Маячные костры

День престола Св. Петра (22 февраля) в прежние времена в Северной Фрисландии отмечался как большой праздник. Праздник считался весенним, ибо после него моряки покидали берег и отправлялись в море. В канун этого дня на известных холмах зажигались огромные сигнальные костры (büken), и моряки, вместе с женами и возлюбленными, плясали вокруг них. При этом каждый танцор держал в руке пучок горящей соломы, которым махал вокруг себя, выкрикивая все время: «Wedke teare!» или «Vike tarel» (Ведке, т. е. Воден, пожирай!)[747].

Этот праздник повсеместно отмечался в Северной Фрисландии еще в прошлом веке; на второй день его происходил большой пир. Церковь долгое время боролась с праздником, но без результата. Но однажды ночью, перед днем Св. Петра, когда жители Рантума, которых пригласили на праздник, погасили костры и отправились на отдых, проснувшись в полночь, они с изумлением обнаружили, что на Биикенберге снова горит огромный огонь. Поспешив подняться на холм, чтобы потушить костер, они встретили на склоне похожее на крупного пуделя черное чудище. Перепугавшиеся жители поняли, что теперь им придется всегда жить рядом с дьяволом или, по меньшей мере, мириться с тем, что он будет часто их посещать. И тогда они дали клятву, что никогда впредь не будут зажигать на холмах маячные костры. Тем не менее в Вестерландфёхре и Остерландсилте дети по‑прежнему зажигают костры 22 февраля.

В старые времена на острове Смлт 22 февраля на холме Тита проводился Весенний или Петров тинг или суд. Летний суд, тинг Петра и Павла, проводился 29 июня, а осенний – 26 октября. В Дитмаргиене в канун Вальпургиевой ночи (30 апреля) разводили огромные костры на холмах и перекрестках. Эти костры назывались словом baken (сигнальный огонь). Мальчики и юноши отовсюду сносили к кострищам солому и сухой валежник. Ночь проходила в плясках и играх вокруг костров. Некоторые юноши постарше подцепляли горящую солому на вилы и бегали вокруг костров, размахивая своей ношей до тех пор, пока она не прогорала. На острове Фемерн (населенном выходцами из Дитмаршена) 30 апреля праздновали аналогичным образом, зажигая сигнальные костры (bakenbrennen). В Вилстермарше мальчики и юноши в канун Пасхи носили вокруг полей большие пучки зажженной соломы. В Восточном Гольштейне разжигали костры на холмах и дорогах – как в канун Пасхи, так и в канун Иванова дня.