Например?

Например, появись прямо сейчас перед моими глазами. Я так и делаю, прямо сейчас. Где? Везде, куда бы ты ни посмотрел. Да нет, я имею в виду так, чтобы это было неоспоримо, чтобы никто несмог отрицать этого. На что бы это было похоже? В какой форме или каком виде ты бы хотелМоего явления? В той форме и том виде, которыми Ты на самом деле обладаешь. Это было бы невозможно. Дело в том, что у меня нет той формы или тоговида, которые вы бы поняли. Я могу принять форму или вид, которые вы моглибы понять, но тогда все сделали бы вывод: то, что они видели, -- это и естьединственная истинная форма Бога. А ведь на самом деле это будет лишь однаформа из множества. Люди думают, что Я -- это то, что они видят, а не то, что они не видят.Но Я -- Великий Невидимый, а не то, чем Я выбираю быть в каждый новыймомент. В определенном смысле Я являюсь тем, чем Я не являюсь. Я происхожуиз неявленности и к ней всегда возвращаюсь. Однако когда Я прихожу в той или иной конкретной форме, в которой, какЯ думаю, люди смогут понять Меня, -- люди приписывают Мне эту самую формуотныне и вовеки. И стоит Мне прийти в любой другой форме к другим людям --первые скажут, что Я не приходил ко вторым, потому что Я не был похож вовторой раз на то, чем Я был в первый, и говорил не те же самые слова -- какже это мог быть Я? Понимаешь, поэтому-то и не имеет значения то, в какой форме и манере Яраскрываю Себя, -- какую бы манеру я ни выбрал и какую бы форму Я ни принял,ни одна не будет бесспорной. Но если бы Ты сделал что-то, что было бы свидетельством истины о том,кто Ты, вне сомнений и вопросов... ...все равно кто-нибудь сказал бы, что это от дьявола или просто чье-товоображение. Или еще что-нибудь, но не Я. Если бы даже Я раскрыл Себя как Бога Всемогущего, Владыку Неба и Земли,и стал бы передвигать горы, чтобы доказать это, -- все равно кто-то сказалбы: "Это от сатаны". И это так, как должно быть. Ведь Бог проявляет Божественное "Я"Божественному "Я" не через внешнее наблюдение, но через внутренний опыт.Когда внутренний опыт открывает Божественное "Я", внешние проявленияизлишни. А если необходимы внешние проявления, то внутренний опытневозможен. Если просят об откровении, оно не может быть явлено, ведь такая просьбасама по себе является утверждением, что просимое отсутствует и ничто от Богав данный момент не открыто. Подобная установка рождает определенный опыт.Ибо твоя мысль, чего бы она ни касалась, способна творить, и твое слово --продуктивно, и твои мысли и слова, вместе взятые, очень эффективно создаютреальность. Поэтому ты будешь ощущать, что Бог сейчас не явлен: ведь, еслибы Он был явлен, ты бы и не просил Его сделать это. То есть я не могу просить все, что я хочу? Ты говоришь, что, молясь очем-то, мы тем самым отталкиваем это от себя? Это вопрос, который задают веками, -- и ответ на него давался всякийраз. Вы либо не слышите ответа, либо не хотите в него верить. Этот вопрос снова получает ответ -- в сегодняшних терминах, насовременном языке: Ты не будешь иметь то, о чем просишь, равно как и не сможешь иметь то,чего желаешь. Это потому, что твоя просьба сама по себе являетсяутверждением отсутствия, и твои слова о том, что ты чего-то хочешь, работаюттолько на то, чтобы произвести опыт отсутствия этого в твоей реальности. Таким образом, правильной молитвой является не молитва-просьба, номолитва-благодарность. Когда ты заранее благодаришь Бога за тот опыт, который ты выбралпережить в своей реальности, ты, по существу, благодаришь за то, что есть...в действительности. Благодарность, таким образом, есть наиболее мощноезаявление для Бога: подтверждение того, что еще до того, как ты попросил, --Я уже ответил.