Общая характеристика когнитивного функционирования (мышления) у больных депрессиями

1.1 Когнитивные искажения в теории А.Бека

Когнитивная модель депрессии отводит центральную роль процессам переработки информации и оперирует несколькими основными понятиями: динамические элементы модели (когнитивные искажения и автоматические мысли), структурные элементы модели (когнитивная схема), компенсаторные стратегии поведения (Гаранян Н.Г. – 2013). В этом пункте мы рассмотрим когнитивные искажения.

Содержание автоматических мыслей депрессивных больных А. Бек описал с помощью термина «негативная когнитивная триада», включающая в себя: негативную оценку собственной личности, негативный взгляд на будущее и негативный взгляд на мир в целом. Безнадёжность (негативный прогноз на будущее) оказалась важнейшим прогностическим признаком суицидального поведения (Аткинсон Р.Л., Аткинсон Р.С., Смит Э.Е., Бем Д. Дж., Нолен-Хоэксема. – 2003; O’Connor R., Noyce R. – 2008; С.Гаранян Н.Г. – 2013).

А. Бек составил типологию мыслительных алогизмов при депрессиях:

1. Произвольное умозаключение - получение выводов в отсутствии подтверждающих данных или явном противоречии с ними.

2. Селективное абстрагирование - сосредоточение внимания на моментах ситуации, которые наиболее созвучны негативному взгляду пациента, при игнорировании других её аспектов.

3. Поляризованное (чёрно-белое, дихотомическое) мышление - рассуждения в полюсах, без градуальности и определения «полумер».

4. Персонализация - склонность принятия на свой счёт личностно нейтральные события при отсутствии или недостатке подтверждающих фактов.

5. Преувеличение–преуменьшение - склонность к преувеличению неразрешимости проблем, безысходности и преуменьшение собственных ресурсных качеств, собственных результатов.

Существование большинства из этих когнитивных искажений было доказано в психологических экспериментах (Аткинсон Р.Л., Аткинсон Р.С., Смит Э.Е., Бем Д. Дж., Нолен-Хоэксема. – 2003; Гаранян Н.Г. – 2013).

Под когнитивными искажениями А.Бек понимал повторяющиеся ошибки в мышлении или суждениях, которые происходят в различных ситуациях из-за дисфункциональности, лежащих в основе мыслей, когнитивных схем.

Сердцевину когнитивной схемы образуют центральные убеждения, представляющие собой жизненную философию человека, в которой фиксирован весь жизненный опыт; особую роль здесь играют детские впечатления и воздействия семьи (Гаранян Н.Г. – 2013).

Наряду с моделью А. Бека существуют и другие варианты когнитивного подхода к депрессиям. К наиболее разработанным вариантам когнитивной модели следует отнести концепцию «депрессогенного атрибутивного стиля» М.Селигмена (Гаранян Н.Г. – 2013).

1.2 Эгоцентрическое восприятие

Проблема нарушений социального познания обсуждается ввиду высокой частоты хронификации депрессии. Наблюдения психотерапевтов свидетельствуют о существенной роли дефицита в сфере социального познания и несформированности социальных навыков в формировании затяжного типа течения депрессии (Пуговкина О.Д. – 2014).

По мнению О.Д Пуговкиной, один из наиболее продвинутых подходов в рамках проблемы социального познания при депрессии основан на конструкте эмоциональный интеллект, под которым понимается способность к распознаванию, обработке и использованию эмоциональных стимулов для саморегуляции и регуляции в сфере межличностных отношений. Автор упоминает, что связь между нарушениями эмоционального интеллекта и депрессией представляется прозрачной, однако результаты эмпирических исследований этой связи не столь однозначны. С одной стороны, дефицитарность способности к обработке эмоциональных стимулов считается одной из обязательных черт пациентов с депрессией. С другой стороны, в эмпирических данных корреляционные связи переменных (эмоционального интеллекта и депрессии) надёжны, но невысоки. Это свидетельствует о наличии дополнительных факторов и объясняет многочисленность и актуальность исследований в этой области (Пуговкина О.Д., Паламарчук Л.С., – 2013; Пуговкина О.Д. –2014).

Дж. МакКаллоу, автор оригинальной модели когнитивно-аналитической терапии хронической депрессии, выделяет ряд черт, которые приводят человека к тому, что ему не под силу переключиться со своих убеждений на чужую точку зрения. Эти черты проявляются в виде невозможности увидеть связи между собственными мыслями, поступками и их последствиями, влиянием на поведение других людей, монологичности в коммуникациях, невниманию к обратной связи от партнера для коррекции собственного понимания ситуации взаимодействия. Собственные ощущения и мысли пациента «звучат» слишком громко для того, чтобы услышать кого-то ещё или допустить существование другого взгляда. В этом случае какие-либо реакции на речь пациента мало отражаются на её содержании и динамике (Пуговкина О.Д. – 2014; Пуговкина О.Д., Холмогорова А.Б. – 2015).

Дж. МакКаллоу описывает особенности социального функционирования больных хронической депрессией, опираясь на модель нормального когнитивного развития Жана Пиаже: пациенты успешны во взаимодействии с предметами, но в межличностном общении им свойственно невнимание к логической аргументации, эгоцентричность в видении себя и других, отсутствие привычки выдвигать гипотезы. По мнению этого автора, именно структурные когнитивно-эмоциональные, а не функциональные проблемы определяют патологию хронического пациента. Характерно, что описанные особенности нарушения социального познания: теоретические модели и эмпирические исследования мышления наиболее существенно затрудняют именно процессы социального познания, в то время как в отношении других явлений больные депрессией способны рассуждать динамично и продуктивно (Пуговкина О.Д., Холмогорова А.Б. – 2015).