Терапия стрессовых реакций

Многие пациентки с расстройствами приема пищи демонстрируют нарушенное пищевое поведение, если находятся в стрессовой ситуации. Так, в результате экспериментальных исследованиях установлено, что пациентки с нервной булимией реагируют на психический стресс, имеющий интерперсональное содержание, повышенной потребностью в еде (Cattanach, Malley & Rodin, 1988; Tuschen, Vögele, Kuhnhardt & Cleve-Prinz, 1995). Более того, клинические наблюдения показали, что у пациенток с расстройствами приема пищи эпизоды «обжорства» возникают и вследствие других стрессовых ситуаций (например, одиночества, скуки, стресса на работе).

Вид терапевтического вмешательства, который целесообразен для изменения функциональной связи между стрессами и пищевым поведением, зависит от того, обладают ли пациентки соответствующими навыками (например, отсутствуют стратегии решения проблем и совладания со стрессами), как эмоционально сильно реагируют они на перегрузки и имеют ли они достаточный порог толерантности к аверсивным ситуациям и эмоциям. Если навыки решения проблем и совладания со стрессами оказываются недостаточными, то необходим тренинг повышения компетентности в решении проблем и совладания со стрессовыми ситуациями (например, Fairburn, Marcus & Wilson, 1993; Waadt, Laessle & Pirke, 1992).

Тренинг решения проблем. При тренинге решения проблем пациентки прежде всего описывают и определяют то, что они воспринимают как проблемы. Затем они, по возможности не контролируя себя, перечисляют все потенциальные решения проблем, которые пришли им в голову, и оценивают каждую альтернативу с точки зрения ее эффективности. На следующем этапе тренинга пациенток побуждают выбрать тот или иной вариант (или их комбинацию) решения проблемы и апробировать его. После этапа апробации пациентки опять оценивают альтернативы решения, корректируют их в целях повышения эффективности решения своих проблем. Если результаты оказываются все же неудовлетворительными, психотерапевт, сообща с пациентками, ищет приемлемое объяснение неблагоприятного результата. После чего следует или новый этап апробации прежней стратегии, или выбирается и апробируется другое возможное решение.

Тренинг совладания со стрессом. При тренинге совладания со стрессом пациентки сначала должны наблюдать за стрессовыми условиями и своими стрессовыми реакциями, которые связаны с нарушенным пищевым поведением. Затем вырабатывается и тренируется адекватная стратегия совладания со стрессом. При лечении нервной булимии Ваадт, Лесли и Пирк (Waadt, Laessle & Pirke, 1992) на основе терапевтических программ, зарекомендовавших себя при лечении других психических расстройств (например, D'Zurilla, 1986; Feldhege & Krauthan, 1978; Meichenbaum, 1985), разработали и апробировали программу управления стрессом. Пациентки знакомятся прежде всего со схемой анализа поведения SORKC (Kanfer & Saslow, 1965), в соответствии с которой они должны осознать и запротоколировать перегрузки, которые предшествуют эпизодам «обжорства», а также условия, которые следуют за такими эпизодами. На основе такого анализа поведения разрабатывается и апробируется адекватная стратегия совладания со стрессом. При этом пациентки осваивают не только стратегии с краткосрочным воздействием (например, технику релаксации, самовнушение, внутреннее и внешнее отвлечение, остановку мыслей), но и долгосрочные стратегии редукции стресса (например, изменение установок, навыки поддерживания разговора, укрепление уверенности в себе, систематическое планирование и решение проблем).

Экспозиционная терапия. Если пациентки демонстрируют чрезмерно сильные эмоциональные реакции на перегрузки и имеют низкий порог толерантности к аверсивным ситуациям и эмоциям, то с успехом может быть применена экспозиционная терапия, при которой они подвергаются аверсивным ситуациям и эмоциональным состояниям без возможности продемонстрировать нарушенное пищевое поведение (например, см. Tuschen & Florin, в печати). Так, страдающие нервной булимией и пациентки с диагнозом «расстройство Binge-Eating» с помощью различных терапевтических методик (например, видео- и аудиоплееров, специальной стратегии ведения беседы) вводятся в точно такие же ситуации и эмоциональные состояния (например, неприятные воспоминания о разрыве отношений, недостигнутые цели), которые у них обычно приводят к «приступам обжорства». Одновременно для них создаются ситуации конфронтации со всеми теми продуктами питания, которые они обычно потребляют во время этих приступов. Их просят как можно точнее и нагляднее описать блюда, запах которых они сейчас вдыхают, попробовать по маленькому кусочку, чтобы описать вкус. В течение этих продолжительных экспозиционных тренировок постепенно затухает первоначально очень сильное эмоциональное возбуждение, а затем гаснет и предвосхищающая физиологическая реакция «волчьего аппетита» (cephalic phase responses; ср. раздел Florin & Tuschen-Caffier в этой книге), так что потребность в еде постепенно проходит.

Когнитивная интервенция. Большинство поведенческих программ дополняются специальными когнитивными стратегиями, с помощью которых пациенты побуждаются к новым паттернам мышления и интерпретации. Так, Фэйрберн, Маркус и Уилсон (Fairburn, Marcus & Wilson, 1993) при изменении дисфункциональных когниций у пациенток с расстройствами приема пищи ориентируются на разработанную Беком и его сотрудниками (например, Beck & Emery, 1981; Beck, Rush, Shaw & Emery, 1981) стратегию когнитивного переструктурирования (см. табл. 33.3.2).

Таблица 33.3.2. Действия при когнитивном переструктурировании

- Первым делом пациенткам предлагается идентифицировать и записать дисфункциональные мысли или убеждения (например, «Если я поправлюсь на килограмм, то буду ужасно выглядеть»).

- Затем им предлагается найти факты, подтверждающие эти мысли.

- Следующим шагом будет поиск пациентками аргументов и фактов, подвергающих сомнению очевидность упомянутых дисфункциональных убеждений.

- Затем пациентки подводятся к тщательному взвешиванию аргументов «за» и «против», с тем чтобы сформировалась новая оценка, которой впредь можно было бы руководствоваться в своем мышлении и своем поведении.

Когнитивная интервенция в рамках терапевтической концепции Тушен и Флорин (Tuschen & Florin, в печати) базируется преимущественно на имманентных системе стратегиях ведения беседы (Fiegenbaum & Tuschen, 1996; Tuschen & Fiegenbaum, 1996). Психотерапевт представляет себе мир мыслей пациентки и проникается ее чувствами, он предвосхищает основные ее опасения, оценки, эмоциональные реакции, конфликты и т. п. (например, «Я могу хорошо себе представить, что Вы сейчас очень боитесь прибавить в весе, если съедите всю тарелку. Вероятно, сейчас Вы больше всего хотите перестать есть»). Одновременно психотерапевт вскользь, ненароком использует в разговоре научно обоснованную информацию (например, о психобиологических последствиях низкокалорийного питания), однако не оказывает никакого давления на пациентку. Задача психотерапевта - помочь пациентке осознать преимущества и недостатки ее представлений и способов поведения и принять решение, осознав собственную ответственность и учтя все аспекты (например, что важнее - соответствие бытующим представлениям о привлекательности или собственное здоровье).