Глава 18. НАЗНАЧЕНИЕ НАКАЗАНИЯ 1 страница

Литература

Бажанов М.И. Назначение наказания по советскому уголовному праву. Киев, 1980.

Благов Е.В. Назначение наказания. Теория и практика. Ярославль, 2002.

Горелик А.С. Наказание по совокупности преступлений и приговоров. Красноярск, 1991.

Гришанин П.Ф. Ответственность преступников-рецидивистов по советскому уголовному праву. М., 1974.

Караулов В.Ф. Стадии совершения преступления. М., 1982.

Карпец И.И. Индивидуализация наказания в советском уголовном праве. М., 1961.

Кругликов Л.Л., Васильевский А.В. Дифференциация ответственности в уголовном праве. СПб., 2003.

Кругликов Л.Л. О критериях назначения уголовного наказания // Советское государство и право. 1988. N 8.

Кругликов Л.Л. Смягчающие и отягчающие ответственность обстоятельства в уголовном праве. Воронеж, 1985.

Кругликов Л.Л. Уголовно-правовые средства обеспечения справедливости наказания. Ярославль, 1986.

Кузнецова Н.Ф. Ответственность за приготовление к преступлению и покушение на преступление по советскому уголовному праву. М., 1958.

Курс уголовного права. Общая часть. Т. 2: Учение о наказании. М., 1999.

Курс советского уголовного права: В 6 т. Т. 3. М., 1970.

Назначение наказания при совершении нескольких преступлений и по нескольким приговорам (Обзор судебной практики) // Бюллетень Верховного Суда СССР. 1982. N 2. С. 25 - 34.

Осипов П.П. Теоретические основы построения и применения уголовно-правовых санкций. Л., 1976.

Панько К.А. Вопросы общей теории рецидива в советском уголовном праве. Воронеж, 1988.

Плешаков А.М. Применение более мягкого наказания, чем предусмотрено законом. М., 1982.

Похмелкин В.В. Социальная справедливость и уголовная ответственность. Красноярск, 1990.

Российское уголовное право: Курс лекций. Т. 2: Наказание. Владивосток, 1999.

Становский М.Н. Назначение наказания. СПб., 1999.

Тельнов П.Ф. Ответственность за соучастие в преступлении. М., 1974.

Хамитов Р.Н. Специальные правила назначения наказания. Казань, 2001.

Чечель Г.И. Смягчающие ответственность обстоятельства и их значение в индивидуализации наказания. Саратов, 1978.

§ 1. Принципы назначения наказания

1. Назначение наказания как институт уголовного права. Назначение наказания - один из институтов уголовного права, и, как всякому другому институту, ему присущ свой круг принципов, исходных нормативно-руководящих идей. Нередко, однако, их либо пытаются низвести до уровня общих начал (ст. 60 УК РФ), утверждая, что выделение вопроса о принципах приводит к ненужному повторению одних и тех же положений, либо вообще вопрос о них не затрагивается. Между тем принципы назначения наказания призваны выполнять направляющую роль в развитии и функционировании данного правового института, обеспечивая последовательность в правотворческой и правоприменительной деятельности.

Современной отечественной теории уголовного права присуща разнохарактерность решений по многим моментам, касающимся учения о принципах: о круге последних, о толковании отдельных принципов, их соотношении и т.д. Так, в юридической литературе в общей сложности выделено свыше полутора десятков "принципов назначения наказания", в том числе неотвратимость, наказуемость, обоснованность, определенность наказания, обязанность суда мотивировать избираемое наказание, назначение его отдельно за каждое преступление и затем по совокупности, стимулирование отказа от продолжения преступной деятельности и позитивного посткриминального поведения и т.п.

В этой связи представляются правильными два исходных положения. Во-первых, принципами института назначения наказания в уголовном праве могут выступать лишь нормативные, нашедшие определенное закрепление именно в уголовном законодательстве идеи, присущие институту назначения наказания. Во-вторых, в сфере избрания наказания действуют принципы: 1) общеправовые, 2) отраслевые, межотраслевые и 3) института назначения наказания. К числу первых следует отнести законность, гуманизм, равенство и др. <1>, ко вторым - дифференциацию и индивидуализацию ответственности, целевое устремление и рациональное применение мер ответственности, к третьим - дифференциацию и индивидуализацию наказания, целевое устремление и рациональное применение мер уголовного наказания.

--------------------------------

<1> Некоторые юристы общеправовыми принципами и ограничивают круг принципов назначения наказания. См., например: Становский М.Н. Назначение наказания. СПб., 1999. С. 140.

В содержании части принципов уголовного законодательства, изложенных в ст. ст. 3 - 7 УК РФ, нашли отражение идеи, касающиеся сферы избрания судом наказания. Так, согласно ст. 7 УК гуманизм в уголовном праве проявляется в том, что наказание, применяемое к виновному (равно как и иная мера уголовно-правового воздействия), не может иметь своей целью причинение физических страданий или унижение человеческого достоинства. Принцип справедливости трактуется в ст. 6 УК как соответствие избираемого судом наказания характеру и степени общественной опасности преступления, обстоятельствам его совершения и личности виновного.

2. Назначение наказания и его индивидуализация. В ч. 1 ст. 60 УК указывается, что лицу, признанному виновным в совершении преступления, назначается справедливое наказание. Принципу справедливости в сфере избрания судом наказания принадлежит особое место. Как нравственной категории, справедливости "присущи два диалектически противоречивых аспекта - уравнивающий и распределяющий" <1>. Первый из них налагает на суд обязанность применять "одинаковый масштаб" - единые пределы наказания при совершении преступлений одного вида; соответствующие положения Общей части уголовного законодательства; единые критерии избрания наказания; учитывать не только степень, но и характер общественной опасности содеянного. Без осуществления требования равенства граждан перед законом невозможно обеспечить в сфере назначения наказания четкую линию уголовной политики: применение строгих мер наказания к лицам, совершившим тяжкие преступления, и определение мер, не связанных с лишением свободы, в отношении лиц, виновных в совершении менее опасных преступлений.

--------------------------------

<1> Осипов П.П. Теоретические основы построения и применения уголовно-правовых санкций. Л., 1976. С. 107.

Избирая наказание, суд, таким образом, должен постоянно держать в поле зрения требование равенства, которое только на первый взгляд несовместимо с идеей индивидуализации, претит ей. Если при совпадающих в целом характеристиках содеянного и данных о личности двум осужденным по делу назначаются заметно различающиеся меры воздействия, нельзя говорить о соблюдении равенства граждан перед законом и в целом о справедливости наказания.

Сказанное не позволяет согласиться с нередким отождествлением понятий назначения и индивидуализации наказания и с предложением исключить из общих начал назначения наказания (ст. 60 УК) указание на учет судом характера общественной опасности преступления. В заголовке и содержании статьи не случайно идет речь о "назначении" наказания: оно не сводится к индивидуализации наказания, предполагающей максимальное приспособление уголовно-правовых мер к целям исправления, специальной превенции. Как и справедливость, "назначение" охватывает единство двух сторон - равенства и индивидуализации.

Справедливость наказания - это не только моральная, но и правовая категория: она закреплена ныне в Уголовном кодексе, зафиксирована и в Общей части УПК в главе о принципах (ч. 2 ст. 6) уголовного судопроизводства, а равно и в Особенной его части при описании оснований к отмене или изменению приговора (ст. ст. 379, 383). Справедливость в сфере назначения наказания выступает в роли важнейшего мерила последнего и критерия оценки правильности избранной меры; она служит для соотнесения разнообразных, подчас противоречивых требований и интересов. Можно поэтому согласиться с утверждением, что справедливость воплощается "не в каком-то одном, а во всей системе уголовно-правовых принципов" и что она представляет собой наиболее общий принцип, "от которого идут связующие нити ко всем остальным уголовно-правовым принципам и нормам" <1>. В конечном счете только такое наказание справедливо, которое одновременно и законно, и соответствует по своему виду и размеру целям наказания, и экономно, и гуманно. Справедливость наказания достигается в итоге оптимального сочетания разных, порой вступающих в противоречие между собой, требований, которые взаимно дополняют и корректируют действие друг друга.

--------------------------------

<1> Похмелкин В.В. Социальная справедливость и уголовная ответственность. Красноярск, 1990. С. 23.

3. Дифференциация и индивидуализация наказания. Согласно второму - распределяющему - аспекту справедливости суд должен учитывать все конкретные данные по делу, все индивидуализированные особенности содеянного и личности виновного, чтобы обеспечить в конечном счете соразмерность избираемого наказания обстоятельствам дела. В науке уголовного права и в правоприменительной деятельности процесс соотнесения назначаемого наказания с опасностью содеянного, данными о личности виновного, отягчающими и смягчающими обстоятельствами обычно именуется индивидуализацией наказания. Некоторые ученые, однако, придерживаются иной трактовки - либо более узкой, сводя процесс индивидуализации к учету особенностей личности виновного и обстоятельств дела, смягчающих и отягчающих наказание (М.И. Бажанов, И.И. Карпец), либо более широкой, за счет указания на необходимость учета не только степени, но и характера опасности содеянного (А.Д. Соловьев). В последнем случае ставится знак равенства между индивидуализацией и назначением наказания, их критериями, что, как отмечалось выше, довольно спорно.

Нередко различают индивидуализацию наказания в законе и в суде, что имеет под собой определенные основания. По образному выражению проф. С.В. Познышева, в определении меры уголовно-правового воздействия в отношении виновных участвуют две власти: законодатель и судья. Первый из них определяет общий контур (абрис) наказуемости, вводя судейское усмотрение в строго очерченные рамки, а второй - суд - в отведенных ему пределах конкретизирует наказание, опираясь на сформулированные в законе критерии, и излагает свой вывод о мере уголовно-правового воздействия в приговоре <1>. Если во втором случае речь идет об индивидуализации наказания в собственном смысле слова, то в первом - о дифференциации наказания. Критериями разграничения упомянутых парных категорий выступают: во-первых, субъект - дифференциация осуществляется законодателем, а индивидуализация - судом (судьей, председательствующим суда присяжных); во-вторых, акт, в котором закрепляются соответствующие итоги - соответственно уголовный закон и приговор (постановление, определение).

--------------------------------

<1> Познышев С.В. Очерк основных начал науки уголовного права. Общая часть. М., 1923. С. 69.

Дифференциация (от лат. - различие) - это разделение, расчленение, расслоение чего-либо на отдельные элементы, составляющие части; в российском уголовном законодательстве она пронизывает содержание и Общей, и Особенной его частей. В частности, дифференциация наказания в Особенной части УК осуществляется законодателем преимущественно посредством: а) квалифицированных составов преступлений и соответствующих им новых рамок наказуемости; б) относительно-определенных, альтернативных и кумулятивных (т.е. с дополнительными наказаниями) санкций; в) возможности (факультативности) применения дополнительных наказаний наряду с обязательными.

Средства дифференциации в Общей части УК РФ более разнообразны: а) установление основных и дополнительных наказаний; б) возможность применения дополнительных наказаний, не упомянутых в санкции статьи Особенной части УК; в) ограничения в применении наказаний по кругу лиц (несовершеннолетние, нетрудоспособные, пенсионеры и т.д.); г) определение отбывания наказания в различных видах исправительных учреждений; д) возможность признания наличия рецидива; е) допустимость назначения наказания ниже низшего предела и перехода к более мягкому виду наказания; ж) возможность условного осуждения; з) установление градированного усиления или смягчения наказания и т.д.

В то же время не существует непроходимой границы между дифференциацией и индивидуализацией наказания: первая из них выступает в качестве необходимой предпосылки второй, в конкретном уголовном деле дифференциация опосредуется судом через индивидуализацию наказания, через приговор.

Так, ст. 33 УК РФ осуществляет градацию соучастников в зависимости от выполняемой ими функции, а ст. 67 УК предписывает суду при назначении наказания обязательно учитывать характер и степень фактического участия лица в совершении преступления. Нетрудно видеть, что в содержании упомянутой нормы заложены предпосылки осуществления судом процесса индивидуализации наказания, выражающиеся в законодательной дифференциации ответственности соучастников. Вместе с тем реализация упомянутых законоположений мыслима лишь в рамках судебного приговора, при назначении судом наказания. В итоге достигается оптимальное сочетание требований законности и дифференциации наказания, с одной стороны, и индивидуализации, конкретизации меры наказания - с другой.

Для Уголовного кодекса РФ характерна достаточно углубленная дифференциация наказания. В частности, впервые установлены правила о градированном смягчении или усилении наказания с учетом определенных обстоятельств дела (ст. ст. 62, 65, 66, 68 УК).

4. Общие начала и принципы назначения наказания. В ст. 60 УК РФ об общих началах назначения наказания нашел свое закрепление ряд принципов (общеправовых, отраслевых, а также относящихся к данному институту): индивидуализации, целевого устремления, рационального применения наказания. В этом смысле данная статья с полным основанием может быть названа базовой нормой, закрепляющей нормативно-руководящие идеи в сфере избрания судом наказания.

Вместе с тем на этом основании было бы ошибочно утверждать, что принципы института назначения наказания воплощены в общих началах и только в них: они находят свое конкретное воплощение во многих нормах Общей части УК <1>. Например, принципы целевого устремления наказаний и гуманизма отражены также в ст. ст. 7 и 43 УК РФ. Следовательно, не имеется оснований ни для отождествления, ни для противопоставления принципов и общих начал назначения наказания: "Принципы и общие начала назначения наказания, хотя и взаимосвязаны, но это самостоятельные категории уголовного права, находящиеся в определенном соотношении между собой и требующие отдельного рассмотрения" <2>.

--------------------------------

<1> Бажанов М.И. Назначение наказания по советскому уголовному праву. Киев, 1980. С. 11.

<2> Курс уголовного права. Общая часть. Т. 2: Учение о наказании / Под ред. Н.Ф. Кузнецовой и И.М. Тяжковой. М., 1999. С. 75.

С позиции принципа рационального применения (экономии) недопустимо определение судом наказания с "запасом". Если можно достичь результата, оговоренных в ст. 43 УК РФ целей менее суровым наказанием, суд обязан назначить именно такую, менее строгую меру воздействия: "Более строгий вид наказания из числа предусмотренных за совершенное преступление, - сказано в ч. 1 ст. 60 УК, - назначается только в случае, если менее строгий вид наказания не сможет обеспечить достижение целей наказания".

Таким образом, назначение наказания - один из важнейших институтов уголовного права. Как всякому другому институту, ему присущ свой круг принципов: общеправовых (законность, справедливость, гуманизм и т.д.), межотраслевых и отраслевых (дифференциации и индивидуализации ответственности, целевого устремления и экономии, рациональности мер ответственности) и собственно института назначения наказания (дифференциации и индивидуализации, целевого устремления и рационального применения мер уголовного наказания). Равенство и индивидуализация - две составляющие справедливости при избрании наказания, и в этом плане было бы целесообразно при определении круга принципов уголовного законодательства либо ограничиться указанием на требование справедливости, либо, отказавшись от последнего, назвать принципы равенства и индивидуализации.

Индивидуализация наказания и его назначение - близкие, но не совпадающие понятия: второе из них шире. Сущность индивидуализации - в максимальном приспособлении избираемой судом меры к целям уголовно-правового воздействия, во всестороннем учете всех конкретных данных, характеризующих содеянное и личность виновного. Дифференциация наказания, выражающаяся в законодательной градации уголовно-правового воздействия в нормах Общей и Особенной частей Уголовного кодекса, выступает важной и необходимой предпосылкой индивидуализации наказания; в конкретном уголовном деле дифференциация опосредуется судом через процесс индивидуализации наказания.

Статья 60 УК РФ, как уже говорилось, является базовой нормой для принципов института назначения наказания. Вместе с тем принципы и общие начала назначения наказания - понятия не совпадающие.

§ 2. Общие начала назначения наказания

1. Законодательные пределы назначения наказания. В ст. 60 УК РФ зафиксированы следующие основные начала (правила): а) наказание назначается судом в пределах, предусмотренных соответствующей статьей Особенной части Уголовного кодекса; б) должны учитываться положения Общей части уголовного законодательства; в) более строгий вид наказания из числа предусмотренных за совершенное преступление назначается только в случае, если менее строгий вид наказания не сможет обеспечить достижение целей наказания; г) суд учитывает характер и степень общественной опасности преступления и личность виновного. Первое из них является выражением принципа законности, третье - принципа рационального применения (экономии) мер уголовно-правового воздействия, четвертое - принципов равенства и индивидуализации наказания. Положение, сформулированное в ч. 2 ст. 60 УК о применении ст. 64 УК, касается первого из названных общих начал, устанавливая исключения из общего правила о соблюдении пределов назначения наказания.

Только примененные в совокупности, упомянутые требования (общие начала) могут гарантировать назначение законного и справедливого наказания.

Под законодательными пределами следует понимать минимальную (нижнюю) и максимальную (верхнюю) границы наказания, установленные законом, в рамках которых суд вправе избрать конкретное наказание за определенное преступление. Сказанное позволяет выделить две особенности пределов: их определенность и зависимость от вида преступления. Согласно второй из них первичной важной ступенью выявления судом законодательных пределов является надлежащая уголовно-правовая оценка (квалификация) содеянного виновным. Квалифицировав преступление по той или иной статье Особенной части Кодекса, суд тем самым определяется в санкции как составной части статьи и сердцевине законодательных пределов.

Следует, однако, иметь в виду, что санкция статьи далеко не охватывает всего спектра средств воздействия на лицо, нарушившее уголовный закон. Это четко зафиксировано в преамбуле Постановления Пленума Верховного Суда СССР от 29 июня 1979 г. "О практике применения судами общих начал назначения наказания": в отступление от общего правила о том, что наказание определяется судом в пределах санкции статьи, по которой квалифицировано содеянное лицом, законодатель допускает при определенных условиях возможность назначения наказания ниже низшего предела и переход к другому, более мягкому виду наказания, применения условного осуждения и отсрочки отбывания наказания, а также освобождения от уголовной ответственности и наказания. Напомним также о возможности суда усиливать наказание по сравнению с тем, которое упомянуто в санкции статьи, посредством применения отдельных дополнительных наказаний, а также об ограничениях в части размеров и видов наказания применительно к отдельным категориям осуждаемых, о допустимости замены избираемого наказания другим (ст. ст. 46, 49, 50, 51, 53 УК и др.) и т.д.

Так, в Особенной части УК вовсе не упоминается о праве суда подвергнуть лицо - при наличии соответствующих условий - такому дополнительному наказанию, как лишение специального, воинского или почетного звания, классного чина и государственных наград (ст. 48 УК РФ). Часть видов наказания, которые обозначены как основное или дополнительное в санкциях статей, в действительности рассчитаны на более широкую сферу применения: они могут назначаться при наличии соответствующих условий и по делам о других преступлениях. Сказанное касается таких основных видов наказаний, как ограничение по военной службе (ст. 51) и содержание в дисциплинарной воинской части (ст. 55), и такой дополнительной меры, как лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью (ст. 47 УК РФ).

Применительно к определенным категориям осуждаемых пределы назначения наказания оказываются более узкими по сравнению с санкцией той статьи, по которой квалифицированы действия лица, - когда в Общей части УК установлен запрет на применение конкретного вида наказания к определенной категории лиц (например, смертной казни - к женщинам, к мужчинам, достигшим 65 лет, и т.д.) либо установлены ограничения в части размеров, срока наказания (например, срока лишения свободы, ареста - к несовершеннолетним).

Следовательно, арсенал средств воздействия, который может применяться судом, как правило, шире того, что назван в санкции статьи Особенной части УК. В конечном же счете практически ни одна санкция статьи не может дать суду всеобъемлющего и точного представления о круге средств воздействия и их границах, о размерах, которые суд вправе или обязан применить к лицу, совершившему преступление. Тем самым опровергается весьма распространенное в отечественной теории уголовного права мнение о том, что определение наказания в приговоре ограничено пределами, "четко обозначенными" в соответствующих статьях Особенной части Кодекса.

Действительно, каждые три из четырех санкций не обладают достаточной определенностью; в частности, нередко в них не содержится указаний относительно минимума описываемого вида основного наказания. Например, согласно ст. 224 УК РФ небрежное хранение огнестрельного оружия наказывается штрафом в размере до 40 тыс. рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех месяцев, либо обязательными работами на срок до 180 часов, либо исправительными работами на срок до одного года, либо ограничением свободы на срок до двух лет, либо арестом на срок до шести месяцев; в соответствии с ч. 2 ст. 199 УК квалифицированный вид уклонения от уплаты налогов с организации может влечь, в частности, лишение свободы на срок до шести лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового.

Санкция статьи Особенной части Кодекса содержит лишь указание на те меры воздействия, которые наиболее характерны для описанного в диспозиции этой статьи вида преступления. Полное же уяснение о данных суду возможностях (и его обязанностях), о законодательных пределах назначения наказания может дать лишь санкция уголовно-правовой нормы. Сердцевиной ее, бесспорно является санкция статьи Особенной части УК, а ряд элементов, которые могут серьезно корректировать предписания последней либо конкретизировать эти предписания, дополняют их, указан в Общей части уголовного законодательства.

Иное представление о понятии пределов назначения наказания - отождествление их с санкцией статьи - порождает мнения, с которыми трудно согласиться, например, о том, что назначение судом дополнительного наказания, не указанного в санкции статьи, не есть выход за ее пределы. Спрашивается, почему же? Ведь поскольку суд подвергает виновного наказанию, не предусмотренному санкцией статьи, налицо выход за ее рамки и появление новых пределов, устанавливаемых уже санкцией нормы.

По тем же причинам спорно мнение о том, что выйти за пределы санкции статьи суд может лишь по основаниям ст. 64 УК РФ, т.е. только в порядке исключения и лишь за нижнюю границу санкции; за верхние же пределы санкции суд не вправе выйти ни при каких условиях. При всей внешней привлекательности этого мнения оно весьма уязвимо. С одной стороны, при наличии оговоренных в Общей части УК условий суд может либо вовсе воздержаться от реального применения уголовного наказания, либо применить более мягкое наказание по сравнению с упомянутым в санкции статьи - не по основаниям ст. 64 УК (например, в силу ст. 55 УК РФ). С другой стороны, как отмечалось выше, закон предоставляет суду право в определенных случаях выйти и за верхние пределы санкции статьи Особенной части (ст. ст. 47, 48 УК РФ и др.). С выходом за верхние пределы санкций статей, входящих в совокупность, суду приходится иметь дело и при избрании наказания по совокупности преступлений и приговоров. Согласно ч. 4 ст. 56, ст. ст. 69 и 70 УК окончательный срок наказания в таких случаях может быть выше пределов, установленных отдельными санкциями статей, по которым квалифицированы действия (бездействие) виновного, и составить до 25 лет лишения свободы - по совокупности преступлений и до 30 лет - по совокупности приговоров.

Иначе говоря, избирая наказание по правилам ст. ст. 69 и 70 УК, суд последовательно руководствуется двумя пределами. Одним - избирая наказание за отдельное преступление: здесь пределом служит санкция нормы, содержащей описание нарушенного запрета. Другим - при определении окончательного наказания по совокупности приговоров.

Вопрос о новых пределах возникает также и при применении ст. 64 УК РФ, когда судом назначается наказание ниже низшего предела. Пленум Верховного Суда РФ в п. 12 Постановления от 11 января 2007 г. N 2 "О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания" разъяснил, что в таких случаях назначаемое наказание не может быть ниже минимального предела, установленного законом для данного вида наказания <1>.

--------------------------------

<1> Бюллетень Верховного Суда РФ. 2007. N 4.

Обращает на себя внимание то обстоятельство, что в ст. 64 УК умалчивается о максимальной границе новых пределов избрания наказания. Если наказание судом назначается ниже низшего предела, то в этом случае, как представляется, верхней границей новых пределов должна быть признана та, которая не достигает минимальных сроков обычного предела санкции нормы, находится, по терминологии законодателя, "ниже низшего предела" санкции статьи.

Поскольку санкция статьи Особенной части УК составляет сердцевину санкции уголовно-правовой нормы, ее содержание в немалой степени предопределяет возможности суда в сфере назначения наказания. Санкция статьи может быть охарактеризована с различных позиций, по различным классификационным признакам. Действующему уголовному законодательству известны санкции простые и кумулятивные (с дополнительным наказанием), единичные и альтернативные, относительно-определенные и абсолютно-определенные. Различное сочетание этих видов, их комбинация дают тип санкции. С помощью последнего появляется реальная возможность дать той или иной санкции комплексную всестороннюю оценку, раскрыть возможности, заложенные в ней законодателем в плане назначения наказания. Так, санкция в ч. 1 ст. 203 УК, предусматривающая ограничение свободы на срок до трех лет, либо арест на срок до шести месяцев, либо лишение свободы на срок до пяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового, относится к санкциям типа "кумулятивная, альтернативная, относительно-определенная". Она позволяет суду: а) избирать с учетом всех данных по делу тот или иной вид наказания; б) варьировать его в части сроков; в) применять дополнительное наказание. Ясно, что такого рода санкции позволяют наиболее полно учесть всю совокупность обстоятельств дела, глубже индивидуализировать наказание.

2. Критерии назначения наказания. Положения Общей части УК при назначении наказания используются судом в двух планах. Во-первых, для уточнения законодательных пределов, границ санкции уголовно-правовой нормы (о чем говорилось выше) и, во-вторых, для уточнения и уяснения содержания критериев назначения наказания. Так, в целях квалификации преступления, совершенного лицом, нередко достаточно установить, что это лицо действовало с умыслом или по неосторожности. В целях же назначения наказания важен вид умысла или неосторожности, проявленный лицом, из числа названных в ст. ст. 25 и 26 УК РФ. Для квалификации по ст. 33 УК РФ (и статье Особенной части УК) достаточно констатации, что лицо выполняло одну из функций, названных в этой статье, выступало в качестве соучастника; при назначении наказания важна конкретная роль и степень участия в содеянном такого лица, его вклад в достижение преступного результата.

Важная роль в сфере назначения наказания отводится правосознанию судьи, указание на которое ныне из общих начал исключено, так как якобы именно оно и определяло субъективизм судей при назначении наказания <1>. Между тем поскольку избрание наказания - это одна из важнейших сфер человеческой деятельности, носящая оценочный характер и не поддающаяся (по крайней мере на современном этапе) детальной и полной конкретизации, существенное значение приобретает правильное представление суда о праве: наличии и содержании соответствующих уголовно-правовых предписаний, практике их применения, механизме "выведения" законного и справедливого наказания на базе обрисованных в законе критериев его назначения. Дефекты индивидуального профессионального правосознания судьи - одна из главных причин допускаемых при назначении наказания ошибок, доля которых, согласно выборочным исследованиям, колеблется в пределах от 35 до 50% в общей массе ошибок, фиксируемых по отмененным и измененным приговорам судов.