Глава 2. Помню, это был день явления Шрилы Прабхупады

ДЖУНА

Помню, это был день явления Шрилы Прабхупады. Мы распространили книги и проповедовали прохожим на улице. Идея отыскать Джуну возникла спонтанно. Ни я, ни Саша не знали, как ее найти. Единственно, было известно, что Джуна живет где-то на Арбате. Прочесывая Арбат, заглядывая в подворотни, мы просто спрашивали прохожих: "Простите, не подскажите ли, где живет Джуна?" Так мы прошли несколько блоков, пока нам не повезло. На улице Вахтангова, кто-то из прохожих нам сказал: "Вот там, в том доме, спросите у дворника". Мы зашли в подъезд, позвонили в одну, другую квартиру и так, наконец, отыскали. Звоним в дверь, долго никто не открывает. Звоним снова и снова. Наконец, за дверью послышались шаги, какая-то возня, щелкнул замок, и на пороге возникла фигура типичного мафиози.

- Вам кого?

От неожиданности я замялся.

- Простите, нам дали этот адрес. Здесь живет Джуна Давиташвили? Мафиози бросил на нас оценивающий взгляд и спросил: "По какому делу?"

- У нас для нее есть книги.

Нестандартный ответ, и не стандартное решение проблемы. Мафиози скрылся за дверью, и через какое-то время возник снова.

- Заходи! Волосатой рукой он широко распахнул дверь. Мы вошли. Захлопнув дверь, он сказал: "Идите за мной". Квартира была большой, необычной планировки и без провожатого в ней можно было заблудиться. Я последовал за мафиози, Саша за мной. Пройдя темным коридором, мы попали на кухню. Здесь за столом с сигаретой в зубах сидела пьяненькая Джуна. "Мальчики, вы ко мне? - спросила она. - Что вам, чай, кофе, или…"

- Нет, нет, не беспокойтесь, мы ненадолго. Кофе мы не пьем, сигареты не курим.… У нас для вас есть книга. С этими словами я достал из сумки "Бхагавад-гиту" и положил ее на стол перед Джуной. Она отложила курево, взяла в руки «Гиту» и с интересом стала рассматривать картинки. Перелистав "Бхагавад-гиту", Джуна отложила ее в сторону и сказала: "Моя мать научила меня искусству поклоняться богам. У меня свои боги и ангелы, которые нам покровительствуют. В семье у нас это передается из поколения в поколение. Потом, показывая на мафиози стоящего в дверях, как бы спохватившись, сказала: "Это мой брат. И назвала его по имени".

- Очень приятно познакомиться. Меня зовут Маму Тхакур, а это - Саша. Мы поклоняемся Шри Кришне, Верховной личности Бога, которому поклоняются полубоги и перед которым трепещут демоны.

- Да, да, нечистая сила.… Некоторые меня считают колдуньей.

Вот мои анкетные данные:

Давиташвили Евгения Ювашевна (Джуна)

Родилась 22 июля 1949 года на Кубани, Краснодарский край.

Гражданка Российской Федерации.

Образование …

примечание

Остальное потом я нашел в справочнике. По данным журналистов

"получив медицинское образование, училась в Колумбийском

медицинском университете на Цейлоне". Основное место работы и должность: Президент международной академии альтернативных наук.

Иные виды деятельности: Президент Международной ассоциации ассирийцев России "Ларос".

Основные этапы биографии по данным журналистов, Джуна начала трудовую деятельность в 13 лет в колхозе Краснодарского края на Кубани.

Затем получила медицинское образование. После этого Давиташвили

продолжила учебу в Каломбийском медицинском университете на Цейлоне.

С 1980 г. живет и работает в Москве. В 1990 г. организовала Международную академию альтернативных наук. По данным газеты "Известия" (22 сентября 1995 г.) в разное время пациентами Джуны являлись Генеральный Секретарь ЦК КПСС Леонид Брежнев, Папа Римский Иоанн Павел II, художник Илья Глазунов, актеры кино Джульетта Мазина, Роберт де Ниро, Марчело Мастрояни, кинорежиссеры

Андрей Тарковский и Федерико Фелини.

В июне 1994 года Давиташвили избрана вице-канцлером открытого

интернационального университета в Коломбо на 5 лет.

В сентябре 1995 г. Джуна по приглашению депутата 5-й Государственной

Думы, Андрея Волкова, возглавила список кандидатов в депутаты 6-й

Государственной Думы от " Предвыборного блока ", включающего

руководителей Партии защиты пенсионеров и ветеранов. Партии искоренения

преступности - законности и порядка, Партии защиты здравоохранения,

образования, науки и культуры, Партии защиты молодежи, Объединения

свободных профсоюзов, Партии справедливости, Партии охраны природы".

Блок не получил ни одного места в 6-й ГосДуме, набрав менее одного

процента голосов. В январе 1995 г. Джуна вошла в Совет движения "Реформы - новый курс", возглавляемого спикером Совета Федерации 1-го созыва Владимиром Шумейко.

После того, как она рассказала о себе, своей семье, о своих занятиях и показала нам свою живопись, мы вернулись обратно на кухню. Из приличия мы посмотрели ее галерею, которая занимала несколько комнат в квартире, затем мы спустились вниз по черной лестнице, и вышли на улицу. Там во дворе дома у Джуны была мастерская. В мастерской у нее была целая кипа журналов с ее поэзией.

- О, вы еще и поэт?

- Да.

После этого она повела нас в свой гардероб, который занимал, наверное, одну треть огромной квартиры. Она перебирала свои платья, пальто, шубы и костюмы. Мы терпеливо следовали за Джуной, делая вид, что нам это очень интересно. Во время этой нашей встречи у нее еще не было всех регалий, которые она сумела собрать за период перестройки. Слава Джуны была феноменальной.

- Завидная судьба! - сказал я. - Вы обладаете столькими талантами, способностями, вы так знамениты. Вы помогли столь многим людям. Но кто поможет вам?

- Бог! - ответила Джуна.

После экскурсии по апартаментам мы снова вернулись на кухню, где в самом начале встретились с Джуной и спели Харе Кришна мантру. В конце Джуна спросила:

- Сколько я должна за "Бхагавад-гиту"? Саша назвал: "30 рублей". Джуна позвала своего брата, и тот принес ей деньги. Она дала нам 50 рублей. Когда я полез в карман, чтобы дать сдачу с полтинника, она жестом остановила: "Не надо, это для Кришны!"

- Да не оскудеет рука ДАЮЩЕГО! - с этими словами я взял деньги.

Какой смысл этих слов? Каждый понимает по-своему. Одни принимают на свой счет, думая о себе как о благодетеле, ждут вознаграждения. Другие думают: "Бог милостив! Он – источник всего сущего. Его рука никогда не оскудеет!"

А что думает преданный Кришны? Он думает: "Кришна неповторим и удивительно прекрасен!"

ГОРОДСКОЙ КОМИТЕТ ДРАМАТУРГОВ

Один раз меня пригласили провести программу в Московский городской комитет драматургов. Я пообещал им показать кино «Ратхаятра в Лос-Анджелесе». Это был узкопленочный фильм, сделанный любителем. Посмотреть пришло много народу, но просмотр не состоялся - сломался аппарат. Чтобы не разочаровать публику, вместо кино я начал киртан. Я просто пел Харе Кришна мантру, играл на мриданге и танцевал. Многие присутствовавшие, глядя на меня, присоединились и тоже стали подпевать и пританцовывать. Со мной был Паша Герман и Санатана-дхама, преданным из Каунаса. От удивления он заметил:

- Кто бы мог подумать, что простое пение Харе Кришна может так сильно заинтересовать этих людей?

В то время еще не было распространено мнение среди преданных, которое существует сейчас, что нужно привлекать людей, рассказывая им разные байки про астрологию и аюрведу. «Все интересуются своим здоровьем» - говорят они. На самом деле это не правда. Люди интересуются Кришной, но поскольку имеют дело с лицемерами и неофитами, то думают иначе. Движение сознания Кришны, которое начал Чайтанья Махапрабху, основано на воспевании святого имени Харе Кришна. Именно святое имя Кришны имеет силу привлекать людей, а не трюки и фокусы с жонглированием словами. Чистое, не оскорбительное пение Харе Кришна производит неотразимое впечатление на любую аудиторию. Я это видел – то, как люди принимают всем сердцем, когда я пою Харе Кришна, проповедую санкиртану и сам участвую в санкиртане.

После киртаны я прочитал небольшую лекцию и предложил книги. Книги пошли нарасхват. Некоторые брали по нескольку экземпляров в расчете на своих друзей и знакомых. Один драматург пригласил меня к себе домой, и там, у него, мы провели программу. Он пригласил своих знакомых просто послушать и принять участие в киртане, в конце которого я дал небольшую лекцию и раздал прасад. Так я выступал в клубах, домах отдыха, учебных заведениях, в детских садиках и даже домах умалишенных. Эффект после таких выступлений был исключителен. Я видел счастливые лица людей, которые принимали участие, и это для меня было высшей наградой.

ГАЛИНА ШАТАЛОВА

Кандидат медицинских наук, Академик Галина Шаталова многим известна как диетолог. Она одна из первых научно обосновала вред мясоедения, приводя в пример свою жизнь. В то время она уже была в преклонном возрасте, но сохраняла завидную работоспособность. Когда я с ней познакомился, ей было уже за 70. Своим многочисленным пациентам она сохранила жизнь и молодость. Разъезжая по стране Шаталова проповедовала вегетарианство не только как здоровый образ жизни, но и путь к духовному совершенству. В то время она давала лекции в православных монастырях и храмах. Помню ее выступление в Невской лавре, проповедь попам-мясоедам:

- Христа заповедовал вам "НЕ УБИЙ!"

Галина Сергеевна была очень самоотверженной женщиной. Несколько раз я был у нее дома, пел с ней Харе Кришна маха-мантру. Она с большим удовольствием пела святые имена и хлопала в ладоши. В киртане принимали участие ее секретарша и домочадцы. Позже, вспоминая, я с грустью думал: "Куда, куда вы удалились, злотые дни моей мечты? Куда ушли эти люди, простая жизнь и высокое мышление, о котором говорил Шрила Прабхупада своим последователям.

ЕРЕМЕЙ ПАРНОВ

После выхода в свет книги "Брахманы, Боги и другие" Еремея Парнова, появилась еще одна, "Третий глаз Шивы". В тайне я мечтал с ним познакомиться, и случай свел. Я проповедовал одному художнику, который как оказалось жил в одном доме в одной парадной с известным писателем. В то время автор купался в ореоле своей славы, и уже перестал читать книги других авторов. Он фантазировал и наслаждался своей писаниной. Встретившись с ним, я предложил ему «Бхагавад-гиту». Еремей взял ее в руки, покрутил и демонстративно отказался. Я предложил ему «Вне времени и пространства». С пренебрежением он поставил книгу на полку, и среди пестрых переплетов она тут же потерялась. Тогда я достал караталы и стал петь Харе Кришна. Из приличия он послушал пение. После этого я предложил ему несколько кусочков прасада. Почтив прасад, он неожиданно изменил свое решение и, первоначально отказавшись от «Бхагавад-гиты», взял ее обратно. По-видимому, приняв прасад и послушав пение Харе Кришна, в его душе забрезжило, пробудилось изначально чистое сознание Кришны.

ЛЕНА КАМБУРОВА

С Леной Камбуровой меня познакомила Надежда Николаевна из Минска. У меня было с десяток картин на сюжеты из ведической литературы (в частности из "Бхагавад-гиты"). Созвонившись, я предложил Лене сделать небольшую выставку у нее дома. Она согласилась. Искусство, в частности, живопись - это могущественное средство проповеди сознания Кришны. Картины, изображающие Кришну – это окна в духовный мир. Устроив небольшую экспозицию, я начал киртан. После того, как я спел мантру Харе Кришна несколько раз, я остановился и дал возможность осмыслить происходящее.

- Ну как? – спросил я.

- Неплохо. А что это значит, Харе Кришна?"

- Это маха-мантра, великая песнь освобождения ума. Душа покрыта иллюзорной энергией, и чтобы ее очистить ведические писания рекомендуют пение святых имен Бога: Харе Кришна Харе Кришна…. Имя Бога столь же могущественно как и Сам Господь. Далее я прочитал небольшую лекцию и угостил прасадом.

ИЗМАЙЛОВСКИЙ ПАРК

В Измайловском Парке мы проводили регулярно программы. Собирались на квартире у Ягьи, которая была центром сознания Кришны, потом шли в Парк. Здесь мы забирались в лесную чащу и пели во все горло от всей души. В этом можно было видеть истинно широту «русской души». Многие преданные приходили, зная наше место, без приглашения. Проведя киртан, мы располагались как на пикник, где-нибудь на полянке, и я давал класс "Бхагавад-гиты". В конце был прасад. На квартирах преданных часто бывали облавы, но у Ягьи, только потому, что мы совершали санкиртана-ягью в Измайловском парке, никого не трогали. Это место было под защитой Господа. Все, кто поддерживал с нами отношения, участвуя в харинама-санкиртанах, никогда не страдали.

СЕВА СЕМЕНЦОВ

Всеволод Семенцов был известным санскритологом, востоковедом. С ним меня познакомила Сатья. У него была целая библиотека книг Шрилы Прабхупады. Когда особенно усилились гонения на Харе Кришна, из опасений, что его могут обыскать и найти нелегальную литературу, книги Шрилы Прабхупады, он решил от них избавиться. Сатья привела меня к нему в качестве покупателя. Я купил все книги оптом, чтобы преданные могли их переводить. "Шримад Бхагаватам", "Чайтанья Чаритамрита" и другие книги к Семенцову попали случайно. Кто-то из преданных Кришны принес ему их на сохранение. Теперь Сева решил их продать тем же преданным. Так или иначе, он был не глуп и, познакомившись с ним, мы подружились. Время от времени я стал его навещать. Вместе с ним мы пели киртаны. Для его семьи я готовил прасад. Все были довольны.

Это был 1984 год. Он заканчивал работу над стихотворным переводом "Бхагавад-гиты" с комментариями Рамануджи.

- Какой смысл в этом? – спросил я его. - Прабхупада уже перевел "Бхагавад-гиту". Я пытался Семенцова убедить в том, что он делает бесполезный труд, более того, вредный для сознания общества. Поскольку "Бхагавад-гита" является священным писанием, поведанным Самим Господом Кришной, то соответственно ее должны переводить преданные Кришны, это же не обычная литература. Но Семенцов, вероятно, выполнял социальный заказ и не мог отказаться.

- Не делайте этого! Это может принести вам несчастье. Если вы будете упорствовать, то Кришна вмешается и тогда вам несдобровать. "Бхагавад-гита, как она есть" - вот она. Если желаете, то попробуйте перевести ее на русский язык. Тогда еще не было русского перевода. Так или иначе, его книга была уже подписана к печати и должна была выйти в свет.

В очередной раз, когда я был в Москве, то, как всегда, решил его навестить. Я зашел к нему без звонка, наудачу и, к счастью, застал его дома.

- Ты очень во время, ты застал меня дома случайно. Меня не было, я был больнице. Я пришел буквально на час, чтобы взять свои некоторые вещи и опять иду в больницу. Ты меня застал в дверях…

Я уговорил Севу немного задержаться, приготовил прасад, спел Харе Кришна, и мы сели за стол.

- Я видел вашу листовку "Общества Знания", "МАНТРА", и еще одну Издательства "Восточная литература", ответ на письма читателей. Здесь вы промахнулись, потому что такого издательства нет в помине. Это фальсификация. Так же как и "Общества Знания", которое будто бы напечатало вам эту прокламацию с "МАНТРОЙ". Общество Знания не могло написать и опубликовать это.

Да, он был прав. На любое печатное издание была строгая цензура, и листовки нелегально напечатали сами последователями Кришны, но все остальное…

- С чем вы не согласны? Сознание Кришны преследуемо, но его идеи очень гуманны.

- Это происки ЦРУ.

- Ну, хорошо, а в чем собственно фальсификация. Что там не так написано?

- "Издательства восточной литературы" нет! Вы обманываете людей.

- Простите, а в чем собственно обман? Вы полагаете, что вам дано право издавать духовную литературу, не имея к этому никакого отношения, прикрываясь наукой и разными титулами, а нам такого права нет. Издательство "Академия наук", которое издает вашу "Бхагавад-гиту" посягает на "копирайт" Господа Кришны. Эта книга сказана Кришной для Его преданных. Как вы можете это знание преподнести людям, не будучи уполномоченным Господом и посвященным Его представителем, ГУРУ. Этот ли не обман, фальсификация? Вы водите в заблуждение читателей, отвращая сознательно людей от Кришны. На самом деле, это не то слово "фальсификация", это настоящее вредительство. В прежние времена, будь правительство религиозным, вы были бы наказаны. Давать ложное понимание "Бхагавад-гиты - кто вам это позволил?

В тот раз я очень сурово с ним поговорил. Лицо Севы покраснело, покрылось пятнами. Он выслушал меня и в конце, как не странно, извинился за то, что был невоздержан, обвиняя нас в фальсификации. Это был наш последний с ним разговор. Прошло какое-то время, и в свет появилась академическое издание "Бхагавад-гиты" Семенцова. Желая "поздравить" автора, я позвонил ему. Трубку взяла его жена.

- Мне Всеволода Сергеича.

- Кто его спрашивает? Его нет…

- Когда он появится?

- Всеволод Сергеевич умер. Заплакав, жена положила трубку.

Я еще раз набрал номер, чтобы принести ей свои соболезнования, но, передумав, положил трубку.

- Как много людей введено в заблуждение так называемыми учеными? Люди страдают по их милости, не имея возможности получить истинное знание. Шрила Прабхупада говорил, если мы не будем им проповедовать, то они весь мир введут в заблуждение. «Мы должны убивать невежество - говорил Прабхупада, с помощью логики, аргументов и фактов». Это было очень революционное заявление ачарьи, и многих в то время это шокировало. Но ведь убить невежество – это же не убить человека, его душу, а, наоборот, излечить его и спасти от неминуемой смерти.

Мы не против философов и ученых в целом, мы против их лжефилософии и лженауки, которая усугубляет страдания людей, направляя их по ложному пути. Представьте, чтобы создать атомную бомбу, нужен разум, и чтобы сделать газовую камеру, тоже нужны мозги. Но какова польза от этого? Даже если человек имеет интеллект, но не следует никаким ограничениям в жизни (ест мясо, употребляет интоксикации и т.д.) то на самом деле его интеллект причиняет еще больше страданий, поскольку он управляется гуной невежества – вот вам и все объяснение. Люди невежественны и это становится причиной больших бед, когда они занимают руководящие посты, являясь кормчими у руля целой державы. Давая людям неверное понимание, поощряя их невоздержанность и чувственные наслаждения, они толкают их в пропасть. Человек должен быть сострадателен, и это сострадание означает: познать истину, как она есть, и представить ее другим так же адекватно, "как она есть".

ПАША ГЕРМАН

Несколько слов об одном моем знакомом. Его звали Паша Герман. Он был режиссером, и какое-то время работал в «Театре на Таганке». С ним я был знаком еще до того, как сам познакомился с Харе Кришна. Конечно, когда это случилось, я посчитал своим долгом посвятить всех своих знакомых и друзей. В то время Паша переживал творческий кризис. На самом деле это был духовный кризис. Он писал какую-то мрачную прозу, пытаясь заполнить духовный вакуум, и не мог. Ничего не получалось.

Паша жил один в прекрасной большой квартире на Плеханова, ныне Казанской, в Санкт- Петербурге. Когда мне негде было приткнуться, я останавливался у него, готовил прасад и поддерживал его морально и духовно. Оставаясь с ним вдвоем, мы часто повторяли джапу часами и устраивали киртаны. Он обладал некоторыми экстрасенсорными способностями медиума, был артистичен и имел хороший голос вокалиста. Пение мантры Пашу просто зачаровывало. Позже здесь возник центр сознания Кришны. Мы стали приглашать других преданных и проводить регулярные программы. Народу у Паши собиралось много. Большая комната с высокими потолками служила нам храмом. Здесь проходили незабываемые, экстатические киртаны. Но случилось так, что какая-то часть преданных во главе с Ананта Ачарьей, когда, проповедуя, я разъезжал по стране, в мое отсутствие перехватила инициативу. Это было весьма низкое занятие – пользоваться расположением моих друзей под видом сознания Кришны ради своих корыстных интересов. Ананта Ачарья, с этого момента мы будем называть его Алексеем, в конечном итоге отошел от сознания Кришны. Он не работал и просто хипповал, живя за чужой счет других, под видом преданного служения. Время от времени он приворовывал у преданных и в его адрес частенько были нарекания. Воровство под предлогом: «Все принадлежит Кришне, поэтому каждый, кому вздумается, может залезть в чужой карман!» Это было довольно распространенным явлением среди некоторой части так называемых преданных. Спекулируя и обманывая доверчивых, искренне стремящихся к духовной жизни людей, подобные субъекты наносили движению Харе Кришна невосполнимый моральный и духовный ущерб, будучи более опасными представителями майи, чем явные атеисты и демоны. Под видом преданных, они всегда носили при себе мешочек с четками и кантималу на шее. На самом деле они не следовали принципам сознания Кришны и позволяли себе вольности, не повторяли Харе Кришна мантру, как положено, и своим поведением дискредитировали преданное служение Кришне.

Первое время, когда Паша от меня узнал о сознании Кришны, он просто расцвел. Пользуясь авторитетом среди своих знакомых, он стал довольно удачно проповедовать. Его знакомые были не бедные люди и с удовольствием покупали книги, оказывали помощь и сами распространяли пение мантры Харе Кришна. Паша устроил мне встречу в Доме Драматургов, о которой я рассказал выше. Подобные встречи были беспрецедентными и очень редкими. Конечно, они не могли быть незамеченными «всевидящим оком» КГБ. Поэтому сразу же после моей лекции мне "сели на хвост" агенты.

Известно, когда человек ничего не знает об опасности, то он бывает и ничего не боится. И как не странно, беда минует такого «храбреца».

На программе я распространял книги, но кому-то не досталось. Желая купить "Бхагавад-гиту", этот человек назначил мне свидание на следующий день. В назначенное время мы встретились, и он взял у меня книгу. Но после того как мы расстались с ним, у меня закралось беспокойство. Время от времени я стал останавливаться и озираться по сторонам. Народу на улице было много, и понять ничего было практически не возможно. Я спустился в метро проехал, сам не зная куда, потом сделал одну, другую пересадку. Поднялся наверх, по Горьковской прошел пешком, сел в троллейбус, проехал пару остановок, вышел, свернул, пошел по маленьким улочкам. Ощущение, что я "на крюке" меня не покидало, хотя явных признаков слежки пока обнаружить не удавалось. Решил проверить, зашел в небольшой дворик, в первую попавшуюся парадную, поднялся на этаж выше и стал смотреть в окно. Двор был пустым, но не прошло и минуты, появился человек. Он тяжело дышал как после пробежки. С другой стороны из подворотни ему на встречу выскочил второй. По всему было видно, что они кого-то искали. Кого как не меня? Прошло еще пару минут, и появился третий. В доме было несколько подъездов, и они были в замешательстве, не знали, куда точно я заскочил. Я решил отсидеться, но они стали прочесывать, осматривать один подъезд за другим, и, в конце концов, добрались до меня. Остаться незамеченным было просто невозможно. Чтобы не создавать неловкой ситуации я спустился, вышел из своего укрытия и пошел прямо. Агент отвернулся и закурил. Когда я проходил мимо, я услышал его голос, сквозь зубы он выдавил: "Парень, иди спокойно, не дергайся, а то будет плохо". Хотел ли он мне помочь, предупредить меня или, наоборот, запугать - не знаю. Но его совет меня несколько ободрил. Я подумал, что действительно веду себя довольно смешно и странно, явно привлекаю нездоровый интерес.

- Необходимо взять себя в руки. – Подумал я.

Немного успокоился и пошел дальше, как ни в чем не бывало. Так усилиями воли раз от разу я воспитывал в себе необходимые качества и под конец стал очень опытным, профессионалом, резидентом, ведущим работу в тылу врага. А кто враг? Известное дело - майя, иллюзия. Этот материальный мир есть царство иллюзии. Когда мы начинаем проповедовать сознание Кришны, то автоматически попадаем ей в немилость. Майя начинает преследовать такого "диверсанта" ведущего подрывную деятельность, пытаясь его схватить, чтобы привлечь к ответственности. От сознания, что я на службе у Кришны и как Его представитель должен быть во всем совершенен, ко мне вернулось самообладание, и я гордо проследовал перед двумя другими, как ни в чем не бывало.

День подходил к концу. С Пашей мы договорились встретиться у Ягьи. Хотел я этого или нет, но должен был вернуться к ней на квартиру. Ее квартира была под присмотром КГБ, но ее не трогали, потому, что все, что у нее там происходило, было у них, как на ладони. Имея информацию, они могли при необходимости нейтрализовать любого. Я знал, что стоит мне только появиться у нее, как мышеловка захлопнется. Чтобы меня взять, надо было меня сначала поймать. И вот, кажется, они сделали для этого все приготовления. Теперь нужно согласовать с начальством. Пока они решали, что со мной делать, мне удалось убежать.

Произошло это, как и все остальное мистически. Я доехал до "Перовской" вышел из метро и те двое или трое пошли за мной. Дошел до дома по тропинке повернул и остановился, не доходя до парадной, где жила Ягья. Агент, который в прошлый раз заговорил со мной, казалось, мне симпатизировал. Но, он был не один. Обычно операцию проводили несколько человек, а то и группа. У парадной я остановился и дождался его, а когда он приблизился, в упор спросил: "Что мне делать дальше, мы пришли?" "Не суетись" - повторил он.

- Легко сказать, может вы грабители, и хотите забрать мои деньги?

- У тебя много денег? - не то, шутя, не то всерьез, спросил он.

Затем продолжал: "Делай, как я скажу. Пойди в магазин за продуктами. Выйдешь из дома,… и он назвал мне точное время…" Или он провокатор или же на самом деле хочет мне помочь как выйти из создавшейся ситуации. Я догадался, наверное, у них должна быть пересменка, и он будет один без напарников. "Свободное окно" - подумал я. Но доверяться этим людям было рискованно…

У Ягьи было как всегда много народу. Были преданные и незнакомые люди, прямо с улицы. Паша дожидался меня и сидел, как говорят, "на хвосте".

Теперь торопиться было некуда. Моя судьба была предрешена свыше. Зная, что я принимаю прасад только тот, который сам приготовлю, Ягья уступила мне место у плиты. Я готовил вполне прилично, и на большие программы преданные часто просили меня сделать прасад. Приготовив рис и сабджи, я предложил их Кришне. Затем вместе со всеми, кто был, провел вечерний киртан и небольшой класс "Бхагавад-гиты". После прасада собрался уходить, рассчитывая на то, что пока много народу, то вместе со всеми мне легче будет смыться. Я дождался полной темноты, затем оделся и мы с Пашей вышли.

Я пропустил Пашу вперед, ничего не объясняя, чтобы не напугать, но подталкивая и поторапливая его, дескать, опаздываем на поезд. Приметную, вязаную шапку, которая торчала на голове как колпак, я снял и засунул в сумку, маскируясь на всякий случай. Мы вышли из подъезда.

На метро можно было идти двумя путями: дворами, повернув направо и по улице, повернув налево. За кустами на обочине дороги стояла машина с потушенными огнями. Как только мы вышли из подъезда и прошли несколько метров до угла дома, из машины выскочили люди и быстрым шагом, почти бегом, направились нам наперерез. Отступать было некуда. Двое из них отсекали нам путь обратно, заходя сзади. Вспыхнули фары машины. "Что это?" - недоумевая, спросил Паша. "Не оборачивайся, иди быстрей, а то опоздаем на поезд. Сам же, вместо того, чтобы повернуть налево как обычно, скомандовал: "Паша, направо, здесь короче". И тут мы стремительно направились прямо навстречу оперативникам, лоб в лоб. От неожиданности они оторопели. Никто не ожидал такого, инстинктивно полагая, что от них будут убегать. У Паши была прекрасная борода. Когда они поравнялись с Пашей, КГбист сказал: "Не он. Отбой! Тот был без бороды". Паша располагал выдающейся внешностью породистого иудея. "Нет, это явно не наш" - разводя руками, они проводили его глазами вслед, на меня не обратив никакого внимания.

Трудно было поверить, но факт. Когда мы хотим служить Кришне даже майя нам в помощь, и в подтверждение на ум пришел стих: Трудно преодолеть эту Мою божественную энергию из трех гун материальной природы. Но тот, кто вручил себя Мне, может легко выйти из-под ее влияния. (7.14.)

Уже сидя в купе экспресса Москва-Ленинград, несколько расслабившись, я рассказал Паше о не произошедшем криминальном инциденте. "Нас с тобой чуть не арестовали, Паша, - сказал я - Ты понял это?" Нет - ответил он. Ну и хорошо, что не понял. "С тобой меня даже КГБ не берет". И мы посмеялись.

Вернувшись в Ленинград, я пробыл там еще несколько дней, переплел книги и, нагрузившись, поехал в Минск. Порой груз был таким тяжелым, что ручки саквояжа не выдерживали и отрывались. Иногда его приходилось схватывать поперек ремнями и веревками. Когда же, упаковавшись, таким образом, я поднимал поклажу от земли, то пройдя несколько шагов, был вынужден останавливаться, чтобы собраться с силами. Я ставил груз с книгами на землю, потом снова поднимал и опять, сделав несколько шагов, снова ставил. Так я продвигался небольшими перебежками. Но самое трудное было втащить багаж в вагон. Коленки дрожали, когда я это делал, ноги подкашивались, но показать свою слабость, бессилие или то, что багаж слишком тяжел, я не мог, чтобы не привлечь внимание милиции или штатских. Могли тут же обшмонать, задержать и посадить в тюрьму без суда и следствия просто по произволу начальника.

Печатание и распространение книг в то время было вопросом чести, а не бизнеса, ради поддержания своего существования, поэтому мало кто этим занимался. Я делал это из сознания долга, а не из корысти. Я был готов сам давать людям деньги, чтобы они просто читали эти книги и повторяли Харе Кришна. Я был меценатом по натуре и идейным человеком, преданным Кришны, поэтому стремился любой ценой распространить Его учение, всегда поддерживал хорошие начинания. Можно себе представить мое состояние, когда позже нашлись люди, которые превратив это в бизнес, способ эксплуатации, попытались использовать мой энтузиазм и самоотверженность, с которой я это делал.

Таская на себе по всему Союзу сумки с книгами, мне не на кого было рассчитывать, многие преданные боялись, зная ответственность. Только те, кто не был знаком еще с Харе Кришна, не был запуган и те, кто не имел прямого общения с такими боязливыми преданными, помогали мне; из их числа постепенно у меня сложилась команда, которая верила мне, и на которую я мог положиться.