XXXVIII. 1. Немного выше находится ограда стен города Ликосуры, за которыми обитают немногочисленные жители

1. Немного выше находится ограда стен города Ликосуры, за которыми обитают немногочисленные жители. Из всех городов, какие только были на земле, на материке или на островах, Ликосура является самым древним, и солнце ее увидало первой; по этому образцу люди научились строить себе города.

2. Налево от святилища Деспойны есть гора по имени Ликей; иные из аркадян называют ее и Олимпом и Священной вершиной. Говорят, что на этой горе был воспитан Зевс; на этой горе Ликее есть место, называемое Кретея; эта Кретея находится налево от рощи Аполлона, именуемого Паррасийским, и аркадяне утверждают, что это и есть тот самый Крит, на котором, по преданию критян, воспитан Зевс, а не их остров. 3. Тем нимфам, которые, по их словам, воспитали Зевса, они дают имена: Фейсоя, Неда и Гагно. По имени Фейсои был назван город в Паррасии; в мое время поселок Фейсоя составлял часть Мегалополя; имя Неды получила река, а от Гагно был назван источник на горе Ликее, который, подобно реке Истру, течет и зимой и летом с одинаковым количеством воды. Если долгое время стоит засуха и Если долгое время стоит засуха и начинают засыхать семена в земле и деревья, тогда жрец Зевса Ликейского, обратившись к воде, молится и, помолившись, приносит жертву, которая полагается по закону, затем он опускает ветку дуба на поверхность источника, а не в глубь его; и когда вода всколыхнется, поднимается пар в виде тумана, немного погодя этот туман обращается в облако и привлекает к себе другие облака, вследствие чего на аркадскую землю спускается дождь. 4. На горе Ликее есть святилище Пана и вокруг него роща из деревьев; есть тут и гипподром, а перед ним стадион: в древности Ликейи (празднества) проводились тут. Есть тут и пьедесталы статуй, самих же статуй уже нет. Надпись элегическими стихами на одном из пьедесталов говорит, что это памятник Астианакта и что этот Астианакт был родом из потомков Аркада.

5. Среди других чудес горы Ликея вот какое является самым большим. На ней есть священный участок Зевса Ликейского; людям вход туда воспрещен. Если кто преступит этот закон и войдет туда, то ему невозможно уже прожить больше года. Рассказывают еще следующее: попавшие в середину этого участка, все равно, кто бы они ни были, животные или люди, не отбрасывают там тени, поэтому, если зверь, спасаясь, убегает в этот священный участок, то охотник не следует за ним сюда, а остается за его пределами, и, когда он смотрит на зверя, он не видит от него никакой тени. И в Сиене, на границе Эфиопии, все время, пока солнце находится в созвездии Рака, не бывает тени ни от деревьев, ни от животных; в священном же участке горы Ликея это отсутствие тени наблюдается постоянно и во все времена года.

На самой главной вершине горы есть земляная насыпь - это жертвенник Зевса Ликейского, и с нее виден почти весь Пелопоннес. Перед жертвенником с восточной стороны стоят две колонны, а на них позолоченные орлы, сделанные в очень древние времена. На этом жертвеннике приносят жертвы Зевсу Ликейскому втайне. Мне не хочется распространяться по поводу этих жертв; пусть будет так, как оно есть теперь и как было с самого начала. 6. На восточном склоне горы есть святилище Аполлона, называемого Паррасийским; ему дают также имя и Пифийского. Совершая ежегодно праздник в честь этого бога, аркадяне приносят в жертву на площади (Мегалополя) в честь Аполлона Эпикурия (Помощника) кабана, и, принеся здесь эту жертву, они тотчас несут жертвенное животное в святилище Аполлона Паррасийского со звуками флейт, в торжественной процессии и, отрубив бедра, сжигают их, а остальное мясо жертвенного животного тут же немедленно поедают. Так установлено у них совершать эту жертву.

7. Северный склон Ликейской горы занят Фейсоеей. Здесь жители особенно почитают нимфу Фейсою. Через фейсоейскую землю протекают речки, впадающие в Алфей: Милаонт, Нус, Ахелой, Келадон и Налиф. Есть еще две реки, носящие одинаковое имя с аркадским Ахелоем, но более известные; тот Ахелой, который протекает через Акарнакию и Этолию и впадает в море против Эхинадских островов, Гомер в «Илиаде» называет царем всех рек; а о другом Ахелое, текущем с горы Синила, Гомер упоминает как о самой реке, так и о горе Сипиле в связи с преданием о Ниобе. Третьей же реке, текущей с горы Ликея, имя тоже Ахелой.

8. Направо от Ликосуры есть гора, так называемая Номия, и на ней есть святилище Пана Номия, а самое место называется Мельпея (Певчее), потому что есть сказание, будто Пан здесь изобрел игру на свирели. Совершенно очевидно, что эта гора названа Номией потому, что тут пастбища ("номай") Пана; сами же аркадяне говорят, что это имя нимфы.

XXXIX

1. За Ликосурой, в западном от нее направлении, протекает река Платанистон; всякому, кто едет в Фигалию, волей-неволей приходится перейти через этот Платанистон. За ним идет подъем на расстоянии стадиев тридцати или немного более.

2. Обо всем, что относится к Фигалу, сыну Ликаона, так как считается, что в древности он был основателем города, и о том, что впоследствии город переменил свое название на Фиалию в честь Фиала, сына Буколиона, и затем вновь вернул себе прежнее название, обо всем этом я уже рассказал выше. Есть и другое предание, но заслуживающее меньшего доверия, будто Фигал был автохтон - рожденный здесь землею, а не сын Ликаона; а некоторые рассказывают, что была нимфа Фигалия из так называемых дриад. Когда лакедемоняне старались подчинить себе Аркадию и с войском вторглись в Фигалию, они в бою победили местных жителей и осадили их город. Когда их укреплениям грозила опасность быть взятыми, то фигалейцы бежали из города, или, быть может, лакедемоняне разрешили им уйти оттуда по договору. Взятие Фигалии и удаление фигалейцев из родного города произошло в архонтство в Афинах Мильтиада, на второй год 30-й олимпиады, в которую в третий раз одержал победу лаконец Хионид. Бежавшие и спасшиеся фигалейцы решили обратиться в Дельфы и спросить бога о возможности своего возвращения. И Пифия им ответила, что она не видит для них возможности возврата, если они попытаются сделать это своими собственными силами, но если они возьмут отборную сотню из Оресфасия, то сам этот отряд падет в битве, но благодаря им фигалейцы вернутся в свой город. Когда оресфасийцы услыхали о данном фигалейцам предсказании, то, соревнуясь друг с другом, спешили вписаться в эту отборную сотню и принять участие в походе на Фигалию. Когда они двинулись против лакедемонского гарнизона, все данное им предсказание исполнилось в точности: в произошедшем сражении отряд оресфасийцев нашел себе славную кончину, но, изгнав спартанцев, он дал возможность фигалейцам вернуть себе родной город. 3. Фигалия лежит в местности, высоко поднимающейся и почти всюду отвесной; у них даже стены построены по обрыву; но если подняться наверх, то этот холм представляет гладкое и ровное плато. Там у них есть храм Артемиды Сотеры (Спасительницы), а в нем статуя Артемиды из белого мрамора. Из этого храма у них установлено совершать торжественное шествие. 4. В находящемся здесь гимнасии есть статуя Гермеса; он представлен как будто с накинутым на плечи гиматием, но он не доходит ему до ног, так как статуя оканчивается четырехугольной колонной. Воздвигнут здесь и храм Дионису; местные жители называют его Акратофором (Несущим чистое вино). Нижней части статуи не видно из-за листьев лавра и плюща. Та же часть, которая видима, раскрашена… блестит киноварью; она, как рассказывают, добывается иберийцами вместе с золотом.

XL

1. У фигалейцев на площади есть статуя Аррахиона панкратиаста. Эта статуя древняя, особенно архаичен стиль положения тела: ноги очень мало раздвинуты, руки опущены прямо по бокам до самых ягодиц. Это изображение сделано из камня; говорят, что на нем была и надпись, но она от времени исчезла. 2. Аррахион одержал две победы в Олимпии; одну до 54-й олимпиады, а другую во время 54-й олимпиады, когда проявились как справедливость гелланодиков, так и доблесть самого Аррахиона. Дело в том, что, когда он сражался с последним оставшимся соперником за победную масличную ветвь, его противник, кто бы он ни был, опередил его, схватив и крепко сжав Аррахиона ногами, стал давить руками его за горло; но Аррахион сломал палец на ноге у своего противника; сам Аррахион, задушенный, испустил дух, а тот, кто его душил, вследствие боли в пальце в этот момент отказался от состязания с ним. Элейцы украсили венком и провозгласили победителем труп Аррахиона.

3. Я знаю, что подобным образом поступили аргивяне по отношению к Кревгу, кулачному бойцу из Эпидамна: на Немейских играх аргивяне присудили венок победы уже мертвому Кревгу, потому что бившийся с ним сиракузянин Дамоксен нарушил их взаимный договор. Уже наступал вечер, когда они приступили к кулачному бою; и вот они при свидетелях уговорились наносить удары друг другу поочередно. Кулачные бойцы в то время еще не носили на запястьях жестких ремней, но сражались в мягких ремнях, прикрепляя их под выгибом руки так, чтобы пальцы у них оставались свободными. Эти мягкие ремни делались из тонких полос сырой воловьей кожи и переплетались между собой по какому-то старинному способу. И вот в том случае, о котором я рассказываю, Кревг опустил свой удар на голову Дамоксена; в свою очередь Дамоксен приказал Кревгу приподнять руки, и, когда он это исполнил, Дамоксен ударил его вытянутыми пальцами под ребра: ввиду крепости ногтей и силы удара рука вошла внутрь, и Дамоксен, схватившись за внутренности, оторвал их и вытащил наружу. Кревг тотчас же испустил дух, а аргивяне за то, что Дамоксен нарушил договор и вместо одного удара воспользовался против своего соперника многими, изгнали его. Кревгу, хотя и умершему, они приписали победу и поставили ему в Аргосе статую, которая еще до моего времени стояла в храме Аполлона Ликейского.

XLI

1. На площади Фигалии есть общая могила для отборного отряда оресфасийцев. И, как героям, фигалейцы приносят им каждый год жертвы. 2. Река, носящая название Лимакс (Нечистая), протекая около самой Фигалии, впадает в реку Неду. Говорят, что название этой реке дано от очистительных обрядов, совершенных здесь Реей. Когда она родила Зевса и нимфы ее очищали после родов, то весь послед, подлежавший очищению, они бросили в эту реку; а древние называли их «лимата». Свидетелем этого является и Гомер, говоря, что при избавлении от чумы эллины очищались и "все нечистое" (лимата) бросали в море. 3. Истоки реки Неды находятся на горе Керавсии, которая является частью горы Ликея. Так как река Неда протекает очень близко от города Фигалии, поэтому мальчики из Фигалии стригут свои волосы в честь этой реки. В местах, близких от моря, Неда судоходна для небольших кораблей. Из всех рек, какие я только знаю, Меандр отличается наиболее извилистым течением, очень часто все вновь и вновь поворачивая свое течение внутрь страны и образуя массу изгибов; на втором месте по извилистости можно было бы поставить Неду. 4. Стадиях в 12-ти вверх от Фигалии находятся горячие источники, и недалеко от них в Неду впадает река Лимакс; там, где сливаются их воды, стоит храм Эвриномы, чтимый с древнейших времен и малодоступный вследствие гористой, суровой местности. Около него густо и много выросло кипарисов. Фигалейский народ убежден, что Эвринома - это эпитет Артемиды; но те из них, которые являются хранителями древних сказаний, говорят, что Эвринома - дочь Океана; о ней и Гомер вспоминает в «Илиаде», что вместе с Фетидой она приняла Гефеста. Каждый год в один и тот же день они открывают двери храма Эвриномы. Все же остальное время у них установлено, чтобы этот храм не стоял открытым. В одно и то же время приносятся ей жертвы как от имени государства, так и от частных лиц. Мне не удалось быть на этом празднике, и я не видал статуи Эвриномы; а от фигалейцев я слыхал, что ее деревянная статуя вся опутана золотыми цепями и что сверху до самых бедер она представляет из себя женщину, а нижняя часть как у рыбы. Для дочери Океана, живущей вместе с Фетидой в пучине моря, это окончание рыбьим хвостом может служить хорошей эмблемой. А если бы она была Артемидой, то нет никакого основания, чтобы ее изображали подобным образом.

5. Фигалия окружена горами, налево - так называемым Котилием, направо же от нее поднимается другая гора по имени Элайон (Масличная). Котилий отстоит от города приблизительно на 30 стадиев; на нем есть местечко Бассы и храм Аполлона Эпикурия (Помощника). Этот храм сам и его крыша сделаны из мрамора. Из всех храмов, какие есть в Пелопоннесе, после храма в Тегее, этот храм может считаться первым как по красоте мрамора, так и по тщательности работы. А название дано Аполлону как избавителю от чумной заразы, подобно тому как и у афинян Аполлон получил название Алексикакос (Отвращающий зло), так как и у них он отвратил ту же болезнь. Что и фигалейцев он освободил от этой болезни во время войны между пелопоннесцами и афинянами, а не в какое-либо другое время, доказательством этому служат оба эпитета Аполлона, имеющие одно и то же значение, равно и тот факт, что создателем храма в Фигалии был архитектор Иктин, живший в эпоху Перикла и выстроивший афинянам так называемый Парфенон. Я уже раньше указал, что статуя Аполлона из этого храма в Фигалии находится на площади Мегалополя.

6. На горе Котилий есть источник; некий писатель раньше сообщил, будто от этого источника берет начало течение реки Лимакса; но, делая такое сообщение, он ни сам не видел этого источника, ни других не расспросил, тех, кто его видел. Мною же сделано и то и другое: я сам видел течение этой реки и видел, что вода из источника на Котилий течет не далеко и, пройдя небольшое пространство, становится совершенно невидимой. С другой стороны, мне не удалось точно исследовать, в каком месте Аркадии находятся истоки реки Лимакса. Над храмом Аполлона Эпикурия есть местечко, носящее имя Котил, и в нем есть Афродита "в Котиле": тут стоит ей храм, - но крыша на нем провалилась, - и стоит ее статуя.

XLII

1. Другая гора, Элайон (Масличная), находится от Фигалии приблизительно на расстоянии 30-ти стадиев; на ней есть священная пещера так называемой Деметры Мелайны (Черной). 2. Всему тому, что рассказывают жители Фельпусы относительно сочетания Посейдона и Деметры, этому верят и признают и фигалейцы; только они говорят, что Деметра от этого брака родила не коня, а ту, которую аркадяне называют Деспойной. Говорят, что после этого Деметра в гневе на Посейдона и одновременно в печали о похищении Персефоны надела черные одежды и, уйдя в эту пещеру, на долгое время скрылась в ней. Когда вследствие этого погибло все, что производит земля, а также погибла от голода большая часть человеческого рода и в то же время никто из богов не знал, где скрылась Деметра, в это время Пан отправился в Аркадию и, охотясь в разных местах по горам, пришел и на гору Элайон и, (заглянув в пещеру), увидал Деметру и то, в каком она состоянии и в каких она одеждах. Таким образом, Зевс узнал об этом от Пана и послал к Деметре Мойр (богинь судьбы). Деметра послушалась Мойр, сложила свой гнев и перестала печалиться. 3. Фигалейцы говорят, что по этому случаю они решили считать пещеру священной пещерой Деметры и в ней поставили деревянную статую богини. Эта статуя, по их рассказам, была сделана следующим образом. Богиня сидит на скале, во всем подобная женщине, кроме головы: голова и волосы на ней - лошадиные к голове у нее приделаны изображения драконов и других диких животных. На ней надет хитон, спускающийся до самых пят; в одной руке у нее дельфин, в другой - горлица. С какой целью они поставили ей такую статую, это ясно для человека, не лишенного сообразительности и привыкшего разбираться в чудесных сказаниях. А Мелайной они, говорят, назвали ее потому, что богиня носила черные одежды. Произведением чьих рук была эта деревянная статуя или при каких обстоятельствах была она уничтожена пожаром, этого они не помнят. 4. Когда древнее изображение погибло, то фигалейцы не поставили богине другой статуи и даже перестали выполнять многие обряды, связанные с ее праздниками и жертвоприношениями; за это бесплодие поразило их страну. Когда они обратились с мольбой о помощи, то Пифия изрекла им следующее:

Внемли Аркадии племя азан, желудями живущей,

Древней народ Фигалии, кругом поселившийся густо

Там, где священный тайник, Део конеродной пещера!

Ныне пришли вы спросить, как избегнуть вам голода

тяжких

Мук и страданий? Вы дважды одни лишь номадами

ставши,

Вновь вы одни себе ищете в диких плодах пропитанья.

Пажити ныне Део отняла у тебя, обратив вновь

В племя кочевников вместо людей, что землю пахали

С колосом тучным и, жатву собравши, хлебом питались.

Ибо лишили ее вы даров, что отцы приносили,

Почестей древних времен. Людоедами станете скоро,

Скоро друг друга она и детей поедать вас заставит,

Если мольбой всенародной вы гнева ее не смягчите,

Если пещеры ее не почтите божеской честью.

Когда фигалейцы услыхали принесенное им из Дельф вещание, то, помимо того, что все прежние празднества и жертвы в честь Деметры они стали совершать еще с большим усердием, они, кроме того, убедили Оната, сына Микона, родом из Эгины, за какую угодно цену сделать им статую Деметры. В Пергаме есть медная статуя Аполлона, работы того же Оната, одно из величайших чудес как по величине, так и по искусству. Тогда этот замечательный художник, найдя рисунок или копию древней деревянной статуи, а вернее, как говорят, на основании видения, явившегося ему во сне, сделал фигалейцам медную статую, приблизительно одно поколение спустя после похода мидийцев на Элладу. Это утверждение мое находит себе подтверждение в следующем: во время похода Ксеркса в Европу тираном Сиракуз и всей остальной Сицилии был Гелон, сын Дейномена. Когда Гелон умер, то власть перешла к брату его, Гиерону. А когда умер и Гиерон, прежде чем успел посвятить Зевсу Олимпийскому те дары, которые он обещал в благодарность за свои конные победы на состязаниях, то их за отца принес сын Гиерона Дейномен. И эти вещи были произведением Оната. На этих пожертвованиях в Олимпии есть две надписи; одна из них гласит:

Зевс Олимпийский! На играх твоих одержавши победы

Раз на четверке коней, дважды - с одним жеребцом,

Эти дары Гиерон предназначил тебе, а принес их

Из Сиракуз Дейномен, сын его, в память отца -

а на другой надписи мы читаем:

Сын Микона Онат меня создал великим искусством.

Служит домом родным остров Эгина ему.

Таким образом, Онат является современником афинянина Гегия и аргивянина Агелада.

5. Главным образом ради этой Деметры я лично ездил в Фигалию. Я принес жертву богине по обряду, принятому у местных жителей; они не приносят ничего другого, кроме садовых фруктов, особенно винограда, медовых сотов, овечьей шерсти, еще не обработанной, как она есть, с потом и грязью. Все это они кладут на жертвенник, воздвигнутый перед пещерой, а возложив, поливают их оливковым маслом. Таково правило жертвоприношений, соблюдаемое и частными людьми и при ежегодном жертвоприношении всей фигалейской общиной. Эти жертвы у них совершает жрица, а вместе с ней самый младший из так называемых жертвоприносителей; их трое из числа местных граждан. 6. Около пещеры находится дубовая роща, есть и источник холодной воды. Статуи, изваянной Онатом, в мое время уже не было, да и большинство жителей Фигалии вообще не знает, была ли она когда-нибудь. Только один из встретившихся мне фигалейцев, самый старый, мне говорил, что за три поколения до него на эту статую упала с потолка пещеры глыба камня и разбила ее так, что от нее ничего не осталось. И действительно, даже в мое время на потолке пещеры было ясно видно место, откуда вывалилась эта глыба камня.

XLIII

1. План моего труда требует, чтобы я рассказал о Паллантии, если там есть что-либо, достойное упоминания, а также объяснил, почему император Антонин Старший из поселка сделал Паллантий городом и даровал самоуправление и свободу от податей. 2. Говорят, что из всех аркадян и по разуму и по знанию военного дела самым выдающимся был некий муж по имени Эвандр; он был сыном Гермеса и нимфы, дочери Ладона. Посланный для вывода колонии и стоя во главе отряда из Паллантия, он основал город на берегу реки Тибра. Той части теперешнего Рима, которая была заселена Эвандром и последовавшими за ним аркадянами было дано имя Паллантия в память одноименного города в Аркадии; впоследствии же это имя несколько изменилось, так как из него выпали буквы: (одно) Л и Н. То, что я рассказал, было причиной того, что император даровал также привилегии паллантейцам. 3. Этот Антонин, со стороны которого паллантейцы получили такие щедроты, сам по своему почину не заставил римлян вести ни одной войны, но, когда эту войну начали мавры, он выгнал их из их страны и заставил бежать до крайних пределов Ливии к горе Атланту и к народам, жившим у Атланта. Надо заметить, что эти мавры составляют большую часть независимых ливийских племен; они - кочевники, и их постольку труднее покорить, чем скифов, поскольку они блуждают с места на место не на телегах, (как скифы), а верхом на лошадях, и сами они и их жены. Точно так же он отнял большую часть земли у бригантов в Британии, так как и эти стали нападать с оружием в руках на область Генунию, подчиненную римлянам. Когда сильное землетрясение обрушилось на Кос и Родос, города Ликии и Карий, то император Антонин вновь восстановил их как благодаря своей широкой щедрости, так и готовности содействовать им в их новом строительстве. О том, какие крупные суммы он давал эллинам и нуждающимся из варваров, какие произвел сооружения в Элладе, по всей Ионии, в Карфагене и в земле сирийской, об этом очень подробно написали уже другие. Но вот чем особенно этот император оставил память о себе: в силу определенного закона тем из римских подданных, которым пришлось сделаться римскими гражданами, дети же их продолжали оставаться только эллинами, этим лицам приходилось или передавать по наследству свои деньги посторонним, а не своим близким, или обогащать ими императорскую казну. Антонин, отменив этот закон, разрешил, чтобы и они имели право передавать по наследству свое имущество своим же детям: он предпочел явиться в глазах народа человеколюбивым, чем сохранить закон, полезный только для обогащения императорского казначейства. Римляне называли этого императора Благочестивым, потому что он проявлял особенное почтение ко всему божественному. По моему мнению, он мог бы получить и имя, присвоенное Киру Старшему, которого звали отцом всех людей. 4. Он оставил преемником на императорском престоле своего сына, носившего одно с ним имя. Этот Антонин Второй подверг наказанию германцев, самых воинственных и многочисленных в Европе варваров, и племя савроматов за то, что они начали творить беззаконие и беспричинно вызвали войну.

XLIV

1. В заключение своего рассказа об Аркадии мне остается описать дорогу из Мегалополя в Паллантий и в Тегею, которая ведет до так называемой Хомы (Плотины). По этой дороге под самым городом есть у них поселок, называемый Ладокеей, по имени Ладока, сына Эхема. 2. Дальше по дороге находился в древние времена здесь город Гемонии; основателем города был Гемон, сын Ликаона; и доныне за этим местом осталось название Гемонии. За Гемониями направо, посреди других развалин города Оресфасия, остались еще как памятник старины колонны храма Артемиды; эту Артемиду называли Жрицей. Если идти прямой дорогой из Гемоний, то по пути будет местечко, называемое Афродисион, а за ним другое местечко, Афинеон; налево от последнего - храм Афины и в нем мраморная статуя богини. Приблизительно стадиях в 20-ти от этого местечка есть развалины города Асеи и на холме, который прежде служил акрополем, и доныне видны следы стены. 3. Приблизительно в пяти стадиях от Асеи, немного в стороне от дороги, находятся истоки реки Алфея, а у самой дороги - истоки реки Эврота. У истоков реки Алфея находится храм Матери богов, уже без крыши, и два мраморных льва. Тут воды Эврота смешиваются с водами Алфея и приблизительно на расстоянии 20-ти стадиев они текут общим потоком; затем они скрываются в трещину земли, после чего один из них, Эврот, появляется вновь на поверхности земли в стране лакедемонян, а Алфей в Пегах (Источниках) в Мегалополитской области. 4. Из Асеи можно подняться на гору, которая называется горой Борея; на вершине этой горы остались еще следы бывшего тут храма. Говорят, что этот храм построил Одиссей по возвращении из Илиона в честь Афины Сотеры и Посейдона.

Так называемая Хома является границей земель Мегалополя с Тегеей и Паллантием. Равнина Паллантия простирается тут же налево от Хомы. 5. В Паллантии есть храм и мраморные статуи - одна Палланта, другая Эвандра; есть и храм в честь Коры, дочери Деметры, а немного дальше стоит у них статуя Полибия. Холмом, который находится над городом, они в древности пользовались как акрополем; на вершине этого холма еще до нашего времени остался храм богов, носящих наименование Чистых; есть обычай приносить здесь самые торжественные клятвы. Местные жители или не знают имен этих богов, или, зная их, быть может, не хотят их произносить. Можно предположить, в что они названы Чистыми потому, что Паллант приносил им жертвы не такого рода, как его отец Зевсу Ликейскому.

6. Направо от так называемой Хомы простирается равнина Мантурийская; эта равнина находится уже в пределах тегеатов, простираясь приблизительно стадиев на 50 вплоть до Тегеи. Направо от дороги есть небольшая гора, называемая Кресион; на ней воздвигнуто святилище (Аресу) Афнею (Изобильному). По сказаниям тегеатов, Арес сочетался с Аэропой, дочерью Кефея, сына Алея. Когда она в родовых муках испустила дух, то родившийся мальчик, прижавшись к своей уже умершей матери, сосал в изобилии молоко из ее груди. Это случилось по воле Ареса. Поэтому и бога называют Афнеем (Изобильным), а мальчику, говорят, было дано имя Аэропа. 7. По дороге в Тегею есть так называемый ключ Левконий; говорят, что у Афиданта была дочь Левкона, которой недалеко от города тегеатов поставлен могильный памятник.

XLV

1. Тегеаты говорят, что во времена Тегеата, сына Ликаона, одна только эта область носила нынешнее название, получив его от его имени, и что люди жили тогда в отдельных поселках по демам; это были Гареаты, Филакеи, Кариаты, Корифеи, Потахиды, Ойаты, Мантуреи, Эхевефы. В царствование Афиданта присоединился к ним и девятый дем (округ), Афиданты. Основателем же теперешнего города был Алей. 2. Помимо общих со всеми аркадянами предприятии и войн, каковы: поход против Илиона, война против мидийцев и бой с лакедемонянами при Дипеях, так вот, помимо перечисленных подвигов, тегеаты и лично совершили следующие славные деяния. Во время Калидонской охоты Анкей, сын Ликурга, хотя и раненый, выдержал нападение кабана, а Аталанта пустила стрелу в кабана и первая поразила дикого зверя; поэтому ей были даны в награду за доблесть голова кабана и его шкура. Когда Гераклиды совершили вторжение в Пелопоннес, возвращаясь назад, то Эхем, сын Аэропа, родом из Тегеи, сразился в единоборстве с Гиллом и в этом бою победил Гилла. Когда, лакедемоняне двинулись на аркадян походом, желая их себе подчинить, то тегеаты первые их победили и взяли многих из них себе пленниками.

3. Древний храм Афины Алеи в Тегее воздвиг Алеи; впоследствии тегеаты выстроили в честь богини новый храм, большой и замечательный; старый храм уничтожил внезапно распространившийся пожар; то было в архонтство Диофанта в Афинах, во второй год 96-й олимпиады, когда в беге победил элеец Эвполем. 4. Новый храм, сохранившийся и до нашего времени, намного превосходит все храмы, находящиеся в Пелопоннесе, и по своей отделке и по величине. Первый ряд его колонн - дорического стиля, за ними идет ряд колонн коринфского стиля; внутри храма стоят колонны стиля ионического. Я узнал, что строителем этого храм был паросец Скопас, который создал много статуй в разных местах древней Эллады, а равно в Ионии и в Карии. На переднем фронтоне храма изображена охота на калидонского вепря. Приблизительно в середине (фронтона) изображен сам вепрь; за ним с одной стороны идут Аталанта, Мелеагр, Тесей, Теламон, Пелей, Полидевк и Иолай, который был постоянным спутником Геракла в большинстве его подвигов, а затем братья Алфеи, сыновья Фестия Профой и Комет. По другую сторону вепря изображены: Анкей, уже раненый и выпустивший из рук свою секиру; его поддерживает Эпох; рядом с ним Кастор и Амфиарай, сын Оиклеса; следом идут Гиппофой, сын Керкиона, внук Агамеда и правнук Стимфала. Последним в этом ряду изображен Перифой. На заднем фронтоне изображена битва Телефа с Ахиллом на равнине Каика.

XLVI

1. Древнюю статую Афины Алеи, а с ней и клыки калидонского вепря взял себе римский император Август, победив в битве (при Акциуме) Антония и его союзное войско, в числе которых были и все аркадяне за исключением мангинейцев. 2. Но известно, что не Август первый стал увозить посвятительные дары и изображения богов, отбирая их у побежденных; он следовал лишь давно установившемуся обычаю. Когда Илион был взят и эллины делили добычу, то деревянное изображение Зевса Геркейя (Хранителя стен) было дано Сфенелу, сыну Капанея. Много лет спустя, когда доряне переселились и поселились в Сицилии, то Антифем, основатель Гелы, разрушив город сиканов Омфаку, перевез в Гелу статую, сделанную Дедалом. Мы знаем, что и персидский царь Ксеркс, сын Дария, помимо всего прочего, что он увез из города афинян, взял с собой из Браврона статую бравронской Артемиды; кроме того, выставив против милетян обвинение в том, что они во время морского боя персов против афинян в Элладе проявили сознательно трусость, отобрал от них медную статую Аполлона в Бранхидах. Впоследствии Селевк решил вернуть его милетянам. А у аргивян еще в мое время были статуи, взятые ими из Тиринфа; одна, деревянная, стояла около изображения Геры, другая хранилась в храме Аполлона Ликейского. Жители Кизика, силой оружия заставившие проконнесцев поселиться вместе с ними, взяли из Проконнеса статую Матери Диндимены. Эта статуя из золота, и ее лицо вместо слоновой кости сделано из зубов гиппопотамов. Таким образом, император Август сделал то, что издревле было обычным и что считалось законным и у эллинов и у варваров. Статуя Афины Алеи стоит у римлян у входа на форум, построенный Августом. Там и стоит эта статуя, сделанная вся из слоновой кости, работы Эндоя. Что же касается клыков кабана, то хранители редкостей говорят, что один из них сломался, а другой, уцелевший, находится в императорских садах (на Палатине), в храме Диониса, и длина его приблизительно равна половине оргии.

XLVII

1. Та статуя Афины, которая теперь находится в Тегее, перенесена сюда из дема (округа) Мантуреи и у его жителей носит название Гиппия (Конная); по их сказаниям, во время битвы богов против гигантов она (Афина) погнала колесницу, запряженную парой коней, против Энкелада. Однако у всех эллинов эта богиня почитается под именем Алеи, да и у самих жителей Пелопоннеса это название стало общераспространенным. На одном пьедестале с Афиной стоят с одной стороны Асклепий, с другой - Гигиея (Здоровье); обе эти статуи из пентеликонского мрамора, работы Скопаса из Пароса. 2. В храме имеются замечательные приношения - шкура калидонского вепря; от времени она почти сгнила, и вся щетина у нее вылезла; висят там цепи, которых не съела еще ржавчина; в этих цепях лакедемонские пленники вскапывали Тегейскую равнину; священное ложе Афины и картина, изображающая Авгу; лежит здесь и щит тегеянки Марпессы, носящей прозвище Хэры; о Марпессе я буду рассказывать ниже. Жрецом Афины является еще совсем юный мальчик, и, сколько времени продолжается его служение, я этого не знаю, во всяком случае оно продолжается до времени возмужалости, не дальше Хранится сказание, что жертвенник богине был воздвигнут Меламподом, сыном Амитаона. На этом жертвеннике в виде рельефов изображены Рея и нимфа Эноя, держащие на руках младенца Зевса, а с каждой из боковых сторон изображены по четыре фигуры: Главка, Неда, Фейсоя и Анфракия - с одной стороны, Ида, Гагно, Алкиноя и Фрикса - с другой. Есть тут также статуи Муз и (их матери) Мнемосины.

3. Недалеко от храма есть стадион из насыпной земли На нем тегеаты проводят состязания, которые по имени Афины называются Алееями, и другие, которые они называют Галотии (Игры пленения), потому что они взяли в плен во время битвы много живых лакедемонян. В местности на север от храма есть источник; говорят, что у этого источника Геракл совершил насилие над Авгой, но говорят они об этом несогласно с Гекатеем по этому вопросу. Приблизительно стадиях в трех от источника находится храм Гермеса Эпита.

4. У тегеатов есть еще другой храм в честь Афины Полиатиды (Градохранительницы). В этот храм жрец входит только один раз в год. Это святилище они называют еще Эриматой (Охраною), передавая сказание, будто Кефею, сыну Алея, Афиною в качестве дара было дано обещание, что никогда Тегея не будет взята силой оружия; и говорят, что для охраны города богиня отрезала и дала ему локон из волос Медузы. Что же касается Артемиды Гегемоны (Водительницы), то (тегеаты) передают следующий рассказ. Тираном в Орхомене был Аристомелид. Он влюбился в одну девушку из Тегеи и, каким-то образом завладев ею, поручил сторожить ее Хронию. Но прежде чем ее привели к тирану, она лишила себя жизни из-за страха и стыда, что же касается Хрония, то Артемида, явившись к нему в видении, побудила его на восстание против Аристомелида; убив его и убежав в Тегею, он выстроил здесь храм в честь Артемиды.

XLVIII

1. На площади Тегеи, по форме очень похожей на кирпич, есть храм Афродиты, который так и называется "Храм Афродиты на кирпиче"; в нем есть мраморное изображение богини. На стелах сделаны рельефные изображения - на одной Антифана, Криса, Тиронида и Пиррия: они издали: законы для тегеатов и за это почитаются ими и до сих пор. На другой стеле изображен Иасий верхом на коне с пальмовой ветвью в правой руке. Говорят, что Иасий на состязаниях в Олимпии победил в конном беге в то время, когда фиванец Геракл справлял Олимпийские игры. 2. В Олимпии полагается давать победителю венок из дикой маслины, а в Дельфах - из лавра. О причинах первого дара я уже говорил в рассказе об Элиде; о втором я буду говорить позднее. В Истме установлено давать венок из сосны, а в Немее - из сельдерея, в память страданий Палемона и Архемора. На очень многих состязаниях дают венок из финиковой пальмы, а в правую руку победителю повсюду полагается давать ветвь финиковой пальмы. Происхождение этого обычая таково: говорят, что Тесей, возвращаясь из Крита домой, устроил на Делосе в честь Аполлона состязания и победителей увенчивал пальмовым венком. Вот откуда, говорят, пошел этот обычай. А о финиковой пальме на Делосе упоминает еще Гомер в том молении, с которым Одиссей обратился к дочери Алкиноя.

3. На площади тегеатов есть еще изображение Ареса; это мраморный барельеф на стеле, и его называют Аресом Гинайкофойном (Угощающим женщин), а дано ему такое название по следующей причине: во время войны с лакедемонянами, когда лакедемонский царь Харилл сделал первое нападение на Тегею, тегеатские женщины, вооружившись, устроили засаду под холмом, который и до нашего времени носит название Филактриды (Сторожевого). Когда войска сошлись и воины с той и другой стороны проявили много замечательной храбрости, в этот момент, говорят, появились женщины, и им тегеаты были обязаны тем, что лакедемоняне обратились в бегство. В этом бою Марпесса, которую называли Хэрой, превзошла храбростью всех других женщин, причем в числе прочих спартанцев был взят в плен (живым и царь) Харилл. Его отпустили без выкупа, заставив дать тегеатам клятву, что лакедемоняне никогда не пойдут войной против Тегеи, но они нарушили эту клятву. Женщины же, говорят, в честь своей победы принесли Аресу жертву без мужчин и не пригласили их для распределения жертвенного мяса. За это-то Аресу и было дано такое наименование. 4. Есть тут и жертвенник в честь Зевса Телея (Взрослого) и его статуя в виде четырехугольной колонны; мне кажется, что аркадяне исключительно любят эту форму статуй. Там есть и могильные памятники Тегеата, сына Ликаона, и жены Тегеата, Мэры; говорят, что эта Мэра - дочь Атланта, о которой упоминает и Гомер в рассказе Одиссея Алкиною о своем сошествии в Аид и о всех тех, чьи души он видел там. 5. Илитию, чей храм и статуя тоже находятся на площади тегеатов, они называют "Авгой на коленях", передавая следующее предание, будто Алей передал свою дочь Навплию, поручив ему вывезти ее в открытое море и утопить. Когда ее повели, говорят, она упала на колени и в таком положении родила сына на том месте, где теперь стоит храм Илитии. Этот рассказ противоречит другому, по которому Авга родила сына тайно от отца и рожденного ею Телефа выкинула на гору Парфенион, и лань выкормила своим молоком выброшенного ребенка. Но и этот рассказ тоже в ходу у тегеатов. 6. Рядом с храмом Илитии есть жертвенник Геи (Земли). Вместе с жертвенником находится стела из белого мрамора, а на ней барельеф Полибия, сына Ликорты, а на другой стеле - такое же рельефное изображение Элата, сына Аркада.

XLIX

1. Недалеко от площади находится театр, а около него пьедесталы для медных статуй. Самые статуи уже не существуют. Надпись, сделанная элегическими стихами на одном из пьедесталов, говорит, что тут стояла статуя Филопемена. Редко о ком эллины сохранили такую память, как о Филопемене за его глубокий ум и за его храбрость в делах. Его отец Кравгид из всех аркадян был одним из самых знатнейших в Мегалополе. Когда Кравгид умер, Филопемен был совсем еще младенцем, и опекуном его стал мантинеец Клеандр, политический изгнанник из Мантинеи, поселившийся в Мегалополе после несчастия, постигшего его родной город. У него еще со времен отцов были дружеские связи с домом Кравгида. Говорят, учителями Филопемена, кроме других, были Мегалофан и Экдел, а их самих называют учениками Аркесилая из Питаны. 2. Ростом и физической силой он не уступал никому из жителей Пелопоннеса, но лицом он был некрасив. Он пренебрегал упражнениями, которые необходимы для состязаний, где награждают венками, но тот участок земли, которым он владел, он старательно обрабатывал и предавался охоте на диких зверей. Говорят, он старательно перечитывал книги мудрецов и людей, прославленных среди эллинов, книги с описанием войн и те, где он мог найти наставления по военному искусству. Он хотел устроить всю свою жизнь по примеру Эпаминонда и подражать его великим деяниям, но сравняться с ним он во всем не мог: характер Эпаминонда во всем, даже в гневе, был прекрасным и крайне мягким, а (Филопемену как) аркадянину была свойственна вспыльчивость. 3. Когда Клеомен захватил Мегалополь, Филопемена не поразила отчаянием неожиданность этого несчастия; взяв с собой приблизительно две трети из людей, способных к военной службе, захватив с собой женщин и детей, он укрылся в Мессению, так как мессенцы были тогда их союзниками и относились к ним дружественно. В числе бежавших были лица, которым Клеомен сообщал, что он раскаивается в своем насильственном поступке и что он охотно заключил бы договор с жителями Мегалополя, если бы они вернулись назад. Но Филопемен на общем собрании граждан убедил их искать возвращения на родину с оружием в руках, а не идти на соглашения и договоры. 4. Когда при Селласии началась битва против Клеомена и лакедемонян, в которой участвовали ахейцы и аркадяне из всех городов, а вместе с ними сражался и Антигон, приведя им на помощь войско из Македонии, в это время Филопемен был в числе всадников. Увидев, что главнейший исход дела будет решен столкновением пехоты, он добровольно сделался гоплитом (пехотинцем). Проявляя исключительную храбрость, он подвергался здесь всяческим опасностям. И вот кто-то из врагов поразил его копьем в оба бедра. Попав в такое тяжелое положение, как бы скованный этим копьем, он согнул колени и старался таким образом продвигаться вперед: при этом от движения ног сломалось пронзившее его копье. Когда Клеомен и лакедемоняне были побеждены и Филопемен вернулся в свой лагерь, то тут врачи извлекли из его голеней - из одной древко, из другой наконечник копья. Когда Антигон услыхал об этом и увидал его смелость, он всячески старался уговорить Филопемена ехать вместе с ним в Македонию. Но Филопемену было очень мало дела до Антигона, он переплыл на корабле на Крит, где в это время шла междоусобная война, и стал начальником наемников. Когда он вернулся в Мегалополь, он тотчас же был выбран ахейцами начальником конницы и сделал их лучшими всадниками из всех эллинов. Когда ахейцы и те, которые были их союзниками, вступили в сражение у реки Лариса против элейцев и этолийского народа, помогавшего элейцам по родству с ними, то прежде всего он собственноручно убил Демофанта, бывшего начальником неприятельской конницы, а затем обратил в бегство и всю остальную конницу этолийцев и элейцев.

L

1. Так как ахейцы только на него и смотрели и, ставя его выше всех, только на него и надеялись, то он смог изменить форму вооружения их воинов, стоявших в рядах пехоты. Обычно они носили короткие дротики и щиты значительно болee длинные, чем обыкновенные, вроде кельтийских ферей - длинных четырехугольных дощатых как двери щитов - или плетеных персидских щитов. Он убедил их надевать панцири и пристегивать поножи, пользоваться щитами аргосского образца и носить длинные копья. 2. Когда в Лакедемоне сделался тираном Маханид и вновь началась война между ахейцами, с одной стороны, и лакедемонянами и Маханидом - с другой, то во главе ахейского войска стал Филопемен. Когда под Мантинеей произошла битва, то лакедемонские передовые отряды победили ахейских легковооруженных, и Маханид бросился преследовать их, убегавших с поля сражения; но своею фалангой Филопемен обратил в бегство лакедемонских гоплитов; затем, встретившись с Маханидом, возвращавшимся после преследования, он убил его. Хотя лакедемоняне потерпели поражение в этой битве, но это несчастие принесло им гораздо большую пользу, так как они освободились от тирана. 3. Немного времени спустя аргивяне справляли Немейские игры, и Филопемену пришлось участвовать в состязании кифаредов (певцов под аккомпанемент лиры). Когда Пилад, родом из Мегалополя, в свое время самый знаменитый из кифаредов и только что одержавший победу на Пифийских состязаниях, запел ном (песню) Тимофея Милетского «Персы», начинающийся так:

Славен Элладе дающий великую радость свободы,-

все собравшиеся эллины обратили свой взгляд на Филопемена и громом аплодисментов показали, что эта песня относится к нему. Я слыхал, что в свое время нечто подобное произошло с Фемистоклом в Олимпии: оказывая честь Фемистоклу, когда он вошел в театр, все присутствующие встали перед ним. 4. Македонский царь Филипп, сын Деметрия, тот, который умертвил и Арата из Сикиона, отравив его, подослал в Мегалополь людей, поручив им убить Филопемена. Потерпев в этом неудачу, он этим поступком вызвал к себе ненависть со стороны всей Эллады. Когда фиванцы победили в сражении мегарцев и уже поднимались на стены Мегар, то мегарцы обманули их, распространив ложное известие, будто к ним в город прибыл Филопемен. При этом известии на фиванцев напал такой припадок страха, что они, не окончив начатой войны, поспешно вернулись домой. 5. Вновь в Лакедемоне явился тиран Набис; из всех жителей Пелопоннеса он напал прежде всего на мессенцев. Он подошел к их городу ночью, когда никто не мог ожидать нападения, и захватил весь город за исключением акрополя. Но когда на другой день с войском прибыл Филопемен, Набис сдался и ушел из Мессены.

Когда окончилось время его командования и ахейцы выбрали себе других начальников, Филопемен вновь переправился на Крит и помог гортинцам, теснимым войною. Так как аркадяне гневались на него за то, что он удалился из родины, то он вернулся с Крита и принял участие вместе с римлянами в войне, которую они предприняли против Набиса. Когда римляне приготовили флот против Набиса, Филопемен по своей горячности решил принять участие в этой битве. Но, будучи совершенно неопытным в морском деле, он сел, сам того не заметив, на триеру, давшую течь; таким образом, и римлянам и всему союзному войску вспомнились стихи из эпоса, там, где Гомер в «Каталоге» указывает на полное невежество аркадян в морском деле. Немного дней спустя после морского боя Филопемен со своим отрядом, выбрав безлунную ночь, сжег в Гитионе лагерь лакедемонян. После этого Набис застиг Филопемена и бывший с ним отряд из аркадян на неудобном для них месте. Отряд Филопемена, правда, был немногочисленный, но состоял из опытных в военном деле бойцов. И вот Филопемен, постоянно меняя боевой строй, в котором он вел свой отряд во время отступления, сделал так, что эта позиция стала благоприятной для него, а не для: неприятелей; ночью же победив в битве Набиса и истребив много лакедемонян, он заслужил еще большую славу у эллинов. После этого Набис, добившись у римлян мира на определенный срок, умер раньше, чем кончился срок этого перемирия: он был убит одним калидонцем, явившимся к нему под предлогом заключения союза, на самом же деле это был враг, подосланный к нему именно с этою целью убийства этолийцами.

LI

1. Воспользовавшись таким благоприятным моментом, Филопемен напал на Спарту и принудил ее примкнуть к Ахейскому союзу. Немного времени спустя Тит (Фламинин), начальник римских войск, посланных против Эллады, и Диофан, сын Диэя, из Мегалополя, выбранный тогда начальником ахейцев, решили двинуться против Лакедемона, выдвинув против лакедемонян обвинение, будто они замышляют отпадение от римлян, но Филопемен, хотя он в это время был просто частным человеком, велел запереть перед ними ворота. За это и за его смелые действия против обоих тиранов лакедемоняне хотели подарить ему дом Набиса, стоивший больше ста талантов; но Филопемен отказался от этого богатого подарка и предложил лакедемонянам такими подношениями ублажать вместо него тех, которые в Ахейском Совете являются влиятельными ораторами в глазах народа; говорят, что он этим намекал на Тимолая. Филопемен еще раз был выбран ахейским стратегом. В это время в Лакедемоне произошли восстание и гражданская война. Тогда Филопемен выгнал 300 человек, наиболее виновных в этом восстании, из Пелопоннеса, продал в рабство приблизительно 3000 илотов, разрушил стены Спарты и запретил спартанской молодежи военные упражнения по законам Ликурга, а напротив, ахейской молодежи их предписал. Впоследствии римляне решили вернуть лакедемонянам право воспитывать свою молодежь по местному обычаю. Когда римляне под начальством Мания победили при Фермопилах Антиоха, потомка Селевка, прозванного Никатором (Победоносным), и сирийское войско, Аристен из Мегалополя советовал ахейцам уступать римлянам, угождая им во всем, и ни в чем им не противоречить. Полный гнева, взглянул на Аристена Филопемен и сказал ему, что этим он ускоряет гибель Эллады. Когда Маний высказал желание, чтобы были возвращены назад лакедемонские изгнанники, то Филопимен воспротивился этому в Совете, но когда Маний уехал, то тогда Филопемен разрешил изгнанникам вернуться в Спарту.

2. Но в конце концов суждено было, чтобы наказание за высокомерие постигло и Филопемена. Дело в том, что как-то он оскорбительно упрекнул одного из знатнейших граждан за то, что он живым был взят в плен неприятелями. В это время Филопемен, в восьмой раз выбранный в стратеги ахейцами, послал Ликорту с войском для того, чтобы опустошать Мессенскую область. Сам же он приблизительно дня три спустя, хотя и страдал от сильной горячки и был уже более чем 70-ти лет, все же решил принять участие в этом деле вместе с Ликортою. Он отправился, имея при себе всадников и легковооруженных числом около 60-ти. 3. В это время Ликорта со своим войском уже возвращался домой, причем ни он, ни мессенцы взаимно не понесли никаких серьезных поражений. Что же касается Филопемена, то он был ранен в голову во время сражения и, так как он упал с коня, (он был взят в плен и) живым доставлен в Мессену. Когда тотчас же было созвано народное собрание, то там было высказано много различных и даже противоположных мнений. Динократ и все мессенские богачи требовали смерти Филопемена, партия же простого народа прилагала все усилия, чтобы спасти его, жалея его и называя отцом всего эллинского народа. Но Динократ все же послал ему в тюрьму яд, решив даже против воли мессенцев лишить его жизни. Вскоре после этого Ликорта, собрав из аркадян и ахейцев значительную силу, двинулся против Мессены. Мессенский простой народ тотчас перешел на сторону аркадян; те, на ком тяготело обвинение в смерти Филопемена, были схвачены все, кроме Динократа, и понесли наказание. Динократ же сам на себя наложил руки. Останки Филопемена аркадяне перенесли в Мегалополь.

LII

1. С этого времени Эллада перестала уже быть матерью героев. 2. Мильтиад, сын Кимона, победивший в битве при Марафоне переправившихся сюда варваров и удержавший дальнейшее военное продвижение мидийцев, был первым благодетелем всего эллинского народа, Филопемен же, сын Кравгида, был последним. До Мильтиада герои, проявившие блестящие подвиги, как Кодр, сын Меланфа, как спартанец Полидор или Аристомен из Мессении, равно как и некоторые другие, действовали каждый в интересах своего отечества, а не всей Эллады в целом. После Мильтиада Леонид, сын Анаксандрида, и Фемистокл, сын Неокла, отразили от Эллады Ксеркса - Фемистокл в результате двух морских сражений, а Леонид - битвой при Фермопилах. Что касается Аристида, сына Лисимаха, и Павсания, сына Клеомброта, бывших предводителями в битве при Платеях, то последующие преступления отняли у Павсания право называться благодетелем Эллады, а Аристид потерял право на это название за то, что он наложил подати на эллинов, живших на островах; до Аристида все эллины были свободны от каких бы то ни было податей. Ксантипп, сын Арифрона, и Кимон - первый вместе со спартанским царем Леотихидом уничтожил мидийский флот при Микале, а Кимон совершил много славных, вызывающих удивление подвигов на пользу Эллады. Что же касается тех, которые во время Пелопоннесской войны сражались против афинян, даже самых прославленных из них можно, поистине говоря, назвать только самоубийцами, пустившими ко дну в точном смысле слова все могущество Эллады. Из такого бедственного состояния Элладу вновь вывели Конон, сын Тимофея, и Эпаминонд, сын Полимнида. Они изгнали лакедемонские гарнизоны и гармостов и уничтожили декадархии - Конон с островов и областей, лежащих поблизости от моря, а Эпаминонд - из городов, лежащих дальше от моря, в глубине страны. Кроме того, благодаря основанию двух знаменитых городов - Мессены и аркадийского Мегалополя, Эпаминонд сделал Элладу еще более значительной. Я считаю, что и Леосфен и Арат были благодетелями эллинов. Леосфен даже вопреки желанию Александра вернул в Элладу на кораблях, собрав и приведя назад к морю, около 50 000 эллинов, служивших наемниками в персидском войске. А что сделал Арат, я уже рассказал при описании Сикиона.

3. В Тегее на памятнике Филопемену есть следующая надпись:

Доблесть и слава его всем известна в Элладе. Трудов он

Много в битвах понес, много прославлен умом:

Филопемен он, аркадец, известный воитель; удача

Следом шла за копьем славного в битвах вождя.

Знак его славы - трофеев чета: победил он тиранов

Спарты и тем отразил рабства грозящий удар.

Статую эту Тегея поставила Кравгида сыну:

Он за свободу страны был безупречный боец.

LIII

1. Так гласила надпись. Говорят, что тегеаты воздвигли статую Аполлону Агиею (Покровителю дорог) по следующему поводу. Они рассказывают, что Аполлон и Артемида ходили по всей стране и наказывали людей, которые не оказали никакого внимания Латоне в то время, когда она, беременная ими, блуждая по всей земле, пришла в эту страну. И вот, когда боги пришли в страну тегеатов, то сын Тегеата Скефр, подойдя к Аполлону, стал тайно разговаривать с ним. Тогда Леймон, другой из сыновей Тегеата, подумав, что Скефр говорит, жалуясь на него, напал на брата и убил его. Леймона тотчас же постигло возмездие за убийство: он был поражен стрелой Артемиды; хотя Тегеат и Мэра немедленно принесли жертвы в честь Аполлона и Артемиды, но все же вскоре после этого бесплодие сильно поразило тегеатскую землю; (в ответ на их обращение к богу) было получено из Дельф вещание: "Совершать плач по Скефру". Поэтому во время праздника Аполлона Агиея среди других обрядов в честь Скефра они совершают следующий: жрица Артемиды преследует кого-либо из присутствующих, как будто она - Артемида, преследующая Леймона. 2. Тегеаты рассказывают еще, что оставшиеся сыновья Тегеата, Кидон, Катрей и Гортин, добровольно переселились на Крит и что от них получили свои названия города Кидония, Катрея и Гортина. Критяне же не согласны с этим рассказом тегеатов и утверждают, что Кидон был сыном Акакаллиды, дочери Миноса, и Гермеса, что Катрей был сыном Миноса, а Гортин - Радаманта. Об этом Радаманте есть упоминание у Гомера в обращении Протея к Менелаю, (где он предсказывает), что Менелай пойдет (после кончины) в Елисейские поля, куда раньше еще ушел Радамант. А Кинефон в своих песнях сказал, будто Радамант был сыном Гефеста, Гефест - Тала, а Тал был сыном Крета. Но легенды у эллинов во многих случаях бывают противоречивы, а особенно в вопросах генеалогии. 3. У тегеатов - четыре статуи Аполлона Агиея, воздвигнутые каждой отдельной филой. Названия этих фил: Клареотида, Гиппофойтида, Аполлониатида, Афанеатида. Эти названия даны по имени того наследственного участка, который Аркад назначил по жребию в стране каждому из своих сыновей, и по имени Гиппофоя, сына Керкиона.

Есть в Тегее также храм Деметры и Коры, которых называют Карпофорами (Плодоносящими), а поблизости - храм Афродиты, именуемой Пафосской. Этот храм был основан Лаодикой, которая, как я уже сказал раньше, была дочерью Агапенора, бывшего предводителем аркадян во время похода на Трою, и жила на Пафосе. Недалеко отсюда есть два святилища Диониса, жертвенник Коры и храм Аполлона с позолоченной его статуей, работы Херисофа, критянина родом; но когда он жил и кто был его учителем - этого мы не знаем. Пребывание, выпавшее на долю Дедалу, в Кносе при дворе Миноса на долгое время создало критянам славу искусных мастеров деревянных статуй. Около Аполлона стоит Херисоф, сделанный из мрамора.

Тут есть алтарь, который тегеаты называют общим алтарем аркадян. Здесь находится статуя Геракла, и на бедре его сделана рана, которую он получил в первой битве с сыновьями Гиппокоонта. 4. Возвышенность, на которой стоит много жертвенников тегеатов, называется по имени Зевса Клария (Наделяющий жребием). Ясно, что это название дано богу в память того решения жребием, которое произошло между сыновьями Аркада. Здесь ежегодно тегеаты справляют праздник; у них есть предание, что некогда лакедемоняне двинулись против них войной в самый день праздника, но так как бог послал сильный снег, то враги коченели от холода и сильно страдали от тяжести своего оружия; сами же тегеаты зажгли тайно от врагов огонь, и так как мороз им не повредил, то они, одев оружие, вышли против лакедемонян и, как говорят, одолели их. Я видел в Тегее и другие достопримечательности: дом Алея, памятник Эхема и сделанное на стеле рельефное изображение битвы Эхема с Гиллом.

Если идти из Тегеи в Лаконику, то налево от дороги есть жертвенник Пану, есть жертвенник и Зевсу Ликейскому; видны также и развалины (их храмов). Эти жертвенники находятся приблизительно стадиях в двух от стен города. Если от них пройти дальше стадиев семь, то встретим святилище Артемиды, именуемой Лимнатидой (Богиней озер), статуя ее сделана из эбенового (черного) дерева. Стиль, каким она сделана, эллины называют эгинским. Приблизительно стадиях в десяти отсюда есть развалины храма Артемиды Кнакеатиды.

LIV

1. Границей лакедемонской и тегеатской областей служит река Алфей. Его течение начинается в Филаке, но недалеко от истока в него вливаются воды других источников, по величине небольших, но многочисленных, вследствие чего этому местечку дано имя Симболы (Слияние). 2. Следует отметить, что река Алфей, в отличие от других рек, представляет следующую природную особенность: она многократно скрывается под землей и вновь появляется на поверхности. Вытекая из Филаки и так называемых Симбол, она уходит под землю на Тегеатской равнине; затем, появившись на поверхности земли в Асее и смешав свои воды: с Эвротом, она вновь уходит под землю. Появившись на поверхности в той местности, которую аркадяне называют Пегами (Источниками), она течет вдоль земли писейской и Олимпии и впадает в море над Килленой, гаванью элейцев. Даже Адриатическое море не могло удержать ее течения; пробившись через такое большое и бурное море, она объявляется на острове Ортигии у Сиракуз, являясь подлинным Алфеем, и сливает здесь свои воды с Аретузой.

3. На прямой дороге из Тегеи к Фирее и к поселкам в фиреатской области можно было бы упомянуть о могиле Ореста, сына Агамемнона. Тегеаты рассказывают, что какой-то спартанец унес оттуда его кости; в мое время внутри городских стен уже не было могилы. Возле дороги течет река Гарат. Если перейти реку Гарат и пройти вперед стадиев десять, то попадется по пути святилище Пана, а перед ним дуб, тоже посвященный Пану.

4. Дорога из Тегеи в Аргос очень удобна для езды на повозках и по существу является главной проезжей дорогой. По этой дороге прежде всего встречается храм в честь Асклепия со статуей бога; если затем повернуть влево приблизительно на стадий, то придешь к разрушенному храму Аполлона, именуемого Пифийским; он представляет одни только развалины. Вдоль прямой дороги есть много дубов и в дубовой роще есть храм Деметры, называемой "В Корифеях"; поблизости есть другой храм, Диониса Миста (Таинственного). 5. Отсюда начинается горный хребет Парфенион. В нем показывают священный участок Телефа и говорят, что здесь был выкинут Телеф ребенком и был выкормлен ланью. Немного дальше есть святилище Пана, где, по преданию, Филиппиду явился Пан и сказал ему то, о чем одинаково рассказывают и афиняне и тегеаты. На Парфенионе водятся и черепахи, очень хорошие для производства лир. Люди, живущие около этих гор, и сами боятся их ловить и иноземцам не позволяют их трогать; они считают их посвященными Пану. Если перейти через вершину этих гор, то уже на обрабатываемых местах есть граница между тегеатами и аргивянами: это Гисии, которые уже принадлежат Арголиде.

Таковы области Пелопоннеса и города в этих областях, и таковы достопримечательности в каждом городе.