Глава 4. Тимир

В начале 1978 года я познакомился с новой лошадью Вималананды - красивым, небольшого роста жеребцом по кличке Тимир. Я присутствовал при его первой победе в скачках. Для меня это тоже было достопамятным событием: я впервые увидел, как лошадь Вималананды выиграла. Чувство победы оказалось необыкновенно будоражащим и электризующим, как и предсказывал Вималананда, и я впервые в жизни ощутил, что значит искушение этого чувства, и понял, что для таких азартных натур, как Вималананда, каждая победа столь же дорога, как первая.

Но ещё большую дрожь азарта ощутили мы несколько недель спустя, когда Тимир с жокеем Хемантом Паваром выиграли заезд на колесницах, этот заезд был тысячным в карьере жокея. Когда Тимир стремительно вылетел за финишную черту, окружавшая нас ипподромная братия взорвалась криками восторга и восхищения, славя на все лады и лошадь, и хозяина, и наездника. Кама и юный Годредж трясли руку Вималананды, Фироз хлопал его по спине. Я сопровождал сияющего хозяина Тимира вниз по ступеням к воротам, из которых вот-вот должен был появиться его "ребёнок". Освободив Тимира от упряжи, задыхающийся Хемант вывел его вперёд, и Вималананда взялся с одной стороны за повод. Тренер Лафанж схватил другой повод, и втроём они триумфально провели победителя в его стойло.

Хотя я и раньше бывал на конюшнях бомбейского ипподрома, в тот день я словно заново открыл их для себя: впервые я помогал Вималананде раздавать награды конюхам после победы. Первым, конечно, получил свою награду морковью и люцерной герой дня Тимир, внимательно глядевший на нас по мере нашего приближения. Лошади любят смотреть на людей, и головы их инстинктивно обращаются к посетителям, проходящим мимо их стойла. Тимир был из юроды лошадей, которые телепатически чувствуют заранее, что к конюшне подходит друг. Казалось, он всегда ожидал нас увидеть - когда бы мы ни появлялись. После того как все получили свою долю, я опустился в складное кресло и стал разглядывать компанию, в которой мне предстояло провести следующие семь лет. Конюх подал Пригубив, я подумал: "А ведь, пожалуй, я мог бы легко ко всему этому привыкнуть".

Хотя никакое другое удовольствие не может сравниться с церемонией полуденного чая в кулуарах бомбейского ипподрома, я вскоре понял, что её видимое изящество и благородство, как и всё в мире скачек, зиждётся на честолюбии и ревности, заговорах и паранойе, изменах и отчаянии, но прежде всего на алчности. Опытные игроки своём горьком опыте постигают, что "стремя - деньги", и что слухами и подтасовками можно так подорвать репутацию хозяина, что его лошадь, усилиями всего бегового братства, больше никогда не придёт первой. К правде на ипподроме относятся как к явлению занимательному и интересному, но видимость правды здесь ценится куда выше. Однако в тот день я был больше поражён тем, насколько казались конюшни оторванными от Бомбея - окружавшего нас города. Словно охранники у ворот этого зеленеющего уголка природы были уполномочены некой властью немедленно пресекать все посягательства вечно кишащего и бурлящего мегаполиса, расположенного снаружи. Здесь пахло сеном и навозом, стойла то и дело оглашались вороньим карканьем, лёгким ржанием лошадей, спрашивающих пищи, и добродушным ворчанием конюхов. Где-то здесь наверняка был и Бог. Кто, как не Он, следил за порядком в этом раю? Прикосновение чьей-то руки вывело меня из дремоты. Я поднялся из кресла, и Вималананда представил меня доктору Кулкарни, ветеринару, следившему за лошадьми Лафанжа. Смеясь, доктор обратился к Вималананде:

- Ого! За тебя играет американец! Теперь ты сможешь давать своим скакунам такие американские "средства", какие не засечёт ни один контроль!

- Ну и шутник ты, Сахиб, - с улыбкой ответил Вималананда. Всем было известно, что Вималананда давал лошадям разнообразные допустимые аюрведой аптечные и собственные препараты и использовал некоторые лекарства из арабской медицины унани. Никому, кроме меня и Рошни, он не раскрывал состава этих средств. Результаты же были налицо. Быть может, доктор Кулкарни полагал, что, стремясь к победе, Вималананда иногда пользовался и запрещёнными веществами, но он не мог знать, как знал я, что Вималананда никогда не позволял себе попасть в плен к какому бы то ни было интоксиканту.

Поговорив ещё немного о лошадях, мы разошлись по домам. Только через день или два, когда мы отправились на машине к вырубленному в скале двухтысячелетнему храму Мандапешвар на севере Бомбея, мне представилась возможность задать Вималананде вопрос, который никак не давал мне покоя:

- Знал ли ты до того, как купить Тимира, что он связан с Хемантом Паваром такой рнанубандханой?

- Узнать все рнанубандханы всех живых существ - это дьявольский труд. Да, я знал ещё до того, как купил его на аукционе в 1977 году, что у Тимира есть шанс заблистать. У него солидная родословная и на эту жизнь заготовлены неплохие кармы. Я знал, опираясь на его данные, чего от него ожидать, а ещё я знал, как хотелось Хеманту выиграть свой тысячный заезд. Это ведь не я попросил Хеманта взять мою лошадь, он сам пришёл и предложил это мне. Я знаком с ним со времён его ученичества, а это было ужасно давно, и я знаю, что у него наметанный глаз. Он бы не стал просить, если бы не был уверен в победе. Поэтому я сразу же согласился. Я чувствовал, что поступаю правильно, так оно и вышло.

- Благодаря рнанубандхане между тобой, ним и Тимиром?

- А что ещё нужно? Весь мир - это одна сплошная рнанубандхана. Она создаётся и разрушается в соответствии с законом кармы. Ради Бога, не думай, что кто-то сможет улизнуть от закона кармы. Сам Бог, спускаясь на землю, подчиняется закону кармы - что уж говорить о нас с тобой? Закон не щадит даже риши. Риши Дурвасас, бывший сыном риши Атри и бесподобной Анасуи, приходил в ярость из-за любого пустяка. Он унаследовал эту невероятную гневливость по благословению Шивы, который - если его рассердить! - есть само воплощение гнева. Именно Дурвасас проклял Шакунталу, девушку, которая отказалась служить ему, когда он об этом просил. Её единственной виной было то, что она настолько сильно любила своего мужа, что могла думать и помнить только о нём. А это проклятие на долгие годы разлучило её с мужем. В конечном итоге она поняла, что всё это было ей на пользу, но какой тяжёлый урок выпал на её долю!

- Но и Дурвасас встретил своё кармическое Ватерлоо. Царь Амбариша и его жена безмерно любили Кришну, и Кришна сам ежедневно являлся вкусить подношений, которые они оставляли у маленькой статуи Бала Гопала, младенца Кришны. Однажды Дурвасас с тысячами своих учеников пришёл во дворец Амбариши на обед. Дурвасас уже пользовался дурной славой, и где бы он ни появлялся, люди начинали дрожать от страха.

- Амбариша с женой как раз угощали Кришну, когда явился Дурвасас со свитой. Царица вежливо сказала ему: "Пожалуйста, махарадж, потерпи, пока мы уложим Гопалу в постель. Потом мы к твоим услугам". Дурвасас, пришедший испытать Амбаришу, разозлился. Тогда Амбариша сказал: "Махарадж, ты так высоко ценишь Бога, что тебе, право, не к лицу сердиться на нас". Дурвасас зарычал на него: "Какой ещё там у вас Бог?!" Он не услышал Амбаришу. Он явился к Амбарише, и бала (могущество) раздувала его эго. Бала и кала (тонкость обращения, изящество) редко совмещаются в одном человеке. Амбариша не мог состязаться с Дурвасасом в мощи, но он был полон изящества. Именно оно обычно и побеждает.

- От маленькой статуи Кришны неожиданно отделилось божественное оружие Вишну - Сударишна Чакра. Она полетела прямо на Дурвасаса, который пустился бежать. Чакра (диск) гналась за ним по горам и долинам, по лесам и пустыням всех трёх миров. Когда уже некуда было бежать, Дурвасас спрятался в озере. Чакра кружилась над его головой и угрожающе жужжала.

- Дурвасас осознал своё поражение, и обратился к Вишну: "Я был не прав, Господи. Прости меня, пожалуйста. Каким будет моё наказание?" Вишну ответил: "Ты должен лишиться плодов своей десятитысячелетней аскезы". И это свершилось. Десять тысячелетий для Дурвасаса не так уж много, так как его аскеза длилась гораздо дольше. Признать свою ошибку - вот что было для него самым мучительным.

- Дорого обошлось Дурвасасу оскорбление Амбариши. Но ведь он и сам поклонялся Кришне. Как же он мог оскорбить Его или другого Его почитателя? Ответ прост: виновато влияние Сатурна. Когда Сатурн пристально вглядывается в кого-то, человек начинает переживать трудные времена и иногда совершает такие поступки, которых никогда бы не совершил в нормальном состоянии. Из-за Сатурна риши Васиштха потерял всех своих сыновей. Из-за Сатурна риши Вишвамитра дважды терял плоды своей многотысячелетней аскезы, поразвлекавшись с Менакой. Одним из результатов этого развлечения была та самая Шакунтала, которую проклял Дурвасас, наказав её разлукой с мужем. Игры риши поистине бесподобны.

- По-моему, ты говорил, что если полностью подчинить себе "приходящее из естества", то Сатурн не сможет оказывать никакого влияния, и что риши действительно могут подчинить себе своё естество.

- Это чистая правда, но правда и то, что малейшая привязанность Кундалини к телу помешает тебе подчинить себе своё естество. До тех пор пока риши остаётся воплощённым, он должен быть, по крайней мере самую малость, привязан к своей плоти, а Сатурн накладывает свои чары на все без исключения воплощённые существа. Все мы в этом мире иногда спотыкаемся. Даже повелители Вселенной послушны закону кармы. Судьба может поразить любое бессмертное существо, которое оказывается в подчинении у времени, пространства и причинности нашего мира, вне зависимости от того, как долго продолжалось это подчинение.

- Знать карму - значит знать судьбу. Но судьбу узнать не так-то просто, - повторил он, обращаясь как будто к самому себе. - Я сомневаюсь, что кто-нибудь на самом деле знает всю судьбу целиком. Даже боги не в силах измерить всю её глубину. Ты знаешь легенду об Индре и его попугае?

- Нет.

- У Индры был ручной попугай. Однажды Индра подумал: "А ведь когда-нибудь мой милый попугайчик умрёт. Но когда придёт этот день?" Этот вопрос так терзал его ум, что в конце концов Индра не выдержал, взял попугая и отправился к Брахме, Творцу Вселенной. Он спросил у Брахмы: "Господь великий, скажи: когда умрёт мой любимый попугай?" Брахма ответил: "Извини, Индра, но я Создатель. Такие вещи, как смерть, меня не касаются, и я о них ничего не знаю. Однако ты разбудил моё любопытство. Пойдём же к Вишну и спросим его об этом". Индра, попугай и Брахма направились к Вишну, Хранителю мира, с тем же вопросом. Но Вишну ответил: "Я - Хранитель, я ничего не знаю о разрушении. Нам нужно пойти к Шиве". Вчетвером они явились к Шиве и задали ему свой вопрос. Но Шива сказал: "Хоть я и вправду Разрушитель, но я ничего не делаю по своей воле. Я только исполняю судьбу. Когда истекает срок, назначенный кому-то судьбой, я иду и забираю - человека ли, попугая. Но если мы хотим узнать этот срок, мы должны спросить Вид-хату". Итак, Индра, попугай, Брахма, Вишну и Шива двинулись к жилищу Видхаты - олицетворения Судьбы. Войдя в его покои, они обратились к нему с вопросом, но Видхата сказал только: "Взгляните на попугая". Они посмотрели и увидели, что мёртвый попугайчик лежит на спинке, задрав ножки вверх. В ужасе четыре бога попросили объяснений. Видхата сказал: "Этой птице суждено было умереть только тогда, когда Индра, Брахма, Вишну и Шива, собравшись вместе, встретятся со мной. Только в этом случае могли осуществиться все необходимые предпосылки её смерти. Именно потому, что срок жизни попугая истекал, тебе, Индра, пришёл в голову твой вопрос. Но если бы ты оставил его без внимания, попугаю незачем было бы умирать".

- Неужели это правда? Индра без попугая и Троица разошлись по домам, получив хороший урок?

- Ну да.

- Вот это да... И что, озадачивать себя вопросами - это в природе Индры?

- Да. В макрокосме Индра - царь дэвов, но в микрокосме, то есть в человеческом теле, он представляет собой индрии, то есть органы чувственного восприятия. Эти органы только тем и занимается, что задают вопросы. Они всё время выглядывают наружу - понюхать, послушать, посмотреть, что происходит кругом, попробовать, потрогать. Для органов чувств эти действия суть не что иное, как "приходящее из естества". Если бы Индра подчинил себе своё естество, он бы спросил себя, почему он задаёт эти вопросы. Тогда бы он по сей день не расстался с попугаем. Не забывай: покорённые чувства - твои друзья; а непокорённые, которым ты позволяешь делать то, что для них естественно, - враги.

- Я понимаю. Но правильно ли будет сказать, что точно так же, как попугаю было суждено умереть в присутствии Трёх Владык, Хеманту было суждено выиграть свой тысячный заезд на Тимире, а мне - присутствовать при этом и видеть твоё торжество'

- А ведь кажется, что так оно и есть, правда? Конечно, свобода воли существует, но иногда карма становится такой плотной, что для свободной воли почти не остаётся места, и ей негде развернуться. А иначе как бы астрологи предсказывали будущее? Мы ведь знаем, что они умеют это делать, и ты испытал это на себе.

- Испытал.

- Если в какой-то области пространства-времени происходит сильное сгущение кармы, то никакие усилия не спасут тебя от Сатурна, и как бы ты ни старался, ты не сумеешь перехитрить судьбу. - Он слегка рассмеялся. - Мой старый друг Р. Д. Шах любит поколдовать с цифрами и занимается хиромантией, причём кое-каким тонкостям этого искусства он обучился у меня. В нём есть что-то от классического "витающего в облаках" профессора. Если он увлечён какой-то проблемой, то в грозу он забывает плащ и смотрит на льющиеся с неба потоки, недоумевая, что бы это могло быть.

- Однажды он пришёл ко мне в таком возбуждении, что едва мог говорить. Мне пришлось терпеливо ждать, пока он поуспокоится, и наконец он выговорил: "Я только что видел потрясающую ладонь, ты сам должен взглянуть на неё и сказать, правильно ли я её прочёл". Он привёл меня к человеку, которому он читал по руке, и, увидев его ладонь снова, он вдруг посмотрел на него и сказал: "Через четыре дня вы убьёте человека. Но чтобы этого не случилось, будьте добры, придите ко мне, и я прослежу, чтобы всё было в порядке".

- Никто, кроме меня, не поверил этому предсказанию. А я действительно заметил, что ладонь свидетельствует об убийстве. Лучший друг будущего убийцы, сидевший рядом с ним, возразил: "Я долгие годы знаю этого человека, и могу вас уверить, что он не способен кого-либо убить".

- Тогда Р. Д. Шах попросил разрешения взглянуть на руку друга, и, взглянув, остолбенел: "Жертвой должны стать вы! Боже мой, прошу вас, немедленно уезжайте из города!" Но те и слушать не хотели. Скорее всего они подумали, что он просто сошёл с ума. Но я так не думал, потому что заметил на руке те же знаки, какие заметил ах, и вынужден был признать, что он расшифровал их верно.

- Шах пошёл к жене друга, но и она не стала слушать его. Прошло три дня, и на четвёртый тот, кому суждено было стать жертвой, принёс тому, кому суждено было стать убийцей, большую сумму денег. Из-за них и произошло убийство. Когда Шах узнал об этом, он прибежал ко мне весь в слезах. На него жалко было смотреть. Он рыдал безутешно: "Я же знал и хотел помочь, но что я мог сделать!.."

- Шах пошёл в тюрьму, чтобы ещё раз взглянуть на ладонь преступника. Осмотрев ладонь, он сказал: "Вас осудят и приговорят к повешению. Подайте на апелляцию, ваше дело пересмотрят и приговор отменят". И всё случилось именно так, как он предсказал. После освобождения убийца пришёл к Шаху, чтобы в третий раз показать свою ладонь. Каково было заключение? "Вы станете яти, джайнистским садху". Так и произошло.

- И все эти подробности были написаны на ладони?

- Нет, на ладони можно прочитать только основные линии событий. За подробностями надо обращаться ещё куда-нибудь, например к интуиции хироманта. Хиромантия - это в конечном счёте разновидность астрологии, а в астрологии, в любом её разделе, вероятность правильного предсказания никогда не превышает 85%, если опираться только на вычисления. Остальные 15% определяются интуицией. Шах хорошо владеет искусством хиромантии, он умеет пользоваться интуицией, и она ему помогает. Несмотря на все мольбы и предостережёния, убийство произошло точно по предсказанному.

- Можно ли было предотвратить его силой?

- Видимо, да, если бы у кого-нибудь нашлось достаточно силы. Благословляя человека, ты облегчаешь тяжесть его карм. Кто-нибудь мог благословить жертву на долгую жизнь. Если идти этим путём, то тогда мы должны были искать человека, обладающего достаточной силой для такого благословения и, кроме того, желающего это благословение дать. Но даже если бы мы нашли кого-нибудь подходящего, где гарантии, что предполагаемая жертва сумеет переварить это благословение?

- Переварить благословение?

- Я поясню на примере. Агхори Севадас был неплохим садху, но он был настолько тяжёл, что даже не мог подмыть себе задницу после того, как испражнится. У него был преданный ученик по имени Чунилал, который делал это за него. Когда Севадасу пришло время умирать, он подозвал к себе Чунилала, дал ему камень и сказал: " Каждый день зажигай благовония этому камню, и тебе всегда будет хватать денег на пропитание". Чунилал ответил: "Но, махарадж, мне нужно больше". Севадас сказал: "Иметь больше - это не твоя судьба". Однако Чунилал настаивал, и Севадас подумал о том, какую грязную работу день заднем выполнял для него Чунилал. И тогда он, воспользовавшись своей силой, сотворил сто тысяч рупий и вручил их Чунилалу. После этого Чунилал отпросился у Севадаса, но не успел он пройти и двух миль в сторону ближайшего города Бароды, как его ограбили. Пришлось ему вернуться к Севадасу и принять камень, который тот ему предлагал с самого начала.

Мы подъехали к пещерам, где нас приветствовала небольшая группа духовных "детей" Вималананды. Всем вместе нам предстояло совершить поклонение.

- Дают ли гуру знания так, как Севадас выдал деньги? - спросил я, пока мы шагали к храму.

- Есть только два пути, посредством которых можно получить знания от гуру. - Вималананда заговорил выразительно, чтобы "дети" могли его слышать. - Один путь - через рнанубандхану. Если у гуру есть перед тобой долг в знаниях, перенесённый из прошлой жизни, если ты его кредитор, тогда он должен его вернуть. Куда он денется? Другой путь - тот, которым Арджуна получил знание "Бхагавадгиты" от Кришны: мат прасадат, божья милость. Третьего пути нет.

- Смотри, как я легко переступаю этот ручей на полу, - сказал он, когда мы входили в пещеру. - Так же легко переступить океан самсары с физического берега на духовный, имея крипу (милость) гуру. Без крипы можно поскользнуться и замочить ноги или пуститься в плавание и разбиться. Гуру даёт крипу ученику непроизвольно, сам не понимая того, что делает. Кришна был тронут чистотой любви, которую питал к нему Арджуна. Увидев, что Арджуне тяжело даётся понимание того, что Он говорит, Кришна сказал такие слова: "Дивьям Задами те чаксу" ("Божественный даю тебе глаз"). Это и была крипа, стихийное откровение сердца. Как результат крины, ученика становится непоколебимым. До получения крипы ум мечется от одного предмета к другому, но после - он становится строго однонаправленным. Крипа используется только в духовных целях, и она не выражается в словах. Тот, кто говорит, что крипу можно дать по желанию или выразить её словами, тот просто дурак.

- То же самое верно и для кальяны, которая в основном имеет мирской характер, духовного в ней немного. Кальяна улучшает материальную жизнь, но не сосредоточивает ум. Невозможно получить от гуру больше, чем он должен, - если только он не одарит тебя милостью - крипой или кальяной. Но даже получив этот дар, нужно уметь с ним справиться. Чунилал не сумел справиться с кальяной, которую даровал ему Севадас.

- Выходит, что кальяна и крипа суть разные виды благословений. - предположил я.

- Кальяна и крипа, - ответил Вималананда, - суть только два особых благословения из великого множества самых различных благословений. Крипа поистине чудесная вещь: до чего восхитительно иметь ум, устремлённый в одну точку! Кто из людей знает, на что в действительности способен ум? Какова его мощь? Слушай. В некотором царстве заболел царь. Никто не знал, как его вылечить, даже его личный врач. Это так разгневало царя, что он вызвал (к себе первого министра и заявил: "Если ты не избавишь меня от болезни, голова твоя слетит с плеч". Цари - существа капризные. - Как йоги, огонь и вода.

- Верно. Министр не был медиком и понятия не имел, что делать. Он слонялся по городу и думал, как бы сохранить голову на плечах. Случайно он наткнулся на сумасшедшего, и тот спросил его, в чём дело. Министр рассказал ему свою печальную повесть, и тот спросил снова: "Ты готов истратить огромные деньги?" Министр ответил: "Чтобы спасти мою голову, я готов на что угодно". Тогда безумец привёл его неузнанным в лавку купца, торговавшего изделиями из сандалового дерева. Этот купец буквально завалил весь Рынок сандалом, однако был в отчаянии. Министр спросил его: "Что с тобой, дорогой?" Тот ответил: "Мои кладовые переполнены сандалом, и я никогда не продам столько, если только не умрёт царь. А если он умрёт, то все жители страны начнут жечь сандал в его память. Вот я и молюсь круглые сутки о том, чтобы этот проклятый царь поскорее умер". Министр тут же сообразил, что причиной царской болезни была эта концентрация ума. И он сейчас же скупил у купца весь сандал. Купец забыл о царе, а царь, поправившись, щедро вознаградил министра.

- Один спасся за счёт того, что другой забыл.

- Удержание в памяти требует огромных затрат энергии. Вот почему Кундалини не может пробудиться у большинства людей, тем более подняться. До тех пор пока память прочно связана с кармами, вся энергия Кундалини будет расходоваться на то, чтобы поддерживать в тебе процесс вспоминания, кто ты есть. А помнить приходится о множестве карм. Забудь на время кармы своего причинного тела, подумай о кармах в своём расширенном причинном теле.

- В чём?!!

- В расширенном причинном теле, в махакарана шарира. В нём оставляет след всё, что когда-либо случалось во Вселенной. С момента творения каждое действие записывается на определённой частице Ума, так что в принципе его можно вспомнить и осознать. Это Космическая Память. Чтобы полностью пробудить Кундалини, ты должен прекратить самоотождествление даже с ней. Ты должен достичь совершенного забвения.

- Совершенного забвения...

- Да, ибо при пробуждении Кундалини ты вспоминаешь все свои прошлые кармы. На санскрите это называется пунассмрити. Если ты не будешь готов к тому, чтобы совладать с пунассмрити, если не сумеешь переварить эти воспоминания, тогда они поймают тебя в ловушку.

- Значит, ты не думаешь, что нужно стремиться вспомнить прошлые жизни, как пытаются делать сейчас некоторые люди на Западе?

- А чем это им поможет? К счастью, большинство из них просто выдают свои галлюцинации за реальность и строят всякие мудреные теории для собственного развлечения. Но некоторые действительно настраиваются на свои рнанубандханы, и вот им-то и грозит настоящая опасность. Что, по-твоему, случится с матерью, которая вдруг осознаёт, что её ребёнок убил её в предыдущей жизни? Сможет ли она остаться хорошей матерью - в этой жизни? Сможет ли преодолеть желание мстить? Или застрянет в той предыдущей реальности и будет дальше раскручивать колесо действий и воздаяний? Я благодарю Бога за милосердие Природы, которая стирает у нас при рождении почти все воспоминания о прошлых жизнях! Он немного помолчал.

- Но совершенное забвение достигается не сразу. Сперва нужно научиться вспоминать, чтобы было что забывать. Помнишь Жана Вальжана?[6]

- Да, конечно.

- Когда Жана уличили в краже подсвечников, епископ стал защищать, а не обвинять его. И после этого Жан стал совершенно другим человеком. Вот почему, просыпаясь каждое утро, я вспоминаю о смерти. Отправляясь на смашан, ты должен сказать себе: "И я стану таким же, как этот труп. Не забывай!"

- На этом пока остановимся, - заключил он. - Время делать дело.

Мы приступили к обряду.

Выполнив обряд, он некоторое время сидел и шутил с "детьми", не выказывая никакого интереса к возобновлению нашей беседы. И только на обратном пути в Бомбей он заговорил снова:

- Мы беседовали о благословениях, но знаешь ли ты, сколько бывает разных благословений? И каждое благословение - карма, то есть каждое имеет свои последствия. По-видимому, простейшее благословение заключается в том, чтобы взять на себя какую-то часть плохой кармы другого человека. Но это значит, что и страдать от этой кармы буду я, а не человек, её заработавший. Закон кармы очень строг: на любое действие так или иначе должен быть получен ответ. Таким образом, принятие на себя чужой кармы - наиболее грубый и малоприятный способ благословения. Я не только делаю себя несчастным, но и расходую свою шакти на отработку карм всего лишь нескольких человек. А что останется другим, связанным со мной рнанубандханой?

- Есть один способ благословения, который мне почти ничего не стоит - перераспределить кармы человека. Если ему или ей суждено пережить страдания как плату за плохие кармы, я могу так повлиять на хорошие кармы, которые должны созреть и проявиться несколько позже, чтобы они появились сейчас. Правда, израсходовав добрые кармы, потом всё равно придётся вернуться к плохим, и смягчить удар уже будет нечем. Моё вмешательство не столько оттянет, сколько усугубит развязку: положение после будет хуже, чем положение до. Истинной благодати тут мало, но некоторые люди, которые не заслужили благополучия в этой жизни, требуют его от меня, и я даю им его именно этим путём. Толковые люди используют это улучшение для создания добрых карм, для увеличения кредита своего кармического счёта.

- А бестолковые? Их песенка спета?

- Да, это конченые люди. Далее, какие ещё возможны благословения? Питри тарпана. Допустим, у тебя есть предок (питри). который переродился лошадью, и сейчас она тянет воз. Поскольку тебе достались кое-какие его гены и хромосомы, его сознание, даже в новой форме, тоже должно как-то влиять на тебя.

- Как?

- Когда он был жив, его ахамкара соотносила себя со всем его телом. Единственное, что остаётся от его тела после смерти, это набор генов и хромосом, часть которого переходит в тебя. Поскольку всё, что происходит в космосе, оставляет свой след, его "след" отпечатывается в генах и хромосомах и сохраняется там, пока генный набор более или менее активно воспроизводится. Но покуда есть этот "след", его сознание будет в той или иной степени резонировать с этим хромосомным набором. А это означает, что его сознание будет способно влиять на твоё через генетический материал, который он передал тебе по наследству.

- Боже мой! И долго это будет продолжаться?

- В Ведах говорится о семи поколениях.

- Это нумерологическая метафора?

- Вовсе нет. Разве ты не помнишь, в каком колене потомство обычной лошади при скрещивании с чистокровными лошадьми вносится в список чистопородных?

- Восьмое колено считается чистокровным.

- А это значит, что неблагородная кровь перестаёт сказываться после...

- Семи поколений! Бог ты мой! Чистая кровь... Значит, в Библии не зря говорилось, что грех будет преследовать грешников, и их сыновей, "и так до семи поколений"?

- Конечно, нет. Если твой предок был каким-нибудь святым, влияние его сознания на тебя будет очень благотворным. В остальных случаях, оно вряд ли будет таким, скорее наоборот. Что было бы действительно полезно, так это порвать с ним таким образом, чтобы и ему это помогло освободиться. Для этого есть обряд тарпана, который силой притягивает к тебе дух предка. Конечно, было бы легче, если бы предок в данное время был бестелесным, но можно выполнять обряд и в том случае, когда вы оба воплощены.

- Когда дух предка выходит из тела лошади, везущей свой воз, она неожиданно падает прямо посреди дороги. Её окружают люди, но никто не понимает, в чём дело. Некоторые обвиняют хозяина в жестоком обращении. На протяжении всего обряда лошадь лежит без сознания, а когда он заканчивается, она встаёт, нетвердо держась на ногах. А потом, ночью, когда никого рядом нет, дух окончательно покидает лошадь, отправляясь к следующему рождению, а она умирает.

- И это порывает связь?

- Вовсе нет. У тебя всё ещё остаются его гены и хромосомы. Но теперь твой предок сделал маленький шаг вперёд в проявленном мире и будет влиять на тебя чуточку лучше.

- Но это был только один из множества твоих предков. Мой старший Гуру Махарадж любит повторять: "Когда, просто глядя на человека, ты сумеешь сказать, кем был его отец, отец отца и так далее, двадцать пять поколений вспять, и когда ты увидишь, кем был сам этот человек в своих двадцати пяти рождениях, и когда ты научишься читать будущее так, чтобы безошибочно сказать, кем он будет в своих следующих двадцати пяти жизнях, тогда ты имеешь право сказать, что ты чему-то научился, хотя и не очень многому". Каков учитель! Двадцать пять поколений - это только начало. Для риши открывается миллион поколений сразу!

- Если я выполню питри тарпану для твоих предков, это будет благословением для тебя, ибо поможет тебе отгородиться от их отрицательных влияний. Но самым тонким благословением было бы исполнение тарпаны для риши, который основал твою готру (клан). Это приведёт риши в такой восторг, что он благословит тебя, переполняемый любовью, а я не запятнаю себя никакой кармой. Ещё я могу благословить тебя через поклонение твоему личному божеству - твоему ишта девата - от твоего имени. Если твоё божество будет счастливо, ты не избежишь благословения. Ты благословляешь самого себя - улучшаешь свою внутреннюю природу - всякий раз, когда искренне поклоняешься своему ишта девате. Также ты можешь сам благословлять себя, лично поклоняясь риши, родоначальнику твоей готры, или лично исполняя Питри тарпану для своих предков. В каждом случае ты изменяешь своё сознание, регулируя активность определённых генов.

- А как быть с проклятиями?

- Есть бесчисленные способы проклятий. В Южной Индии есть два довольно распространённых обряда, называемые кегамати и бханамати. Они были так широко распространены во времена владычества англичан, что тем пришлось создать специальное подразделение полиции, которое занималось только этими случаями.

- Ты шутишь!..

- Я не шучу. Обычно эти обряды направлены против отдельного человека, но я знаю несколько случаев, когда проклятие касалось целой деревни. В той деревне все работали дружно и хорошо, и всё было совершенно нормально - до захода солнца. Как только темнело, жители сбрасывали с себя одежду и с кошачьими воплями носились по улицам в совершенном безумии. Дочь показывала свою вульву отцу, а тот в ответ демонстрировал ей свой пенис. Каждый готов был превратиться в орущего кровожадного убийцу. Приходил день, и они забывали всё, что творилось ночью, и снова начинали нормальную жизнь. Эти несчастные разрывались от двойной жизни. Но единственной разницей между дневной и ночной жизнью был сдвиг в сознании, перемена в мировосприятии.

- Никто не станет отрицать, что человеческое сознание зависит от химических превращений. Иначе как интоксиканты и другие психоактивные вещества могли бы на нас воздействовать? Ничтожное изменение молекулярной структуры - и меняется весь процесс. Стоит нескольким клеточкам расшириться или нескольким капиллярам сузиться, как в уме происходят колоссальные изменения. Ты, может быть, замечал, как от минуты к минуте меняется твоё настроение и отношение к людям. На работе ты чувствуешь себя усталым, злым или обманутым, но забываешь обо всём, вернувшись домой, когда наслаждаешься отдыхом и уютом. Множество различных факторов влияет на твою природу, на твою свабхаву, но в целом все они подчиняются биохимии мозга. Насколько сильно или слабо ахамкара отождествляется с телом, что определяет степень её свободы, зависит от химических превращений. Когда Сатурн хочет оказать своё влияние на твоё сознание, всё, что ему нужно, это слегка видоизменить метаболические процессы.

- Вот почему агхори обожают интоксиканты. Пока ты держишь процесс интоксикации под контролем, то есть пока ты потребляешь наркотик, а не он тебя, ты можешь направлять изменение своей природы в любую желаемую сторону. Особенно это касается бханга (листья марихуаны, приготовленные особым способом): какая бы мысль ни пришла тебе в голову, ты легко удерживаешь её в уме, пока тебе это нужно. Если сосредоточиться на освобождении Кундалини от её покровов, то с помощью интоксикантов можно быстро продвигаться вперёд. Но они бывают действенны тогда и только тогда, когда ты можешь контролировать свой ум. Если сознание затопится интоксикантами, ты погиб, ибо они усилят и упрочат все ограничения твоей личности.

- Пока твоя свабхава не находится под твоим полным контролем, Сатурн будет по-прежнему контролировать тебя. И уж поверь мне, овладеть своей природой - дело не шуточное. Сам Шива однажды попал под влияние Сатурна. Когда Он женился на Парвати, все планеты, кроме Сатурна, пришли их поздравить. Отсутствие Сатурна обидело Парвати, и она потребовала, чтобы его заставили появиться. Шива мягко улыбнулся ей и сказал: "Милая, почему бы не оставить его в покое? Это к лучшему, что он не пришёл. По правде сказать, он оказал нам большую любезность своим отсутствием". Но Парвати - Шакти в пробужденной, но неконтролируемой форме - была непреклонна, и Сатурн вынужден был явиться. Он не стал подходить близко к чете, а поглядывал на них с расстояния. Но как только Шива увидел Сатурн, он почувствовал зов своей истинной природы и впал в самадхи. Поскольку Шива по природе своей является чистым сознанием, то он и пришёл в это состояние. Шива пробыл в самадхи, наслаждаясь чистотой своего сознания, семь с половиной божественных лет, и всё это время Парвати была смертельно бледна. Могла ли она продолжать свадебное веселье, если её муж глубоко погрузился в самадхи? Когда по прошествии этого времени Шива вновь вернулся в нормальное состояние сознания, он сказал ей: "Понимаешь теперь, почему Сатурна не пригласили на свадьбу? " Тогда Парвати со злости прокляла астрологию, так чтобы никакие предсказания не сбывались на 100%, не будучи подкреплены изрядной долей интуиции. Прокляла она и тех, кто астрологией зарабатывает себе на жизнь, так чтобы они вечно оставались несчастными бедняками.

- И это сбывается?

- Многие астрологи, которых я знаю, очень несчастны, а некоторые просто нищие.

Я тоже знаю подобные примеры.

- И всё это из-за её проклятия?

- Да, а ещё потому, что они забыли многое из древней науки джотиш. Проклятие Парвати так сильно бьёт по ним из-за их слабой интуиции. Ты знаешь, как на санскрите называется интуиция? Иштабала - буквально: "сила твоего шита деваты", твоего личного божества. Нельзя стать хорошим астрологом, не установив добрых отношений со своим личным божеством.

- Несмотря на проклятие Парвати, джотиш до сих пор остаётся лучшим из имеющихся инструментов для предсказания судьбы, ибо Сатурн представляет собой судьбу. Неплохо уметь предсказывать судьбу, которая правит практически всеми.

- Должны ли астрологи поклоняться планетам?

- А почему только астрологи? Поклонение девяти планетам - хороший способ овладения своей природой. Здесь в Индии мы поклоняемся дружественно расположенным планетам, чтобы они более активно содействовали нашим успехам, и стараемся умилостивить враждебно настроенные планеты, прося их пощадить наши умы и жизни. Мы называем планеты махапурушами из разряда муни. Как и всем другим существам - божествам, риши, соседям по лестничной клетке, - им свойственно откликаться на любезность, оказываемую им. Весьма немногим индийским царям и йогам удавалось подчинить себе, хотя бы до некоторой степени, восемь из девяти планет. Этого можно достичь последовательным выполнением садханы для каждой из планет. И совсем немногочисленны те садхаки, которые сумели подчинить себе самую могущественную и саму несговорчивую из всех планет - Сатурн. Только великие упрямцы, которым не сидится на месте, бросают вызов всем девяти планетам. Зачем? Полный контроль над девятью планетами означает овладение всей проявленной Вселенной.

- Не слабо.

- Да, и это было сделано, и сделал это не кто иной, как Равана. Равана был сиддхом и достиг бессмертия. Он полностью овладел своей Кундалини, а это значит, что судьба не оказывала больше на него никакого влияния. Он совершенно овладел своей свабхавой, внутренней природой. Овладение свабхавой стало источником силы, необходимой для покорения планет, включая Сатурн. Покорив планеты, он привёл их к себе во дворец и велел лечь ниц у подножия своего трона. В таком положении они могли пребывать веками, ибо как-то противиться Раване они могли только в том случае, когда видели его лицо. Такой оборот событий шёл вразрез с игрой риши, и они послали небесного хулигана Нараду уладить конфликт.

- Нарада подошёл к Сатурну и сказал: "Ты, самый могучий из всех планет, лежишь тут ничком перед Раваной и пальцем пошевелить не смеешь". Сатурн ответил: "Правильно, именно потому, что я лежу ничком, я не могу взглянуть на Равану и, значит, не могу повлиять на него. Скажи ему, чтобы он велел мне перевернуться, а всё остальное я сделаю сам". Нарада сообразил, в чём дело, и отправился к Раване. Наговорив ему кучу самых приятных вещей, Нарада между прочим заметил, что Равана мог бы ещё сильнее насладиться беспомощностью планет, если бы видел их лица. Раване это предложение понравилось, но как только он велел планетам перевернуться на спины, взгляд Сатурна настиг его, и ум его заколебался. Тогда Равана понял, что значит попасть под влияние Сатурна, как понял бы это любой другой. Что-то заставило его принять предложение Нарады. Но что это было? Отчасти - его собственная свабхава, его врождённое качество. Он был ракшасом, а ракшасы любят Унижать своих соперников. Но если он полностью владел свабхавой, как же он мог, хотя бы на мгновение, утратить этот контроль без всякой видимой причины? А может быть, так подействовал на него Сатурн посредством Нарады? Ясно одно: как только Равана велел планетам перевернуться, Сатурн пронзил его взглядом, и его разум раз за разом стал давать сбои.

- Результаты не заставили себя долго ждать. Первый удар Сатурна Равана получил через свою жену. Она пришла к нему и стала приставать с расспросами: "Ты вот теперь бессмертный, это очень хорошо, но когда ты наконец освободишься от необходимости существования вообще?" Равана подумал: "Боже мой! Я совсем об этом забыл!" Он понял, что жена права. Оставаясь бессмертным, он терял надежду на дальнейшее улучшение. Нужно умереть, чтобы не оказаться в застое. Равана пытался изменить свою природу так, чтобы стать одним из богов, но Природа не позволяла ему этого, ибо тогда было бы нарушено Её равновесие. Так что разум Раваны в любом случае должен был как-то измениться. С желанием смерти у Раваны всё было в порядке, но смерть не могла прийти к нему, пока его разум работал без искажений.

- Равана сделался бессмертным в первую очередь благодаря своей предыдущей аскезе, посвящённой Господу Шиве. И сейчас он решил её продолжить. После долгой и суровой аскезы Раване вновь явилось видение Шивы. Шива спросил: "Чего ты желаешь?" Равана ответил: "Господи, умоляю тебя, дай мне возможность умереть!" Шива посмотрел на него с сожалением и сказал: "Мне очень жаль, но ты должен был подумать об этом раньше. Я уже благословил тебя на вечную жизнь, а ты ведь понимаешь, что всякое моё слово вещее. Разве я могу теперь забрать свои слова обратно?" Но Равана настаивал, и Шива в конце концов сдался. "Хорошо, - сказал Он, - отменить свою милость я не могу, но я кое-что к ней добавлю: парастри харанам, Равана маранам" (Равана умрёт, когда чужую жену украдёт). Такого Равана не ожидал! Он воскликнул: "Великий Боже! Я - царь Ланки, и я должен показывать пример своим подданным. Если я начну воровать, то и они станут поступать точно так же, и я окажусь причиной раздоров и падения нравов. Я никогда не опущусь до столь низких поступков! Как же быть со смертью?" Шива ответил: "Грядёт на Землю воплощение Вишну по имени Рама. Ты отберёшь у него жену, и он вынужден будет убить тебя. Убитый рукой Самого Бога, ты попадёшь в ту райскую обитель, где пребывают воины, павшие на поле брани. Кроме того, твоя смерть послужит предупреждением каждому, кто захочет украсть чужую жену". Так и произошло. Только благодаря своей великой преданности Шиве Равана погиб столь героической смертью. Если бы Шива, бог смерти, не мог даровать смерть своему слуге, какой бы был от Него прок? Люди не знают этой подоплёки и думают, что Равана украл Ситу из сладострастия. Но если бы это было так, стал бы он держать её так долго пленницей в подземелье, не трогая её? Нет, он бы уже давно сделал своё дело.

- Правоверные индуисты считают Равану неисправимым разбойником...

- Не напоминай мне об этих болванах! Что они понимают в "Рамаяне"? Повторяют, как попугаи, то, что где-то услышали.

- Значит, судьба Раваны состояла в том, чтобы сначала стать бессмертным, а потом умереть?

- Казалось бы, так. Он совершил грандиозную аскезу ради достижения бессмертия, но он не сумел бы довести её до конца, если бы это не было назначено ему судьбой.

- Значит, и его смерть - судьба?

- Судьба, и я скажу тебе, почему это было ему суждено. Он и ;го брат Кумбхакарна были некогда Джайей и Виджайей, двумя привратниками Вишну. Однажды они по глупости оскорбили четырёх риши, четырёх Санаткумаров, которые прокляли их и отправили на землю в качестве демонов. Тогда Вишну пообещал, что тоже родится на земле, чтобы спасти их. Сначала они родились Хираньякшей и Хираньякашипу, и Вишну соответственно в своих воплощениях кабаном и человеко-львом убил их. Теперь они родились Раваной и Кумбхакарной, и Вишну убивает их в своём воплощении Рамой. Затем они воплотятся снова, и Кришна снова убьёт их. Проклятия и благословения - семь жизней, никуда не денешься. Рама потерял Ситу из-за наложенного проклятия. Парашурама проклял Рамачандру, когда они встретились на поле битвы.

- Парашурама - шестая аватара Вишну, а Рамачандра - седьмая. Не странно ли, что Вишну сражается с Вишну?

- Парашурама ("Рама с топором"), бессмертный,- был брахманом, а Рамачандра - кшатрием, воином. Из-за того, что отец Парашурамы был убит кшатрием, он поклялся, что очистит своим топором всю землю от воинов. И он принялся за дело, и весьма в нём преуспел. Когда до него донеслась весть о Рамачандре, могучем молодом кшатрии, столкновение между ними стало неизбежным.

- Но Рамачандра легко одолел Парашураму и лишил его силы, забрав её себе. Тогда Парашурама в великой досаде на то, что уступил какому-то юнцу, посмотрел с кривой усмешкой на Рамачандру и произнёс: "Ну ладно, детка, ты забрал мою шакти. Это ничего. Но тебя свергнут с твоего царского престола, и ты потеряешь свою шакти, - он имел в виду Ситу, - и тебе будет стоить больших трудов обрести её вновь". Как он сказал, так и случилось. Без этого проклятия не было бы "Рамаяны".

Этот эпизод "Рамаяны" в изложении Вималананды отличался как от санскритского текста Валмики, так и от "Рам Чарит Манас" Тулсидаса. В обоих последних вариантах Парашурама негодует на Раму за то, что тот сломал лук Шивы. Хотя Парашурама настроился на борьбу, Рама отказывается сражаться и заканчивает дело миром, за что удовлетворённый Парашурама дарует ему свою шакти.

Возражения были некстати, но тем не менее я спросил:

- Если Рама отнял у старика всю шакти, что же у того осталось на проклятие?

Но не так-то просто было застать Вималананду врасплох.

- Если бы Рама взял всю шакти, Парашурама умер бы на месте. Но он - бессмертный. Ясно, что какая-то доля шакти у него остаётся всегда.

- Это что-то вроде личной, "неотчуждаемой" шакти? А Рама отнял у него свободно циркулирующую шакти?

- Что-то в этом роде. Слова Парашурамы имели силу. Он был настолько раздосадован случившимся, что полностью отдался эмоциям и говорил сердцем. Вполне возможно, что сам он к этому даже не стремился. Просто что-то давило на него с такой силой, что он вынужден был дать выход этому нечто. И когда слова были произнесены вслух, оказалось, что энергии их достаточно для того, чтобы в будущем реализоваться.

- Кроме того, Природа хотела, чтобы Парашурама так или иначе лишился своей шакти. Оба они, Рама и Парашурама, были аватарами Вишну, но Парашурама уже выполнил свою миссию на земле. Это означало, что Рама имел право забрать себе шакти предыдущей аватары, чтобы с помощью этой добавочной шакти лучше выполнить свою миссию, к которой он только приступал. О том, каким путём произойдёт передача шакти от одного к другому, должна была позаботиться Природа. В данном случае имело место проклятие, при других обстоятельствах это могло бы быть благословение.

- Проклятия, благословения... Уму непостижимо! - только и мог сказать я.

- Куда там! Вот тебе наглядный пример из моего личного опыта. Однажды ко мне обратился за помощью бедный музыкант по имени Дамле. Нижняя часть его тела была парализована, и он зарабатывал себе на жизнь тем, что давал уроки ученикам за несколько рупий в месяц. Когда я посмотрел на него, что-то нашло на меня, и я ударил его ногой. Не знаю, что там случилось, но после этого он снова начал ходить. Позже я сказал ему: "Ты недавно начал учить музыке молодую девушку. Прошу тебя, сделай ей предложение. Вы хорошая пара, вы сможете вместе давать уроки, Вам будет хорошо друг с другом, и у вас не будет недостатка в деньгах". Он послушался моего совета, они поженились и были счастливы.

- Всё это было давным-давно. А несколько недель назад я вдруг подумал: "А как там Дамле? Почему бы мне не навестить его и не узнать, как дела?" Помочь ему я смог, но мне хотелось выяснить силу своего благословения. Она определяется тем, сколько плохих кар„м исчезло или отодвинулось на более поздний срок. Вмешательство в чью-то судьбу - дело нешуточное. Если груз плохих карм огромен, мощнейшее благословение сдвинет его разве что на волосок. Вот почему говорится: гариб ки насеб гариб хай, судьба бедняка - быть бедняком. Когда я пришёл к Дамле, он встретил меня с величайшим уважением. Мы поговорили о разных вещах, и когда речь зашла о нём самом, он сказал: "Всё хорошо и со мной, и с семьёй, если не считать того, что кто-нибудь у нас постоянно болеет. Мы с женой неплохо зарабатываем, но создаётся впечатление, что все деньги уходят на докторов". Я насторожился. Похоже, здесь было слишком много дурных карм. "Я очень люблю вашу музыку, - сказал я. - Сыграйте мне, пожалуйста, рагу "Кедара", и давайте посмотрим, что будет". Я чувствовал, что если он хорошо сыграет "Кедару", то нечто снова найдёт на меня, и он от этого выиграет. Но его судьба распорядилась так, что он не сумел сыграть мне "Кедару". Пришлось мне оставить его в руках судьбы. Будь осторожнее, мой мальчик, дирижируя чужими судьбами, а не то кончишь, как шейх Салим Чишти.

- Но ты сам всё-таки не последовал его примеру и не благословил Дамле и его жену на рождение ребёнка.

- Благодарение Господу! Но, впрочем, это не обязательно должно было случиться. У бедняков, даже в такой богатой стране как Америка, всегда рождается много детей. Это происходит, потому что множество духов с тяжёлыми кармами ждут очередного воплощения на земле, чтобы испить чашу своих страданий. Рождение в бедной большой семье среди жестокого и опасного окружения любую душу сделает несчастной. Нужно большое везение - благословение или добрая карма, - чтобы родиться в богатой семье. Посмотри, как долго Джон Кеннеди не мог заиметь ребёнка. По всей Америке люди, не способные иметь детей, буквально скупают их в других странах, в том числе и в Индии. Подумай, какая карма у этих детей: родиться несчастным сиротой и вдруг окунуться в роскошь. Если тебе суждена благополучная жизнь, если Природа этого хочет, то ты её и получишь, хочешь или не хочешь, и никто не сумеет помешать тебе.

- Так же было и в те времена, когда Индия была богатой страной. Поэтому Акбар заимел сына только после того, как его благословил шейх Салим Чишти. И много ли людей могут накопить столько хорошей кармы, чтобы уродиться владыкой мира? Единицы. Тот, кто стал сыном Акбара Салимом, имел много хороших карм, но всё же недостаточно, чтобы родиться сыном Акбара. Для рождения ему был необходим дополнительный толчок в виде благословения святого. Но как быть с плохими кармами? Рано или поздно они должны были всплыть, и когда они всплыли, они подорвали его ум. Он стал опиоманом, совершенно недостойным своего отца.

- Рождение самого Акбара тоже было результатом благословения, но тогда обстоятельства были иными. Лишившись престола и бродя в окрестностях Синдха, его отец Хумаюн встретил доброго факира, который кое-что понимал в происходящем. Когда факир, знавший, какими способностями обладал Притхвирадж Чаухан, осознал, что Притхвираджу нужно лоно, в котором он мог бы родиться, он решил наградить свою дочь непревзойдённым сыном. Он выдал её замуж за Хумаюна и благословил молодожёнов, сказав, что их сын станет императором Индии.

- Родиться ребёнком свергнутого правителя нетрудно. Труднее родиться в богатстве и изобилии, но ещё труднее это положение "переварить". Для Акбара самым большим разочарованием в жизни стал его собственный сын Салим, ради рождения которого он так много перенёс. Салима он всегда называл Шейху Баба - в честь факира, с чьего благословения тот появился на свет. Когда Салиму было уже за тридцать, он отчаялся когда-либо вступить на престол, ибо здоровье его отца казалось нерушимым. Он запил, отравил ум наркотиками, оказался на поводу у негодяев. Он поднял мятеж против отца, назвав себя царём Аллахабада. Собрав войска, он двинулся к столице, и вскоре две армии - его и его отца - стояли друг перед другом, готовые к битве.

- На этот раз Акбар, всё и всегда прощавший сыну, решил, что с него довольно. Жена это почувствовала. Перед каждым сражением она совершала поклонение любимому мечу Акбара и преподносила его ему. На этот раз, вручая меч мужу, она сказала: "У меня только одна просьба: пощади жизнь моего сына". Он ответил: "Ты забываешь, что жена в первую очередь должна думать о муже. Ты больше привязана к сыну. Хорошо, я сохраню ему жизнь, но только ради тебя".

- Соперники вышли в поле, и Акбар обратился к сыну: "Шейху, неужели ты хочешь, чтобы все эти люди и их семьи страдали? Поссорились только мы с тобой. Зачем же устраивать побоище? Я уже стар, а ты силён и молод. Пусть царство достанется победителю". Отупевший от пьянства Салим согласился, и двое сошлись в поединке на глазах у обеих армий. Не прошло и нескольких минут, как опытный боец Акбар поверг незадачливого Салима на землю. Нет ничего хуже унижения перед лицом подчинённых, и Акбар знал это. Он сказал сыну: "Что мне с тобой делать? Убить? Не могу. Я пообещал твоей матери". И он бросил Салима в темницу и на четыре дня лишил его опиума и вина. Затем он послал за сыном, который во всём раскаялся, и сделал его коронованным принцем. Но Акбар уже не чувствовал прежней радости в жизни, и через полтора года он скончался, познав бессмысленность мирской славы.

- Должно быть, это произошло, когда он находился под влиянием Сатурна?

- Да, когда его настигла судьба.

- Я пытался объяснить твою теорию кармы некоторым моим друзьям, - сказал я напрямик, - и многие спрашивали меня: "Если эта штуковина с действиями и противодействиями действительно существует, и если первый убивает второго из-за того, что второй убил первого в прошлом, то с чего всё это началось? Откуда взялся самый первый кармический долг?"

- Самый первый кармический долг, - улыбаясь ответил Вималананда, - есть не что иное, как первый шаг в сотворении Вселенной: проецирование Адья Шакти, изначальной шакти, Природы, основания всего сущего. Проецируясь из Абсолюта, она всем обязана Абсолюту, включая само её существование. Долги растут по мере того, как она старается воссоединиться со своим источником, с Высшим Шивой. Чувствуя недостаточность самой себя как таковой, она стремится к объединению. Когда эта трансцендентная, космическая Шакти вновь сольется со своим Шивой, не останется ничего, что поддерживало бы творение, и Вселенная растворится. Это называется пралайя. А когда твоя Кундалини Шакти - твоя ахамкара, субъект самоотождествлений - сольется с твоим личным Шивой, ты прекратишь своё существование как индивидуум. Это - лайя, растворение твоей мнимой цельности и самодостаточности в океане Абсолютной Реальности. Лайя, являющаяся пралайей в микрокосмическом масштабе, есть втягивание всех твоих проекций обратно в их источник. Лайя кладёт конец карме, поскольку не оставляет никакой личности для самоотождествления.

- Всякое действие, включая пассивность, содержит кармическую активность. Пассивность активна в том смысле, что это обусловленное состояние, что делает её частью шакти. Космос существует столько, сколько существует шакти. Без шакти нет ничего, даже Шивы. Без шакти шива (процветание) становится шавой (трупом). Ты спрашиваешь меня о Каулах - слушай же. Только осуществив в жизни шаву, ты сумеешь понять Каулу.

- Все рассуждают о "Бхагавадгите", которую Кришна рассказывает Арджуне, но кто на самом деле понимает её смысл? Взять только первые два слова: дхармакшетре курукшетре. Как может курукшетра - поле деятельности, место создания карм - быть дхармакшетрой, местом дхармы, праведности и святости? Это выглядит как противоречие, пока ты не вдумаешься глубже. Во-первых, что такое "курукшетра"? Сердце, не перестающее биться: "куру, куру, куру". Есть только один путь для сердца стать местом дхармы, "дхармакшетрой", и на этот путь указывает Кришна: "Иди и действуй, поскольку ты для этого рождён, но результаты предоставь мне". Он имеет в виду, что ты можешь заполнить сколько угодно чеков в Банке кармы, но - не подписывай ни один из них! На твоём счету просто не хватит денег, чтобы расплатиться по всем кармам, которые ты создаёшь, но кредит Кришны больше твоего. Пусть он и подпишет чеки. И тогда ты получишь свободу: не свободу от действий, но от самоотождествления с этими действиями. Вот в чём сущность "Гиты". Поменяй местами слоги в слове "гита" (песня), и получишь "тьяги" (отказ). Ты должен отказаться от ошибочного самоотождествления со своими действиями. Сейчас ты - кшетра (поле деятельности), а должен стать - кшетраджной (познающим поле). Только из джнаны (мудрости) может возникнуть дхарма.

- Но если ты просто будешь говорить себе, что не хочешь отождествляться со своими действиями, то это не даст желаемого результата. Ахамкара должна отождествляться с телом, хотя бы немного, чтобы организм мог выполнять необходимые функции, иначе физическому существованию придёт конец. Но самоотождествление создаёт новые кармы, нередко с губительными последствиями. Ахамкара может отождествляться с чем угодно, и нет никаких гарантий, что она изберёт именно полезные и правильные вещи. Даже идентификация с воображаемыми объектами может быть опасной, ибо всякий образ, с которым самоотождествляется ум, получает воз-ложность оказывать на тебя влияние. Садхана хороша тем, что даёт твоей ахамкаре верный образ для самоотождествления - образ, который, будучи наделён силой, оказывает тебе огромную помощь.

- Когда ты поклоняешься божеству и полностью отождествляешься с ним, твоей ахамкаре уже не так просто отождествиться с действиями тела. Если ты полностью сольешься со своим божеством, тогда оно будет выполнять всю твою работу, и карма не сможет коснуться тебя. Например, когда агхори ест мясо и пьёт вино, он не слишком об этом беспокоится. Он рассуждает так: "Из-за рнанубандханы тело вынуждено совершать эти действия. А я всё это отдаю тебе". Но если, вкушая мясо, ты думаешь: "Ах, как вкусно! Вот это я люблю!" - тогда дела твои плохи. Хуже некуда! Карма прилипнет к тебе, как болотная грязь. Лучше уподобиться лотосу, который, вырастая из грязи, не оскверняется ею. Грязь не может ни запятнать его, ни испачкать. Отказавшись от самоотождествления, можно оставаться свидетелем своих действий, совершаемых телом для отработки рнанубандхан. Но легко ли действовать без самоотождествления? Попробуй секс без самоотождествления, и ты увидишь, что это такое.

- А косвенное удовлетворение лучше?

- Немногим лучше, поскольку тоже становится кармой. Ты слышал поговорку на маратхи, которую приписывают одному знаменитому махараджу прошлого: малле чоде, маллерао радже?

- Никогда не слышал.

- Это практически непереводимо, но в грубом переводе звучит так: "Борец старается, а царь наслаждается". С годами у царя ослабевает эрекция. Однако он всё ещё обожает секс, и чтобы получить косвенное удовольствие, он приказывает своим борцам заниматься любовью с женщинами в его присутствии. Удовлетворение, которое махарадж получал от такого рода секса, в действительности создавало меньше кармы, чем если бы он занимался сексом с женщиной сам - будь он на это способен. Но всё-таки он создавал карму - за приказ к совокуплению. А что, если бы он стал выслеживать совокупляющиеся парочки и незаметно за ними подглядывать? Это непрошеное вторжение в частную жизнь тоже было бы кармой. Только если бы это случилось перед ним без всяких просьб с его стороны, он был бы свободен от всех кармических привязанностей к половому акту - при условии, что он мысленно не отождествляет себя с участником.

- А если отождествляет?

- Тогда он участвует в карме. Карма - это вопрос самоотождествления.

- Значит, лучше вообще избегать секса?

- Может быть, и так. Но это тоже не гарантирует спокойной жизни. На хинди есть поговорка: тапешвари сераджешвари, аур раджешвари се наракешвари (аскеза - к богатству, богатство - к погибели). Первая часть этой поговорки означает, что в силу закона действия и противодействия йог, выполнивший в жизни суровую аскезу, переродится в принца или в сына очень богатых родителей. Если ты действительно прекрасно потрудился над своей аскезой, ты можешь получить шанс родиться в семье йогов и продолжать начатое с того места, где ты закончил в прошлой жизни. Однако, как говорит Кришна в "Бхагавадгите", это большая редкость. Обычно это шучинам шриматам гехе - рождение в роскоши, и в этом случае только наставления гуру помогут тебе найти свой путь в жизни, свою дхарму.

- А как же быть с "анте матих са гатих"? Если, умирая, ты намереваешься в будущем продолжить аскезу, а последняя предсмертная мысль определяет последующее состояние, то ты должен попасть туда, где будут все условия для возобновления аскезы.

- Но кто сказал, что самая последняя твоя мысль будет именно о продолжении аскезы? Если ты всю жизнь прожил в ограничениях, то в момент смерти ты скорее всего будешь думать об этих ограничениях. Но мысль об ограничении на самом деле является мыслью об ограничивающем предмете, - вот отсюда и твой новый адрес.

- Значит, выполнение садханы (духовной практики) в этой жизни ещё не гарантирует, что ты будешь выполнять её в следующей? - Я задумался над этой нерадостной перспективой.

- Конечно, нет. Ровным счётом никаких гарантий. Таков закон действия и противодействия. Если садху строго ограничивал себя в пище в течение одной жизни, то в следующей Природа скажет ему: "Поскольку ты отказывал себе в прошлый раз, теперь ты получишь самую изысканную пищу к своему столу". Если он скитался нагим, или в тряпье, или в звериных шкурах, то в следующей жизни он будет ходить в шелках и носить золотые украшения, инкрустированные бриллиантами. Если он жил в пещере или под открытым небом, природа подарит ему дворец со всеми увеселениями. И если он связал себя обетом безбрачия и никогда не знал женщины, то в следующей жизни женщины будут преследовать его с самого детства, и он очень рано познаёт прелести секса. Всё это в равной мере относится и к женщинам.

- Каков же результат? Если ребёнок не какой-нибудь духовный вундеркинд, то он ничего не сумеет вспомнить из своей прошлой Жизни. Вместо этого он будет поглощён прекрасными чувственными объектами, которые Природа даст ему. Ма настолько великодушна, что Она никого не освобождает от мира до тех пор, пока человек сам не перестанет желать этого мира. Погружаясь в Майю, ребёнок напрочь забывает о своих прошлых стараниях, он не понимает, что его нынешняя знатность или богатство - результат его строгой или суровой жизни в прошлом. Живя роскошной жизнью, он получает свою кармическую пенсию, пока не израсходуются все его добрые кармы. После смерти все злые кармы, которые он создал, потворствуя своим желаниям за время своей бурной жизни, настигнут его, и он провалится в ад. А ад - это не где-нибудь под землей или в космосе, ад - здесь. Рождение в аду - это рождение в такой утробе, в какую лучше не попадать. Только после того, как большая часть злых карм будет сожжена, душа снова получит право родиться в мире, причём вовсе не обязательно человеком. Так что будь начеку! Идя наперекор Природе, ты можешь ввязаться в крупные неприятности, даже если ты всего лишь хотел ускорить своё развитие. Нужен хороший наставник, который всё время присматривал бы за тобой.

К тому времени я уже понял, насколько силён Вималананда в эзотерических вопросах. Он поразил меня ещё при первой нашей встрече, ответив на все пункты моей анкеты (которая была мне нужна для составления доклада о практическом применении аюрведы в Пуне) прежде, чем я успел предложить её ему. Спустя несколько месяцев, когда я слишком туго затянул на себе пояс безбрачия, он показал мне, как надо привязывать к мошонке табачный лист, чтобы легче переносить тяготы воздержания (и ещё посмеивался, если меня тошнило - "Говорил я тебе!" - когда я слишком долго не снимал этот лист). Он обучал меня чётко следовать указаниям и ради этого однажды напустил на меня нестерпимо зудящую кожную сыпь после того, как в доме Шерназ я выпил стакан молока вопреки его специальному предупреждению пить только воду вплоть до особых распоряжений.

Убедившись в моём послушании, он предложил мне участвовать в некоторых его экспериментах, как, например, с пеплом от тантрической хомы в Кашмире. Он велел мне подмешивать щепотку пепла в горячее молоко по вечерам в течение одной недели, и целую неделю ровно в час ночи подокнами моей спальни собиралась свора бродячих собак и исполняла свои серенады. Как ни ругались мои лишённые сна товарищи по общежитию, никто не мог догадаться о причине появления незваных гостей. Я тоже мало что понимал, так как Вималананда, хотя и остался доволен результатом эксперимента, на мою просьбу объяснить мне его значение ответил весьма неопределённо: "Я хотел ввести тебя в некое эфирное "присутствие", что и было сделано. Твоё дело - довести работу до конца. Если хочешь знать больше, чем само "присутствие" говорит за себя, - узнаешь в своё время".

Именно потому, что я хотел поскорее закончить работу, я обратился к Вималананде, когда дух, досаждавший мне на первом курсе колледжа, вновь появился после отпуска. Гораздо позже я узнал, 4то студенческое общежитие было выстроено на месте христианского кладбища, но поначалу, когда дух стал являться мне через несколько месяцев после поселения, его происхождение было для меня абсолютной загадкой. Он нападал на меня, когда я входил в то призрачное состояние между сном и бодрствованием, которое на санскрите называется "тандра", вскакивал мне на грудь и не давал те вздохнуть. Замирая от страха при первых нападениях, я вскоре понял, что моё спасение - в пробуждении. С тех пор я так и поступал. Страх перерос во враждебность, и вскоре я уже легко отгонял нахального гостя сердитым бормотанием в полусне мантры, которой меня обучил один йог. Через несколько месяцев призрак ушёл в отпуск. Когда он возобновил свои домогательства, я пожаловался Вималананде, и тот просто сказал: "Больше он не придёт". И с тех пор он больше не приходил.

Я проникся доверием к Вималананде со дня нашей первой встречи, но удаление странного духа и вызов скулящих псов окончательно убедили меня в том, что его знание эфирного мира уникально и бесподобно. Он быст