Проблемы метода, вытекающие из представления о языке как о системе, и значение этого представления для

Славянских языков

(Синхронический метод и его отношение к методу диахрониче­скому; сравнение структурное и сравнение генетическое; случайный характер или закономерная связь явлений в лингвистической эволюции)

а) Представление о языке, как о функциональной системе

Являясь продуктом человеческой деятельности, язык вместе с тем имеет целевую направленность. Анализ речевой деятельности как средства общения показывает, что наиболее обычной целью го­ворящего, которая обнаруживается с наибольшей четкостью, яв-является выражение. Поэтому к лингвистическому анализу нужно подходить с функциональной точки зрения. С этой точки зрения язык есть система средств выражения, служащая какой-то опре­деленной цели. Ни одно явление в языке не может быть понято без учета систему, к которой этот язык принадлежит. Славянская лингвистика также не может игнорировать этот актуальный ком­плекс проблем.

б) Задачи синхронического' метода. Его отношение к методу диахроническому

Лучший способ для познания сущности и характера языка -это синхронный анализ современных фактов. Они являются единствен­ными данными, дающими исчерпывающий материал и позволяю­щими составить о них непосредственное представление. Перво­очередная задача славянской лингвистики (задача, которой до сих пор пренебрегали) заключается в том, чтобы сформулировать лингвистические характеристики современных славянских языков,

Проблемы метода, вытекающие из представления о языке как о системе, и значение этого представления для - №1 - открытая онлайн библиотека 1 Theses. «Travaux du Cercle linguistique de Prague», I. Prague, 1929. Те­
зисы были напечатаны к I съезду славистов.

Проблемы метода, вытекающие из представления о языке как о системе, и значение этого представления для - №2 - открытая онлайн библиотека без чего сколько-нибудь углубленное изучение их абсолютно невозможно.

Представление о языке как о функциональной системе должно приниматься также во внимание и при изучении прошлых языко­вых состояний независимо от того, предстоит ли их воссоздать или описать их эволюцию. Но нельзя воздвигать непреодолимые пре­грады между методом синхроническим и диахроническим, как это-делала женевская школа. Если в синхронической лингвистике элементы системы языка рассматриваются с точки зрения их функций, то о претерпеваемых языком изменениях нельзя судить без учета системы, затронутой этими изменениями. Было бы нело­гично полагать, что лингвистические изменения не что иное, как разрушительные удары, случайные и разнородные с точки зрения системы. Лингвистические изменения часто имеют своим объектом систему,, ее упрочение, перестройку и т. д. Таким образом, диахро­ническое изучение не только не исключает понятия системы и функций, но, напротив, без учета этих понятий является неполным.

С другой стороны, и синхроническое описание не может целиком исключить понятия эволюции, так как даже в синхронически рас­сматриваемом секторе языка всегда налицо сознание того, что на­личная стадия сменяется стадией, находящейся в процессе форми­рования. Стилистические элементы, воспринимаемые как архаизмы, во-первых, и различие между продуктивными и непродуктивными формами, во-вторых, представляют явления диахронические, кото­рые не могут быть исключены из синхронической лингвистики.

в) Новые возможности применения сравнительного метода

До настоящего времени сравнительное изучение славянских языков ограничивалось одними генетическими проблемами, в ча­стности поисками общего прототипа. А между тем сравнительный метод должен быть использован гораздо шире; он позволяет вскрыть законы структуры лингвистических систем и их эволюции. Ценный материал для такого рода сравнения мы находим не только в неродственных или отдаленно родственных языках, различных по своей структуре, но и в языках одной семьи, например в сла­вянских, обнаруживающих в ходе своей эволюции наряду с много­численными и существенными соответствиями также и резкие раз­личия.

Значение структурального сравнения родственных языков. Сравнительное изучение эволюции славянских языков постепенно разрушает представление о случайном и эпизодическом характере конвергирующей и дивергирующей эволюции, которые проявля­ются на протяжении истории этих языков. Оно обнаруживает за-коны единства конвергирующих и дивергирующих явлений (пучок явлений). Таким образом, эволюция славянских языков создает

свою типологию, т. е. группирует ряд взаимообусловленных яв­лений в одно целое.

Давая, с одной стороны, ценный материал для общей лингви­стики, а с другой, обогащая историю, в частности, славянских языков, сравнительное изучение решительно отбрасывает бесплод­ный и сложный метод исследования изолированных фактов,. Срав­нительное изучение, раскрывает основные тенденции развития того или иного языка и позволяет с большим успехом использовать принцип относительной хронологии, более надежный, чем косвен­ные хронологические указания отдельных памятников.

Территориальные группы. Определение тенденций эволюции различных славянских языков в разные эпохи и сопоставление этих тенденций с другими, засвидетельствованными в эволюции сосед­них славянских и неславянских языков (например, в угро-финских, немецком, балканских любого происхождения), дают материал для изучения целого ряда важных вопросов, связанных с «региональ­ными объединениями» различного масштаба, к которым разные славянские языки примыкали в ходе своей истории.

г) Законы связи явлений лингвистической

эволюции

В науках, имеющих дело с эволюцией,-к ним принадлежит и историческая лингвистика - представление о произвольном и случайном характере возникновения явлений (даже если они реа-лизуртся с абсолютной регулярностью) постепенно уступает место понятию связи согласно законам развивающихся явлений (номо­генез). Точно так же в объяснении грамматических и фонологиче­ских изменений теория конвергирующей эволюции отодвигает на второй план представление о механическом и случайном характере распространения явлений. Последствия этого таковы:

1. Для распространения языковых явлений. Распространение
языковых явлений, изменяющих лингвистическую систему, не
происходит механически, а определяется склонностями восприни­
мающих эти изменения индивидов; эти склонности проявляются
в полном соответствии с тенденциями эволюции. Таким образом,
споры о том, имеют ли в данном случае место изменения, распро­
страняющиеся из общего источника, или же факты, являющиеся
результатом конвергирующей эволюции, теряют всякое принци­
пиальное значение.

2. Для проблемы членения общего «праязыка». Изменяется смысл
проблемы членения «общего праязыка». Единство этого языка про­
является лишь в той мере, в какой диалекты оказываются способ­
ными развивать общие изменения. Вопросом второстепенного зна­
чения, едва ли разрешимым, становится вопрос о наличии общего
источника, как отправной точки этих конвергенции. Если конвер­
генции получают преобладание над дивергенциями, то имеется
основание предполагать, правда, условно, общий «праязык»,.

Такой же подход позволяет разрешить и вопрос о распаде славян­ского прототипа. Понятие лингвистического единства, употреблен­ное здесь, является, конечно, только вспомогательным понятием, предназначенным для исторического исследования, и неприемлемо в практической лингвистике. В последней критерием единства языка служит отношение говорящего коллектива к этому языку,' а не объективные лингвистические признаки.