Глава 3. К личности через подсознание

Мы решили начать эту главу с того же самого, на чем завершили предыдущую, то есть с простоты. Увы, совре­менному человеку мыслящему в первую очередь не достает именно этого, казалось бы, наиболее доступного качества. Дело в том, что наш ум, ставший, воистину, богом совре­менного мира, стремится все усложнить и запутать, ибо за­гадки, головоломки, уравнения со многими неизвестными -это его родная стихия. Потому-то, к примеру, в современ­ной литературе и модны так называемые «сложные» натуры, а по нашему, - неврастеники, истероиды, личности шизо­идного типа, всевозможные извращенцы и т.д. и т.п.

Но сама человеческая жизнь строится по иным законам, которые в буквальном смысле «не от ума», Любое явление в психологии на несколько порядков труднее описать (то есть зафиксировать в логичной форме, доступной для ума), нежели просто ощутить.

В связи с этим мы решили преобразовать свой изна­чальный девиз «От простого - к сложному» в новый, кото­рый, по нашему убеждению, более соответствует духу этой книги, а именно «От простого - к еще более простому». Действительно, в практической психологии, имеющей де­ло с реальностью (пусть и не всегда объективной), самое трудное - это начать.

Итак, проще всего воздействовать на биологический объект вербально, то есть при помощи слов, мимики, жес­тов и непременно при личном контакте. В связи с этим следует помнить, что человеческое сознание, ум акценти­руется на семантике слова, на смысловой информации, ко­торую несет речь, а также на ее интонации; в меньшей ме­ре он воспринимает язык мимики и жестов. При этом все, что упускает сознательный ум человека, напрямую загружа­ется в его подсознание, в «подкорку». В то же время основ­ная цель суггестора при индивидуальной работе - это вве­дение в подсознание биологического объекта той или иной установки. Следовательно, от суггестора требуется усыпить или иным образом отвлечь сознание объекта, чтобы без помех вложить в его подсознание нужную ин­формацию.

На этом принципе и основаны всевозможные методы гипнотизации, а также нейролингвистического програм­мирования (эриксонианского гипноза). Мы не станем ка­саться в этой книге классического гипноза с его обязатель­ным погружением в транс (при помощи блестящих пред­метов или картинных пассов перед носом и тому подобных излишеств). Все это годится для сцены или же, в отдельных случаях, для клиники. Куда больше нас интересует так на­зываемое внушение наяву, то есть формирование в подсоз­нании интересующего нас лица мотивов для требующегося нам действия или поведения. Проще всего этого добиться путем отвлечения сознания биологического объекта (голо­сом, жестами или комбинацией того и другого) с одновре­менным внедрением в его подсознание нужной информа­ции.

Суггесторам известно шестнадцать типов голосовых ре­жимов, из которых чаще всего ими используется шесть. Их мы сейчас и рассмотрим.

Первый голосовой резким.

Это наиболее мягкий спо­соб речи из арсенала суггестора. Негромкий задумчивый голос с небольшим диапазоном модуляций звучит не­сколько отстраненио и даже грустно. Так старый сказочник может рассказывать какую-то волшебную историю (на­пример, о Золушке), которая случилась давным-давно. Речь течет ровно, точно ручеек; она как бы опутывает слушателя незримыми нитями. Используется для работы с интровертами или же с временно интроверсированными лицами. Эффективность внушения в первом голосовом режиме возрастает, если таковое производится совсем тихо, бук­вально на пороге слухового восприятия.

Второй голосовой резким.

Сдержанно авторитарный. Суггестор говорит негромко, но весомо, с полной убеж­денностью, как бы сдерживая свою внутреннюю мощь. Может использоваться в работе с агрессивно настроенны­ми экстравертами.

Третий голосовой резким.

Открыто авторитарный. Это - так называемая педагогическая суггестия. Таким то­ном учителя пытаются иногда внушать своим олухам нечто серьезное. Слова произносятся громко, отчетливо и очень уверенно. Применяется в работе с экстравертами или же с лицами в экстраверсированном состоянии.