О греческом иконописном подлиннике. 4 page

«живописности» и «иконности». В иконописи – переход в иной род. Чтобы

преодолеть психологизм и перспективу живописи, необходимо подвигнуть-

ся от них, перейти в план вечности. А это и есть истинное освобождение. Мы

даже и приблизительного отчета не даем себе в том, какие изумительные воз-

можности открывает перед нами освобождение от уз психологизма и перспек-

тивного аллегоризма.

Византийская иконопись разработала все виды икон.

По преимуществу это были образа Спаса и Богоматери с младенцем Хри-

стом, а также праздники, т. е. события из Ветхого и Нового Заветов и изображе-

ния ангелов и святых.

Содержанием всех византийских икон служат догматы Церкви, церковное

предание и история церкви.

Икона сохраняет принятый и освященный церковью образ, схему священ-

ного лица или события и самый тип изображаемого.

«Иконопись имеет задачей представить понятную схему события, путем

очищения темы от лишнего, а равно выработки типа. Иконопись отправляется

от реального типа, но стремится, путем идеализации, к выработке духовных

типов и форм». Эту задачу – создания православной иконы выполнила Визан-

тия и в этом ее величайшая заслуга.

* * *

Религиозная живопись, появившись на Западе в эпоху Возрождения,

получила очень широкое распространение в христианском мире. Эта живо-

пись имела исходной точкой Предание Церкви и Священное Писание, а так-

же использовала изобразительное наследие византийского искусства. Но нару-

шив верность последнему, она пошла путем так называемого «свободного»

творчества. Совершенно игнорируя условную иконную форму, религиозная

живопись Запада стала с течением времени целиком светской, реалистической.

Только тема заимствовалась художником или скульптором из Библии, все ос-

тальное художник изобретал сам. Желание блеснуть, удивить, показать кра-

соту тела, драпировок, пейзажа, сложность ракурсов, светотени и т. д. привело

к великолепным достижениям в области живописи и к полной утрате церков-

ности искусства и духовности.

Зрело мастерство художников, успех окрылял их, заказы увеличивались.

Ничем несдерживаемая свобода пленяла фантазию и были сданы в архив по-

нятия церковности искусства предания или традиции.

Плоть победила дух. Она подняла армию своих апологетов, их голос слы-

шен и теперь, он звучит убедительно, но далеко не для всех…

В чем же суть дела? Какова разница между иконой и картиной? Суще-

ственная разница между религиозной живописью и иконописью заключается

в том, что в живописи человек передает свои чувства и переживания, свое су-

губо личное восприятие Евангелия и Христа. Человек как бы идет в этом

отношении к Богу. В иконописи, устами Церкви, Бог раскрывает себя чело-

веку, иконопись есть выражение полноты богооткровенных истин. Иконопись

есть, кроме того, и средство приближения души человеческой к Богу. Это пря-

мой и верный путь, как и все в Церкви Христовой.

Иконопись лишена индивидуалистической трактовки, она догматична

во всем. На догматах веры и только на них возможна жизнь церкви и спасение.

Вольнодумство и «свобода» здесь приносят только вред, ибо богооткро-

венная истина одна и во всей полноте хранится в церкви. Сохранение чистоты

веры задача Церкви, усвоение и претворение этой веры в жизнь членов Церк-

ви – ее цель.

Все большее приближение к Богу, все возрастающая духовность земных

членов Церкви, предмет постоянных забот Церкви, пути и средства к этому –

в Церкви.

Беда в том, что вкрапленное в нашу жизнь западничество стало силь-

но тормозить духовную жизнь. Чуждая нашему духу западная цивилизация

со всем ее земным блеском, роскошью и комфортом захватила нас и своим

красиво-земным и слащавым религиозным искусством. Строгие идеалы верно-

сти православию в искусстве забыты. Увлечение «похожей на жизнь» картиной

на библейскую тему стало давно повсеместным. А сколько фальши в этой

«похожести»! Сколько дерзости, непонимания и неблагоговейного отноше-

ния, доходящего до кощунства! Но зато понятно, красиво, наглядно и умили-

тельно. Также «умилительно», как при концертном исполнении театральными

солистами песнопений Страстной седмицы или панихиды. Слащаво! Дешево

и не церковно это умиление! Оно очень далеко от благодатных состояний души

и внутреннего умиления и озарения.

Договорились до того, что иконы наши устрашают, умышленно запугива-

ют, грозят. Это могут говорить или явные невежды или враги. Победная луче-

зарность Воскресения Христова светится в каждом православном образе. Крас-

ки наших икон горят радостью, как золото куполов и белизна стен церковных

на голубом небе. Необычайно смелая красочная гамма, почти полное отсут-

ствие темных, не говоря уже о черных красках, делают иконы всегда празднич-

ными, светящимися, благодатно сияющими.

Не надо только забывать о возрасте икон, иногда невежественных их

владельцах, условиях в которых они находились и варварах «реставраторах».

Я здесь имею в виду не настоящих мастеров, воскресающих древние иконы

к новой жизни, а многочисленных самозванцев и невежд, которые денег ради

берутся за все. И как часто, к великому сожалению, наше доверчивое духовен-

ство и даже иерархи, передают для реставрации этим врагам наши церковные

ценности, неповторимые сокровища.

Иконы потемнели от нас. По нашим грехам и нашему невежественному

равнодушию. Горестным фактом можно признать и то, что создатель нашего

замечательного церковного искусства – наш народ стал его губителем. Полное

непонимание старины, охлаждение, а потом и пренебрежение к ней – это древ-

ний грех народа и прежде всего духовенства.

Увлечение западом вытеснило иконы в ризницы и на чердаки. Преклоне-

ние перед «жизненностью» земных красок, вытеснило и из души животворные

запросы духа. И было бы не так обидно, если бы вместе с красивостью, которая

сама по себе уже ересь и падение, не проникли и прямо еретические и ложные

веяния, которые противоречили догматам нашей Церкви.

Несмотря на протесты и специальные охранительные меры Церкви, они

вошли в церковные двери и заняли самые почетные места в наших древних

храмах. Несвойственным нашему национальному духу и церковным тради-

циям, западными храмами стали наполняться наши веси и грады. Постепен-

но дошло до того, что и облик нашего духовенства, образ мысли и язык стали

западными, вернее, плохими копиями на западное, ибо всякое подражание

фальшиво.

Как засорилась наша речь, совершенно порой ненужными, иностранны-

ми словами, которые стали приниматься как показатель культуры и знаний,

так и искусство наше захламилось западным. Попытки очиститься от западной

скверны были, но пока успеха не достигнуто. Возвращение блудного сына с за-

падной стороны, где он питался отбросами, в отчий дом, – дело будущего, но не-

сомненно, богатство нашей древней национальной культуры должно охватить

не только одиночек ценителей и ученых специалистов, а всех – весь русский

народ. Чувство гордости за свой талантливый и чистый сердцем народ выльет-

ся в радость от созерцания тех несметных богатств, созданных народом в те

далекие времена, когда еще Запад и думать не мог о своем примате.

Вредна ли живопись? Конечно нет. Как существуют в Церкви апокрифы

и сочинения не вошедшие в канон, как духовные стихи и песнопения не вклю-

чены в богослужение, так и та часть религиозной живописи, не порвавшая

с принципами церковности и верности, хотя бы в основном, византийско-

русской изобразительной традиции, может быть признана полезной не для храмо-

вого богослужебного употребления, а для помещения в домах. Следует при этом

всегда помнить, что живописные произведения не являются носителями церков-

ного изобразительного предания, а служат лишь для благочестивых настроений

и воспоминаний священных лиц и событий. Храмовая обстановка должна быть

иконной, роспись обязательно традиционно-церковной, утварь сугубо церковно-

го стиля. Хорошо чувствующий природу Церкви священнослужитель не внесет

в храм картину, вместо иконы и не будет заказывать иконы с западных картинок.

В святом углу должна быть икона. В храме должны быть иконы. Место

картин не храм и не святой угол, лампада теплится перед образом, люди молятся перед иконой. Картина, если это настоящая картина, облагораживает, настраивает, она –вспомогательное средство, но она не часть нашего богослужения и церкви, чемявляется святая икона.