Фонематическая дислексия и дисграфия

Наиболее часто встречается так называемая фонематическая, или, иначе, фонологическая, дислексия и дисграфия (рис. VI).

Задача сказать что-либо «от себя», по внутриречевому замыслу, предполагает владение ассоциативной связью фонемы с артикуле-мой (артикуляционной позой соответствующего звука речи). Кро­ме того, ряд фонем, из которых состоит слово, должны стать ассо­циативно связанными с рядом соответствующих им артикулем.

Фонематическая дислексия и дисграфия - №1 - открытая онлайн библиотека

Пирамида, составленная неречевым слухом, речевым слухо­вым гнозисом, фонематическим слухом, венчается еще одним уровнем - фонематической осведомленностью (компетенцией), которая необходима для овладения письменной речью. Цент­ральным звеном этого процесса является способность связать фонему с буквой (графемой). Решение данной задачи осложняется тем, что буква - эквивалент не всего звука речи, а только его фо­немной составляющей. Фонетические признаки не должны учи­тываться при соотнесении звука с буквой. Для письменной речи основополагающими являются связи: а) фонема - графема - для отдельных букв; б) серия фонем - серия графем - для слов.

Мозговые механизмы выработки таких связей состоят в том, чтобы осуществлялось взаимодействие определенных зон левого полушария: а) левой височной доли, ответственной за освоение фонематического кода языка, и постцентральной (нижнетемен­ной) области, б) левой височной доли, ответственной за освоение фонематического кода языка, и премоторной зоны. Если взаи­модействие не осуществляется, то ребенок не усваивает или усваивает с большим трудом, какая буква соответствует какой фонеме. Основная причина этого - плохая проводимость нерв­ных путей, связывающих данные области.

То, что буква - эквивалент фонемы, а не звука речи в целом, объясняет тот факт, что дети с дислалией могут без труда овладе­вать грамотой. С другой стороны, можно правильно произносить звук речи, т.е. не иметь дислалии, но испытывать трудности обу­чения чтению и письму.

Неправильное произношение звука речи повышает степень риска к дислексии и дисграфии лишь в том случае, если отражает незрелость звуковой стороны речи в целом, например, носит ха­рактер физиологического косноязычия, в котором фонетическая и фонематическая составляющая звука речи не получили необ­ходимой автономии.

Фонематический слух позволяет запомнить те особенности (признаки) звуков, благодаря которым смысл одного слова отли­чается от смысла другого. Например, слова «ДЕНЬ-ТЕНЬ», «БОЧКА-ПОЧКА», «РАД-РЯД», «УГОЛ-УГОЛЬ» различаются по одному признаку, зашифрованному в фонематических проти­вопоставлениях. Слово «щенок» дети с дисграфией часто пишут как «ченок» (фонема «щ» обозначена здесь буквой не буквой Щ, а Ч). Слова «копия» и «копья» звучат для таких детей одинаково. Они могут писать «пю» вместо «пью» или «шар» вместо «жар» и с трудом понимают, что есть звуки, состоящие из двух других (дифтонги). Например, «ю» складывается из «и» и «у», они же так и пишут «йу» вместо «ю» («пойу» - «пою») и т.д

83ак644 193



В других случаях буква может обозначить в звуке речи не то, что соответствует ей, а все то, что слышит ухо. Например, слово «яблоко» может быть написано как «йаблоко», хотя фонема «Я» здесь эквивалент дифтонга, а не каждой из его частей. Такое письмо, когда ребенок пишет так, как слышит, носит название фонетического письма. В этом случае дисграфия так и обозначает­ся как дисграфия по типу фонетического письма. Если же ребенок пишет вместо одной фонемы другую, то это фонематическая (или, иначе, фонологическая) дисграфия.

Фонематические (фонологические) дислексики и дисграфики плохо усваивают и правила правописания, так как не слышат всех изменений звука при грамматическом изменении слова, не дела­ют необходимых обобщений и не чувствуют связи слов. Напри­мер, слова «гористый» и «горный» они не ощущают как родствен­ные, близкие по смыслу однокоренные слова. Они могут не уло­вить, что в словах «негодный» и «нехороший» одна и та же приставка и т.д. Этих детей отличает то, что даже при хорошем знании грамматики, они не умеют применять ее на письме. Сле­довательно, причины неуспеваемости таких детей не в лени, как раньше это было принято считать, а совсем в другом. Чтением они также овладевают медленно, т.к. им сложно соотнести букву (как графический знак) и звук речи. Кроме того, они плохо восп­ринимают на слух, как звуки речи сливаются в слоги, не улавли­вают порядок этих слогов в слове. В результате - ошибки в чте­нии: дети путают буквы, переставляют слоги, читают по догадке.

Помимо ассоциативной связи между звуком и буквой, для письма необходимо уловить нужный звук в потоке быстро про­износимых звуков, входящих в состав слова, - произвести фоне­матический анализ. Задача, как можно видеть по некоторым детям, нелегкая. Даже машины, которых обучают говорить, с трудом различают звуки. Если же фонематический слух и фоне­матический анализ не страдают, то ребенок довольно легко справляется с узнаванием звуков речи на слух - как отдельно звучащих, так и в звуковом потоке.

Особым видом фонологической дисграфии является дизор-фография. Нужно отметить тем не менее, что по поводу право­мерности отнесения дизофографии к дисграфии также не имеет­ся единства мнений, поэтому ее включение в данный раздел но­сит в определенной мере условный характер.

Дизорфография проявляется в том, что у ребенка отсутствует «чутье» на орфограммы. Он не может определить, где именно нужно применить правило, которое ему хорошо известно, на­пример, правило о том, как писать слова с безударными гласны­ми. Ребенок может, во-первых, не уловить, что эта самая без­ударная гласная присутствует в слове, а во-вторых, не знать, ка-



кие слова являются родственными, а какие нет. Например, он пишет слово «домашний» через «А» - дАмашнии, объясняя это тем, что дома что-то дают, а слово «живот» через Е- «жЕвот», связывая его основное значение с жеванием, благодаря которому пища попадает в этот орган.

5.3.2. Оптическая дислексия и дисграфш

Чтобы научиться читать и писать, необходимо также зрение на буквы - буквенный гнозис. С тех пор, как человечество изобрело буквы, оно приобрело такую огромную значимость, что в мозге выделилась специальная область, отвечающая за букву. Эта об­ласть находится в левом - главном по речи - полушарии. Буква отличается от любого другого рисунка прежде всего своей услов­ностью, т.к. сама по себе она никак не связана по смыслу с тем звуком, который обозначает.

Если буквенный гнозис сохранен, ребенок запоминает на­чертание букв без особого труда. Конечно, имеется в виду умст­венно полноценный ребенок, способный к усвоению символов, каковыми являются любые буквы. Если же буквенный гнозис страдает, то у ребенка появляются ошибки в чтении и письме. Дети, которым трудно запомнить букву зрительно, путают похо­жие по рисунку буквы («Р» и «Ь», «3» и «Э» и т.д.). Они могут пе­ревернуть букву («N» и «И»), добавить лишний крючок («Ц» и «Щ»), повернуть ее в другую сторону («3» и «Е»). Такую дислек­сию и дисграфию называют оптической или зрительной (рис. VII).

Интересно отметить, что дети с зеркальным чтением и пись­мом, т.е. «оптические дисграфики и дислексики», часто способ­ны к рисованию. По-видимому, это объясняется тем, что области

Фонематическая дислексия и дисграфия - №2 - открытая онлайн библиотека

правого полушария, благодаря которым формируется предмет­ный образ и символ, симметричны «буквенным» областям в ле­вом, ведают зрительными образами предметов и являются более «старыми» и прочными. Говоря более конкретно, здесь имеет место замена одной способности - к букве, другой способно­стью - к рисунку, т.е. зрительному представлению предмета. Та­кая зависимость, однако, необязательна.

Остановимся подробнее на зеркальных переворотах букв. Зеркальное письмо, как правило, бывает у левшей, явных или скрытых. Гиперактивность правого полушария, нередко сопро­вождающая левшество, обусловливает то, что полушарный диа­лог задерживается, протекает напряженно. Правое полушарие включается в процесс овладения письмом и чтением, как бы подменяя левое - и «поворачивает» буквы, как ему удобно.

Правое полушарие доминантно в иероглифических видах письменности, где каждый иероглиф обозначает целое слово. Иероглифы - это, по существу, рисунки, а изобразительная де­ятельность находится в ведении именно правого полушария. У китайца, например, письмо и чтение пострадают, если нару­шится функция определенных зон не левого, а правого полуша­рия мозга. Проявится это в забывании иероглифов или их дета­лей, т.е. пострадает рисунок, картинка иероглифа. Если этот же китаец умел писать буквами на другом языке, то эта способность у него сохранится.

5.3.3. Кинетическая (моторная) дислексия и дисграфия

К этому виду нарушений письменной речи относят окуломо-торную дислексию и моторную дисграфию. Окуломоторная дис­лексия связана с нарушением движения глаз. Перевод взора с буквы на букву, со слова на слово, со строки на строку и т.д. име­ет свои закономерности, которыми необходимо овладеть, но не всем детям это удается сделать беспрепятственно. Моторная дисграфия обусловлена определенными требованиями к движе­ниям руки. Если они не соблюдаются, то возникает так называе­мая кинетическая (моторная) дисграфия.

5.3.4. Вторичная (неспецифическая) дислексия и дисграфия

Описанные выше виды дисграфий являются первичными, т.к. обусловлены нарушением одной из базисных для письмен­ной речи функций (предпосылок). Помимо этого имеются вто­ричные дисграфия и дислалия. К ним относятся, например, те, которые связаны с плохой слухо-речевой памятью, мешающей запомнить прочитанный или диктуемый текст и правильно воспроизвести его. Вторичными являются также дислексия и

дисграфия, которые обусловлены непосильным для ребенка темпом деятельности. Их можно обозначить как «цейтнотные». В современной школе практикуются скоростное чтение и письмо, которое для целого ряда детей оборачивается катастрофой. Не успевая читать и писать согласно заданному темпу, дети не толь­ко теряют уверенность в своих способностях, но часто получают отвращение к русскому языку. Термины «дислексия» и «дисгра­фия» по отношению ко многим детям должен быть поставлен в этих случаях в кавычки. У детей, которые не успевают читать и писать с заданной скоростью, нет предпосылок для дислексиче-ской и дисграфической патологии. У них достаточно развит фо­нематический слух, они легко узнают буквы разных шрифтов, хорошо подбирают родственные слова и понимают словесные обобщения и понятия. Однако торопясь выполнить задание, они допускают самые разнообразные ошибки. Создается впечатле­ние, что у них присутствуют все виды дислексии и дисграфии, хотя в условиях более медленного чтения и письма они достаточ­но хорошо читают и пишут.