Состояние и динамика общественно опасного поведения лиц, не достигших возраста уголовной ответственности в Российской Федерации

На протяжении последнего десятилетия российская криминологическая наука обращает все более пристальное внимание на общественно опасные деяния лиц, не являющихся субъектами преступления по причине недостижения возраста уголовной ответственности. Так, за последнее десятилетие было защищено несколько работ, посвященных данной проблеме[55].

Общественно опасное поведение несовершеннолетних, не достигших возраста уголовной ответственности, как внешнее проявление деятельности лиц, не достигших 14-ти или 16-ти лет, выражающееся в совершении деяний, объективная сторона которых предусмотрена уголовным законом, причиняющих значительный вред интересам личности, общества и государства, логично становится частью предмета криминологии, т.к. в настоящее время данная категория лиц представляет собой резерв российской преступности, а их общественно опасное поведение имеет устойчивую тенденцию к росту.

Как свидетельствует официальная статистика, количество общественно опасных деяний, совершенных лицами до достижения возраста уголовной ответственности, в Российской Федерации составляет более 100 тыс. в год[56].

В.Л. Цветков указывает, что шестидесяти процентам преступлений, совершенных в более позднем возрасте, предшествовало неадекватное поведение в возрасте до 14-ти лет. Кроме того, в асоциальном поведении происходит накопление противоправного опыта, формируется внутренняя готовность к переходу на преступный путь; и (что немаловажно) в данном возрасте имеется «некоторый резерв времени», методов и средств для предупреждения асоциального поведения[57].

Представляется, что это достаточно веские аргументы для полноценного криминологического изучения общественно опасного поведения несовершеннолетних, совершающих преступления, но в силу возраста не подлежащих уголовной ответственности.

Криминологический анализ общественно опасных деяний несовершеннолетних, не достигших возраста уголовной ответственности, имеет свою специфику. Так, криминальное поведение так называемых «несубъектов» отражается:

- в статистической отчетности подразделений по делам несовершеннолетних органов внутренних дел (форма статистической отчетности «Несовершеннолетние»);

- в отчетности комиссий по делам несовершеннолетних и защите их прав (в части статистической информации о количестве рассмотренных материалов об отказе в возбуждении уголовных дел);

- частично - в отчетности Судебного департамента о работе судов первой инстанции по рассмотрению уголовных дел (форма F1), содержащей информацию о количестве рассмотренных судами представлений о направлении несовершеннолетних в специальные учебно-воспитательные учреждения закрытого типа и центры временного содержания.

Чтобы оценить удельный вес общественно опасного поведения несовершеннолетних, не достигших возраста уголовной ответственности, необходимо, прежде всего, представлять картину преступности несовершеннолетних в целом.

Официальная отчетность подразделений по делам несовершеннолетних органов внутренних дел по исследуемой возрастной категории несовершеннолетних содержит информацию о количестве несовершеннолетних:

- в возрасте до 14-ти лет, 14-15-ти лет, состоящих на учете в ПДН на конец и начало отчетных периодов;

- не подлежащих уголовной ответственности вследствие недостижения возраста уголовной ответственности, в том числе совершивших общественно опасные деяния в возрасте до 14-ти лет, а также совершивших общественно опасные деяния повторно;

- в отношении которых на рассмотрение комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав были направлены прекращенные уголовные дела или материалы об отказе в возбуждении уголовного дела вследствие недостижения возраста уголовной ответственности (в том числе в отношении которых принято решение КДН ходатайствовать о направлении в специальное учебно-воспитательное учреждение закрытого типа);

- доставленных в органы внутренних дел за совершение общественно опасного деяния до достижения возраста уголовной ответственности.

Таким образом, общественно опасное поведение лиц, совершивших криминальные деяния до достижения возраста уголовной ответственности, освещается в отчетности органов внутренних дел с нескольких позиций. Тем не менее, можно констатировать, что существующая отчетность не позволяет создать целостное представление об этом явлении.

Например, еще с 2003 г. из отчетности исчезло требование отражать градацию по возрасту (до 14-ти лет, от 14-ти до 16-ти лет) в отношении несовершеннолетних, доставленных в органы внутренних дел за совершение общественно опасных деяний до достижения возраста уголовной ответственности.

Практически каждый четвертый несовершеннолетний, состоящий на учете в ПДН, относится к возрастной группе до 14-ти лет. При этом на протяжении ряда лет участие данной возрастной группы в структуре подростковой девиантности остается заметно стабильным и не показывает тенденцию к снижению или увеличению.

Достаточно высок и удельный вес лиц, направляемых в центры временного содержания для несовершеннолетних правонарушителей, в соответствии с пи. 4 п. 2 ст. 22 Федерального закона «Об основах системы профилактики и правонарушений несовершеннолетних»[58].

На начало 2012 г. на учете в ПДН России состояло 67 013 несовершеннолетних, совершивших общественно опасные деяния до достижения возраста уголовной ответственности; на начало 2013 г. количество таких несовершеннолетних составило 63 698 человек (из них 10 660 - несовершеннолетние женского пола). Из числа указанных подростков большинство - 40 963 - несовершеннолетние, совершившие общественно опасные деяния в возрасте до 14-ти лет (64,3 %)[59].

Анализируя состояние общественно опасного поведения «несубъектов», нельзя не поставить вопрос и о латентности данного явления. Так, по результатам исследования, проведенного Н.В. Сараевым, в ходе анкетирования 296 несовершеннолетних мужского пола, содержащихся в воспитательной колонии, 70 % респондентов ответили, что совершали общественно опасные деяния до наступления возраста уголовной ответственности. Из них только 55 % отметили, что состояли на учете в ПДН ОВД, 45 % респондентов совершали общественно опасные деяния, но эти деяния не попали в поле зрения работников правоохранительных органов[60].

Специальное исследование, проведенное ВНИИ МВД России, выявило, что в отдельных регионах нашей страны доля малолетних, совершивших общественно опасные деяния, составляет 60-70 % от общего числа несовершеннолетних, состоящих на учете в подразделениях по делам несовершеннолетних[61].

О распространенности общественно опасного поведения несовершеннолетних, не достигших возраста уголовной ответственности, косвенно можно судить и по количеству вынесенных постановлений об отказе в возбуждении уголовного дела: в 2012 г. количество таких постановлений составило 55 378; в 2013 - 82 621[62]. Однако такие показатели, как количество несовершеннолетних, доставленных в ОВД за совершение общественно опасных деяний, и количество вынесенных в отношении них постановлений об отказе в возбуждении уголовного дела или о прекращении уголовного дела не коррелируют друг с другом.

Как показывает проведенное нами исследование, учет общественно опасных деяний несовершеннолетних по количеству постановлений об отказе в возбуждении уголовного дела не отражает реального количества нарушения уголовно-правовых норм несовершеннолетними, не достигшими возраста уголовной ответственности. В данном случае правомерно ставить вопрос о несовершенстве учета общественно опасных деяний, совершенных детьми, не достигшими возраста уголовной ответственности, т.к. постановления о прекращении уголовного дела или об отказе в возбуждении уголовного дела часто выносятся не в отношении каждого участника группового деяния, а в отношении всех участников сразу. Естественно, что ввиду группового характера большинства подобных деяний число самих деяний значительно меньше числа их участников.

Наконец, отдельная проблема криминологического анализа общественно опасного поведения лиц, не достигших возраста уголовной ответственности, заключается в том, что в официальной отчетности не отражается структура данного явления по видам общественно опасных посягательств.

Если в отношении несовершеннолетних, достигших возраста уголовной ответственности, такая статистика ведется, то в отношении «несубъектов» структуру общественно опасного поведения криминологи изучают лишь в ходе проведения специальных исследований на региональном уровне, как правило, путем изучения так называемых «отказных материалов». Так, например, проведенное Н.О. Ясиновой сплошное изучение данных материалов в комиссиях по делам несовершеннолетних и защите их прав г. Иркутска, включившее в себя анализ отказных материалов в отношении 265-ти малолетних, совершивших 250 ООД за период с января 2009 г. по сентябрь 2009 г., показало, что в структуре этих деяний доминируют посягательства на собственность (70,8 %), почти четверть составляют посягательства на личность - 22 %; 0,7 % - приобретете или сбыт имущества, добытого преступным путем; 6 % - деяния против общественной безопасности и общественного порядка[63].

Нельзя не обратить внимания на то, что общественно опасное поведение «несубъектов» и несовершеннолетних преступников - это две начальные и взаимосвязанные составляющие процесса криминализации российского общества. Таким образом, в целях профилактики общественно опасного поведения несовершеннолетних, а также прогнозирования тенденций преступности несовершеннолетних, существующая статистическая отчетность нуждается в совершенствовании и как можно более широком охвате этого негативного явления.