Вердикт Духа Святого

Приведенные цитаты ясно раскрывают суть некоторых из основных положений спиритизма. Взятые из общепризнанной литературы, они при сопоставлении с соответствующими христианскими истинами открывают нам, что спиритизм никоим образом нельзя рассматривать как христианство. На деле это особо опасная форма культизма, враждебная почти во всех своих проявлениях историческим учениям христианского вероисповедания. Вряд ли есть нужда опровергать спиритизм, поскольку собственные его заявления имеют такую антихристианскую направленность, что убеждают сами по себе.

Возможно, самый поразительный пример неизменного отношения Бога к спиритизму и медиумам запечатлен в тринадцатой главе Деяний и заслуживает внимательного исследования:

В Антиохии, в тамошней церкви были некоторые пророки и учители: Варнава, и Симеон, называемый Нигер, и Луций Киринеянин, и Манаил, совос-питанник Ирода четвертовластника, и Савл. Когда они служили Господу и постились, Дух Святой сказал: Отделите Мне Варнаву и Савла на дело, к которому Я призвал их. Тогда они, совершивши пост и молитву и возложивши на них руки, отпустили их. Сии, бывши посланы Духом Святым, пришли в Селевкию, а оттуда отплыли в Кипр... Прошедши весь остров до Пафа, нашли они некоторого волхва лжепророка, Иудеянина, именем Вариисуса, который находился с проконсулом Сергием Павлом, мужем разумным. Сей, призвав Варнаву и Савла, пожелал услышать слово Божие; а Елима волхв, - ибо то значит имя его, - противился им, стараясь отвратить проконсула от веры. Но Савл, он же и Павел, исполнившись Духа Святого и устремив на него взор, сказал: о, исполненный всякого коварства и всякого злодейства сын диавола, враг всякой правды! перестанешь ли ты совращать с прямых путей Господних? И ныне, вот, рука Господня на тебя: ты будешь слеп и не увидишь солнца до времени. И вдруг напал на него мрак и тьма, и он, обращаясь туда и сюда, искал вожатого (Деян. 13: 1-4, 6-11).

Содержание главы показывает, что Павел и Варнава были отделены Самим Духом Святым (стихи 2, 4) проповедовать Слово Божие, как велел Дух.

Исполняя служение Святого Духа, они нашли волхва или медиума, лжепророка, иудеянина по имени Вариисус (ст. 6).

Из повествования мы узнаем, что этот человек намеренно препятствовал проповеди Евангелия проконсулу страны Сергию Павлу, разумному человеку, пожелавшему услышать Слово Божие (ст. 7). Суд Божий обрушился на волхва (ст. 11), но прежде чем он свершился, согласно стихам 9 и 10, Павел «исполнился Духом Святым», когда смотрел на него. В своем строгом обличении медиума Павел называет его человеком, исполненным всякого коварства и злодейства, сыном дьявола, врагом всякой праведности Божией, совращающим с прямых путей Господних.

Писание напоминает, что мы - храм Духа Святого (1 Кор. 6: 19). Дух Божий пребывает внутри каждого христианина, и Писание же заверяет нас: «Тот, кто в вас, больше того, кто в мире» (1 Ин. 4: 4). Следовательно, христианин не может быть одержим бесовскими силами. Никакая бесовская сила не в состоянии выдержать присутствия и силы Духа Святого. Вот почему в тринадцатой главе Деяний Библия рассказывает нам, как Павел обращался с силами тьмы, будучи верующим, исполненным Духа Святого, имея дерзновение и ничуть не сомневаясь при этом, что Божия сила, благодать и всепронизывающее присутствие Его дадут ему победу над медиумом, лжепророком или «сыном диавола» (как наглядно охарактеризовал Дух Святой Вариисуса через апостола Павла).

В заключение главы о спиритизме мы выделим три важных фактора исторического и богословского сопоставления спиритизма с Евангелием Иисуса Христа.

Первое. Спиритизм как культ с самого начала противостоял иудейско-христианской религии. Чтобы принять его, требуется отречься от основных положений христианской веры - от богодухновенности и непогрешимости Библии, от учений о Троице, Божественности Христа, о Его непорочном зачатии и заместительной жертве, о телесном воскресении нашего Господа. Библейское учение о спасении благодатью, через веру в Иисуса Христа, без дел закона предается анафеме в богословии спиритистов, полагающихся на прогрессивную эволюцию или развитие в «мире духов» для достижения окончательного совершенства.

Ни один разбирающийся в спиритизме человек, изучавший Библию, ни на секунду не сможет отрицать это, и приведенные цитаты, взятые из публикаций самих спиритистов, предоставляют более чем веские основания так думать.

Второе. Нельзя забывать и то, что наряду с абсолютным большинством спиритических сеансов, оказывающихся мошенничеством, есть действительно сверхъестественные проявления, причину которых Библия усматривает в работе демонических сил и которые, следовательно, подлежат осуждению Бога (Вт. 18:9-11; Левит 19:31; 20:6; 1 Цар. 28:3-9; 4 Цар. 21:6; 2 Пар. 33:6; и Ис. 47:9).

Третье. Христиане должны усвоить, что спиритизм практикуется людьми, которые игнорируют библейского Бога и указанный Им путь к святости, то есть спасение через Его Сына, посланного в мир (Ин. 3:16, 36).

В духе христианской любви мы должны посвятить себя благовестию среди спиритистов, опровергая их учение и указывая им на гол-гофского Христа, Который один «берет на Себя грех мира» (Ин. 1:29) Спиритизм, должным образом изученный, оказывается, несомненно, культом, появившимся еще во времена античности, но его движущая сила исходит от сатаны, который пообещал очень давно, в древнем саду Едема: «Нет, не умрете», - и который, по словам Иисуса Христа, «лжец», «был человекоубийца от начала и не устоял в истине» (Ин. 8:44).

1. Перевод на основе оригинала из сборника «Гимны христиан» - Прим. пер.


Глава 8 Теософское общество

Теософия как культовая система получила свое название от греческого слова theosophia, буквально «божественная мудрость». И, по словам Фузелла, она представляет собой:

«одновременно религиозное, философское и научное учение... [провозглашающее! один вечный, незыблемый принцип, пронизывающий все сущее, являющийся корнем всякого проявления. Из его существования периодически возникает вся вселенная, реализуясь в двух сторонах духа и материи, жизни и ее форм, положительного и отрицательного, «два полюса природы, между которыми вплетается вся вселенная». Эти две стороны неразрывно связаны, а потому вся материя одушевлена жизнью, тогда как всякая жизнь находит свое выражение в формах. Поскольку всякая жизнь по сути едина с жизнью Высшего Существа, она содержит в зародыше все характеристики своего источника, а эволюция есть лишь развертывание тех божественных потенциальных возможностей, которые проявляются в условиях, свойственных различным царствам природы. Видимая вселенная является только маленькой составной частью этого поля эволюции. 1

Теософию, следовательно, можно рассматривать в корне своем как пантеистическую форму древнего гностицизма, пытающуюся охватить религиозные, философские и научные истины из всех религиозно-философских источников.

Согласно взглядам теософов, их общество является «растущей системой мысли, результатом внимательного изучения и исследования», и далее, «это ничто иное как почва, на которой основаны все фазы всемирной мысли и деятельности». 2

Их благородный идеал содержит мечту о братстве всех вероисповеданий или, если можно так сказать, о некоей гомогенизированной религии, в которой все люди согласны с главными догматами теософии в той или иной степени. В этом отношении она близка к спиритизму и бахаизму.

Конечно, теоретически, если полностью отрешиться от христианского Священного Писания, сама идея очень привлекательна. Но даже поверхностное изучение испорченной природы человека, какой она показана в истории и Библии, приводит к выводу, что перед нами утопия в виде нелепого богословского фарса.

Теософия как религия противоположна фактически всем основным учениям христианского вероисповедания и не находит поддержки в иудаизме, чуть-чуть в исламе и явно никакой в большинстве религий мира, кроме буддизма и индуизма. Христианство, иудаизм и ислам исповедуют личного Бога, верят в воскресение тела и в авторитет Ветхого Завета. Теософия, с другой стороны, опровергает все эти учения. Тем не менее она продолжает представлять себя «объединителем и миротворцем в религии».

Интересен тот факт, что теософия пылко защищает древний культ гностицизма, процветавшего в первые три века христианской эры, который едва не добился успеха и едва не причинил непоправимый ущерб исторической христианской вере. Послание Павла к колоссянам и Первое Иоанна признаны всеми исследователями Библии как прямые апологетические выступления против этого культа, который одухотворял Ветхий Завет, переосмысливал христианскую терминологию, подменял Бога Откровения безликим Богом и сводил Иисуса Христа к полубогу или пантеистической эманации, исходящей от непознаваемой божественной сущности. Хорошо известный в теософии автор Роджерс, однако, пренебрегает советом Духа Святого, не говоря уже о предостережениях апостолов Павла и Иоанна, когда утверждает:

Антагонизм между религиозной и научной мыслью стал причиной великого противоречия, возникшего в интеллектуальном мире в прошедшем девятнадцатом веке. Если бы первоначальное учение христианской церкви не затерялось, то противоречия не возникло бы. Философы гностицизма, которые являлись разумом и сердцем церкви, имели столь верные представления о природе, что им нельзя было противопоставить никакие научные факты; но, к сожалению, невежественных людей было намного больше, и власть полностью перешла в руки последних. Избежать дальнейших недоразумений было невозможно. 3

Теософы являются большими почитателями гностиков, и это неудивительно, поскольку они усвоили многое из терминологии и словаря древнего гностицизма, который с презрением относился к материальной собственности мира и человека, лишал Бога качеств личности и возводил различные уровни духовного развития, кончая всеобщим спасением, бесстыдно заимствованным у буддизма.

Теософы ничтоже сумняшеся заявляют:

Бог и человек являются двумя фазами единой вечной жизни и сознания, образующими нашу вселенную! Идея об имманентности Бога заключается в том, что Он есть вселенная, хотя Он и более чем это, в том, что солнечная система является эманацией Высшего Существа, подобно как облака, испаряющиеся с поверхности моря. Такое представление делает человека частью Бога, предполагая в его потенциале атрибуты и силы Высшего Существа. Это представление о том, что, кроме Бога, ничего не существует и что человечество - часть Его, одна фаза Его Существа. 4

В богословии теософии различают семь различных уровней вселенной. Физический - самый низкий. За ним идет астральный уровень, потом ментальный. Существует четыре высших духовных уровня, но для непосвященных это всего лишь «простые названия». Человек, естественно, имeeт физическое тело, ментальное тело и астральное тело. На данном этапе космической эволюции, за малыми исключениями, так называемые высшие духовные тела полностью еще не сформировались. 5

Ниже мы увидим, в каких отношениях находится это учение с основами христианства. Но вряд ли можно сомневаться, что такие гипотетические фантазии, насыщенные гностической терминологией и понятиями, не могут избежать конфликтов с библейским богословием.