Понятие и назначение стадии возбуждения уголовного дела в уголовном судопроизводстве

Реализация назначения уголовного судопроизводства начинается уже в рамках первой стадии уголовного процесса - стадии возбуждения уголовного дела. В целях защиты прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений, а также защиты личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод необходима рациональная организация работы на первой стадии судопроизводства, ее соответствие закону. Это в значительной степени обуславливает раскрытие преступлений, обеспечивает неотвратимость ответственности и наказания. Ничто так не способствует совершению новых преступлений, как безнаказанность за прежнее деяние. Непринятие надлежащих мер по каждому сигналу о преступлении существенно нарушает права граждан, ущемляет интересы общества, подрывает авторитет государства, создает впечатление о профессиональной некомпетентности работников правоохранительных органов.

С другой стороны, не менее опасно незаконное и необоснованное возбуждение уголовного дела. Нельзя не согласиться с А.Ф.Кони, полагавшим, что «уголовное преследование слишком серьезная вещь, чтобы не вызывать самой тщательной обдуманности; ни последующее оправдание судом, ни даже прекращение дела до предания суду очень часто не могут изгладить материального и нравственного вреда, причиненного человеку поспешным и необоснованным привлечением его к уголовному делу».

В соответствии с УПК РСФСР 1922 года и УПК РСФСР 1923 года «возбуждение производства по уголовному делу» рассматривалось как начальный этап предварительного расследования. Только с принятием УПК РСФСР 1960 года продолжавшаяся не один десяток лет в теории уголовного процесса дискуссия о самостоятельном характере этой стадии по отношению к предварительному расследованию утратила актуальность. Тем не менее до сих пор некоторые исследователи проблем возбуждения уголовного дела уделяют значительное внимание доказыванию этого ставшего аксиомой положения.

Полагая не требующим дополнительной аргументации тезис о самостоятельности стадии возбуждения уголовного дела, нельзя не отметить, что в теории уголовного процесса первую стадию уголовного судопроизводства именуют по-разному. Наиболее распространенным является название «возбуждение уголовного дела», хотя в юридической литературе предложены иные варианты: возбуждение уголовного производства; рассмотрение сообщений о преступлениях; стадия разрешения вопроса о возбуждении уголовного дела; стадия решения вопроса о необходимости расследования; стадия рассмотрения и разрешений сообщений о преступлениях.

Традиционная позиция представляется наиболее обоснованной, поскольку в термине «возбуждение уголовного дела» отражена основная цель, которая поставлена перед дознавателем, органом дознания, следователем и прокурором на данном этапе уголовного судопроизводства – решить вопрос о возбуждении уголовного дела. Не случайно так именуется первая стадия уголовного судопроизводства и в разделе VII Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации 2001 года.

В юридической литературе и на практике продолжаются дебаты о соотношении стадий возбуждения уголовного дела и предварительного расследования. Имеют место две взаимоисключающие позиции. Согласно первой – возбуждение уголовного дела выполняет по отношению к предварительному расследованию вспомогательную роль. Такому утверждению в определенной мере способствует оценка некоторыми авторами досудебного производства как одной из функций правосудия, а также предложения о разрешении производства на стадии возбуждения уголовного дела тех или иных следственных действий.

Представляется правильной другая точка зрения, сторонники которой отрицают служебный, вспомогательный по отношению к предварительному расследованию характер стадии возбуждения уголовного дела и признают самостоятельное ее значение. Конституционным Судом Российской Федерации по этому поводу отмечено, что возбуждение уголовного дела является начальной самостоятельной стадией уголовного процесса, в ходе которой устанавливаются поводы и основания для возбуждения уголовного дела, а также принимаются меры по предотвращению или пресечению преступления, закреплению его следов, обеспечению последующего расследования и рассмотрения дел в соответствии с установленной законом подследственностью и подсудностью; актом возбуждения уголовного дела создаются правовые основания для последующих процессуальных решений органа дознания, предварительного следствия и суда.

Конструкция уголовного судопроизводства, отводящая этапу возбуждения уголовного дела столь значительное место, отличает отечественный уголовный процесс от англосаксонского и континентального типов.

Так, во Франции первой стадией является дознание, проводимое до возбуждения уголовного преследования (публичного иска); в то время как акт возбуждения уголовного преследования служит «естественной границей», отделяющей дознание от предварительного следствия.

Американской моделью уголовного процесса этот вопрос решается иначе. Возбуждение уголовного дела в уголовном процессе США не является единовременным процессуальным актом, осуществляемым и оформляемым одним должностным лицом. Данный этап складывается из решений и действий (материалов расследования, проведенного полицией и другими органами, ордеров на арест, обыск и пр.) нескольких должностных лиц и в отличие от российского законодательства не имеет столь детальной процессуальной регламентации. Также как законодательство и практика, американская уголовно-процессуальная доктрина не дает определенного и единого решения вопроса о начальном моменте процесса: у одних авторов процесс начинается с издания судом приказа об аресте; у других – с первых действий по собиранию фактических данных и исследованию обстоятельств дела; у третьих – с ареста подозреваемого, его допроса, опроса свидетелей и совершения других оперативно-розыскных действий; существует мнение, что уголовный процесс не включает в себя коронерское расследование, рассмотрение дела большим жюри и предварительное рассмотрение дела у магистрата.

Весьма неоднозначные суждения высказаны процессуалистами о сущности возбуждения уголовного дела в отечественном судопроизводстве. Так, А.Балашов полагает, что «возбуждение уголовного дела отделяет один режим уголовно-процессуальной деятельности, связанный с рассмотрением заявлений и сообщений о преступлении, от другого – предварительного расследования преступлений».

Подобное понимание возбуждения уголовного дела отождествляет его лишь с процессуальным актом (постановлением дознавателя, органа дознания, следователя, прокурора), в котором формулируется решение этих органов и должностных лиц о начале предварительного расследования. Это, не вполне правильно, поскольку отражает только один аспект данного понятия. В теории уголовного процесса сложилось мнение о многозначности термина «возбуждение уголовного дела»: его используют также для обозначения уголовно-процессуального института и стадии уголовного судопроизводства.

Сосредоточим основное внимание на характеристике возбуждения уголовного дела как стадии уголовного процесса, в ходе которой реализуется уголовно-процессуальная деятельность следователя, органа дознания, дознавателя.

Как известно, каждая стадия имеет конкретные задачи, свой круг участников; процессуальных действий и решений и процессуальных отношений; итоговый процессуальный документ, отделяющий от последующих стадий. Именно эти черты определяют назначение стадии возбуждения уголовного дела в уголовном судопроизводстве.

Во-первых, непосредственные задачи стадии возбуждения уголовного дела служат реализации общего назначения уголовного судопроизводства, сформулированного в ст.6 УПК РФ.

В соответствии с ч.2 ст.21 УПК РФ в каждом случае обнаружения признаков преступления следователь, орган дознания и дознаватель принимают предусмотренные законом меры по установлению события преступления, изобличению лица или лиц, виновных в совершении преступления. Очевидно, что, прежде, чем осуществлять деятельность по установлению события преступления и лиц, его совершивших, указанные органы и должностные лица на стадии возбуждения уголовного дела обязаны обнаружить признаки преступления, для чего принимают, рассматривают и разрешают сообщения о любом совершенном или готовящемся преступлении. Исходя из этого, конкретные задачи стадии возбуждения уголовного дела можно обозначить следующим образом: а) установление повода и основания для возбуждения уголовного дела; б) проверка наличия или отсутствия оснований отказа в возбуждении уголовного дела; в) принятие мер по сохранению следов преступления.

Во-вторых, в перечень участников уголовного судопроизводства на стадии возбуждения уголовного дела входят, прежде всего, органы и должностные лица, которые рассматривают сообщения о преступлении. В силу публично-правового характера уголовного судопроизводства возбуждение уголовного дела для дознавателя, органа дознания, следователя и прокурора является не только правом, но и обязанностью (ч.2 ст.21, ч.1 ст.144, ч.1 ст.146 УПК РФ).

Круг иных участников уголовно-процессуальных правоотношений на данной стадии достаточно широк и включает: заявителя о преступлении (ст.141, 144 УПК РФ); лицо, явившееся с повинной (ст.142 УПК РФ); редакцию, главного редактора средства массовой информации (ст.144 УПК РФ); а в случае производства отдельных следственных действий – и других участников уголовного судопроизводства (ст. 57-60, 146 УПК РФ). Это требует от следователя, органа дознания, дознавателя при рассмотрении сообщений о преступлении уделить особое внимание соблюдению предписаний закона, обеспечивающих их права и законные интересы.

В-третьих, стадию возбуждения уголовного дела характеризует специфическая процессуальная форма (порядок) совершения отдельных процессуальных действий.

В теории уголовного процесса иногда полагают, что уголовно-процессуальная деятельность начинается с момента возбуждения уголовного дела. По мнению некоторых авторов, деятельность органа дознания, следователя, прокурора по приему, рассмотрению и проверке заявлений (сообщений) о преступлении вплоть до принятия решения о возбуждении уголовного дела (отказа в возбуждении уголовного дела) носит не процессуальный, а административный характер и, следовательно, отношения между участниками этой деятельности не являются уголовно-процессуальными.

Хотя у большинства процессуалистов указанная точка зрения не нашла поддержки, 17,6% опрошенных следователей уверены, что уголовно-процессуальная деятельность начинается после возбуждения уголовного дела.

Вместе с тем, с момента поступления в органы, уполномоченные возбуждать уголовные дела, сообщений о преступлении (т.е. с момента появления повода для возбуждения уголовного дела) возникает уголовно-процессуальная обязанность выполнить действия, составляющие в своей совокупности деятельность по разрешению вопроса о возбуждении уголовного дела или об отказе в этом.

В связи с этим нельзя согласиться с Б.Т.Безлепкиным, считающим, что стадия возбуждения уголовного дела начинается с момента официальной фиксации органом дознания, следователем, прокурором, судьей или судом поступления носителя первичной информации о преступлении (например, регистрация в милиции, которая является органом дознания, заявления потерпевшего от преступления). При подобном понимании за рамками процессуальной деятельности остается прием заявления о преступлении (где чаще всего и нарушаются права и законные интересы граждан), что не согласуется с ч.1 ст.144 УПК РФ, указывающей на соответствующую обязанность органов и должностных лиц.

Изложенные точки зрения, содержащие различные подходы к определению начального момента стадии возбуждения уголовного дела, подчеркивают важность предписания п.9 ст.5 УПК РФ, разрешившей споры по данному поводу. Согласно этой норме, обозначающей понятие досудебного производства, уголовное судопроизводство начинается с момента получения сообщения о преступлении.

Непременным условием принятия законного и обоснованного решения является строгая регламентация уголовно-процессуальным законом деятельности всех лиц, участвующих на данной стадии. Хотя на стадии возбуждения уголовного дела по общему правилу не могут проводиться следственные действия, это не исключает наличия процессуальной формы деятельности по рассмотрению сообщений о преступлении. Процессуальные действия не сводятся к следственным, не исчерпываются ими. К числу таких процессуальных (но не следственных) действий и относится, в частности, истребование необходимых материалов, с помощью которых может проводиться проверка сообщений о преступлениях.

В соответствии с ч.1 ст.144 УПК РФ, озаглавленной «Порядок рассмотрения сообщений о преступлении», дознаватель, орган дознания, следователь и прокурор обязаны принять, проверить сообщение о любом совершенном или готовящемся преступлении и принять по нему решение. Иными словами, процессуальная деятельность, осуществляемая в рамках стадии возбуждения уголовного дела в связи с поступившим в орган дознания, к следователю сообщением о преступлении, именуется «рассмотрение сообщений о преступлении».

Рассмотрение сообщений о преступлении, заключающееся в системе процессуальных действий по принятию сообщения о преступлении, проверке и разрешению по существу, и составляет содержание стадии возбуждения уголовного дела.

В литературе существует и другая точка зрения: рассмотрение заявлений и сообщений о преступлениях – это относительно самостоятельная часть уголовного процесса; включение этой деятельности в стадию возбуждения уголовного дела является искусственным. Очевидно, данное суждение не соответствует предписаниям ст.144 УПК РФ (впрочем, как и ранее действовавшей нормы – ст.109 УПК РСФСР 1960 года).

Таким образом, полагаем в понятие «рассмотрение сообщения о преступлении» включать следующие элементы: 1) прием и регистрацию сообщения о преступлении; 2) его проверку; 3) принятие процессуального решения о возбуждении или об отказе в возбуждении уголовного дела.

В содержание стадии возбуждения уголовного дела включаются также уголовно-процессуальные правоотношения. Поскольку данная стадия составляет важную часть уголовно-процессуальной системы, является ее неотъемлемым и обязательным этапом, возникающие правоотношения обладают той же спецификой, что и прочие уголовно-процессуальные правоотношения.

В-четвертых, стадия возбуждения уголовного дела завершается процессуальным актом (постановлением о возбуждении уголовного дела или об отказе в возбуждении уголовного дела), который определяет все дальнейшее производство.

Таким образом, роль стадии возбуждения уголовного дела в уголовном судопроизводстве определяется, во-первых, ее самостоятельностью по отношению к предварительному расследованию. Она предшествует дознанию и предварительному следствию, а не является их начальным моментом. Это видно из того, что возбудить уголовное дело может не тот орган, который будет производить расследование. По существу, возбуждение уголовного дела и начало предварительного расследования сближаются друг с другом в тех случаях, когда уголовное дело расследует тот же орган, который возбуждает уголовное дело, но и в этом случае возбуждение уголовного дела не теряет самостоятельного характера.

Во-вторых, возбуждение уголовного дела является обязательной стадией уголовного процесса и обязательным этапом движения конкретного уголовного дела. Она служит правовым основанием для всех дальнейших процессуальных действий при расследовании и разрешении уголовного дела. Дознаватель, орган дознания, следователь могут совершать предусмотренные законом процессуальные действия, в т.ч. применять меры процессуального принуждения, лишь после того, как решен вопрос о возбуждении уголовного дела и вынесено об этом соответствующее постановление. Именно поэтому представляется опасным ликвидировать данную стадию, как предлагают некоторые авторы.

В силу того, что уголовно-процессуальная деятельность на стадии возбуждения уголовного дела состоит в рассмотрении сообщений о преступлении, которое складывается из системы действий и решений по принятию, проверке и разрешению сообщений о любом совершенном или готовящемся преступлении, проанализируем каждый из указанных этапов.