Дж. Гибсон. Восприятие как функция стимуляции

Под словом "'восприятие" Гибсон имеет в виду процесс, с помощью которого индивид поддерживает контакт с окружающей средой. Под словом «стимуляция» имеются в виду различные виды и переменные физической энергии среды, на которые отзываются органы чувств индивида. Стимуляция это нечто такое, что возбуждает сенсорный орган целиком, а не клетку; мозаику рецепторов, а не единичный рецептор. Упорядоченная стимуляция намного богаче и намного информативнее, чем представляли себе психологи.

Восприятие является функцией стимуляции, а стимуляция есть функция окружающей среды, следовательно, восприятие является функцией среды. Восприятие основано на ощущениях, которые зависят от стимуляции. Восприятие же включает в себя дополнительный процесс, природа которого должна быть раскрыта. Согласно теории Гибсона не нужны ни какие про­цессы для превращения сенсорных данных в образы восприятия. Предполагается, что не только качественные характеристики объектов, но и сам их объективный характер, их реальность, вещественность и тому подобное, раскрывается в стимуляции.

Таким образом, Гибсон делает вывод, что ощущения - случайные отголоски восприятия, а не причины его. Можно выделить цепь причинных связей, ведущих к восприятию. Эту последовательность можно представить как ряд преобразований, сохраняющих неизменным определенное соответствие или специфическое качество:

1. В начале этого ряда лежит внешняя среда воспринимающего, рассматриваемая на экологическом уровне.

2. Энергия на поверхности тела, рассматриваемая с точки зрения пространственно-временных конфигураций, которые могут специфически охарактеризовать источник данной стимуляции и которые могут возбудить данный рецептор.

3. Сенсорный аппарат воспринимающего - анатомические и физиологические свойства рецепторных поверхностей вместе с механизмами настройки органов, которые лают им возможность регистрировать описанные выше конфигурации.

Восприятие точно соответствует окружающей среде только в том случае, если вышеописанная цепь причинных связей остается ненарушенной. Нет никаких других путей для поддержания контакта с окружающей средой и получения знаний о ней.

Цепь причинных связей можно рассматривать как состоящую из двух частей, одна из которых находится вне организма, а вторая - внутри него. Первая часть имеет дело с биофизикой стимуляции, то есть с природой окружающей среды и связью между объектом и стимулом. Вторая часть касается переменных свойств стимуляции, а также связи между ними и восприятиемили того, что может быть название психофизикой восприятия. Восприятие является функцией стимуляции. Это значит, что оно оказывается исключительно функцией стимуляции всякий раз, когда это допускается условиями стимуляции. То есть можно сказать, что для каждого аспекта или свойства феноменального мира индивида, поддерживающего контакт с окружающей средой, как бы неуловимо это свойство не было, существует переменная потока энергии, воздействующей на его рецепторы, как бы сложна эта переменная не была, которой это феноменальное свойство оказалось бы соответствующим, если бы удалось организовать психофизический эксперимент.

Эта гипотеза скорее предполагает разработку новой теории, чем завершение старой:

1. Это теория о поддержании контакта с окружающей средой, а не о том, что вызывает отсутствие такого контакта.

2. Гипотеза не отрицает наличия фактов воспоминания, представления, илиих важность. Гипотеза лишь противоречит классическому утверждению, что память, точнее актуализация образов памяти, является существенной для адекватного восприятия.

3. Гипотеза исходит из поникала стимуляции, как непрерывного потока энергии, в который погружен организм.

4. Гипотеза не считает, что одной феноменальной переменной соответствует только одна переменная потока энергии. Однако в повседневной жизни стимулы согласованы друг с другой, в соответствии с принципом избыточной стимуляции. Этот принцип сводится к тому, что множественность стимуляции дает многократную гарантию правильного восприятия.

5. Гипотеза не отрицает, что сенсорные аппараты, свойственные данному виду или индивиду, определяют тип восприятия.

6. Гипотеза не отрицает, что восприятие зависит от внимания или "уста­новки" индивида. Гипотеза только утверждает, что поток энергии для двух индивидов, находящихся в идентичных ситуациях, является одним и тем же и что, следовательно, любое различие в их восприятии есть различие в том, на что реагирует индивид.

7. Гипотеза не отрицает, что восприятие включает научение, и не утвер­ждает, что восприятие является врожденным. Индивид может отвечать на переменные, на которые раньше не отвечал. Гибсон говорит, что необходимо выделить физиологию восприятия, отли­чающуюся от физиологии чувствительности.

Теория А.Н. Леонтьева.

Рассматривая осязание Леонтьев делает вывод, что специфическая осо­бенность процесса механизма осязания заключается в том, что это есть механизм уподобления динамики процесса в рецептирующей системе свой­ствам внешнего воздействия.

Леонтьев ставит вопрос о том, может ли быть распространено это пони­мание также и на такие органы чувств, деятельность которых не включа­ет в свой состав двигательных процессов, контактирующих с объектом? Иначе говоря, главным является вопрос о возможности рассматривать уподобление процессов в рецептирующей системе как общий принципиаль­ный механизм непосредственно чувственного отражения природы воздейст­вующих свойств действительности.

Выдвигаемая гипотеза представляет собой попытку ответить на наиболее трудный вопрос теории ощущения: как возможно детектирование сигналов, приходящих от чувствительных экстероцептивных приборов, в результате которого происходит воспроизведение специфического качества раздражи­теля? Ведь первоначальная трансформация внешних воздействий в рецеп­торах есть их кодирование. При этом "частотный код" нервных процессов сохраняется на всем их пути, что составляет необходимое условие дея­тельности коры. При этом условии механизм воспроизведения специфичес­кого качества воздействия должен включать в себя также и такие про­цессы, которые способны выразить собой природу взаимодействующего свойства. Таковы, например, процессы ощупывания предметов, слежения взором, интонирование звуков, осуществляющиеся при участии мышц. Гипотеза Леонтьева рассматривает ощущения как процессы, которые, опо­средствуя связи с воздействующей предметной средой, выполняют ориен­тирующую, сигнальную и, вместе с тем, отражательную функцию. В гипотезе Леонтьева остается ещё много открытых вопросов, в частнос­ти вопрос об общебиологическом смысле и о происхождении самой функции уподобления.

Теория А. В. Запорожца.

Восприятие, ориентируя практическую деятельность субъекта, вместе с тем зависит в своем развитии от условий и характера деятельности. Развитие как деятельности в целом, так и входящих в ее состав перцеп­тивных процессов происходит не спонтанно. Оно определяется условиями жизни и обучения. В частности, специфически человеческое сенсорное обучение предполагает не только адаптацию перцептивных процессов к индивидуальным условиям существования, но и усвоение выработанных об­ществом систем сенсорных процессов.

Согласно теории Запорожца перцептивные действия не только отражают наличную ситуацию, но в известной мере предвосхищают те её преобразо­вания, которые могут произойти в результате практических действий. Необходимо изучить зависимость восприятия от характера деятельности:

1. В плане онтогенетического развития ребенка.

2. В ходе функционального развития (в процессе формирования тех или иных перцептивных действий под влиянием сенсорного обучения).

Исследования онтогенеза восприятия свидетельствуют о том, что между восприятием и действием существуют сложные и изменяющиеся в ходе раз­вития ребенка взаимоотношения:

1. Первые месяцы жизни. Развитие сенсорных функций опережает онтогенез соматических движений и оказывает существенное влияние на формиро­вание последних. На данной стадии ориентировочные движения достига­ют относительно высокого уровня, но выполняют лишь ориентировочно-установочную функцию. Ещё не происходит формирования константных, предметных образов, которые необходимы для управления сложными фор­мами поведения.

2. Начиная с 3-4 месяца жизни. Сенсорные функции включаются в обслужи­вание простейших практических действий, перестраиваются на их осно­ве и сани приобретают постепенно характер своеобразных ориентирово­чно-исследовательских перцептивных действий.

3. Начиная со 2 года жизни. Ребенок начинает овладевать простейшими орудиями. В связи с этим изменяется его восприятие. Образы восприя­тия теряют глобальность и фрагментарность, и приобретают более чет­кую и адекватную воспринимаемому предмету структурную организацию.

4. 0т 3 до 7 лет. Дети начинают овладевать некоторыми видами специфи­чески человеческой продуктивной деятельности, направленной на соз­дание новых объектов. Продуктивная деятельность ставит перед ребенком новые перцептивные задачи.

Естественно, развитие ребенка происходит не спонтанно, а под влиянием обучения:

1. Ha первом этапе формирования новых перцептивных действий процесс начинается с того, что проблема решается с помощью внешних матери­альных действий с предметами. На данном этапе начинает складываться как бы внешний, материальный прототип будущего идеального перцеп­тивного действия.

2. На втором этапе сенсорные процессы, перестроившись под влиянием практической деятельности сами превращаются в своеобразные перцеп­тивные действия, которые осуществляются с помощью движений рецеп-торных аппаратов и предвосхищают последующие практические действия.

3. На третьем этапе перцептивные действия свертываются, время их про­текания сокращается, их эффекторные звенья оттормаживаются, и вос­приятие начинает производить впечатление пассивного, бездействен­ного процесса.

Предполагается, что на данном этапе внешнее ориентировочно-исследо­вательское действие превращается в действие идеальное, в движение внимания по полю восприятия.