Культурная революция — важнейшая составная часть социалистического переустройства

Социалистическое переустройство общества немыслимо без глубоких преобразований в области культуры, по праву называемых культурной революцией. Задача этих преобразований - создание новой, социалистической культуры.

Но культурную революцию нельзя понимать вульгарно, как отрицание всей культуры прошлого. Социалистическая

культура возникает не на пустом месте. Она - законная преемница всего лучшего, что было создано в условиях эксплуататорского общества. В. И. Ленин говорил: «Нужно взять всю культуру, которую капитализм оставил, и из нее построить социализм. Нужно взять всю науку, технику, все знания, искусство. Без этого мы жизнь коммунистического общества построить не можем»4.

Отбор из культурного наследия прошлого таких непреходящих ценностей и отсечение всего ненужного, противоречащего природе социалистического общества, а тем более вредного, реакционного, - вот одна из конкретных задач культурной революции. На этой основе развивается подлинно социалистическая культура, социалистическая по своему содержанию, т. е. отражающая жизнь и идеалы нового общества, пронизанная его идеологией, стремлением служить народу, активно помогать ему в борьбе за социализм, а затем коммунизм.

Другая центральная задача культурной революции - превратить культуру из достояния немногих в достояние всех. Необходимость этого непременно возникает в любой, даже самой «цивилизованной» по буржуазным стандартам стране. Ведь в конечном счете капитализм всегда предоставляет трудящимся лишь тот минимум знаний, который необходим для их участия в производстве, не более того.

Особенно большое значение имел подъем народного образования в Советском Союзе. В дореволюционной России свыше 75% населения (в возрасте от 9 лет и старше) было неграмотным. Среди киргизов насчитывалось лишь 0,6% грамотных, среди туркмен и якутов - 0,7, среди казахов - 2,0% и т. д. Многие народности не имели даже своей письменности. Советской власти пришлось начинать с самого элементарного - с того, чтобы приобщить десятки миллионов людей к букварю, научить их читать газету, книгу, дать им самые элементарные знания. Эта задача решалась с истинно революционным размахом. Через школы ликвидации неграмотности за период с 1929 по 1932 г. прошли свыше 30 млн. человек. Уже в первой пятилетке было введено всеобщее обязательное начальное образование. Все это позволило к концу переходного периода полностью покончить с неграмотностью.

Еще больших усилий требует работа по ликвидации неграмотности в народно-демократических странах Азии, где свыше 90% населения раньше было неграмотным.

В европейских странах народной демократии культурная революция имеет свои особенности. В некоторых из них, где культурный уровень населения сравнительно высок, не приходилось решать такие задачи, как ликвидация массовой неграмотности. Но здесь подчас большую остроту приобре-

тают задачи борьбы с буржуазной идеологией, которая пустила глубокие корни в сознании людей, задачи освобождения трудящихся из-под реакционного влияния церкви.

Непременная часть культурной революции во всех странах - это превращение школы из орудия классового господства буржуазии, каким она была при капитализме, в орудие социалистического перевоспитания. Школа отделяется от церкви и освобождается от влияния буржуазной идеологии. Преподавание постепенно перестраивается на основе проверенных опытом научных знаний. Создается новая система народного образования. Она готовит образованных людей, вооруженных основами знаний в области науки и техники, способных сознательно участвовать в социалистическом строительстве.

Вместе с тем широкое развитие после победы революции получает внешкольное образование. Клубы, библиотеки, дворцы культуры, театры, музеи, кино, радио, печать, разветвленная сеть вечерних и заочных учебных заведений глубоко входят в народный быт.

Как прямой результат индустриализации страны и коллективизации сельского хозяйства, огромной просветительной и воспитательной деятельности социалистического государства происходит быстрый рост культурно-технического уровня рабочего класса и крестьянства.

Чтобы добиться такого роста, обеспечить подъем производительных сил и культуры общества, культурная революция обязательно должна решить еще одну важную задачу - задачу создания новой, подлинно народной интеллигенции, тесно связанной с рабочим классом и крестьянством. До победы социалистической революции пролетариат не имеет своей сколько-нибудь многочисленной интеллигенции. Буржуазия преграждает рабочим и крестьянам путь к высшему образованию.

Задача создания новой интеллигенции решается двояко: путем привлечения буржуазной интеллигенции, ее перевоспитания и путем форсированной подготовки специалистов из среды рабочих и крестьян.

Включение в социалистическое строительство старой интеллигенции - дело, разумеется, нелегкое. Особенно трудным было оно для рабочего класса России, где предельное обострение классовой борьбы, принявшей самые крайние формы, толкнуло значительную часть старой интеллигенции - во всяком случае на время - в стан противников революции, ее недоброжелателей.

Тем не менее советские коммунисты в общем и целом справились с проблемой интеллигенции, указав основные методы ее решения трудящимся других стран, ставших на путь социализма. Выступая в 1958 г. в Академии наук Венгрии, Н. С. Хрущев говорил: «В работе с интеллигенцией у нашей

партии большой опыт. Набив себе немало шишек, мы приобрели правильное понимание многих вопросов. Этим опытом мы по-дружески делимся с вами»5.

А опыт заключается в первую очередь в том, что надо проявлять к старой интеллигенции большое внимание, чуткость и терпимость. Если иной раз какие-то отдельные, хотя бы и численно большие, ее группы не сразу понимают смысл и необходимость революционных преобразований, остаются идейно далекими от революции, не надо торопиться записывать их в разряд врагов. Подлинные интеллигенты не могут долго оставаться на такой ошибочной позиции и обязательно будут искать путей к народу. Проявив терпение, оказав помощь, дав им время осознать свои заблуждения, можно намного облегчить их переход на сторону социализма.

Такой широкий подход не имеет, однако, ничего общего с позицией невмешательства, пассивного или безразличного отношения к идейно-политическим процессам, происходящим в среде старой интеллигенции. Предоставить ее целиком самой себе значит позволить врагам революции заманить неустойчивых представителей старой интеллигенции в свои сети.

В. И. Ленин обращал на работу с интеллигенцией, со старыми специалистами очень большое внимание. Надо, говорил он, сделать так, чтобы им жилось лучше, чем при капитализме, лучше не только в материальном отношении, но и в «правовом, и в деле товарищеского сотрудничества с рабочими и крестьянами, и в отношении идейном, т. е. в отношении удовлетворения своей работой и сознания ее общественной пользы при независимости от корыстных интересов класса капиталистов» 6.

Такой подход к старой интеллигенции полностью оправдал себя.

Можно предположить, что во многих странах, которым еще только предстоит стать на путь социализма, привлечение и социалистическое перевоспитание интеллигенции будет более легким делом. Как уже отмечалось раньше, усиливающийся гнет монополий толкает все более широкие слои интеллигенции к союзу с рабочим классом еще до революции. Не проходит для них бесследно и знакомство с опытом социалистических стран, где перед интеллигенцией открываются невиданные возможности творческой работы и подлинного служения своему народу.

Однако, каких бы успехов ни добивались партия, диктатура пролетариата в работе со старой интеллигенцией, одно это не может обеспечить всех потребностей социалистического общества. С первых дней рабочей власти перед ней встает и задача широкой подготовки новых инженерно-технических, научных и культурных кадров, в первую очередь из числа рабочих и крестьян.

Работа, которую приходится проделать партии и государству рабочего класса в ходе культурной революции, поистине грандиозна. В. И. Ленин говорил: «Из всех социалистов, которые об этом писали, не могу припомнить ни одного известного мне социалистического сочинения или мнения выдающихся социалистов о будущем социалистическом обществе, где бы указывалось на ту конкретную практическую трудность, которая встанет перед взявшим власть рабочим классом, когда он задастся задачей превратить всю сумму накопленного капитализмом богатейшего, исторически неизбежно-необходимого для нас запаса культуры и знаний и техники, - превратить все это из орудия капитализма в орудие социализма». «...Это, - указывал Ленин, - задача всемирно-исторической трудности и значения» 7.

Совершив революцию в области культуры, рабочий класс, его партия и государство не только обеспечивают потребности в кадрах, предъявляемые социалистическим строительством, не только помогают утверждению в обществе новой, социалистической идеологии, но и закладывают основы для невиданного в истории подъема культуры.

Ярчайшее тому свидетельство - подъем образования, успехи в подготовке инженерно-технических и научных кадров, достижения науки, техники, литературы и искусства в Советском Союзе, а также в странах народной демократии.

Культура для народа

Социалистический строй коренным образом демократизирует культуру, делает ее достоянием не узкой интеллигентской прослойки, а всего общества. Это благотворно сказывается прежде всего на развитии самой духовной культуры.

Писателям, художникам, актерам при социализме не приходится жаловаться на недостаток внимания общественности. Иностранцы, приезжающие в социалистические страны, часто удивляются тому, как быстро расходятся все сколько-нибудь удачные книги, как велик наплыв посетителей в музеи, театры, концертные залы. Этот неуклонный рост духовных потребностей народа создает благоприятные условия для художественного творчества и стимулирует его дальнейшее развитие.

Демократизация культуры способствует выдвижению из толщи народных масс множества ярких талантов во всех областях научного и художественного творчества. Много ли шансов стать известными писателями имели бы до Октябрьской революции сын горнорабочего Павел Бажов или сын сельского кузнеца Александр Твардовский? Тысячи и тысячи талантливых людей в капиталистическом мире так и погибают, не сумев пробиться сквозь нужду, лишения и равнодушие общества. Напротив, социализм создает необходимые условия для выявления и поддержки талантов. Научно-тех-

нические общества, литературные объединения на предприятиях и при органах печати, коллективы художественной самодеятельности и многие другие организации содействуют, выявлению и развитию способностей людей, обогащая социалистическую культуру свежими, молодыми силами.

Однако дело не только в материальных возможностях, но и в духовной атмосфере, глубоко отличной от той, что свойственна капитализму. Писателю, художнику, находящемуся во власти буржуазной идеологии, негде взять положительный жизненный идеал, в свете которого он мог бы оценить происходящие процессы. Жизнь зачастую представляется ему мрачной и бессмысленной, люди - мелкими и ничтожными. Но он не видит выхода из этого положения и, показывая гнусности буржуазной действительности, нередко в то же время прямо или косвенно оправдывает их, считая, что это свойства человеческой природы, человеческой жизни как таковой. Подобный взгляд вполне устраивает реакционную правящую верхушку, которая стремится помешать людям бороться за изменение бесчеловечных условий капитализма.

Разумеется, на Западе есть и прогрессивная, демократическая культура, представляющая собой немалую силу. Но не она господствует в буржуазном мире. Ее деятелям приходится вести напряженную борьбу с реакцией.

По-другому обстоит дело при социализме, где вся культура принадлежит народу. Обстановка быстрого социального прогресса, неуклонный рост культурного уровня масс и народного благосостояния, научно обоснованная уверенность в будущем - все это создает исключительно благоприятные условия для творческой работы.

Естественно, что это накладывает на деятелей культуры высокую ответственность. Литература и искусство не только отражают жизнь народа, но и формируют человеческие души. Идея неразрывной связи литературы и искусства с интересами и борьбой общественных классов, а при социализме - с жизнью всего народа была теоретически обоснована В. И. Лениным, выдвинувшим принцип партийности литературы. Буржуазные пропагандисты подвергают этот принцип яростным нападкам, пытаясь доказать, будто служение интересам определенного класса и сознательное проведение определенной политической линии несовместимы со свободой художественного творчества. Но это покушение с негодными средствами.

Художественное творчество не может оставаться вне борьбы классов, вне политики, ибо каждый писатель, художник - хочет он того или нет - выражает в своем творчестве интересы какого-либо класса. Разве современное буржуазное искусство не отражает умонастроений господствующей буржуазии и не служит инструментом ее идеологического воздействия на массы? Разве буржуазные издательства, кино-

компании, руководители художественных выставок, наконец, влиятельная пресса не диктуют свою волю интеллигенции и не оказывают сильнейшего материального и морального давления на тех, кто пытается сопротивляться этому диктату? Многолетняя травля прогрессивных ученых, писателей, художников и артистов буржуазных стран служит тому наглядным примером.

Социализм - это первый общественный строй, который освобождает культуру из-под гнета денежного мешка, давая художнику возможность творить не для угождения извращенным вкусам маленькой кучки «толстых», а для широких народных масс. Умаляет ли это свободу художника? Нисколько. Всякий настоящий художник ищет истину, стремится писать правду. Но именно в этом и заинтересовано социалистическое общество. Главное требование социалистического реализма - правдиво изображать действительность в ее поступательном развитии. «В условиях социалистического общества, где народ является действительно свободным, подлинным хозяином своей судьбы и творцом новой жизни, - говорится в важнейшем партийном документе «За тесную связь литературы и искусства с жизнью народа», - для художника, который верно служит своему народу, не существует вопроса о том, свободен или не свободен он в своем творчестве. Для такого художника вопрос о подходе к явлениям действительности ясен, ему не нужно приспосабливаться, принуждать себя, правдивое освещение жизни с позиций коммунистической партийности является потребностью его души, он прочно стоит на этих позициях, отстаивает и защищает их в своем творчестве» 8. Именно так понимают свою роль представители социалистической интеллигенции.

Социализм и личность

Буржуазные критики социалистического строя пытаются доказать, будто он несовместим со свободой личности. Революционный марксизм, по их словам, не признает за человеческой личностью какой-либо ценности. О «тоталитарности» социалистического строя, «поглощении личности коллективом», «нивелировании» людей написаны сотни книг и тысячи статей. Но не может быть ничего более ложного, чем подобное представление.