Другие мнения по теории реинкарнации 5 страница

Ориген различает в душе духовное ядро - истинный носитель индивидуальности, и ту часть души, которая связывает дух с телом.

Если же засомневаться в предсуществовании, то тогда отпадает всякая возможность перевоплощения. Через три столетия после Оригена учение о предсуществовании во всех его формах было предано христианской церковью анафеме, как уже говорилось выше. Предсуществование души было, таким образом, отнесено к области языческих басен. И «следствием» его является здесь не перевоплощение, а окончательное возвращение и слияние с Божественным. Мысль эта, вытекающая для Оригена из последующих существований, именуется не просто «баснословной», но даже «чудовищной». Если бы Ориген мыслил прохождение разных этапов или форм жизни как повторные земные жизни, то для опровержения такого взгляда нашлись бы, вероятно, еще более сильные слова».

По мнению Фрилинга, после Пятого Вселенского Собора какая бы то ни было возможность признания официальной церковью теории перевоплощения, стала невозможной. Основным положением католичества стал так называемый «креационизм», то есть идея того, что Бог создает для каждого человека новую душу одно- времецно с рождением из ничего. Это положение прямо противоположно учению о предсуществовании душ. Для протестантства более приемлемым стал «традуционизм», для взгляда которого на природу души характерно представление о том, что «душа создается одновременно с телом из родительской субстанции.

И если по теории «креационизма» душа все же еще обладает отличной от телесности сверхчувственной реальностью, то «традуционизм» предпочитает широко распространенное материалистическое учение о неразделимом единстве души и тела.

Итак, где бы в западноевропейской духовной жизни XVIII, XIX и XX вв. ни всплывала идея перевоплощения, происходило это вне церковного христианства: или продолжалась традиция античности, или возникала связь с духовным миром Индии, или оживала в форме личных догадок и личного жизненного опыта.

Все Евангелия в Библии были написаны много спустя после распятия Христа. Удивительно, что по прошествии столь долгого времени они были записаны относительно верно и не были сильно искажению. И все же при переводах или переписке были допущены некоторые неточности, то ли по незнанию, то ли невежеству. К тому же тексты Евангелий были сокращены и важные сведения из них были вычеркнуты, как, например, знание о действии Закона причин и следствий и Закона перевоплощений. И все-таки некоторые исследователи склонны усматривать в отдельных местах Писания указания на перевоплощение, причем такие, на которые не сразу обращают внимание, из-за чего они и сегодня еще официально игнорируются теблогами. Раньше, в свое время, из-за всеобщего распространения Библии эти указания не могли быть полностью удалены из нее и поэтому сегодня бросаются в глаза лишь тем, кто знает тайные религиозные учения и, соответственно, также истинное учение Христа. Благодаря этому появляется возможность установить, что в действительности говорил Христос, а что позднее приписывалось Ему в Евангелиях или, напротив, было изъято из них.

Например, в Евангелии от Иоанна в беседе между Иисусом и Никодимом есть указание на перевоплощение: «Истинно, истинно говорю я тебе: если кто не родится свыше, не может увидеть Царства Божия. Никодим говорит Ему: «Как может человек родиться, будучи стар?» Иисус отвечал: «Ты - учитель Израилев, и этого ли не знаешь? Истинно, истинно говорю тебе: если кто не родится от воды ц Духа, не может войти в Царство Божие. Рожденное от плоти, есть плоть, а рожденное от Духа, есть дух. Не удивляйся тому, что Я сказал тебе: должно вам родиться свыше».

Много тайн и религиозных истин сообщал Иисус своим ученикам для их дальнейшей тайной устной передачи достойным ученикам и последователям. Однако большую часть знаний и мудрости он скрыл, иначе не говорил бы он тогда ученикам своим: «И еще многое имею сказать вам, но вы теперь не можете вместить».

Почти все Апостолы умирали мученической смертью за свою веру, также как и их посвященные ученики подвергались полному физическому уничтожению в первые столетия преследования христиан. Это позволило «инкарнированным мракобесам, которые когда-то, будучи фарисеями и книжниками, требовали распятия Божественного Учителя и уничтожения его Учеников, внедриться в церковь в качестве церковных учителей и догматиков. Как следствие этого из Учения Христа были изъяты знания о сущности религий и о космических законах мироздания, что привело к утрате понимания существовавшего уже тогда знания о Законе Перевоплощения».

Вместо развития и совершенствования теологи ввели понятие статического, раз и навсегда устоявшегося состояния для Рая и Ада, где нет места дальнейшему развитию. И потому, естественно, они не поняли то место в Евангелии от Матфея, в котором говорится: «Итак, будьте совершенны, как совершенен Отец ваш Небесный». Однако наш Небесный Отец - земного человечества - далеко не венец всего Божественного Совершенства. Кроме того, он не единственный создатель Миров, так как кроме Земли существует еще неисчислимое множество вышестоящих по развитию миров, которые также обитаемы и которыми управляют Божественные Создатели. Наш Небесный Отец тоже проходит путь эволюционного развития. И как можно было бы достичь совершенствования, если бы не эволюционный процесс бесчисленных перевоплощений, длящийся миллионы лет, а в Высших Мирах - миллиарды и более лет? Не может человек за одну единственную жизнь достичь блаженства или Божественного состояния Отца Небесного. Этот путь к беспредельному совершенству возможен только через бесчисленные воплощения и усилия, причем он открыт и для того, кто один раз или многократно оступался в прошлых воплощениях, так как в новой жизни он может соответствующими усилиями исправить свои ошибки.

Р. Фрилинг в своей работе коснулся трех основных взглядов на природу души и ее происхождение, в совокупности характерных для христианства: креационизма (творение души Богом при зачатии или рождении), тра- дуционизма (возникновение новой души из души родителей) и учения о предсуществовании (творение души при творении мира). Епископ Сильвестр в своем труде «Опыты православного догматического богословия» (т. III, 3 изд., стр. 337-339), говорит о том, что ни одна из этих точек зрения не является достаточно убедительной. В настоящее время существует несколько иная позиция, соединяющая в себе идею креационизма с идеей предсуществования душ. Эта новая теория получила название теории транскреации.

Официальная церковь называет теорию реинкарнации «ересью». Однако действительно ли она является таковой - вопрос достаточно спорный. Не следует забывать о том, что по данным «Словаря католической теологии» «ересью» называют лишь такое учение, которое «непосредственно и прямо противоречит истине, сообщенной в Откровении Богом и признанной за таковую аутентично Церковью». Таким образом, если какая-либо теория не отрицает прямо и непосредственно какой-нибудь из церковных догматов, ее нельзя однозначно назвать «ересью».

Ветхий и Новый Завет

В Библии почти ничего не сказано о том, что человек может жить на земле не единожды, по крайней мере, прямо. Лессинг в своем работе, посвященной вопросу о перевоплощении использует понятие «воспитания» рода людского. Основная концепция «воспитания» вполне созвучна мысли апостола Павла, понимающего ветхозаветный закон как наставника, «детоводителя» ко Христу. Согласно такому рассмотрению мнения Павла, с «воспитанием» может

быть связана определенная односторонность, из которой людей впоследствии, вероятно, выведет начавшееся христианское развитие. Подобным же образом Ветхий Завет в целом можно рассматривать как «воспитателя».

«Многие - пожалуй, без всякого основания - утверждали, будто в словах псалма «возвратитесь, сыны человеческие!» (Пс. 90:4) содержится указание на реинкарнацию. Первоисточник подразумевает или возвращение умирающих людей в смысле Екклесиаста: «И возвратится прах в землю, чем он и был; а дух возвратился к Богу, Который дал его» (Еккл. 12:7), или же слово «возвратитесь» может относиться к рождению новых, других людей: «Род проходит, и род приходит, а земля пребывает во веки» (Еккл. 1:4).

Зато весьма примечательно предсказание, завершающее последнюю пророческую книгу (Мал. 4:5): «Вот, Я пошлю к вам Илию Пророка пред наступлением дня Господня, великого и страшного». Это, по всей вероятности, говорит о том, что возвращение в новую земную жизнь в принципе возможно, пусть даже и в исключительном случае». Таким образом, в силу этого в Ветхом Завете появилась отправная точка для того, чтобы рассматривать теорию перевоплощения, которая впоследствии «играет определенную роль в тайной доктрине иудаизма, ярче всего в каббалистической школе Лурии (1534-1572) в Сафеде». Идея о воплощении Илии Пророка в Иоанне Крестителе исторически связывает Ветхий Завет с Новым Заветом. В Новом Завете в случае Илии-Иоанна мысль о перевоплощении, как многие считают, прямо высказал сам Христос. «Если, по Евангелию от Иоанна, Креститель на вопрос «Что же? Ты Илия?» отвечает: «Нет» (Ин. 1:21), то это всего лишь

означает, что ему самому неизвестно, Илия он или нет. Позднее же, считают сторонники теории реинкарнации, сам Христос прямо отождествляет Илию с Иоанном: «Он есть Илия» (Мф. 11:14). Интересно, что этому изречению предшествует фраза: «И если хотите принять». «Таким образом, именно эта истина перевоплощения высказана с известной осторожностью, с деликатным уважением внутренней свободы слушателей, которую не должен подавлять авторитет. Ученики могут какое-то время жить с этими словами, которые они для начала только приняли к сведению, не связывая себя поспешным догматическим согласием или отрицанием. Лишь позже настанет миг, когда ненавязчиво преподанная ученикам истина «прорастет» в их душе. Происходит это когда они спускаются с горы Преображения - «тогда ученики поняли, что Он говорил им об Иоанне Крестителе» (Мф. 17:13), когда они спрашивали Его об Илии. Возникает впечатление, что именно в этом единственном великом примере реинкарнации в Новом Завете дается впечатляющий образец того, как в будущем содержание сверхчувственного познания будет сообщаться людям: не через авторитарную догму, не путем уговоров, но путем свободного ознакомления: «И если хотите принять». Любопытно, что и фраза, которую Христос произносит вслед за словами об Илии-Иоанне: «Кто имеет уши слышать, да слышит!» (Мф. 11:15) впервые встречается как раз здесь, в том месте, где Христос говорит об х Илии-Иоанне. В Евангелии от Матфея символика чисел играет не последнюю роль. Он приводит ее затем еще дважды, так что в целом получается триада. Во второй и в третий раз эта фраза встречается сначала в притче о семенах, упавших на разную почву: то, что упало «на добрую землю и принесло плод: одно во сто крат, другое в шестьдесят, иное же в тридцать. Кто имеет уши слышать, да слышит!», а затем в притче о пшенице й плевелах. «При кончине века сего... праведники воссияют, как солнце, в Царстве Отца их. Кто имеет уши слышать, да слышит!» Произнесенные трижды, эти слова связывают факт перевоплощения, возможность роста и

плодоношения и, наконец, окончательное Преображение в солнце в Царстве Отца».

Где бы ни зашла речь о реинкарнации, тотчас неизбежно возникает мысль, что земные жизни связаны одна с другой, что здесь непременно должно иметь место что-то вроде взаимосвязи причины и следствия. Высказанная апостолом Павлом универсальная истина «что посеет человек, то и пожнет» выражает также и основной закон кармы. Однако и здесь внехристианский подходне сможет полностью овладеть фактическим материалом. «Карма являла себя как автоматический карающий механизм. Беду, случившуюся в данной жизни, можно было рассматривать лишь с точки зрения «кары» за грехи прошлой жизни. Это, однако, только один возможный вариант. Именно в этом смысле Христос говорит исцеленному в купальне Вифезда: «вот, ты выздоровел; не греши больше, чтобы не случилось с тобою чего хуже» (Ин. 5:14). В древнем учении о карме эта закономерность считалась действенной в повторных земных жизнях». Но по мнению некоторых исследователей, в частности Рудольфа Штайнера, воплощающаяся душа даже без необходимости ее наказания ищет препятствий и бед на земле, для того чтобы на будущее скопить, собрать силы для борьбы с негативным развить силы преодоления. Может быть, так происходит именно в случае незаслуженных страданий, «заслуженные же страдания изживаются покаянием». Такую возможность незаслуженного несчастья ради грядущего спасения и имеет в виду Христос, когда говорит о слепорожденном: «Не согрешив ни он, ни родители его, но это для того, чтобы на нем явились дела Божии». Оба утверждения справедливы и для повторных земных жизней, в них-то они только и обретают полную конкретность, по выражению Рудольфа Штайнера.

Чтобы опровергнуть идею реинкарнации,, часто вспоминают еще один стих: «И как человекам положено

однажды умереть................ так и Христос, однажды принеся

Себя в жертву, чтобы подъять грехи многих, во втррой раз явится...»

Именно в этом Послании к Евреям в связи с деянием Христа вновь и вновь употребляется слово «однажды», т. е. Послание стремится ясно показать, что для Христа облечение в смертную плоть совершено на Голгофе однажды и навсегда и что «второе пришествие» станет духовным событием, происходящим в совсем иных условиях. В качестве примера необратимой категорической однократности Послание рассматривает переживание смерти, завершающей жизнь земного человека как события необратимого и однократного.

В Послании к Евреям апостол Павел, разумеется, не помышляет о повторных земных жизнях, что вообще характерно для всего Нового Завета. Однократная смерть, являющаяся абсолютным окончанием данной земной жизни, упоминается здесь просто для сравнения. Мысль о реинкарнации никоим образом не затрагивает этого переживания единственности. Человек как данная, определенная, уникальная личность умирает только один раз. В следующем воплощении проходящая сквозь вечность индивидуальность создаст себе новую личность. Но смерть каждый раз есть нечто однократное, единственное. «А потом суд», - говорится далее и это утверждение вовсе не противоречит идее перевоплощения. Вслед за смертью начинаются серьезнейшие испытания. Ведь в Новом Завете представление о Страшном суде не исключает, что «уже сейчас», сразу после смерти, происходит «суд». И даже в земной жизни бывают минуты, когда человек может в глубоком потрясении пережить «суд». Когда Петр припал к коленям Иисуса и сказал: «Выйди от меня, Господи! Потому что я человек грешный!» (Лк. 5:8), для него это был суд. Таким образом, приведенный стих Послания к Евреям не содержит ничего такого, что исключало бы возможность повторения земных жизней».

«Чаю воскресение мертвых и жизни будущего века» - говорит символ Веры Церкви, которое говорит не о спасении от мира, а о спасении, просветлении Вселенной. По мнению еще одного исследователя, Б. Вышеславцева, «Христианство может принять в теории реинкарнации лишь мысль о глубокой связи, существующей между личными «я». Но оно раскрывает эту связь через таинство евангельской любви. В ней, по словам христианского философа, «взаимопроникновение душ несомненно существует», но это не является «перевоплощением» одной индивидуальности в другую, так как это просто невозможно, потому что индивидуальность - это именно эта индивидуальность, а не другая. «Оно есть нечто гораздо более чудесное, именно жизнь и действие одной индивидуальности в другой и через другую в силу взаимной проницаемости духов» (Б. Вышеславцев. Бессмертие, перевоплощение и воскресение).

Чтобы опыт прошлой жизни мог стать основой для деятельности в настоящей жизни, он должен храниться по крайней мере в подсознании. Но индивидуальное подсознание, по мнению Вышеславцева, необходимо связано с индивидуальным организмом. Таким образом, смерть человека это не есть полная утрата организма; те или иные субстанции, близкие к человеку и образующие вместе с ним высшее управление телом, остаются, если не все, то некоторые из них, и после смерти его союзниками, чтобы строить новую жизнь как продолжение богатой предыдущей жизни.

Довольно целесообразно то, что человек забывает прошлую жизнь и вместе с тем она сохраняется в подсознании. Таким образом последующая жизнь не омрачена памятью о прошлой жизни, возможно, не самой приятной. ЕщечФрейд писал о подсознательном вытеснении неприятных моментов в подсознание, и многие согласны с тем, что это оправданно. Вместе с тем прошлое, даже вытесненное, продолжает влиять на сознание.

И все же необходимо заметить, что иногда некоторые моменты прошлого имеют ценность сами по себе, а не только как бессознательный источник каких-либо смутных ощущений или навыков. Человеческое «я», находящееся вне времени, связано с прошлым во всей своей полноте, и на более высоких ступенях его развития, прошлое можно вспомнить. Подобные воспоминания возникают тогда, когда это становится необходимым для последующего развития.

Все живущие на земле люди связаны со всеми предыдущими личностями. Если человек сможет побороть собственный эгоизм, он избежит опасности и не лолучит какие бы то ни было психические травмы. Чтобы понять смысл жизни и всего того, что в ней происходит, нужно иногда вспомнить и понять прошлое - как свое, так и чужое. Таким образом, у достаточно развитых духовно людей воспоминания возникают во всей их полноте.

В древней христианской литературе, в частности в трудах Энея из Газы и Готина Философа имеются возражения против теории реинкарнации. Основное из таких возражений - то, которое мы уже рассматривали не один раз: наказание без памяти о том, в чем, собственно, заключается вина человека, было бы несправедливым и бессмысленным. К тому, как уже говорилось по этому поводу раньше, можно добавить, что это возражение справедливо только в отношении тех теорий, которые гласят, что наказание на провинившегося налагается извне. Но большинство признает, что наказания имеют имманентную природу, т. е. вытекают естественным образом из того, что заключает в себе провинность и какими духовными качествами и пороками она вызвана. Таким образом, наказание налагается только в том случае, если душевный порок сохранился и перешел в новую жизнь, то есть, если он не был преодолен в предыдущем воплощении. Напротив, если дурная наклонность была исчерпана, искуплена и преодолена в прошлой жизни, то она не повлечет за собой наказания в последующей жизни.

В сборнике «Переселение душ» в статьях С. JI. Франка и Н. А. Бердяева есть еще одно .излюбленное возражение против теории перевоплощения. Оно основывается на том, что человек сотворен «по образу и по подобию Божию». Франк говорит: «еврейское ветхозаветное представление об особом творении человека по образу и подобию Божию» есть «учение о принципиальном, неизгладимом различии между человеком и всеми остальными живыми существами». Точно так же рассуждает и Бердяев: «человек не произошел из низших сфер космической жизни, он сотворен Богом и несет в себе образ и подобие Божие».

Против этой точки зрения тоже можно найти контраргументы. Заключается он в том, что слова Библии о сотворении человека по образу и подобию Божию принято толковать в том смысле, что человеку дан от Бога актом творения «образ Божий», что же касается «подобия Бо- жия», то человек должен достичь его самостоятельно. Есть теория, что процесс такой эволюции несовершенных существ происходит в результате транскреации, то есть дополнительного творческого акта Бога. «Впервые вследствие этого акта «земля», т. е. несовершенное существо становится способным, опираясь на образ Божий, идти в направлении к подобию Божию. Отсюда понятно, почему эта ступень эволюции так подчеркнута в книге Бытия, из чего, однако, не следует, будто остальные существа сотворены не по образу Божию. Согласно персонализму, все субстанциальные деятели суть личности, следовательно, все они имеют те свойства, которые можно назвать образом Божиим. Это - сверхвременность, сверхпростран- ственность, сверхкачественная творческая сила, свобода воли. Если даже падший ангел, дьявол, не утрачивает этого образа Божия, - да и немыслимо, чтобы что-либо сотворенное Богом погибло, - то и электрон и всякое существо, на какой бы ступени развития оно ни стояло, может иметь в себе образ Божий в этом смысле слова».

Франк считает, что каждая индивидуальность единственна и неповторима, и утверждает, что вера в перевоплощение в другое человеческое существо с этою мыслью несовместима. В. В. Зеньковский в своей статье особое внимание уделяет рассмотрению вопроса о единстве и самотождественности личности. При этом он имеет в виду не только единство сознания, но еще и утверждает единственную связь личности с одним определенным телом. «Тело наше, - говорит он, - тоже личностно - оно служит проводником во внешнем выражении личности того, что наполняет ее внутри, оно не приклеено к личности, а есть живая часть личности, органически в нем живущая». «Человек живет единой (хотя и сложной) жизнью; его телесная, душевная и духовная жизнь есть одна жизнь, а не три жизни, протекающие одна рядом с другой». «Учение о перевоплощении, - продолжает он, 1- как раз не исходит из идеи о неотъемлемой связи тела и духа в человеке, - оно признает возможной полную и богатую жизнь духа вне тела, но в то же время утверждает, что дух наш, по освобождении от тела и души, испытывает потребность вновь иметь тело и душу. Эта потребность не вытекает из природы человеческого духа, а обусловливается так называемым действием кармы». Согласно закону кармы дух неизбежно после смерти вновь воплотится в эмпирическую оболочку, но совершенно новую. Каждое «я» в любом своем воплощении живет и развивается так, как если бы оно впервые явилось на свет. «Если дух может продолжать свое существование в разных воплощениях, - то это означает столько же независимость и внутреннюю отдельность духа от его эмпирии, сколько и отдельность эмпирии от духа. Здесь лежит корень учения, неустранимого для всей доктрины перевоплощения, о существенной разноприродности и отдельности равных «сторон» в человеке».

Соображениям Франка о единственности и неповторимости человеческого индивидуума, а также мыслям Зеньковского о неразрывной связи духа и души с телом противопоставляется учение о том, что всякая личность есть существо единственное, неповторимое и незаменимое по своей ценности, но полная реализация и совершенствование индивидуальности человека достигается личностью при полнейшем и совершенном освобождении от эгоизма. Все развитие личности, как бы оно ни было сложно, совершается как единое целое под руководством одной и той же индивидуальной идеи, служащей для нее как бы маяком.

По мнению данных исследователей, личность не входит в готовое тело, а сама строит свое тело, привлекая к себе союзников, соответствующих ее типу жизни. Даже смерть не является полным развоплощением: часть тела не покидает ее и вместе с нею начинает строить новое тело. Этот процесс в приближенном рассмотрении есть то же самое, что происходит и в течение каждой конкретной единичной жизни, когда совершается переход от детского тела к телу взрослого человека, ежедневно и ежеминутно в процессе дыхания и питания одни части тела удаляются, а другие элементы среды становятся на их месте. Поэтому Лейбниц сравнивает смерть с внезапным похуданием, рождение, т. е. новое воплощение, с ускоренным ростом.

Единственность, своеобразие связи тела и духа категорически отвергаются теорией перевоплощения, как считает Зеньковский. Это его возражение направлено против учения основателя антропософии Р. Штейнера. «В самом деле, от рождения и до смерти человек имеет одно и то же тело, не в том смысле, что все части его сохраняются, а в том смысле, что «эйдос» тела, т. е. индивидуальная идея связи его частей сохраняется даже и при таком изменении, как его тело в юности и потом в старости. В еще более значительной степени меняется тело при переходе к новым воплощениям, но индивидуальная идея его при всех этих реализациях ее сохраняется.

Многие философы и богословы говорят, что человек состоит из духа, души и тела так, как будто это три разные субстанции. В действительности отдельных души и духа нет: существуют духовные и душевные процессы, творимые человеческим я. Что касается нашего союзного тела, оно действительно состоит из самостоятельных субстанциальных деятелей, но таких, которые привлечены нами самими и более или менее верно служат нам, как органы наши».

Бердяев считает, что «христианства ставит человека непосредственно лицом-к лицу пред Богом». «Это отношение нельзя понимать эволюционно. Всякое эволюционное понимание означает засилие и господство космоса». Это замечание Бердяева направлено против теорий перевоплощения, защищаемых теософами и антропософами. Противники теории перевоплощения говорят, что такое событие в жизни личности, как брак, должно быть единственным, а если допустить перевоплощение, то возможны новые и новые браки в дальнейших этапах жизни. «По этому поводу следует заметить, что и в течение одной человеческой жизни даже Церковью разрешаются два или три брака. Мало того, в некоторых случаях Церковь разрешает развод. Во всех этих случаях можно сомневаться в том, был ли брак подлинным таинством единения двух личностей на основе настоящей индивидуальной личной любви. Как уже сказано выше, возможно, что при наличии такой любви сама смерть не разлучает супругов, их личности вступают в нерасторжимый союз и в новом воплощении они вместе строят новое тело, именно тело более сложное, чем человеческое».

Г. Флоровский говорит не только о невозможности перевоплощения, но и о том, что оно бессмысленно и не нужно, потому что «одной жизни вполне достаточно, чтобы сделать свой выбор». Также он говорит, что «христианский опыт свидетельствует о недомыслимой косности и упорстве воли... С этим и связан таинственный парадокс покаяния. Упорствующий грех и во всеобщем восстановлении останется неисцеленным. Но грех рас- каянный оставляется во едином часе». В самом этом рассуждении Флоровский признает, что, «несмотря на косность и упорство воли, свобода ее сохраняется и возможен акт покаяния, преодолевающий злую страсть». Поэтому, согласно учению о перевоплощении, Бог не отворачивается сразу от человека, сделавшего неправильный выбор, а дает ему возможность путем продолжения жизни в новых условиях и при новом опыте раскаяться и достичь высшей степени духовного развития. «Мало того, когда акт покаяния уже освободил человека от злых страстей, все же человек обладает столь ограниченными силами, что способность его управлять природою, способность познавания и другие деятельности остаются еще весьма невысоко развитыми.. Вложить в него извне все эти способности, необходимые для жизни в Царстве Божием, невозможно; человек должен свободно и самостоятельно развить их в себе путем длительных и все усложняющихся упражнений, что и достигается путем перевоплощений, ведущих от человеческого к сверхчеловеческому типу жизни».

Противники теории перевоплощения говорят также, что оно ведет к уменьшению чувства ответственности у человека. Професор Павел Сивек в своей статье, посвященной реинкарнации, пишет, что, согласно христианскому учению, человеку дана «одна жизнь: упустишь, никогда не вернешь» и заслужишь суровую кару - вечные муки в аду, тогда как, согласно учению о перевоплощении, вечных мук нет, наказание за грехи - временное и не столь уж тяжелое по сравнению с вечностью, множество перерождений обеспечивает в конечном итоге вечное блаженство. Но на это говорят следующее: «Слова о механизме реинкарнаций, обеспечивающем вечное блаженство, могут относиться только к детерминистическим теориям совершенствования личности. Каждый шаг личности в направлении к Царству Божию есть подвиг и каждый шаг назад ведет за собою ...страдания, соразмерные с грехом, тогда как угроза бесконечными во времени жестокими муками противоречит справедливости и благости Божией. Что же касается уменьшения чувства ответственности при мысли, что .найдется еще в будущей жизни время исправить свои недостатки, возможны случаи такой небрежности и беззаботности о настоящем. Но следует помнить, что грешный человек под влиянием тех или других страстей умеет исказить всякую истину и использовать для зла всякое добро, лишь бы удовлетворить свои дурные наклонности. Однако нормально и естественно мысль о продолжении ^творческой жизни после смерти защищает от уныния и упадка духа при наблюдении своих недостатков и таким образом поднимает силу для борьбы с ними уже в настоящем».

П. Сивек в этой же статье утверждает, что, согласно учению о перевоплощении, каждый человек должен искупить свои грехи сам, и никакого замещения эта теория не признает. По этому поводу надо напомнить, что, «согласно христианскому учению, Христос взял на Себя грехи мира и искупил нас, но мы со своей стороны должны свободно и творчески усваивать это искупление и все свои долги должны уплатить «до последнего кодранта», как это сказано в Евангелии».

Как уже говорилось, различие в талантах или недостатки людей связаны с их прежними воплощениями. В упомянутом выше «Словаре католической теологии» различие благ, которыми наделены люди, объясняется так: Бог дает блага даром, и потому неравенство даров, посылаемых им, нельзя считать несправедливым. К тому же, сказано в этой энциклопедии, «нельзя делать все части мира равными друг другу». В ответ на это сторонники реинкарнации отмечают, что «части мира, творимые Богом, должны быть различными, но они могли бы при этом быть равноценными. Если же эти различия таковы, что один ребенок посылается Богом в благородную порядочную семью, а другой в семью преступных алкоголиков, один ребенок рождается с высокими интеллектуальными способностями, а другой - с мало развитыми, то эти различия, если они творятся Богом, противоречат Божественной благости. Согласно же теории перевоплощения, все эти различия создаются свободно самим воплощающимся существом и оно само ответственно за них».