Короткое счастье

После войны Иван вновь вернулся в колхоз на свою должность. Работы было много, восстанавливали разрушенное войной хозяйство. Люди, несмотря на перенесенные лишения, не унывали и продолжали жить и работать. Жизнь с каждым годом становилась все лучше и лучше. Для Евдокии и Ивана наступило счастливое время. В хозяйстве все спорилось, подрастали дочери – настоящие красавицы. Три года безмятежного счастья было у них. В сентябре 1948 года их дом снова посетила беда. Кажется, она и не уходила от них, а просто поджидала за углом своего часа. Весь этот месяц дул холодный пронизывающий ветер со Ставрополья. Старая соломенная крыша на хате Ткаченко не выдержала натиска стихии и с приходом осенних ливней стала протекать. В один из погожих дней Иван взялся за ее починку. Ему было за сорок, но он был силен и ловок. Работу он закончил, а вот здоровья не сберег: на крыше его сильно продуло. Наутро у Ивана поднялась температура. Невзирая на недомогание, Иван продолжал ходить на работу. С каждым днем ему становилось все хуже. Через полтора месяца Иван окончательно слег. Врач поставил диагноз – двустороннее воспаление легких. Болезнь была запущена. Никакие усилия в лечении не дали результата. Евдокия не отходила от постели мужа. На ее руках, в начале декабря, Иван скончался, оставив женщину одну с маленькими детьми, теперь уже навсегда.

Казалось, что жизнь остановилась, но, глядя на дочек, Евдокия заставляла себя вставать по утрам, готовила еду и шла на работу. Несмотря на годы и пережитые испытания, она все еще была хороша собой, поэтому после смерти Ивана к ней несколько раз сватались станичники. Но Евдокия всем отказала, храня память и верность тому, с кем стояла в церкви перед алтарем и клялась Богу быть вместе и в горести и в радости, пока смерть не разлучит их. Но что такое смерть, если есть вечная любовь. Разве может смерть разрушить любовь?! Нет!!! Иван до последнего вздоха Евдокии жил в ее сердце. Но жизнь продолжается, и продолжается она прежде всего в детях. Так и история любви Евдокии и Ивана дала начало новым жизням и новым историям. И та, о которой речь пойдет сейчас, начинается зимой 1955 года, когда Кубанскую землю сковали лютые морозы.