Моральное развитие как формирование моральных установок

Тема морального развития личности привлекала многих выдающихся психологов, и в мировой психологии об этом накоплен достаточно богатый материал. Очевидно, что проблемы морального развития рассматривались несколько по-разному с позиций различных психологических направлений.

Так, представители теории социализации или социального научения
(Aronfreed, Bandura, Hoffman, Miller, Sears) исходили из того, что моральное
развитие представляет собой рост поведенческой и аффективной
конформности к моральным требованиям социума. Кроме того, базовая
мотивация морального выбора в каждый момент индивидуального развития
укоренена в биологических потребностях или в стремлении к социальному
поощрению и избегании социального наказания. Моральное развитие, как и
вообще мораль, культурно релятивны. Основные моральные нормы
представляют собой интериоризацию внешних культурно

детерминированных правил. Средовые влияния на моральное развитие определяются количественными изменениями в силе вознаграждения, наказания, запретов, моделирования конформного поведения родителями и другими агентами социализации.

Психодинамическое направление (Flugel, Gilligan), основанное на фрейдовской теории разделяет с теорией социализации положение об усвоении морали в результате процесса интериоризации культурных или родительских норм, и стадии ее развития соответствуют стадиям развития либидо.

Наибольшим влиянием в современной психологии пользуется подход к морали с позиций теории когнитивного развития. Этот подход связан, прежде всего, с классическими работами Ж.Пиаже и Л.Колберга. В центре теории когнитивного развития морали находится концепция стадиальности, последовательных, связанных с возрастом реорганизаций в развитии моральных аттитюдов. Кроме того, моральное развитие основывается на

32 развитии когнитивных структур. Основой моральной мотивации служит

генерализованная мотивация одобрения, уважения, самооценки или

самореализации. Основные культурно универсальные моральные нормы и

принципы - это структуры формирующиеся в результате опыта социального

взаимодействия между субъектом и другими людьми, причем, средовые

влияния на моральное развитие ребенка определяются в большей степени

общим характером когнитивной и социальной стимуляции, нежели

специфическим опытом дисциплинирования, наказания или поощрения. Еще

в ранних работах Пиаже о моральных суждениях у детей делался вывод, что

одним из ведущих факторов определяющих моральное развитие ребенка

выступает включение в отношения сотрудничества на условиях равенства.

Пиаже установил и экспериментально доказал (141), что в подростковом и юношеском возрасте, в связи с овладением формальными операциями и происходящим на их основе переструктурированием всей интеллектуальной жизни человека, созданием новой картины мира, происходят прогрессивные изменения в области моральных представлений и суждений. Переходя от конкретной, эмпирической и реальной картины мира к абстрактной, теоретической и потенциальной, молодой человек изменяет в то же время способ морального оценивания и рассуждения. Он применяет в области моральных рассуждений тот же гипотетико-дедуктивный подход, который он научился применять в других областях. Приобретение потенциальной модальности мышления дает возможность рассматривать и оценивать поведение человека уже не на уровне поступков, а на уровне мотивов. Основываясь на выводах Пиаже, Кольберг описал стадии моральных суждений, проходимых в течение жизненного цикла и соответствуют стадиям развития интеллекта по Пиаже. (129, 131)

Согласно Кольбергу, определенная стадия интеллектуального развития создает предпосылки для формирования соответствующей социальной перспективы, то есть способа видения социальных отношений. Социальная перспектива служит основанием формирования моральных суждений.

33 Кольберг выделил три уровня или периода моральных суждений, каждый из

которых подразделяется на две стадии.

На основании овладения конкретными операциями субъект формирует конкретно-индивидуальную социальную перспективу. Такому социальному видению соответствует преконвенциональный или преморальный уровень моральных воззрений и суждений. Этот период практически ограничен годами с 7 до 12. На первой стадии этого периода рассуждения ребенка совершенно эгоцентричны. Он выносит оценки в терминах внешних физических воздействий: какой вред был нанесен, был ли кто-то наказан и т.д. Ребенок ориентируется на собственные интересы. На второй стадии ребенок осознает наличие других точек зрения, улавливает необходимость учитывать реакции других людей. Он распознает концепты типа «честная игра», способен считаться со своими интересами и интересами других индивидов.

В подростковом возрасте субъект овладевает низшими формальными операциями, на их основе у него может сформироваться социальная перспектива члена общества, где точка зрения и потребности отдельного человека подчинены точке зрения и потребностям группы или совместных отношений. Такая социальная перспектива лежит в основе формирования конвенциональной морали. На первой конвенциональной стадии подросток осознает себя как члена ограниченной группы, может рассуждать с позиции отношений двух и более людей, но пока еще не организованного социального целого. Этому соответствует мораль типа «пай мальчик - пай девочка», которая требует следовать одобряемым нормам взаимоотношений, а также помогать другим. На этой стадии в рассуждениях подростка обнаруживаются ссылки на намерения и побуждения, стоящие за поступками людей. Вторая конвенциональная стадия строится на основе системной перспективы члена общества. Здесь подросток оказывается в состоянии принимать моральные обязательства и признавать моральный порядок как некоторую социальную данность. Он понимает необходимость исполнения каждым своих

34 обязательств, уважения авторитетов и установления положенного

социального порядка ради них самих.

К моменту достижения юношеского возраста субъект осваивает формальные операции в полном объеме. Это является предпосылкой формирования универсально-индивидуальной моральной перспективы, переопределяющей позицию члена общества в терминах универсальных моральных принципов, которые могут быть обоснованы для любой моральной индивидуальности. Принятие такой позиции служит основанием развития постконвенциональной или принципиальной морали, характеризующей субъекта, приверженного основным моральным принципам и предполагающего их первичными и необходимыми для принятия социальных воззрений, законов, ценностей. На первой постконвенциональной стадии человек различает моральную и законную точку зрения, причем конкретные моральные и законные требования для него следуют из признания индивидуальных прав и ценностей. Индивидуальная свобода рассматривается им как основная категория, а моральные требования и законы - как принятые людьми гарантии ее осуществления. Наконец, на второй постконвенциональной стадии, достигаемой меньшинством, человек определяет моральные обязательства в терминах универсальных этических принципов свободы и справедливости, из которых выводится собственный моральный закон, применяемый в моральном оценивании и рассуждениях. (129,131)

Согласно этой схеме и подтверждающим ее обширным эмпирическим данным, в подростковом и юношеском возрасте субъект усваивает основные социоморальные воззрения и вплотную приближается к универсальным моральным принципам. Можно было бы предположить, что такой прогресс в сфере моральных суждений должен сопровождаться серьезными улучшениями поведения по сравнению с младшими детьми. Однако, этого не происходит, и большинство исследований говорит о том, что связь между

35 моральными рассуждениями и поступками конкретного человека достаточно

неочевидна.

В классических исследованиях Хортшорна и Мэя (126) было установлено, что с возрастом люди не становятся более честными. Так, старшие школьники, когда им представлялась такая возможность, мошенничали чаще и более изобретательно, чем младшие дети. С возрастом даже уменьшалось количество знаний об отдельных моральных нормах. Более поздние исследования показали, что моральные рассуждения могут значительно совершенствоваться на фоне ухудшения или, по крайней мере, отсутствия улучшения поведения и снижения моральных знаний (132). Такая несогласованность наблюдается не только между разными сферами морали, но и внутри отдельных сфер. Установлено (103), что невозможно прогнозировать поведение человека в одной ситуации на основании знания его поведения в другой. В разных обстоятельствах люди ведут себя существенно по-разному, изменяют свою точку зрения, чтобы приспособиться к ситуации, в которой они оказываются (126, стр.108). Решение моральных задач по методу Пиаже также показывает, что невозможно обнаружить единство в решениях школьниками моральных задач из разных сфер жизни, особенно, в ситуациях эмоционально значимых (133). Массовые исследования не позволили обнаружить «динамическое единство» - тенденцию придерживаться определенного морального стандарта, действовать согласно ему и чувствовать вину, не действуя (125).

На основании подобных результатов сторонники теории социализации делают вывод об отсутствии единой индивидуальной морали, интегральной совести. Предполагается, что субъект развивает у себя высокоспецифические способы социальной адаптации, строит свое поведение применительно к конкретным ситуациям (102, 125, 137). Однако, более обоснованным представляется мнение сторонников теории когнитивного развития генеральное™ морали. В пользу этого свидетельствуют следующие обстоятельства. Между поведенческими тестами обнаруживаются

36 корреляции независимо от техники измерения, что дает возможность

«признать существование некоторых общих факторов, которые делают

индивидов отличными друг от друга» (126, стр.385). Реальность

существования стадий морального развития предполагает существование

некоторой структурной базовой организации. Вариабельность поведения при

этом объясняется через смешение стадий - наличие признаков разных стадий

у одного субъекта (132). Полученные разными методами одни и те же

показатели оказываются по-разному коррелированными, что говорит о связи

эмпирического единства различных показателей моральности с методологией

измерения (125). Судя по всему, единство следует определять с точки зрения

самого субъекта, в терминах его видения мира. В этом случае

согласованность в поведении преконвенционального субъекта будет

проявляться в мошенничестве в одной ситуации и честном поведении в

другой, где риск слишком велик. На конвенциональном уровне

согласованность состоит в ориентации на социальные отношения и

стремление варьировать свое поведение конформно изменяющимся

средовым требованиям (131).

На основании этого высказывается предположение о нежесткой связи

отдельных сторон морального развития, что выражается, с одной стороны, в

относительно постоянном соответствии стадиальных особенностей

рассуждений, поведения и т.д. друг другу, с другой - в многочисленных

индивидуальных вариациях. Кроме того, различные функции образуют

иерархию, где развитие более базисной функции создает предпосылки для

развития основывающихся на ней функций. При этом определенная стадия

когнитивного развития выступает необходимым, но не достаточным

условием достижения параллельной ей моральной стадии. В свою очередь,

моральная стадия есть необходимое, но не достаточное условие для

формирования морального поведения определенного качества (129). Роль

когнитивного компонента как предпосылки моральных достижений

проявляется в том, что у испытуемых данной моральной стадии

37 обнаруживается параллельная когнитивная стадия, однако наличие

определенной когнитивной стадии не предполагает присутствия

параллельной моральной стадии. У 93% детей, выполнивших задание по

моральным суждениям на уровне второй стадии, успешно справились с

соответствующей трудности логическими заданиями, однако 52% детей,

выполнивших логическое задание, не смогли решить моральный тест (147).

Представляется, что здесь существенны два момента. Во-первых, существование определенных, длительно сохраняющихся стилей поведения. Еще Хортшорн и Мей установили (126), что практически на всех возрастных уровнях обнаруживаются субъекты интегрированные, обладающие согласованным поведением и неинтегрированные - ситуационно зависимые. Также посредством лонгитюдного исследования было установлено, что стиль социального поведения закладывается достаточно рано и, претерпевая изменения в ходе возрастного развития, сохраняется в основной своей логике в течение практически всей жизни (56). У ребенка достаточно рано закладывается общая моральная ориентация: прагматическая или альтруистическая (95), что связано со стилем семейного воспитания, ориентированного на достижение собственного успеха или на гуманные отношения с другими. Эта ориентация сохраняется в течение длительного времени и служит основанием принятия определенных моральных норм и ценностей. Причем в условиях внешнего контроля поведение детей с разной ориентацией может не отличаться.

Во-вторых, положение о том, что моральное функционирование направляется целостной личностью. С этой позиции Г.Олпорт утверждал (95), что моральная интегрированность имеет под собой эмоционально непреодолимый смысл себя, уважение к себе, которое предотвращает определенные действия. Слабость смысла себя на низших моральных уровнях служит причиной того, сто поведение многих людей оказывается существенно различным в условиях контроля и без него (103). Когда смысл

38 себя силен и интегрирован, субъект идентифицируется с собственными

поступками, они становятся продолжением его самого.

Таким образом, согласованность отдельных сторон морального развития более отчетливо проявляется на уровне структур. Моральные установки, как самостоятельная структура, формируются в единстве с другими компонентами индивидуальной морали и сторонами морального развития. В результате они образуют целостную интегрированную структуру, в рамкой которой моральные установки оказываются тесно связаны с отношением человека к себе, его самоуважением, представлением о своем месте в мире, признании своей ценности.

Моральные установки формируются в процессе моральной социализации. Под моральной социализацией мы понимаем сложное интегральное явление ассимиляции индивидуальным сознанием в релевантные структуры моральных представлений, норм и ценностей общественного сознания (общекультурного и субкультурного) и аккомодации этих структур под влиянием ассимилированного содержания.

Важной стороной моральной социализации является формировние Я-
концепции. Последняя определяется как «совокупность всех представлений
индивида о себе, сопряженная с их оценкой» (15, стр.30). Согласно
родоначальнику концепции осмысления личностью своей

самотождественности У.Джемсу, человек думает о себе в двух плоскостях: в личном и в социальном аспекте (24). Отсюда формируются две стороны идентичности - личностная и социальная. Личностная идентичность - это самоопределение в терминах личностных, интеллектуальных, поведенческих и т.д. особенностей. Она включает отношение к себе, самооценку, принятие себя. Социальная идентичность - отнесение себя к определенной социальной группе/группам, множество социальных Я индивида. Или по Э.Эриксону - ощущение внутренней согласованности, поиск своего места в жизни (85). Этот вид идентичности, как способ организации субъектом представлений о себе и группе, к которой он принадлежит, является для него

39 весьма важным и определяющим. Поскольку дает ответ на вопрос, чем он

является в социальном смысле. В многочисленных исследованиях

установлено, что количество суждений субъекта о себе как социальном

индивиде значительно превышает количество личностных суждений (см. 66).

Однако, такая двухчастная композиция не учитывает важнейший аспект идентификации субъекта - определение и оценка себя в моральных терминах. Будучи необходимой стороной социальной жизни, мораль властно требует от каждого социального субъекта определения своего к ней отношения. Моральным сознанием в той или иной форме обладает каждый, в силу того, что он - человек, личность (28). Поэтому, наряду с личностной и социальной идентификацией необходимо говорить о моральной идентичности, то есть знании субъекта о том, что он представляет собой в моральном отношении и эмоциональной значимости для него этого знания.

Моральную идентичность можно рассматривать как сторону личностной и социальной идентичности, но более правильно видеть в ней самостоятельный вид идентичности, находящийся в связи с этими двумя. При рассмотрении моральной идентичности как стороны личностной и социальной идентичности обнаруживается их общность. Моральные качества являются в то же время и качествами личностными. Личностная идентификация предполагает, в том числе, определение субъектом себя в терминах моральных черт. С другой стороны, моральные характеристики являются проявлениями человека как социального субъекта, и социальная идентификация, определение своей принадлежности к социальным группам, подразумевает принятие субъектом моральных ценностей, моральной ориентации этих групп.

Однако, моральная идентичность, будучи неразрывно связанной с другими видами идентичности, имеет свою специфику. Она обусловлена специфической логикой морали и особым характером моральной регуляции. Любое моральное значение содержит аспект долженствования и ценности, выражаемый через отнесение обозначаемого к области морального добра

40 либо зла. Оно существует лишь в общем контексте морали, апеллирует к

общим моральным принципам и установлениям и может быть понято только

как сторона этого общего целого. Логика морали носит всеобъемлющий

характер, несводимый ни к одной частной деятельности, сфере опыта или

цели, но подчиняющий их себе и преобразующий, она не может подвергаться

ситуативной деформации, наоборот подходит к любой ситуации с единых

позиций. Моральные построения носят абстрактный и идеальный характер.

Моральная оценка не совпадает ни с какой другой и может существовать

вопреки ей. Она выражает конечную оценку и абсолютное требование с

позиций универсального добра, (см. 45)

Такое понимание логики морали приводит к необходимости не только признать самостоятельный статус моральной идентификации, но и выделить ее организующую и интегрирующую роль в общем процессе идентификации социального субъекта. Моральная идентичность является высшим по отношению личностной и социальной идентичности уровнем. Определяя себе в терминах морали как морального субъекта, индивид определяет свое место в мире в целом. Он переходит от частного опыта к общему принципу, способному синтезировать наличное многообразие. Рефлексивное понимание этого может наступить только на достаточно высоких уровнях развития морального сознания. В начале это происходит неосознанно, благодаря довлеющему характеру моральной логики. Однако, объективно определение себя в моральных терминах придает субъекту новое качество, новое измерение.

Взаимосвязь моральной идентификации с другими направлениями идентификации субъекта проявляется в том, что определение себя в моральных терминах требует организации и упорядочивания всех прочих определений, приведения их к более или менее общей логике. Как мы установили, моральная логика является более мощной и довлеющей над другими логиками. Поэтому, при упорядочивании определений себя в моральных и прочих терминах, оттенок долженствования и ценности