I базилика II романский храм III готический храм


I базилика II романский храм III готический храм - №1 - открытая онлайн библиотека

/наружная
колонна,
принимающая
на себя распор свода

Готический храм в плане имел вид латинского креста (когда вертикальная часть длиннее горизонтальной; греческий крест имеет равные по длине части).

По сравнению с романскими храмами готический собор, несмотря на свои подчас колоссальные размеры, производит впечатление лёгкости и свободы, он неизмеримо более динамичен и живописен. Связано это с тем, что основой готического собора является каркас, который и несёт на себе все конструктивные функции здания. Каркас держит свод; одновременно он опирается не на стены, а на колонны или пучки колонн. Это позволяет делать стены лёгкими, прорезать их огромными окнами. Стены фактически заменяются витражами. В готическом соборе максимально выражена идея стрельчатой арки, что придаёт облику собора особое изящество.

Олицетворением достоинств готического храма по праву считается собор Нотр-Дам в Реймсе. Подобно многим готическим храмам, этот собор строился в течение нескольких столетий (с!210 до начала XIV в., затем с перерывами в XV в.) Лицо собора - Западный фасад (это традиция). Внизу фасад открывается тремя глубокими порталами, украшенными скульптурными композициями. Второй ярус фасада разбит в центре огромной ажурной розой, через которую в храм льётся свет. Над вторым ярусом располагается т.н. Галерея королей, где в стрельчатых нишах помещены статуи. Наконец, две ажурные башни венчают собор.

В сентябре 1914 г. во время первой мировой войны Реймский собор был подвергнут немцами бомбардировке. На это событие откликнулись многие русские поэты серебряного века: М. Волошин, В. Брюсов, О. Мандельштам. Зазвучали строки, посвящённые собору Реймской богоматери:

И обнажив, её распяли...

Огонь лизал и стрелы рвали

Святую плоть ... И по ночам

В порыве безысходной муки

Её обугленные руки

Простёрты к зимним небесам.

Существует несколько вариантов истолкования идеи готической архитектуры. Автором одного из них является Шатобриан, создатель "Гения христианства". Он полагал, что готический собор - это некий символ и одновременно аналог природы, галльского леса. Шатобриан говорит о сводах, украшенных каменной листвой, о столбах, поддерживающих стены и неожиданно обрывающихся, подобно срубленным стволам, о сени алтаря, сумрачных приделах, воспроизводящих лабиринт лесов. Русский поэт М. Волошин назвал эту гипотезу соблазнительной и красивой, но отверг её по существу, оставив внешнюю форму идеи. В итоге родилась изящная аналогия с античностью, представляющая собой следующее: "Колонна - это древесный ствол в своём в возникновении. Камень не подражает дереву, но, принимая его формы, подчиняется и растительным законам развития. В Греции она расцветает капителями различных ордеров, в средневековье пускает ветви и образует переплёты, как в лесу. Кроме "лесной" теории, существует ещё и антропоморфическая, уподобляющая готический собор человеку, объясняющая собор как человека. Элемент антропоморфизма ощутим в стихотворении О. Мандельштама" Notre-Dame":

Где римский судия судил чужой народ

Стоит базилика, - и радостный, и первый,

Как некогда Адам, распластывая нервы,

Играет мышцами крестовый, легкий свод.

Стихийный лабиринт, непостижимый лес,

Души готической рассудочная пропасть,

Египетская мощь и христианства робость,

С тростинкой рядом – дуб, и всюду царь – отвес.

И чем внимательней, твердыня Notre-Dame,

Я изучал твои чудовищные ребра,

Те6м чаще думал я: из тяжести недоброй

И я когда-нибудь прекрасное создам.

Наконец, третий вариант – религиозно-символическое истолкование готического храма, принадлежащее аббату Сугерию (аббатство Сен-Дени в Париже). Согласно Сугерию, готический храм - это воплощение Града Божьего на Земле. Боковые стены храма трактовались как образ Ветхого Завета (северные стены) и Нового Завета (южные стены); столбы и колонны - это апостолы и пророки, несущие свод; порталы - преддверие рая, сам готический интерьер символизировал непосредственно рай, ослепительно сияющий и прекрасный. Свет витражей отождествляется со светом христианского знания, с образом, символом божественного света. Мистическая интерпретация света была необычайно популярна в готическую эпоху.

Интересные суждения о философии света и цвета в средние века мы встречаем у О. Шпенглера. Верный своему обычаю, Шпенглер сравнивает цвета символизирующие, по его мнению, античную и средневековую культуру.

Античный мир - это господство красного, солнечно-жёлтого цвета, цвета народных масс, детей и дикарей, цвет чувственности и точкообразного существования. Ему противостоит чистый синий цвет пространства, цвет просветлённого покрова Мадонны. Преодоление красного голубым, тела - духом дает цвет священничества, цвет готики - лиловый цвет. Эта мысль Шпенглера удивительным образом перекликается с видением свето-воздушной среды в готическом соборе, о котором говорит М. Волошин, намеревавшийся написать специальное исследование "Дух готики". Во втором стихотворении цикла "Ночь", названном "Лиловые лучи", он передаёт свои ощущения фиолетового свечения в соборе. А в письме к М. В. Сабашниковой Волошин пишет по этому же поводу следующее:

"Мы были в одном соборе, где каменные колонны были пронизаны фиолетовым цветом. Фиолетовым, переходившим в розовый, золотисто-розовый... Я смотрел наверх, где сияла фиолетовая роза среди мрака храма и фиолетовые лучи лились мне прямо в глаза, они одевали всю внутренность кружевного собора фиолетовой сияющей пылью} и я молился фиолетовому лучу". И ещё: "Вы не можете себе представить красоты этого собора. Он светлый - лиловато-серый камень, в котором живет молитва".

(См. в тексте лекций о символике цвета и цветочной символике).