Глава 13. Что лучше: молодость или старость?

Уже коснувшись в прошлой главе биографии одного из еврейских мудрецов, поговорим сейчас еще об одном. На этот раз речь пойдет о раби Элазаре сыне Азарьи[56]. И начнем мы с одной истории, описанной в Пасхальной Агаде[57], которую все уважающие традицию евреи от корки до корки прочитывают в ночь Седера[58].

Прочитывают, но не всегда до конца понимают смысл отдельных ее отрывков, как, например, и этого: «Раби Элазар сын Азарьи сказал: „Хоть я и как семидесятилетний, но не удостоился добиться, чтобы глава об исходе из Египта читалась по ночам, пока Бен-Зома [59]не доказал это “».

Если мы вглядимся в начало высказывания раби Элазара, невозможно не изумиться употребленному им словесному обороту. Что значит: «Хоть я и как семидесятилетний»? На что намекает это «как»? И сколько лет было этому мудрецу на самом деле?

Будьте уверены, что далеко не семьдесят. Если точнее, почти в четыре раза меньше. А если совсем точно, то восемнадцать. И тем более странно, что он сравнил себя с семидесятилетним.

А дело было так. В то время, а речь идет про период вскоре после разрушения второго Иерусалимского Храма[60], главою израильских мудрецов был рабан Гамлиэль[61]. Несмотря на свою великую мудрость, он отличался крутым нравом, что не всегда нравилось его товарищам[62]. И однажды, когда он, по их мнению, проявил излишнюю суровость по отношению к одному из них, причем, к самому уважаемому, они взбунтовались. Рабана Гамлиэля остранили от руководства, а его высокий пост решили предложить другому.

Поначалу думали, что этим другим будет тот самый уважаемый мудрец, который больше всего пострадал от обращения рабана Гамлиэля. Но от этого мнения пришлось отказаться, ибо тогда складывалось бы впечатление, что разразившийся скандал – провокация обиженного раби с целью завладения высоким постом. И хотя это было совсем не так, еврейские мудрецы не могли позволить, чтобы таковой была пусть даже только кажущаяся видимость. Поэтому нужно было придумать другой вариант.

После обсуждения все остановились на самой подходящей кандидатуре – на человеке блестящих знаний, блестящего же происхождения и прекрасной души. Это был раби Элазар бен Азарья. Но его самого предложение товарищей очень смутило. Ведь ему было всего восемнадцать лет. И хотя знаниями и талантом он превосходил даже многих пожилых мудрецов, ему казалось странным, как это он, практически юнец, будет руководить седовласыми и опытными авторитетами.

Но перед тем как решить, принять ли предложенную ему честь или отказаться от нее, раби Элазар объявил мудрецам, что должен посоветоваться с женой. Ей в ту пору было всего четырнадцать лет, но, выслушав рассказ мужа, она не замедлила со своим мнением о происходящем. Она сказала ему: «Как же ты можешь согласиться на эту должность, если у тебя даже нет седых волос?»

Эти слова могут показаться наивными, даже совсем детскими, но раби Элазар почему-то воспринял их очень серьезно и ответствовал: «Ты права, завтра пойду и откажусь».

С его стороны это не было лишь проявлением любви и уважения к наивной супруге. Он, действительно, согласился с ее суждением, которое, с его точки зрения, было на самом деле глубоко.

Что же подразумевала жена раби Элазара, когда посчитала невозможным, чтобы он согласился руководить народом, не будучи седым? Дело в том, что седина – внешний признак мудрости. Мишна, в уже известном нам трактате «Пиркей Авот», утверждает следующее («Пиркей Авот», 5:22): «… В пять лет [надо приступать к изучению] Письменной Торы, в десять – Мишны, в тринадцать – [к соблюдению] заповедей, в пятнадцать – [к изучению] Гмары [63], в восемнадцать – [пора] жениться, в двадцать – становиться добытчиком, в тридцать – [приходит] сила, в сорок – зрелость ума, в пятьдесят – [человек обретает право] давать советы, в шестьдесят – [приходит] старость, в семьдесят – волосы становятся белыми, в восемьдесят – [приходит] духовная мощь, в девяносто – [человек] сгибается [под тяжестью лет], в сто – он подобен мертвецу, [душа которого] освободилась [от уз] этого мира и покинула его ».

Не будем вдаваться подробно в истинный смысл возрастных вех, перечисленных в этом отрывке. Но обратим внимание, что все они указывают на некий путь духовного и интеллектуального развития. И в этом смысле седина, которая, по мнению мишны, приходит к семидесяти годам, тоже, как и предыдущие качества, внешним, явным для всех образом знаменует некое достижение подобного рода – по мнению еврейских авторитетов, мудрость.

Собственно говоря, этой идеей и руководствовалась жена раби Элазара. Она утверждала следующее: то, что внутренне ее муж готов к должности руководителя, это очевидно. Ему достаточно и знаний, и необходимых личностных качеств. Но ему не хватает одного: чтобы его внешность соответствовала глубине его натуры. До тех пор, пока его внешний облик не подходит под образ убеленного сединой мудреца, это является препятствием для того, чтобы объявить себя таковым.

Иначе говоря, внутренние качества, не нашедшие внешнего проявления, еще несовершенны, ибо в человеке внутреннее и внешнее должны всецело гармонировать.

Раби Элазар согласился с этим мнением, и, намереваясь поутру отвергнуть должность главы Санедрина, отправился спать. Какого же было его удивление, когда, проснувшись, он обнаружил, что Б-г сотворил с ним явное чудо и в его бороде появились 18 седых прядей.

Теперь уже ни у него, ни у его жены не было причин сомневаться, что предложенная ему должность на самом деле абсолютно ему подходит. Иначе, зачем было бы Творцу нарушать естественный ход вещей и украшать юнца бородою старца?

Кроме того, это было явным знаком, что теперь личность раби Элазара совершенно гармонична, и его знания, которые под стать настоящему старцу, соответствуют его внешнему виду.

Так раби Элазар стал главою еврейских мудрецов, и, благодаря нему, Талмуд обогатился огромным количеством ярких и глубоких страниц. Нам же осталось только раскрыть секрет, как это все-таки так вышло, что восемнадцатилетний юноша оказался по объему своих знаний впереди намного более зрелых, опытных и при этом очень усердных ученых.

Ведь помимо таланта в учении нужно иметь еще достаточно времени для постижения изучаемого предмета в максимальном объеме. Так как же человек, потративший на серьезную учебу всего несколько лет, даже при ярчайших умственных способностях, может обогнать того, кто тоже блистательно умен, да к тому же и учился лет шестьдесят? Ответ, как и во всех предыдущих главах этой книги, будет связан с переселением душ.

Как правило, подавляющее большинство людей не помнит своих предыдущих воплощений. И не мудрено, ведь было бы чудовищно осознавать все гнетущие провинности прошлого, так несовместные с новой стезей, вспоминать о прошлой любви, так непохожей на настоящую, помнить собственную смерть и невольно подвергать все и вся сравнению и сомнению!

Но есть особые случаи, когда людям все-таки дано постигнуть, кем они были в прошлой жизни. Иногда Творец раскрывает им эту информацию для того, чтобы дать подсказку, что именно и как именно нужно исправить на этот раз. Иногда же это нужно не для исправления, а для того, чтобы у человека было больше сил творить добро в новом воплощении. Особенно, если это мудрец и праведник. Особенно, если и в прошлом он был мудр и безгрешен.

И таков был случай раби Элазара. Он сказал о себе, что он «как семидесятилетний» не только потому, что его седая борода давала ему право на такое сравнение, но и потому, что он помнил свое предыдущее воплощение и всю Тору, которую выучил тогда, в течение пятидесяти двух лет жизни.

Вот простая математика. Тогда прожил пятьдесят два года, сегодня достиг восемнадцати лет. Сложим вместе и получим число семьдесят. Отсюда и утверждение: «я как семидесятилетний».

Так как же звали того, чьей душою была душа раби Элазара? Кто из мудрецов предыдущих поколений прожил пятьдесят два года? И чем он был знаменит?

Тора кабалы адресует нас к личности пророка Шмуэля[64], биография которого подробно описана в двух книгах Танаха с соответствующими его имени названиями: «Шмуэль 1» и «Шмуэль 2».

Это именно тот человек, который с рождения был избран для служения Б-гу. Тот, который стоял у истоков еврейской государственности, помазав на царство сначала царя Шауля[65], а затем и Давида[66]– основателя вечной монархической еврейской династии вплоть до долгожданного прихода его потомка Мошиаха.

Пророк Шмуэль – тот, кто поддерживал Израиль в трудную минуту, умел вдохновить, направить, настроить на победу, которая, предсказанная им, не заставляла себя ждать.

Пророк Шмуэль – одна из самых грандиозных фигур в иудаизме, один из столпов, на котором держится история еврейского народа и его будущность.

Пророк Шмуэль – одно из воплощенных в Торе доказательств существования загробной жизни. Ведь когда первый царь Израиля Шауль после смерти Шмуэля оказался на распутье и не уже более, как правильно поступить в тяжелой ситуации, он прибег к запрещенному средству – к взыванию к душе умершего пророка. И это его действие, удалось, навсегда запечатлевая в Священном Писании факт истинности существования потустороннего мира, как сказано («Шмуэль» 1, 28:7-18): «И сказал Шаул слугам своим: сыщите мне женщину, вызывающую мертвых, и я пойду к ней и вопрошу через нее. И сказали ему слуги его: вот, женщина, вызывающая мертвых, есть в Эйн-Доре [67]. И переоделся Шаул, надев иное платье, и пошел сам и два человека с ним, и пришли они к той женщине ночью. И сказал он ей: поколдуй мне через мертвого и подними мне того, о ком я скажу тебе. И сказала ему женщина: ведь ты знаешь, что сделал Шаул, как истребил он в стране вызывающих мертвых и знахарей; зачем же расставляешь ты сети душе моей, чтобы погубить меня? И поклялся ей Шаул Господом, сказав: (как) жив Г-сподь, не постигнет тебя наказание за это дело. И сказала женщина: кого поднять мне для тебя? И сказал он: подними мне Шмуэля. И увидела женщина Шмуэля, и громко закричала, и сказала та женщина Шаулу: зачем ты обманул меня? Ты же Шаул. И сказал ей царь: не бойся, что же видела ты? И сказала женщина Шаулу: видела я нечто божественное, поднимающееся из земли. И сказал он ей: каков вид его? И сказала она: поднимается старый человек, и окутан он в меиль [68]. Тогда узнал Шаул, что это Шмуэль, и поник он лицом к земле, и поклонился. И сказал Шмуэль Шаулу: зачем ты потревожил меня, поднимая меня? И сказал Шаул: тяжко мне очень! Плиштимляне [69]воюют против меня, а Б-г отступился от меня и больше не отвечает мне ни через пророков, ни через сновидения; и вызвал я тебя, чтобы ты наставил меня, что мне делать. И сказал Шмуэль: зачем же ты вопрошаешь меня? Г-сподь ведь отступился от тебя и стал врагом твоим… и отторг Г-сподь царство от тебя и отдал его ближнему твоему – Давиду. Так как не послушал ты голоса Г-спода… »

Нашей целью не является объяснение, чем Шаул прогневал Б-га и как именно он был наказан. Нам эта история важна лишь в качестве живого свидетельства божественного текста о вечной жизни души.

Но в данном случае мы утверждаем, что визитом Шмуэля к Шаулу из мира иного проявление души пророка в этом материальном мире не исчерпалось. И этой душе еще предстояло озарить планету светом своей мудрости в теле раби Элазара сына Азарьи.

Мы, к сожалению, не можем сообщить в этой книге, почему произошло именно так. Почему возвышенная странница была послана сюда в очередной раз именно в этом теле. Ответ, наверняка, существует в Торе, но автору данного труда он пока неведом. Позволим себе только предположение, что так было нужно для того, чтобы душа Шмуэля достигла еще большой полноты.

Дело в том, что пророк и мудрец – это две совершенно разные духовные высоты. И вероятно, что это душа была достойна двойного величия. Особенно, если учесть существующее хасидское предание, что в следующих своих воплощениях ей предстояло побывать в теле простого водоноса (наверное, для приобретения особой скромности), а затем в теле четвертого Любавичского Ребе – раби Шмуэля, про которого известно, что он одновременно обладал и пророческим духом, и необычайной мудростью, и был настоящим еврейским руководителем. Впрочем, это уже совершенно иная история.