Общество всеобщего достатка и изобилия

Коммунизм - это общество, которое раз и навсегда кладет конец нужде и бедности, обеспечивая благосостояние всем своим гражданам.

Претворяется в жизнь извечная мечта людей труда об изобилии. Путь к этому открывает социалистическое преобразование общества, кладущее конец частной собственности на средства производства, эксплуатации человека человеком и несправедливым общественным порядкам. Оно снимает преграды, мешавшие развитию производительных сил, дает возможность со временем создать могучую материально-техническую базу, необходимую для достижения изобилия материальных благ.

Материально-техническая база коммунизма создается, как мы видели, прежде всего в результате комплексной механизации и социалистической автоматизации производства, бурного роста энергетики, решительного подъема химической и других перспективных отраслей промышленности, коренного преобразования сельскохозяйственного производства на основе новейших достижений науки и техники.

Думая о коммунистическом изобилии, сегодня уже нет нужды мечтать о скатертях-самобранках или о сказочных странах, где в кисельных берегах текут молочные реки. Достаточно четкого представления о том, какие блага уже в недалеком будущем могут дать людям успехи социалистической науки, техники и организации производства.

Первой заботой человека всегда была забота о хлебе насущном. Коммунизм полностью и навсегда решит эту проблему.

В коммунистическом обществе труд на земле превратится в разновидность индустриального труда, сельское хозяйство будет щедро насыщено разнообразными и совершенными машинами, будет вестись на основе самых передовых научных методов. Это вызовет невиданный подъем производительности

сельского хозяйства, откроет возможность в избытке снабдить всех членов общества здоровым, вкусным и разнообразным питанием.

Задача эта вполне реальная. Прочную основу для ее решения создают уже нынешние достижения агротехники и биологии, успехи в механизации сельскохозяйственного производства. Если бы эти достижения могли быть применены во всех странах мира, одно это, по подсчетам ученых, дало бы возможность в соответствии с научно обоснованными нормами полностью обеспечить продовольствием не только нынешнее, но и во много раз большее население земли.

Чем выше уровень цивилизации, тем шире и разнообразнее ассортимент тех вещей и услуг, в которых люди испытывают потребность. Уже сегодня в понятие благосостояния входят не только хорошее питание, но также удобные и просторные жилища, доброкачественная и красивая одежда, разнообразные предметы обихода, облегчающие и украшающие быт. Это и удобные средства транспорта, и предметы, необходимые для культурного времяпрепровождения (книги, радиоприемники, телевизоры, музыкальные инструменты, спортивный инвентарь), и множество других вещей.

Коммунизм ставит своей целью полное удовлетворение потребностей людей во всех этих вещах и услугах. Современные достижения науки, техники и организации производства делают это вполне осуществимым.

Что, в самом деле, может помешать решению этой задачи, несмотря на всю ее сложность?

Нехватка сырья? Оскудение кладовых, приготовленных для человечества природой? Уже сегодня видно, что такая опасность не угрожает людям. Огромные резервы сырья для производства предметов потребления раскрывает подъем сельского хозяйства. Но еще больше обещает создание и использование различных синтетических материалов, не только не уступающих по качеству, но и во многом превосходящих натуральные. Человек научился получать замечательные новые материалы из угля и природного газа, нефти и отходов древесины, морской воды и даже воздуха. Это путь, который даст возможность уже в близком будущем радикально решить сырьевую проблему.

Не может стать препятствием к изобилию и нехватка рабочих рук, ибо нет пределов производительности человеческого труда. Люди уже научились ставить себе на службу такие могучие силы природы и создавать такие машины, которые увеличивают их производительную способность в тысячи и тысячи раз. Они открыли неисчерпаемые источники энергии в самой природе, окружающей человека, - в воде, воздухе, земных недрах, наконец, в атоме. Они научились делать умнейшие машины-автоматы, которые в сравнительно

недалеком будущем смогут буквально завалить человечество всем, что ему нужно для жизни.

Достижения современной науки и техники, открытия, на пороге которых они стоят, делают осязаемой и реальной перспективу удовлетворения всех потребностей членов общества не только в предметах первой необходимости, но постепенно и в таких вещах и услугах, которые сегодня считаются предметами роскоши.

Научный коммунизм, таким образом, рассматривает проблему всеобщего достатка и изобилия в неразрывной связи с проблемой развития социалистического производства и повышения производительности труда. Это, несомненно, единственно реальный подход. Он отличает марксистов от всех сторонников идеи так называемого «потребительского коммунизма», которые, рассуждая о путях к изобилию, делали упор не на производстве, а на распределении материальных благ. Их идеалом был простой раздел, дележ между членами общества всех накопленных богатств - как находящихся в индивидуальном владении, так и тех, которые сосредоточены в руках общества и должны использоваться для развития производства. Но такой дележ может дать только кратковременную иллюзию всеобщего благополучия. А затем он неминуемо привел бы не к изобилию, а к оскудению, не к поравнению в богатстве, а к поравнению в бедности. Справедливая система распределения, по глубокому убеждению марксистов, подтверждаемому опытом жизни, может принести свои блага только в том случае, если она опирается на мощное, непрерывно развивающееся производство, если общество думает не только о том, как поделить имеющиеся блага, но и о том, как их постоянно приумножать.

Итак, путь к созданию коммунистического изобилия - дальнейшее быстрое развитие крупной машинной индустрии социалистического общества. Сегодня закономерность такого пути самоочевидна. Но в эпоху, когда этот вывод был сделан Марксом и Энгельсом, положившими его в основу научного коммунизма, это было крупнейшим открытием социалистической мысли. В ту пору самое широкое распространение имели взгляды тех представителей утопического социализма, которые считали, что благосостояния народа можно достигнуть, лишь вернувшись от крупной машинной индустрии, родившейся в эпоху капитализма, к мелкому производству. Кто теперь может сомневаться, что это был бы путь, который в конце концов привел бы к реставрации капиталистических порядков - к регрессу, а не прогрессу человечества!

Рассматривая крупное современное производство, технический и научный прогресс как единственно возможную основу создания изобилия, марксизм-ленинизм вовсе не сводит решение этой проблемы только к производству, только

к технике. Нет, у этой проблемы есть не менее важная социальная сторона. Ее решение попросту невозможно без тех социальных условий, которые складываются после победы социализма. Никакой технический и научный прогресс при капитализме не может обеспечить изобилия для всех членов общества. Живой пример - Соединенные Штаты, самая богатая и развитая страна капиталистического мира, где высокий уровень производства мог бы, кажется, обеспечить безбедную жизнь всему народу и где, несмотря на это, есть миллионы и миллионы плохо питающихся, неустроенных в бытовом отношении, нуждающихся в самом необходимом людей.

Значит, только в соединении с принципами социализма высокая техника производства дает подлинное изобилие для всего народа. Только после преобразования на социалистических, а затем коммунистических началах общественного строя, производства и распределения материальных и духовных благ это изобилие начинает приносить свои плоды каждому члену общества.

От каждого по способностям

При коммунизме, как и при любом другом общественном строе, единственным источником всех ценностей останется человеческий труд. «Не барская жизнь, где царит лень и праздность, будет при коммунизме, а рабочая, трудовая, культурная и интересная жизнь!» (Н. С. Хрущев) 2.

Поэтому, как бы ни развивалась техника, какие бы победы ни одерживала наука, нерушимым принципом коммунистического строя останется: от каждого по способностям.

Как известно, этот принцип господствует и при социализме, утверждая долг всех членов общества трудиться в меру своих способностей. Коммунизм вносит, однако, глубокие изменения в содержание формулы «от каждого по способностям».

Во-первых, обеспечивая всестороннее развитие личности, условия коммунистического строя ведут к расцвету всех способностей человека и тем самым делают труд, совершаемый в меру его способностей, гораздо более производительным. Во-вторых, выполнение каждым его долга трудиться по способностям обеспечивается при коммунизме иными, нежели при социализме, путями. В социалистическом обществе, как известно, решающее значение имеют материальные стимулы (оплата по труду), действующие в сочетании с моральными. При коммунизме все члены общества будут работать, побуждаемые исключительно моральными стимулами, высокой сознательностью. Иными словами, это будет бесплатный труд при бесплатном же удовлетворении всех потребностей работников.

«Коммунистический труд в более узком и строгом смысле слова, - писал Ленин, - есть бесплатный труд на пользу общества, труд, производимый не для отбытия определенной повинности, не для получения права на известные продукты, не по заранее установленным и узаконенным нормам, а труд добровольный, труд вне нормы, труд, даваемый без расчета на вознаграждение, без условия о вознаграждении, труд по привычке трудиться на общую пользу и по сознательному (перешедшему в привычку) отношению к необходимости труда на общую пользу, труд, как потребность здорового организма» 3.

Ясно, что труд сможет превратиться в привычку, в жизненную потребность каждого человека не только тогда, когда сознательность людей достигнет больших высот, но и когда изменится сам характер трудовой деятельности.

Одно из главных условий для этого складывается уже при социализме - исчезает эксплуатация человека человеком. Другие условия создаются в период перехода к коммунизму. Происходит замена человеческого труда машинным повсюду, где требуется затрата чрезмерных физических усилий, где работа монотонна и выматывает человека. Неуклонно сокращается время, затрачиваемое на труд в материальном производстве. Наконец, ликвидируется старое разделение труда, которое уродовало человека, на всю жизнь приковывало его к одной профессии, как каторжника к тачке, преграждая путь к развитию его способностей и склонностей.

Так на основе технического перевооружения производства и широкого применения в нем достижении науки, на основе социального и культурного прогресса нового общества преображается трудовая деятельность людей. При коммунизме человеческий труд до конца освободится от всего, что делало его на протяжении тысяч лет тяжкой обузой. Он станет не только свободным, но и подлинно творческим. В автоматизированном производстве коммунистического общества в труде человека все большее место будут занимать те функции, которые не способна выполнить никакая машина, т. е. прежде всего функции творческие, связанные с конструированием и совершенствованием машин.

Примерную картину того, какой характер будет приобретать труд при коммунизме, можно составить, имея в виду следующие его основные черты:

  • каждый работник и по квалификации и по характеру трудовой деятельности выполняет функции, которые в современном производстве несет инженер;
  • люди отдают производству 20 - 25 часов в неделю (т. е. примерно 4 - 5 часов в день), а со временем и меньше;
  • каждый человек может выбрать себе занятие в соответствии со своими склонностями и способностями и при желании изменить его;
  • все таланты и способности, заложенные в людях, находят полное развитие и применение либо в процессе их производственной деятельности, либо в свободное от работы время;
  • работая, человек может не думать о заработке, о том, сколько он получит за труд, ибо все заботы об удовлетворении его потребностей взяло на себя общество;
  • труд окружен в обществе высочайшим уважением и становится в глазах окружающих главным мерилом достоинства человека.

В таких условиях труд, естественно, превращается в свободное, добровольное дело, во внутреннюю потребность, в привычку всех членов общества, ибо творческий труд по душе всякому нормальному человеку и является, как писал Энгельс, «высшим из известных нам наслаждений» 4.

Чтобы труд давал людям радость, нет нужды превращать трудовую деятельность в своего рода занятную игру, не требующую никакого напряжения физических и умственных сил, как это представляли себе некоторые утопические социалисты. Полемизируя с такими наивными взглядами, Маркс писал, что «свободный труд, например, труд композитора, есть вместе с тем дьявольски серьезное дело, интенсивнейшее напряжение». Не менее серьезное дело - работа конструктора, изобретателя, писателя - словом, всякий подлинно творческий труд. Но разве напряжение, с которым он связан, делает такой труд менее привлекательным?

Свободный творческий труд при коммунизме будет давать членам общества такое глубокое удовлетворение, что и с понятием досуга у них не будет связываться представление о полной праздности. Вполне вероятно, что помимо своей основной производственной деятельности, которая отнимет у них лишь незначительную часть дня, множество людей захочет посвятить себя занятиям в области науки, изобретательства, искусства, литературы и т. д. Уровень общей культуры и специальных знаний миллионов людей будет настолько высоким, что все эти виды «самодеятельности» составят постоянно растущий вклад в развитие и процветание общества.

Высшую радость свободного и творческого труда коммунизм из достояния немногих постепенно сделает достоянием всех, а время, затрачиваемое на труд, из времени, вычеркнутого из жизни, каким оно было для миллионов на протяжении веков, станет временем, обогащающим жизнь.

Это будет великим достижением коммунистического гуманизма. Результаты его скажутся во всех областях жизни об-

щества, рождая новые отношения между людьми, создавая предпосылки невиданного расцвета личности и обеспечивая условия для утверждения новой, коммунистической формы распределения.

Каждому по потребностям

Коммунизм вводит такую форму распределения материальных и духовных благ, которая основана на принципе: каждому по потребностям. Иными словами, каждый человек, независимо от его положения, от количества и качества труда, которое он способен дать обществу, получает от него без денег все, в чем испытывает потребность.

Легко понять, что это означает не только величайший переворот во взглядах на труд, который, как показано выше, перестает быть просто средством заработка. Вместе с исчезновением необходимости в контроле за мерой труда и потребления, вместе с отменой денег и исчезновением товарно-денежных отношений коренным образом меняется сам характер связей между человеком и обществом. Эти связи окончательно освобождаются от корыстных соображений, от всего того, что вносила в них погоня за заработком, за материальной выгодой.

Возможность в любое время бесплатно получить из общественных запасов все, что нужно для культурной и обеспеченной жизни, оздоровит всю психику людей, на которую перестанет давить забота о завтрашнем дне. В новой психологии и новой морали уже не будет места мыслям о доходах и частной собственности, охота за которыми составляла при капитализме весь смысл жизни для многих людей. Человек получит наконец возможность посвятить себя высоким интересам, среди которых на первый план выйдут интересы общественные.

Распределение по потребностям вводится при коммунизме, однако, не из одних гуманных соображений, не только из стремления освободить всех членов общества от заботы о будущем. Это делается и из прямой экономической необходимости, которая возникает на этой высокой ступени развития общественного производства. Распределяя материальные и духовные блага в соответствии с потребностями людей, коммунистический строй создает тем самым наилучшие условия для дальнейшего развития своей главной производительной силы - трудящегося человека, для расцвета всех его способностей. От этого в равной мере выигрывает как личность, так и общество. Указывая на это обстоятельство, Энгельс писал, что «распределение, поскольку оно управляется чисто экономическими соображениями, будет регулироваться интересами производства, развитие же производства больше

всего стимулируется таким способом распределения, который позволяет всем членам общества как можно более всесторонне развивать, поддерживать и проявлять свои способности» 5.

Некоторые недалекие критики марксизма пытаются доказать неосуществимость идеалов коммунистического общества, ставя различные «каверзные» вопросы. Если все блага будут распределяться бесплатно, спрашивают они, не захочет ли каждый приобретать ежедневно не только новый костюм, но и новый автомобиль? А что будет, если каждый член общества потребует себе дворец в несколько десятков комнат или пожелает обзавестись коллекцией драгоценностей и уникальных произведений искусства?

Авторы подобных нелепых предположений возводят поклеп на граждан будущего коммунистического общества, которым они приписывают собственные пороки. Коммунистический строй, разумеется, не может взять на себя удовлетворение любых причуд и прихотей. Его цель, подчеркивал Энгельс, - удовлетворение разумных потребностей людей в постоянно возрастающих размерах6. Значит ли это, что вместо денежных отношений понадобятся какие-то другие формы принудительной регламентации потребления? Нет, при коммунизме, надо думать, вообще не придется устанавливать, какие потребности разумны, а какие нет. Сами люди будут достаточно культурны и сознательны, чтобы не предъявлять обществу явно неразумных требований. Как писал Ленин в 1917 г., коммунизм «предполагает и не теперешнюю производительность труда и не теперешнего обывателя, способного «зря» - вроде как бурсаки у Помяловского - портить склады общественного богатства и требовать невозможного»7.

Для того чтобы воспитать у всех граждан разумное отношение к потреблению, конечно, понадобится некоторое время, но несомненно, что эта задача вполне по плечу обществу будущего с его изобилием материальных и духовных благ и высоким уровнем сознательности граждан. А если все же найдется какое-то число людей с неоправданно высокими претензиями, они все равно не смогут дезорганизовать коммунистическую систему распределения. Людям с непомерными аппетитами, писал Энгельс, общество может выдать... двойную порцию 8. Но в коммунистическом обществе это только поставит их в смешное положение перед общественным мнением. После этого навряд ли найдутся охотники повторить такой опыт.

Создать привычку к коммунистическим формам потребления будет тем легче, что она не потребует от людей какого-то искусственного самоограничения или аскетизма, сурового образа жизни. Проповедь аскетизма вообще чужда научному коммунизму, который видит цель общественного

производства именно в полном удовлетворении материальных и духовных запросов всех членов общества. Да и само коммунистическое общество с первых шагов своей истории будет достаточно богато, чтобы не только щедро обеспечить все нужды граждан в пище, одежде, крове и других предметах первой необходимости, но и предоставить в их распоряжение все, что надо развитому и культурному человеку для полнокровной и счастливой жизни.

При коммунизме, безусловно, вырастет сама культура потребления, разовьются и "станут более тонкими и безошибочными вкусы людей. Коммунистические общественные отношения воспитают такого человека, которому будут органически чужды извращенные вкусы и потребности, характерные для прошлых эпох, когда вещи, уровень потребления служили одним из главных показателей положения человека в обществе. Вместо роскоши главными критериями ценности вещей станут удобство и подлинная красота; люди перестанут видеть в вещах предмет тщеславия и мерило жизненного успеха, перестанут жить ради приобретения вещей, вернув им тем самым их подлинное назначение - облегчать и украшать быт человека.

Можно предполагать, что в этом же направлении будут действовать и закономерности массового производства, каким будет производство всех основных товаров при коммунизме. Конечно, со временем коммунистическое общество станет настолько богатым, что будет в состоянии удовлетворять самые высокие запросы людей. Но оно будет и настолько разумным, что не захочет впустую растрачивать человеческий труд и общественное достояние. И тому и другому всегда найдется более разумное и достойное применение. Речь, конечно, пойдет не о снижении эстетических требований, а о рождении новых, более высоких эстетических критериев, отвечающих всему образу и строю новой жизни.

Из всего сказанного видно, что осуществление коммунистического принципа «каждому по потребностям» будет величайшим завоеванием человечества. Нет смысла гадать, какими конкретно станут эти потребности; ясно одно - они будут гораздо более высокими и разносторонними, чем сейчас. Человеческие потребности не есть что-то застывшее и неизменное, они все время развиваются и растут. При коммунизме этот процесс пойдет особенно быстро. Потому-то коммунистический строй и ставит своей задачей удовлетворение непрерывно растущих потребностей всех членов общества.