуазии, и кулацких хозяйств в деревне. В СССР частнохозяйственный уклад в 1923/24 г. давал 8,9% валовой продукции народного хозяйства. В Китае и некоторых европейских странах народной демократии капиталистический сектор на первых порах составил довольно значительную величину, так как собственность патриотически настроенной буржуазии не подпала под национализацию.

Пока существуют формы хозяйства, основанные на частной собственности на средства производства, сохраняются и корни капитализма внутри страны, условия для его возрождения. Значит, остается и почва для классовой борьбы, для сопротивления политике социалистических преобразований со стороны частнособственнических классов и элементов. А в случае поддержки этих классов и элементов извне возникает и опасность реставрации капиталистических отношений.

Одними политическими мероприятиями (укреплением пролетарского государства, роспуском контрреволюционных партий и т. п.) эту угрозу устранить нельзя. Чтобы окончательно решить в пользу социализма вопрос «кто кого?», необходимы радикальные экономические меры: преобразование частнособственнических укладов в социалистический.

Однако ликвидация многоукладности - это очень сложное дело, которое нельзя совершить на манер кавалерийской атаки, декретом или приказом.

Первое и главное, с чем приходится считаться, - это интересы укрепления позиций новой власти, интересы упрочения нового строя. Соотношение классовых сил, острота борьбы между ними - вот что в первую очередь решает, какими путями пойдет и в какие сроки завершится процесс ликвидации многоукладности. Ясно, например, что в обстановке ожесточенной классовой борьбы и активного сопротивления капиталистических элементов диктатура пролетариата вынуждена бывает ускорить этот процесс, чтобы быстрее подорвать экономические позиции своих классовых противников.

В то же время большую роль в этом деле играют и экономические соображения. Ведь положение в переходный период по большей части складывается так, что без привлечения частнохозяйственных укладов пролетарское государство до поры до времени не в состоянии удовлетворить все потребности общества. Мелкие крестьянские хозяйства производят значительную часть сельскохозяйственной продукции; в частных руках находится множество предприятий легкой промышленности, торговли, обслуживания. По общему правилу, взять на себя ту роль, которую плохо или хорошо выполняют мелкие производители, государство с первых шагов своей деятельности не может. Значит, чтобы избежать хозяйственных и политических трудностей, ликвидацию других секторов хозяйства надо в той или иной мере подготовить экономически. Победа социалистического сектора, а стало быть, укрепление позиций нового строя могут быть прочными тогда, когда социализм экономическими средствами вытеснит другие уклады.

Но при всех условиях перед пролетарским государством в переходный период встает вопрос: какими методами и способами подчинить мелкотоварный и частнокапиталистический уклады интересам строительства социализма и постепенно преобразовать их в сектор социалистический?

В ходе социалистического строительства в Советском Союзе и странах народной демократии подобные методы и способы были найдены и испытаны на практике. Опыт, накопленный в этом отношении, имеет непреходящее всеобщее значение. Главное в нем - умелое использование рыночных отношений в интересах укрепления и роста социалистического сектора, для экономического вытеснения частнокапиталистических элементов. К развитию таких отношений пролетарское государство прибегает потому, что иного типа экономических связей мелкотоварное производство не приемлет.

Как показала практика, государство диктатуры пролетариата может смело идти на развитие рыночных отношений.

Ведь в его руках сосредоточены решающие отрасли народного хозяйства (тяжелая промышленность, крупные предприятия легкой промышленности, транспорт, банки, внешняя торговля). Все остальные экономические уклады так или иначе зависят от государственного сектора, получая от него машины, сырье, энергию и сбывая ему готовую продукцию. Это позволяет рабочему государству с помощью экономических рычагов контролировать положение дел в других секторах, направлять их развитие в желательном ему направлении.

Понятно, что, чем более мощная промышленная база достается пролетарскому государству, тем больше у него возможностей для контроля и регулирования рынка, тем смелее, стало быть, может оно пойти на допуск рыночных связей.

Это не значит, что в обстановке обостренной классовой борьбы диктатура пролетариата отказывается от применения административно-регулирующих мер. Обычно на практике руководство народным хозяйством со стороны диктатуры пролетариата складывается как из экономических, так и из политических мероприятий, дополняющих друг друга и в сумме своей составляющих то, что называется экономической политикой пролетарского государства.